Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

12. Союз Хазарии с Византией

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

В VII в. между Хазарией и Византией еще не существовало той прочной связи, основанной на единстве политических интересов, какая установилась в VIII в. Наоборот, молодая Хазарская держава представляла для Византии в то время опасного врага. Она быстро овладела теми областями Причерноморья, которые издавна находились в сфере византийского влияния или даже входили в состав империи.

В отличие от Восточного Крыма и Таманского полуострова, где лишь немногие поселения продолжали существовать и после гуннского погрома, Южный Крым в VI в. переживал пору своего расцвета. Политическим и экономическим центром здесь был Херсон, тесно связанный с земледельческим населением горного Крыма и игравший важную роль в торговле с кочевниками. Византия прилагала немало усилий для того, чтобы держать Крым в своей власти. Юстиниан I превратил Херсон в сильную крепость ≈ старые степы города были утолщены и надстроены, вновь возведена прибрежная линия стен. На южном берегу Крыма были сооружены две новые крепости ≈ Алуста и Гурзувиты. На подступах к Херсону через горный Крым воздвигнута целая система мощных укреплений: Сюрснь, Эски-Кермен, Мангуп (Дорос), Инкерман (Каламита), Чуфут-Кале и др. [+1] Много внимания уделялось распространению христианства среди местного населения как лучшей форме идеологического закрепления влияния и власти империи. В связи с этим много усилий вкладывалось в строительство храмов как в самом Херсоне, так и его области. Большие базилики с мраморными

{193}

Иллюстрация. Тюркский всадник. Глиняная статуэтка из Дунхуана. Эрмитаж (153 Кб).

архитектурными деталями обнаружены в Мангупе, Эски-Кермене, Чуфут-Кале, Партените [+2]. В Херсоне вдоль всего морского берега и в центре города открыто раскопками много богато отделанных церквей; каждый квартал имел свой храм. Сам город был благоустроен: имел дворец, бани, по крайней мере два рынка, канализацию и водопровод. Всюду господствовали византийские формы [+3].

Местное население Крыма, по-видимому, состоявшее преимущественно из готов и алан, еще недостаточно изучено. Некоторое представление о его культуре дают могильники типа Суук-Су (возле Гурзуфа), обнаруженные во многих местах юго-западного Крыма [+4]. Здесь, среди прочего погребального инвентаря, находятся так называемые пальчатые фибулы, пряжки с инкрустацией камнями и цветными стеклами и другие вещи местной художественной традиции, восходящей к формам,

{194}

созданным в предшествующий период в мастерских Боспора, и не имеющие ничего общего с Византией. Они свидетельствуют, что, несмотря на сильное воздействие Византии, местная культура оставалась самобытной, родственной с культурой варварского мира, в особенности с Поднепровьем, где того же типа вещи получают широкое распространение.

Кратковременное тюркютское завоевание в 576≈581 гг. не вызвало существенных изменений в жизни Крыма. Незыблемыми оставались позиции Византии в Крыму и в период существования Болгарского царства Кубрата. Катастрофа разразилась с появлением хазар, которые не ограничились подчинением болгар, но стали теснить и Византию. Археологические наблюдения, произведенные при раскопках ряда раннесредневековых поселений не только в Крыму, но и на Таманском полуострове, показывают, что многие из них к VII в. прекратили свое существование. В Эски-Кермене и в Мангупе к этому времени относятся разрушения таких монументальных построек, как стены и храмы [+5]. К сожалению, археологические исследования пока что не дали точных дат этих разрушений, но, к счастью, об этом имеются данные другого порядка.

В 655 г. в Херсон был сослан папа Мартин I [+6]. В своих письмах друзьям он жалуется на дикие нравы населения и на недостаток и дороговизну продуктов питания в этом городе. По его словам, Херсон не имел своего хлеба и должен был привозить его с южного побережья Черного моря. ╚В этих краях... голод и нужда такие, что хлеб здесь известен разве по названию, а его и видом не видать╩, ≈ пишет он в одном своем послании. В другом содержится более обстоятельный рассказ о положении с хлебом: ╚Если бы не с тех небольших судов, которые прибывают из пределов Романии, как их называют здешние жители, в отличие от пределов греческих поселений, называемых ими понтийскими, то неоткуда было бы достать хлеба. Ни разу, право, не мог я приобрести в здешнем крае хлеба, хоть на тримиссий и равным образом и съестных продуктов иного какого-либо рода, кроме как вышесказанным образом с судов, изредка заходящих сюда с тем, чтобы уходить с грузом соли. Таким путем мы могли покупать три или четыре модия за золотой до настоящего сентября месяца. Но до сих пор мы не могли купить из нового урожая, кроме четырех модиев за золотой╩ [+7].

Конечно, такое положение характеризует не нормальное состояние Херсона, находившегося в прочных экономических связях с соседними земледельческими районами горного Крыма и, по-видимому, даже со

{195}

Средним Поднепровьем и, несомненно, имевшего возможность обеспечить себя в полном достатке продуктами питания, а исключительное положение, в котором оказался город со значительным населением, ввиду нарушения его экономических связей. Следовательно, еще в середине VII в. хазары проникли в Крым и заняли не только степную, но и южную горную часть полуострова, изолировав Херсон от его сельскохозяйственной периферии. Именно ко времени хазарского завоевания, вероятно, и относится прекращение жизни в ряде поселений и следы разрушений на других, жизнь в которых несмотря на это, продолжалась и дальше. Сам Херсон, надо полагать, уцелел за своими мощными стенами и через какое-то время наладил отношения с новыми хозяевами Крыма. Византия, поглощенная в это время борьбой с наседавшими на нее арабами, не могла оказать помощи Херсону и отразить хазар. Ей волей-неволей приходилось, хотя бы временно, примириться еще и с этой тяжелой утратой. ╚Хазары, великий народ... овладели всей землей вплоть до Понтийского моря╩, ≈ говорится по этому поводу у Феофана [+8].

