Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

11. Царство гуннов в Северном Дагестане

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

В третьей четверти VII в. владетелем Албании, граничившей на западе с Иверией, на севере с Дербентом, а на юге простиравшейся до Аракса, был князь Джуаншср (636≈669 гг.). Он участвовал в борьбе Ирана с арабами, но, убедившись в безнадежности дела Сасанидов, вернулся на родину и, уничтожив находившийся в г. Партаве персидский гарнизон, па короткое время сделал свою страну независимой. Однако к середине VII в. здесь появляются арабы; албанские князья, как и армянские нахарары, вынуждены были признать власть завоевателей, но ненадолго. В 656 г. халиф Осман был убит, в халифате начались междоусобия и борьба за власть, которые в корне подорвали положение арабов в Закавказье. Закавказские феодалы вновь перешли на сторону Византии. Вместе с ними и албанский князь Джуаншер признал своим сюзереном византийского императора Константина II, за что и был сделан владетелем всей Албании [+1].

По-видимому, с неустойчивым положением в Закавказье следует связывать появление здесь хазар. Около 662 г. они вторглись через Дербент в Албанию, но были отражены Джуаншером [+2]. По всей вероятности этот набег не преследовал никакой другой цели, кроме ╚грабежа и добычи╩. В 664 г. нападение повторилось, но уже в более обширных размерах. По словам ╚Истории албан╩, ╚выступил царь гуннов с тьмою всадников╩. Прорвавшись через Куру до берегов Аракса, ╚гунны╩ захватили множество пленных и большое количество скота, пришедшего

{181}

Иллюстрация. Поединок богатырей. Серебряное блюдо из Пермской области. Эрмитаж (220 Кб)

в Мугапьскуго степь на зимние пастбища. ╚Царь гуннский╩ не довольствовался захваченной добычен, а добивался соглашения с албанским князем и предложил ему свидание для переговоров. Встреча состоялась, и переговоры закончились миром и браком албанского князя с дочерью ╚царя гуннов╩. Новый родственник вернул Джуаншеру 120 000 голов скота, 7000 коней и не менее 1200 пленных из числа захваченных в Албании [+3]. Это был уже не простой набег, а война с целью

{182}

Иллюстрация. Поединок богатырей. Деталь борта серебряного блюда из Тобольской области. Эрмитаж (130 Кб)

поставить Албанию в какую-то форму связи, скорее всего зависимости от ╚гуннов╩.

Армянские и арабские источники не отожествляют ╚гуннов╩ с хазарами. Страну гуннов армянские писатели указывают к северу от Дербента: ╚К северу (от Дербента), ≈ говорится в ╚Армянской географии╩, ≈ находится царство гуннов. На западе у Кавказа город гуннов Вараджан (Варачан), а затем города гуннов Чунгарс [+4] и Мсндр (Семендер)╩ [+5]. Эту же страну арабский писатель первой половины X в. Масуди называет царством Джидан, т. е. тоже гуннов. По его словам, это самое могущественное :из всех царств, находящихся в этих краях, т. е. на восточном Кавказе. Жители Бал-ал-абваба (Дербента) терпят, как он выражается, неприятности от его соседства. Столицею этого царства он называет город Семендер, который еще в его время (писал в 944 г.) был населен хазарами, а в прежнее время был столицею самих хазар [+6]. Поскольку, столицею царства гуннов армянских источников в VII в. выступает город Варачан, надо полагать, что сведения Масуди относятся к более позднему времени, когда центр этого царства переместился в Семендер, возможно, после того, как хазары перенесли свою столицу из этого города в низовья Волги.

Согласно другому арабскому писателю ≈ Ибн Хордадбеху (IX в.), царство, находившееся к северу от Дербента, называлось С-у-р, Савир или Сувар [+7]. Судя по этому наименованию, оно охватывало одно из подразделений болгар, ранее известное под именем савир. Византийские и армянские источники обычно называют савир гуннами. Естественно поэтому предположить, что ╚царство гуннов╩, о котором говорят армянские и арабские писатели, тождественно с царством савир Ибн Хордад-беха. Однако возможно и другое предположение, основанное на названии

