Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

3. Савиры

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

Из перечисленных выше племен, появившихся в степях Каспийско-Азовского междуморья во второй половине V в., больше всего сведений сохранилось о савирах. Это было довольно крупное объединение воинственных кочевников, привлекшее к себе внимание как Византии, так и Ирана в качестве желанного союзника в бесконечных войнах, которые велись между этими государствами. Хотя сведения о савирах ввиду этого очень односторонни и обрисовывают только их роль в этих войнах, тем не менее в них проскальзывают и некоторые данные, относящиеся к внутреннему строю и культуре этих варваров.

Изгнанные из Западной Сибири, савиры обосновались в юго-восточной, прикаспийской части европейских степей и завладели долиной вдоль Каспийского моря и Кавказских гор до Дербента [+1]. Еще в 504 г., по словам Прокопия Кесарийского, одного из наиболее блестящих представителей византийской историографии VI в., шах персидский Кавад должен был прервать удачный поход против Византии для того, чтобы {69} вести продолжительную войну в северных областях своего царства [+2], т. е. в Закавказье, вероятно, с вторгшимися туда савирами.

В царствование Кавада произошла решительная перемена во внешней политике Ирана. Этому шаху, в молодости находившемуся заложником у эфталитов, а затем в 498 г. с их помощью вернувшему престол, с которого он был свергнут, удалось установить прочный мир на восточной границе Ирана и благодаря этому активизировать борьбу с Византией; главной ареной ее стало Закавказье. Византия искала себе поддержку среди кочевников, висевших над северной границей Ирана. В свою очередь и Иран старался использовать их в своих целях.

По сообщению Захария Ритора, на 13-м г. царствования императора Анастасия (в 513 г.) гунны прошли через ╚ворота╩, охраняемые персами. При переговорах с Ираном они заявили, что им недостаточно того, что им дает Иран ╚как подать людям-варварам╩, которые подобно злосчастным зверям изгнаны богом в северо-западную страну. ╚Мы живем оружием, луком и мечом и подкрепляемся всякой мясной пищей╩, ≈ говорили гунны о себе. Византийский император обещал им увеличить подать, если они разорвут дружбу с Ираном. ╚Поэтому, ≈ требовали гунны, ≈ или дайте нам столько, сколько обещают римляне, или принимайте войну╩. Шах обещал дать им столько, сколько они хотят, но, когда гунны рассеялись, напал на оставшихся. Тем не менее, по словам сирийской хроники Захария Ритора, персы были разбиты [+3].

Вероятно, в связи с этим стоит поход на Закавказье в 515 г. гуннов-савир, которые впервые появляются под этим именем в сообщениях византийских писателей о нападениях гуннов на Закавказье. Комес Марцеллин под этим годом говорит о нападении гуннов-савир на Армению и Малую Азию [+4].

Два других византийских хрониста сообщают об этом же походе под 516 г. Это ≈ Малала [+5] и Феофан Исповедник [+6]. Под 508 г. (6008 г. от сотворения мира; хронология Феофана отстает от действительной на 8 лет) [+7], у Феофана значится: ╚Гунны, называемые савирами, проникли за Каспийские ворота в Армению, опустошили Каппадокию, Галатию и Понт и остановились почти у самой Евхаиты [+8]. Это было уже нападение не на Иран, а на владения Византии. По-видимому, Ирану все же удалось перетянуть савир на свою сторону.

Далее под 521 г. Феофан приводит рассказ о царе гуннов Зилигде, которого император Юстин склонил было воевать с персами, но который, получив дары от Кавада, перешел на сторону последнего и с 20-тысячным войском выступил против Византии. Тогда Юстин сообщил Каваду, {70} что гуннский предводитель задумал изменить персам и предложил ему лучше заключить мир, чем позволять варварам играть собою. Разгневанный Кавад уничтожил Зилигда и его войско [+9].

Карта 2. Восточная Европа и Средняя Азия в V в. (104 KB)

В 527 г. гуннами-савирами правила вдова князя Болаха, по имени Боарикс. Она заключила союз с Византией и, когда Кавад склонил двух вождей других гуннских племен помочь ему в войне с Византией, напала на них. Одного ≈ Глома ≈ она убила, а другого ≈ Тираниса ≈ захватила в плен и в оковах отослала в Константинополь, где он был подвергнут мучительной казни [+10]. Из сообщения Феофана следует, что гунны Глома и Тираниса жили далее, в глубине страны. Они были разбиты, когда шли на помощь персам через землю савир, занимавших подступы к проходу вдоль Каспийского побережья.

Союзные отношения Византии и савир не помешали большому отряду последних появиться в 528 г. в персидском войске, вторгшемся в Армению [+11]. В 531 г. в иранском войске также находился 3-тысячный отряд гуннов-савир ≈ ╚народа самого могущественного╩, по словам Прокопия, нанятого для войны с Византией [+12]. Ложный слух, распространенный тогда византийцами о том, что ожидаемые персами союзные гунны подкуплены империей и будут действовать на ее стороне, вызвал серьезное замешательство в персидском войске, осаждавшем Мартирополь [+13]. На самом деле гунны и не помышляли об измене нанявшим их персам, но явились тогда, когда между Ираном и Византией был заключен мир и их союзники отступили [+14]. Это не обескуражило савир. По сведениям Захария Ритора, гунны вторглись в византийские области и достигли Антиохии, не встречая сопротивления. По пути они жгли поселки и истребляли сельское население. Только на обратном пути дукс Мартирополя Бесса {71} напал на них, уничтожил 500 всадников и обогатился захваченной добычей. Оставшихся потрепал еще один дукс из крепости Китагир. Ему удалось отбить у них вьючных животных [+15].

Особенно ярко обрисовано участие савир в войне Византии с Ираном из-за Лазики (550≈556 гг). Царь лазов Губац, узнав о намерении Хосроя заселить Колхиду персидскими колонистами для того, чтобы, во-первых, превратить ее в плацдарм для войны с Византией и, во-вторых, в оплот против кавказских варваров [+16], просил помощи у Византии и заключил союз с уцелевшими в центральной части Северного Кавказа аланами и с савирами. За триста фунтов золота они согласились не только защищать вместе с лазами Колхиду, но и опустошить Иверию, находившуюся во власти Ирана и служившую персам базою для вторжения в Лазику. Эти деньги Губац обещал аланам и савирам от имени Византии, но с выплатой их вышла задержка [+17], вследствие чего аланы перешли на сторону персов, и в армии последних оказалось также 12 тысяч союзных савир [+18].

Когда, наконец, Юстиниан прислал деньги для савир, то за получением их к византийскому войску, осаждавшему город Петру в Лазике, прибыли три савирских вождя с небольшими отрядами. Видя безуспешные попытки греков установить стенобитные машины, они показали им как следует делать легкие переносные тараны, с помощью которых римляне и ворвались в город [+19]. Командующий персидской армией Мерверой не доверял явившимся к нему другим савирам и, опасаясь измены, {72} оставил при себе только 4 000 чел., остальных же богато одарил и отпустил домой [+20]

Иллюстрация. Портрет Юстиниана I. Мозаика в церкви Виталия в Равенне, VI в. (179 Кб)

С оставшимися савирами персы осадили Археополь и поручили своим союзникам строить такие же стенобитные машины, какие римляне успешно применили при штурме Петры [+21]. Потерпев и здесь неудачу, персы отступили и, проведя зиму 552/3 г в Кутаиси, весной {73} получили новое большое подкрепление от савир, нанятых Хосроем [+22]. Однако и новое наступление персов не имело успеха. Преследуя отступающих, византийцы многих перебили; в одном тесном проходе был убит предводитель савир, из-за тела которого разгорелась ожесточенная схватка, пока персы и савиры не отразили византийцев и не отбили труп савирского вождя [+23].

В течение той же войны, в 555 г. двухтысячный отряд тяжеловооруженных савир оказывается на стороне Византии. Им командовали Баимах, Кутилзис и Илагер [+24]. В дальнейшем савиры опять выступают то на стороне Ирана, то Византии, тогда как аланы держат сторону Византии.