{183}

столицы ╚царства гуннов╩≈Варачана. Это имя в различных вариантах упоминается не только в армянских, но и в византийских, в арабских и в еврейских источниках и, очевидно, связывается с названием страны Барсилия и подразделения болгар ≈ берсилиев, барсилов или берсула [+8], издавна находившегося в тесной связи с хазарами, выражавшейся, между прочим, в том, что жена хазарского кагана, хатун, бралась из этого племени [+9]. Вместе савиры и барсилы составляли то, что арабские писатели называли страной Беленджер. Следует добавить, что еще Казам-Бек читал это название в тексте Табари как ╚Бул-кер╩ или ╚Балк╩. Он полагал, что название ╚Беленджер╩ появилось вследствие небрежности переписчиков и из-за непонимания, в которое впали географы IX в. Беленджера, по его мнению, поддержанному Гар-кави, никогда не существовало [+10]. Если это так, если Беленджер всего только неправильное написание имени Болгар, то, следовательно, царство гуннов иначе именовалось царством болгар, название которых, как известно, очень часто сочеталось с наименованием гунны ≈ гунны-болгары. С другой стороны, несомненно, что савиры (сувары) и барсилы (берсула) относились к болгарским племенам.

Хотя хазары состояли в ближайшем родстве с болгарами, они все же отличались от дагестанских савир и барсил, представляя особое племя В рассматриваемый период времени хазары держали дагестанских гуннов, как и многие другие подразделения болгар, в политической зависимости от себя. ╚История албан╩ обрисовывает великого князя гуннов Алп-Илитвера (алп-ельтебера) вассалом хазарского кагана, иначе называемого в этом источнике ╚царем севера╩ или ╚царем туркестанским╩ [+11]. Нельзя, впрочем, не отметить, что различие в наименовании того и другого ≈ царя гуннов и кагана хазар ≈ проведено здесь весьма не отчетливо. Царь гуннов одновременно называется царем туркестанским и даже каганом, а каган хазар именуется царем гуннов [+12]. Тем не менее, наличие в северном Дагестане в VII в. особого, хотя и зависимого от хазар, княжества совершенно несомненно. Однако степень зависимости гуннского князя от хазар в это время, по-видимому, была не велика: он выходил на войну вместе с хазарами, вероятно, имел и еще какие-то обязательства, но, вместе с тем, по своей инициативе совершал походы, заключал договоры и вступал в союзы с соседними владетелями, что, например, имело место в отношениях Алп-Илитвера с князьями Албании. Как мы увидим ниже, гуннский князь мог изменить по своей воле даже религию.

В конце 60-х г. VII в. халиф Муавия I (661≈680 гг.) начал жестокую расправу с феодалами Закавказья за их измену халифату и переход

{184}

Иллюстрация. Сасанидский всадник. Серебряное блюдо. Эрмитаж (100 Кб)

на сторону Византии. Албанский князь Джуаншер, по словам Моисея Каланкатуйского, дважды путешествовал в Дамаск к халифу, ╚опасаясь, что полчища его, взяв страну его, попрут ее ногами. Хотя он мог призвать на помощь бесчисленные войска туркестанцев (хазар), но счел нужным подчиниться игу служения царя юга (арабов)╩ [+13]. По-видимому, Джуаншер не надеялся устоять против арабов даже с помощью хазар.

Характер отношений между Алп-Илитвером и албанскими князьями, с одной стороны, и между гуннами и хазарами, с другой, до некоторой

{185}

степени вскрывается при учете тех событий, которые последовали за смертью Джуаншера. В 669 г. Джуаншер был убит заговорщиками. Во главе Албании стал его племянник Вараз-Трдат (669≈699). Немедленно вслед за тем ╚полководец и великий князь гуннов Алп-Илитвср с многочисленным войском вторгся в Албанию, как бы отмщая за смерть Джуаншера╩ [+14]. Вараз-Трдат отправил к нему послом католикоса Елиазара с уверениями, что он не причастен к умерщвлению своего дяди и с предложением покорности и союза. Елиазару удалось склонить ╚кагана╩ к миру и дружбе с князем Албании, по всей вероятности, ценою подтверждения тех обязательств по отношению к гуннам, которые взял на себя еще Джуаншер [+15].

При халифах Язиде I, Муавии II и Мерване I, правление которых занимает время с 680 по 685 г., халифат вновь раздирали междоусобия. Воспользовавшись этим, Армения, Картли и Албания отпали от арабов и перестали платить подати и дань халифату[+16]. Другой заботой албан оставались ╚ежегодные╩ набеги гуннов. С целью установления с ними дружеских отношений и, если необходимо, закрепления их брачной связью между правителями обеих стран, Вараз-Т.рдат отправил к гуннскому князю Алп-Илитверу 'посольство во главе с епископом Исраелем.

После трудного пути в феврале 682 г. (62 год хиджры) [+17] посольство достигло столицы гуннов, ╚великолепного╩ города Варачана. С. Т. Еремян локализует его на месте современного города Буйнакска [+18], что представляется весьма вероятным. В городе до сих пор кое-где сохранились мощные культурные отложения средневекового периода, которые могут относиться к древнему Варачану. По сообщению ╚Истории албан╩, главе посольства епископу Исраелю удалось не только склонить князя гуннов к миру с Албанией, но и к принятию христианства. Под влиянием его проповеди Алп-Илитвер решил последовать примеру других стран, признавших эту религию, а в первую очередь примеру ╚великого царства Римского╩ (Византии) [+19]. Это сообщение не вызывает сомнений, так как близкое соседство с издавна (с IV в.) христианской Албанией несомненно вело к распространению христианства среди гуннов, о чем прямо говорится в приведенном в ╚Истории албан╩ письме

{186}

Алге-Илитвера к армянскому католикосу Сахаку [+20]. Христианство к северу от Дербента появилось еще в VI в. Понятно и стремление варварского князя закрепить свои связи с соседними государствами и свое место среди них, как равного.

О истории Хазарии VII в. очень мало данных. Тем большее значение поэтому имеют довольно подробные сведения о гуннах, этнически родственных не только с хазарами, но и с другими болгарскими племенами, входившими в состав Хазарии.

В рассказе о миссии албанского епископа Исраеля наиболее подробно говорится о религии гуннов. Особым почитанием у них пользовался бог Тенгрихан, которого они представляли в образе героя-исполина; персы его называли Аспандеат [+21]. По имени этот бог соответствует владыке неба Тенгри, известному еще у хуннов и тюркютов, и явно занесен на Кавказ теми или другими пришельцами из Азии. Гунны чтили бога громовика Куара и в случаях поражения молнией человека или вещи умилостивляли его жертвами. Равным образом обожествляли они солнце, луну, огонь, воду и т. п., чтили богов путей [+22]. Распространено было поклонение деревьям. Особенно почитался один высокий дуб, находившийся вблизи Варачана. Князь и дворяне, по словам ╚Истории албан╩, считали его ╚спасителем богов, жизнеподателем и дарователем всех благ╩ [+23]. С деревьями связывалось представление о Тенгрихане, которому приписывалось управление силами природы [+24]. Почитаемым деревьям и богам приносились в жертву лошади, кровь их проливалась вокруг дерева, а голову и шкуру жертвенного животного вешали на сучья [+25]. Священные деревья были неприкосновенными. Верили, что тех, кто, хотя бы по незнанию, возьмет от них сучья или ветки, ожидают страшные муки, бешенство и даже смерть [+26]. Кроме священных деревьев и рощ, у гуннов были капища и идолы [+27].

Имеются сведения, что в культовые действия у гуннов входили борьба и битва на мечах, причем противники выступали обнаженными один на один или группами, скачки на конях, игры, пляски и оргии. Сопровождалось все это звоном и грохотом барабанов [+28]. Большая часть этого рода культовых действий связывалась, по-видимому, с похоронами. В связи с этим же существовал обычай нанесения себе ран и увечий в знак скорби по умершему. В качестве охранительных амулетов гунны носили на себе золотые и серебряные изображения фантастических животных (драконов) [+29]. Были у гуннов и служители культа: жрецы, колдуны, чародеи и знахари, а также особые служители капищ

{187}

Иллюстрация. Золотые серьги из Камунты, VI≈ VII вв. Эрмитаж (206 Кб)

и деревьев. Интересно отметить, что чародеи в своих заклинаниях призывали силы земли [+30].

В свете изложенных данных религия гуннов выступает в формах обычных для варварского общества и находит себе многие соответствия в культовых обычаях, пережиточно сохранившихся на Кавказе. Те же общие формы, по-видимому, были свойственны религии тюрок, хазар и болгарских племен, насколько их религии известны по отрывочным письменным свидетельствам [+31].