Из приведенных данных особо следует отметить искусство савир в сооружении осадных орудий оригинальной конструкции, подробно описанной Прокопием [+25]. Эти орудия получили признание как со стороны греков, так и персов, обладавших большим и давним опытом военно-инженерных сооружений. Об определенном воинском порядке у савир свидетельствует эпизод с неудачным ночным нападением на их лагерь во время войны в Лазике. Временный лагерь савир в лесу, состоявший из шалашей, оказался тем не менее окруженным крепким частоколом [+26]. В другом случае савиры разместились на холме, обведенном низкой стеной [+27].

Характеризуя савир, Прокопий говорит, что они являются гунским племенем, живущим около Кавказских гор. ╚Племя это очень многочисленно, разделяется, как полагается, на множество самостоятельных колен. Их начальники издревле вели дружбу одни ≈ с римским императором, другие≈с персидским царем. Из этих властителей каждый обычно посылал своим союзникам известную сумму золота, но не каждый год, а по мере надобности╩ [+28]. То же самое повторяет и Агафий: савиры народ ╚величайший и многочисленнейший, весьма жадный до войны и грабежа, любящий проживать вне дома на чужой земле, всегда ищущий чужого, ради одной только выгоды и надежды на добычу присоединяющийся то к одному, то к другому и превращающийся из друга во врага. Ибо часто они вступают в битву в союзе то с римлянами, то с персами, когда те воюют между собой, и продают свое наемное содействие то тем, то другим╩ [+29].

Преимущественная связь савир с Ираном вытекала из их местоположения на северной границе этой державы. Непосредственные сношения с Византией были затруднены отсутствием общей границы. Находясь в {74} союзе с империей, они могли выступать против персов только самостоятельно, но их вспомогательным отрядам было трудно пробраться к византийскому войску в то время, когда занимавшие горные проходы в Западное Закавказье аланы не поддерживали империю и не пропускали свободно их через свою страну. Этим именно и объясняется то, что савирские отряды чаще находятся у персов, чем у греков, хотя Византия и тратила немало средств, чтобы привлечь их на свою сторону. Следует также учесть и отмеченную Прокопием раздробленность савир по коленам, каждое из которых самостоятельно решало вопросы войны и мира. Это, конечно, не значит, что савиры никогда не выступали как единое племя, но такое объединение было, очевидно, временным и непрочным.

Иллюстрация. Вещи с эмалью. Кавказ, V в. (188 Кб)

Сдвинутые савирами оногуры, состоявшие, как показывает название из 10 племен или колен, заняли западную часть степей {75} Азовско-Каспийского междуморья. У Моисея Калапкатуйского и Степаноса Орбелиани сохранилась легенда, восходящая к недошедшему до нас сочинению Петроса Картога, писателя первой половины VI в. [+30]. Это обработанное им народное сказание о сюнийских князьях. Здесь говорится о нападении хазар, имя которых, вероятно, привнесено позднейшим автором, и о нашествии после них ╚гунна из гуннов по имени Х'онагур╩. Он вызвал царя персов Шапура (Шапуха II, 309≈380 гг.) на единоборство. ╚И одел гунн свой доспех... свой чрезмерно высокий и широкий стан покрыл броней и грозную голову железным шлемом с гвоздями, и лоб свой защитил медным забралом, и в руки взял ужасающее копье с кедровым древком, и опоясался огненно-кровавым мечом, ≈ он нагнал страх на все войско индийцев, персов и ариев╩. Армянский князь Бабик принял дерзкий вызов и сразил Х'онагура [+31]. Сам по себе этот эпизод, сходный со многими другими подобного рода единоборствами, обычными в народных сказаниях, не представляет интереса. Здесь привлекает внимание только наименование гунна Х'онагура, безусловно передающее этническое имя гуннов-оногур, вероятно, ставшее известным армянам не ранее нашествия их совместно с сарагурами на Закавказье в 466 г. Византийский историк Агафий упоминает под 554 г. крепость Оногурис в Лазике севернее Риона, названную так, как он думает, в честь победы, некогда одержанной колхами над гуннами-оногурами [+32]. Страна Оногория к востоку от Азовского моря была известна еще в VII в. анонимному автору Равеннской космографии [+33]. Однако оногуры, как и сарагуры, скоро утратили самостоятельное значение и на время исчезли со страниц истории.