Алп-Илитвер и его вельможи, приняв христианство, приступили к искоренению язычества. С их разрешения Исраель и его священники разрушили капища, срубили священные рощи и жестоко расправились со служителями старой религии ≈ жрецами и кудесниками, ≈ их сожгли на кострах, при дорогах. Вместо старых объектов поклонения были воздвигнуты новые: из священного дерева был сделан громадный крест, разукрашенный изображениями животных и блестящими крестами, которому и должны были теперь поклоняться новообращенные вместо дуба [+32].

{188}

Вслед затем Алп-Илитвер обратился к князьям и епископам Албании и Армении с извещением о своем вступлении в семью христианских государей, с просьбою об установлении в его стране епископства и о назначении главою гуннской церкви Исраеля. В ╚Истории албан╩ приведены копии писем Алп-Илитвера и армянского католикоса Сахака, которыми они обменялись по этому поводу. Исраель был назначен гуннским епископом и известен в албанской церкви в качестве просветителя гуннов и хазар [+33]; однако о последующей его деятельности среди новообращенных сведений не имеется.

Попутно с данными о религии северокавказских гуннов в рассказе об их христианизации приведены некоторые сведения о формах семейных и общественных отношений у этого народа. Так, упоминается об обычае, связанном, без сомнения, с многоженством и заключающемся в том, что жена умершего, не являющаяся матерью наследника, вместе с другим имуществом покойного переходит к его сыну. Наряду с многоженством у богатых и знатных существовало в качестве его противоположности многомужество: братья, не имевшие возможности обзавестись отдельными женами, брали одну общую жену[+34]. У гуннов были богатые и бедные, вельможи и простолюдины. В числе лиц, принимавших участие в переговорах с Исраелем и в посольстве к албанам и армянам, упоминаются гуннские князья или знатные вельможи: Тархан Овчи (Авчи), постельничий Читар-Хазр (Чатгасар) и Зурдкин-Хурсан [+35].

Изложенные данные о северокавказских гуннах представляют существенное значение для понимания взаимоотношений между хазарами и подчиненными им племенами, а равным образом для суждения о социальном строе Хазарии в целом. Вероятно, царство гуннов в его отношениях с хазарами не являлось исключением. Такие же формы зависимости существовали и для других племен, подвластных хазарскому кагану, вроде, например, кубанских болгар, во главе которых оставался сын Кубрата Батбай. Таким образом, Хазарская держава складывалась в виде обширной федерации племен, сохранявших в неприкосновенности свою внутреннюю организацию и даже значительную часть внешнеполитической самостоятельности в пределах подчинения верховной власти хазарского кагана.

У нас нет прямых указаний относительно социально-экономического строя древней Хазарии. Несомненно, однако, что он во многом сохранял еще старые патриархальные черты. Тем не менее, наличие так называемых тарханов свидетельствует о существовании и у гуннов и у самих хазар, как и тюрок, социального слоя, свободного от повинностей, которыми облагался ╚черный люд╩.

Можно полагать, что степень развития патриархально-феодальных отношений у разных племен Хазарии была не одинаковой, хотя бы вследствие различий в их хозяйстве. Загнанные в узкий проход между

{189}

морем и горами, гунны рано осели и наряду со скотоводством занимались земледелием. Арабские источники указывают в их стране много городов, т. е. укрепленных поселений. Археологические данные подтверждают это указание: к северу от Дербента имеется много ранне-средневековых поселений с мощными укреплениями. Здесь рано мог возникнуть и основной признак феодальных порядков ≈ собственность на землю, как условие дальнейшего усиления зависимости ╚черного люда╩. В степях Азовско-Каспийского междуморья, наоборот, еще долго сохранялось кочевое скотоводство, как основной вид хозяйственной деятельности. Хазары были кочевниками, но это не мешало экономической дифференциации и зависимости бедноты от крупных собственников стад и табунов.

Такова была в самых общих чертах экономическая и социальная природа Хазарского государства, которое к VIII в. стало самым могущественным политическим образованием Восточной Европы.

К 684 г. относится одно из наиболее значительных нашествий хазар на Закавказье. Закончившие к этому времени борьбу с болгарами, которая до сих пор отвлекала все их внимание и силы, хазары, видимо решили использовать ослабление халифата и распространить свое владычество на давно уже привлекавшие их богатые страны Закавказья. Они опустошили ряд областей, захватили громадную добычу и множество пленных. В сражениях с ними пали правитель Армении Григорий Мамиконян, а также другие грузинские и албанские князья и вельможи [+36].