Что касается явившихся вместе с сарагурами и оногурами урогов, то это название еще В. В. Радлов признал ошибочной транскрипцией названия угур, по его мнению ≈ уйгур. Однако с еще большим основанием в угурах можно усмотреть огор, угров, в 50-х гг. VI в. выступающих в степях Поволжья и Южного Приуралья в виде совокупности племен со своими частными наименованиями. По словам византийского историка Феофилакта Симокатты, ╚это одно из самых сильных племен в силу своей многочисленности и благодаря военным упражнениям в полном вооружении. Они живут на востоке, там, где течет река Тиль, которую тюрки обыкновенно называют Черной╩ [+34]  Тиль в данном случае может означать Волгу ≈ Итиль [+35]. {76}

Иллюстрация. Золотые вещи с инкрустациями из находки на р. Морской Чулек близ устья Дона, VI в. Эрмитаж (162 Кб)

{77}Сарагуры и оногуры так же, как и потеснившие их савиры, вышли из одной и той же, подвергшейся более или менее сильной тюркизации угорской (угрской) среды. Они представляли собой новую волну азиатских кочевников, поднятых гуннами и через сто лет после них хлынувших в степи Восточной Европы по проложенному последними пути, но со значительно меньшей силой. В этническом отношении они не отличались существенным образом от гуннов и поэтому очень быстро смешались с остатками последних в Восточной Европе и по большей части поглотили их. Не отличались они от гуннов и по образу жизни и по уровню социально-экономического развития. Это были такие же кочевники, роды и племена которых возглавлялись наследственными старейшинами и вождями. Их объединения были неустойчивы и кратковременны, так как вызывались временными причинами, вроде совместного военного предприятия или победы одного племени над другим. Они были столь же воинственны, жадны на добычу и беспощадны к врагам.

Появление новых кочевых племен в степях Восточной Европы не привело к созданию здесь новой обширной империи. Кочевники остались разрозненными на отдельные племена и местные относительно небольшие и неустойчивые объединения. Самое значительное из таких объединений в степях Предкавказья в VI в. было создано савирами. В его составе среди других племен, вероятно, находились и специально интересующие нас хазары, однако, в течение всей первой половины VI в. ничем не заявившие о своем существовании.

{78}

Примечания

[+1] В так называемом ╚Новом списке Географии, приписываемой Моисею Хоренскому (ЖМНП, 1883, март) местоположение савир указано к востоку от царства гуннов, занимавших приморскую часть Дагестана между Дербентом и Буйнакском, до реки Талта (Атель≈Волга). ╚Царь их, ≈ говорится далее, ≈ называется каган, а жена кагана ≈ хатун╩ (стр. 31). Это последнее указание может относиться только к хазарам, из чего следует, что по местоположению савиры спутаны с хазарами. ╚Новый список╩ составлен не раньше конца VII в., когда савиры жили в Северном Дагестане и составляли то самое царство гуннов, по отношению к которому определяется их местоположение в этом источнике. (См. стр. 183 настоящей книги).

[+2] Прокопий. История войн с персами, стр. 101.

[+3] Н. В. Пигулевская. Сирийские источники, стр. 149≈150; Об анахронистическом приурочении этого события к Перозу, стр. 65.

[+4] Marceilinus comes, стр. 99.

[+5] Маlаlа, стр. 406.

[+6] Летопись Феофана, стр. 126.

[+7] Grimmeel. L'annee du monde dans la Chronographie de Theophane. Actes du IV Congres des Etuides Byzantines. Sofhia, 1935, стр. 406.

[+8] Летопись Феофана, стр. 126.

[+9] Там же, стр. 130.

[+10] Там же, стр. 136.

[+11] Ю. Кулаковский. История Византии, т. II, стр. 59.