Возможно, что это нашествие, последовавшее за христианизацией гуннов и установлением тесных дипломатических отношений Алп-Илит-вера с Албанией и Арменией, имеет непосредственную связь с этим событием, представляя собой реакцию хазарского правительства на своевольное поведение одного из вассалов, зашедшего в своей самостоятельности далеко за допустимую границу и, по сути дела, связавшего свою страну с закавказскими государствами. Пока хазары были заняты войной с болгарами, они должны были мириться с двойной игрой гуннского князя, ускользавшего из-под их власти, но после победоносного завершения хазаро-болгарской войны стало возможным заняться и гуннами, и Закавказьем.

В ╚Истории албан╩, правда, говорится, что после обращения в христианство Алп-Илитвер ╚показал много подвигов храбрости в Туркестане хазарскому хану. Он успел снискать его любовь и принужден был дать ему дочь свою в супружество, а сам, достигши почетной старости, прославлен был в трех странах╩ [+37]. Но это трафаретное славословие, в котором действительное положение дел отражает разве только упоминание о вынужденной выдаче гуннским князем своей дочери в жены хазарскому кагану. Известно, что и позже хазарские каганы брали

{190}

в жены дочерей вассальных владетелей. По сведениям X в., в гареме хазарского кагана было 25 таких жен, по числу подвластных хазарам народов [+38].

На рассказе о крещении гуннов повествование об истории Албании в сочинении Моисея Каланкатуйского прерывается. О нашествии хазар в 684 г. в нем нет ни слова. Дальнейшее изложение в ╚Истории албан╩ носит совершенно иной характер и, вероятно, принадлежит другому, значительно более позднему автору. Таким образом, нам остается только догадываться о причине резкого изменения отношений Албании с ее северным соседом, а равным образом о последствиях, которые имело нашествие хазар для гуннов. К сожалению, у нас нет сведений и о том, насколько прочной оказалась христианизация гуннов. Достоверен лишь тот факт, что назначенный гуннским епископом Исраель после своего первого посещения Варачана ни разу не был в стране гуннов, а оставался в Албании епископом Мец-Когманца [+39].

По-видимому, обращение князя гуннов Алп-Илитвера было всего только эпизодом, не сыгравшим сколько-нибудь заметной роли в религиозной жизни страны гуннов, хотя распространение христианства в ней, начавшееся ранее этого эпизода, несомненно, продолжалось и после него. В X в. в г. Семендере, бывшей столице хазар, а теперь главном городе гуннов, было много христиан, хотя князь его уже исповедовал мусульманство. Можно отметить, что наряду с христианством здесь распространялась и иудейская религия, которая, как мы увидим ниже, именно здесь стала религией одной из местных княжеских династий, а затем и религией правящей верхушки хазар.

После 684 г. об участии хазар в делах Закавказья долго ничего не слышно. Воцарившемуся в 685 г. Абд ал-Мелику (ум. в 705) удалось заключить мирный договор с Византией, по которому Византия и халифат должны были совместно владеть Арменией и Иберией. Доходы с этих стран подлежали дележу пополам [+40]. Хотя Албания в известии об этом договоре не упомянута, несомненно, что и она вошла в число стран с двойным подданством. Ее положение было даже хуже, так как, кроме халифата и Византии, она должна была платить дань еще третьей державе ≈ Хазарии, вероятно, в соответствии с соглашением, заключенным с гуннами Джуаншером, а затем подтвержденном Вараз-Трдатом. По свидетельству Моисея Каланкатуйского, ╚князь Вараз-Трдат платил подать трем народам: хазарам, таджикам (в данном случае≈арабам) и ромеям (Византии)╩[+41].

В нарушение только что заключенного с арабами договора византийский император Юстиниан II в 688 г. занял своими войсками Армению, Картли и Албанию [+42]. Только в конце VII в., в связи с

{191}

разгоревшейся в Византии гражданской войной, арабам удалось восстановить свое положение в Закавказье, причем при утверждении здесь они опять столкнулись с хазарами. В 692/3 г. остикан (арабский правитель) Армении Муххамед ибн Огбай вторгся в Албанию и первым делом занял Дербентский проход [+43]. Захват Дербента, несомненно, имел целью воспрепятствовать вмешательству хазар в дела Закавказья. Однако внимание хазар в это время было отвлечено в другом направлении, и арабы без помех с их стороны, а равным образом и Византии, где в это время царила анархия и один дворцовый переворот следовал за другим, подавили сопротивление армян и грузин и на этот раз прочно и надолго овладели Закавказьем.

{192}

Примечания

[+1] История агван, стр. 141 ≈149.

[+2] Там же, стр. 149≈150.

[+3] История ягвлн, стр. 153≈154.

[+4] Название этого города больше нигде не встречается и не отожествляется ни с каким другим из известных городов севернее Дербента.

[+5] Н. Патканов. Из нового списка географии, стр. 28.

[+6] Н. А. Караулов. Сведения, СМОМПК, XXXVIII, стр. 43.

[+7] Там же, XXXII, стр. 17.

[+8] Bars-li или Baras-li ≈ тюркская конструкция с суффиксом принадлежности ≈╚И╩, тогда как армянская форма ≈ Варачан ≈ представляет ту же основу и иранским окончанием ╚an╩ (V. Мinоrskу. A New Book, стр. 125≈126).

[+9] Патканов. Из нового списка географии, стр. 49.

[+10] Derbend-Nameh, стр. 161≈162; А. Я. Гаркави. Существовала ли у хазар столица под названием Баленджар? Изв. РАО, т. IX, в. 2≈3, СПб., 1878, стр. 271.

[+11] История агван, стр 149, 153.

[+12] Там же, стр. 186. 108.

[+13] История агван, стр. 156.

[+14] История агван, стр. 185≈186.

[+15] Там же, стр. 186.

[+16] Гевонд, стр. 9≈10.

[+17] История агван, стр. 190≈-192; Моисей Каланкатуйский датирует посольство 62 г. ╚южного царства строптивого Магомета╩, т. е. Хиджры, Этот год охватывает время с 20 сентября 681 г. по 9 сентября 682 г. Поскольку известен месяц отправления посольства, его надо относить к 682 г. (А. Мinоrskу, New Book, стр. 126).

[+18] С. Т. Еремян. Моисей Каланкатуйский о посольстве албанского князя Вараз-Трдата к хазарскому хакану Алп-Илитверу. Записки Института востоковедения АН СССР, т. VII, М.≈-Л., 1939, стр. 134. Путь посольства проходил через главный Кавказский хребет по проходу, соединяющему истоки Алазани и Койсу. По мнению В. Ф. Минорского, Варачан находился у современного аула Башли, ранее Баршли (См. A New Book, стр. 126).

[+19] История агван, стр. 207.

[+20] История агван, стр 210

[+21] Там же, стр. 193

[+22] Там же, стр 193≈194.

[+23] Там же, стр. 200≈201.

[+24] Там же, стр. 201.

[+25] Там же, стр. 200.

[+26] Там же, стр. 201.

[+27] Там же, стр. 200≈202, 206.

[+28] Там же, стр. 193.

[+29] Там же, стр. 198, 205.

[+30] История агван, стр. 197, 200, 202, 205, 206.

[+31] Феофилакт Симокатта следующим образом характеризует религию тюрок: ╚Тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимны земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю и называют его богом. Ему в жертву они приносят лошадей, быков и мелкий скот и своими жрецами ставят тех, которые, по их мнению, могут дать им предсказания о будущем╩ (стр. 161). Указание на почитание деревьев в Фуллах (Крым) имеется в ╚Паинонской легенде╩, а в устье Днепра ≈ у Константина Багрянородного (стр. 9≈10); много сведений о священных деревьях и рощах у славян.

[+32] История агван, стр. 203≈206.

[+33] История агван, стр. 207≈213, 238.

[+34] Там же, стр. 207≈209, 212.

[+35] Там же, стр. 199.

[+36] Гевонд, стр. 10; Всеобщая история Степанова Таронского Асохика, стр. 91; Всеобщая история Вардана Великого. Перевод Н. Эмина. М., 1861, стр. 90. М. Brosset. Histoire de la Georgie, стр. 250.

[+37] История агван, стр. 199.

[+38] А. П. Ковалевский. Книга Ахмеда Ибн Фадлана, стр. 127.

[+39] История агван, стр. 238.

[+40] Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 254.

[+41] История агван, стр. 253.

[+42] А. Мюллер. История ислама, II, стр. 40, прим.; Ю. Кулаковский История Византии, III, стр. 257≈258; Летопись Феофана, стр. 267.

[+43] Ибн ал-Асир, стр. 22; История агван, стр. 259; Гевонд, стр. 12, сл.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top