[+12] Прокопий. История войн с персами, стр. 74.

[+13] Там же ,стр. 112.

[+14] Там же, стр. 114; Malala, стр. 472≈473.

[+15] Н. В Пигулевская. Сирийские источники, стр. 163≈164. ≈ С этим нашествием К В. Тренер связывает благочестивый рассказ в ╚Истории агваи╩ Моисея Калапкатуйского (Очерки, стр. 226≈230). В нем говорится о вторжении, видимо, через Дербент северных народов, полчищ фовельских и гуннских во главе с царем росмосоков. Расположившись близ г. Халхала, варвары разделились на три части, из которых одна направилась в Албанию, а другие в Армению и Иверию. В числе пленных, захваченных ордой, опустошившей Албанию, оказались два священника из числа трех, присоединившихся к ученикам Месропа Маштоца, когда те вскоре после смерти изобретателя армянского письма находились в Иерусалиме. Этим указанием определяется приблизительная хронология событий, о которых говорится в рассказе Моисея Каланкатуйского (История агван, стр. 71≈78). Они происходили вскоре после смерти Маштоца в 440 г., а, следовательно, не могут относиться к VI в. Предводитель гуннов под впечатлением мученической смерти не пожелавшей отдаться ему прекрасной пленницы Такучи и под влиянием упомянутых священников, принял христианство и имя Феофил. Вместе с ним в христианство перешли его сыновья и часть воинов. Когда гуннские отряды вернулись к месту сбора в области Ути, новокрещенный Феофил отказался участвовать в языческих жертвоприношениях. Царь Росмосоков приказал казнить его вместе с 30 товарищами и священниками. Два сына Феофила попытались бежать с полком агистратонским (≈святого воинства), но были настигнуты и перебиты. К. В. Тревер ошибается, полагая, что росмосоки и фовельцы представляли собою этнические наименования новых племен, обитавших к северу от Кавказа. Это традиционные библейские названия северных варваров (Иезекииль, 38, 2, 3; 39, 1 ≈ Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала, см. прим. К. Патканьян к ╚Истории агван╩, стр. 311≈312), под которыми скрываются подлинные имена завоевателей; судя по хронологии, это могли быть те же гунны хайлындуры, о которых рассказывает Елише.

[+16] Прокопий. История войн с персами, стр. 284≈285.

[+17] Там же, стр. 292≈293.

[+18] Он же, Война с готами, стр. 416.

[+19] Там же, стр. 407≈412.

[+20] Прокопий. Война с готами, стр 416≈417.

[+21] Там же, стр 419

[+22] Прокопий . Война с готами, стр. 431≈432. К этому же 552 г. относится большое нашествие хазар на Албанию (История агван, стр. 90). Они овладели всей Северной Албанией. Об отношении этих хазар к савирам см. стр. 126 настоящего труда.

[+23] Там же, стр. 432.

[+24] Агафий, стр. 88.

[+25] Прокопий. Война с готами, стр. 408.

[+26] Агафий, стр. 117.

[+27] Прокопий. Война с готами, стр. 402.

[+28] Там же, стр. 407.

[+29] Агарий, стр. 116≈117; Иоанн Малала (стр. 430) определяет число савир в 100 тысяч человек.

[+30] М. Абегян. История древнеармянской литературы, т. I, Ереван, 1948, стр. 339, сл.

[+31] История агван, стр. 82; М. Абегян. Ук. соч., стр. 342≈344. .

[+32] Агарий, стр. 73.

[+33] Ravennatis Anonimi. IV, 2, стр. 170≈171.

[+34] Феофилакт Симокатта стр. 160.

[+35] Н. W. Haussig (Theophylakts Excursiiber die Skythischen Volker. Byz., t. XXIII. Bruxelles, 1954, стр. 275≈462) отожествляет р. Тиль с р. Таримом в западном Китае и соответственно с этим там же помещает огор, по его мнению ≈ огуз. К сожалению, некоторые из фантастических заключений этого автора перенесены в советскую историческую науку: см. примечания к русскому переводу ╚Истории Феофилакта Симокатты╩.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top