В 695 г. в Херсон был сослан свергнутый с престола византийский император Юстиниан II [+9]. Кроме престола, он потерял еще и нос, отрезанный у него по распоряжению его счастливого соперника Леонтия. Однако это не лишило Юстиниана надежды вновь вернуть себе трон. Деятельность, которую он развил в ссылке, возбудила опасения среди херсонцев. Они не сочувствовали намерениям экс-императора и помышляли о выдаче его византийскому правительству императора Апсимара-Тиверия, в 698 г. ставшего на место свергнутого в свою очередь Леонтия. Предупрежденный об опасности, Юстиниан бежал в горную крепость Дори в Крымской Готии, в то время находившейся под протекторатом хазар. Оттуда он обратился к хазарскому кагану и получил разрешение явиться к нему. Каган, имя которого в греческой передаче было Ибузир Гляван, любезно встретил Юстиниана, по-видимому, обещал ему помощь и выдал за него замуж свою сестру, названную при крещении Феодорой. С разрешения кагана Юстиниан поселился в находившемся во власти хазар городе кубанских болгар Фанагории на Таманском полуострове. Этот город был наиболее удобным для экс-императора, чтобы следить за событиями в Византии и поддерживать связи с его довольно многочисленными, как показали дальнейшие события, сторонниками в Константинополе.

{196}

Когда в Византии стало известно о сближении Юстиниана с хазарским каганом, Апсимар отправил к последнему посольство с просьбой выдать соперника живым или мертвым и с обещанием щедрого вознаграждения за эту услугу. Прельстился ли каган обещаниями или он не верил в успех замыслов Юстиниана, но он, по данным нашего источника, согласился исполнить желание Апсимара и под видом охраны Юстиниана от умыслов византийского императора окружил его хазарской стражей. Личному представителю кагана Папацию и архонту (правителю) Боспора Болгицию было приказано убить Юстиниана по первому знаку. Об намерениях кагана стало известно Феодоре, которая и предупредила мужа об угрожающей опасности. Юстиниан, пригласив к себе Папация и правителя Боспора, приказал задушить их, а затем, отослав жену к ее брату, с несколькими приближенными бежал на рыбачьем судне из Хазарии в Дунайскую Болгарию.

С помощью хана дунайских болгар Тервела ему удалось захватить Константинополь и после десятилетнего изгнания вернуться на византийский трон (705 г.) [+10]. Расправившись со своими врагами и щедро наградив Тервела [+11], Юстиниан принял меры к получению своей жены из Хазарии. Он, по-видимому, не надеялся на доброжелательное отношение к себе кагана и ввиду этого отправил за женой большой флот с целью военной демонстрации. Однако флот этот сильно пострадал от бури. Хазарский каган поэтому будто бы сказал: ╚О, несмысленный, не следовало ли тебе прислать за женой два или три корабля и не губить столько народа! Или ты думаешь, что берешь ее войной? Вот родился у тебя сын. Посылай, бери их╩. Феодора и ее сын были благополучно доставлены в Константинополь и венчаны на царство, причем сын Юстиниана был назван Тиверием и объявлен соправителем. Статуя хазарской царевны была поставлена в столице рядом со статуей ее мужа. Должно быть тогда же или несколько позже в Константинополе был и сам хазарский каган. Всенародное чествование его происходило на месте, называемом ╚Царская цистерна╩ [+12]

Через 5 лет после своего возвращения на трон Юстиниан снарядил большой флот против того города, в котором он был в ссылке. Византийский хронист объясняет эту экспедицию желанием Юстиниана отомстить херсонцам за обиды, которые они ему причинили. Едва ли, однако, жестокий император стал бы так долго медлить с возмездием своим врагам. Этот поход был вызван тем, что опасавшиеся мести Юстиниана херсонцы отложились от империи и организовали ранее не существовавшее местное самоуправление во главе с протополитом (первенствующим). Вместе с тем херсонцы отдались под протекторат

{197}

Хазарии, в связи с чем в городе появился хазарский тудун (наместник), в обязанности которого входил контроль за местным управлением и исправным поступлением соответствующих налогов. Из приказа командующему экспедицией видно, что Юстиниан преследовал еще более широкие задачи ≈ возвратить Византии не только Херсон, но и Боспор и другие бывшие византийские владения в Крыму.

Неожиданным нападением Херсон был занят войсками Юстиниана без сопротивления. В городе был захвачен тудун и арестованы все представители местной власти. Протополита Зоила вместе с тудуном в оковах отправили в Константинополь, а остальных ╚знаменитых и первенствующих в городей мужей╩ в числе 40 человек заживо сожгли [+13]. Жителей ограбили, частично перебили и обратили в рабство. Хронисты сообщают, что Юстиниан остался недоволен действиями флота и приказал ему немедленно вернуться для продолжения операций, так как сделанного, по его мнению, было недостаточно. Осталась невыполненной вторая задача, а именно, возвращение из-под власти хазар других городов Крыма, включая, возможно, и Боспор. И на этот раз флот по пути сильно пострадал от бури; число потонувших определяется в 75 тысяч человек. Юстиниан собирался послать другой флот, но в это время ╚жители тех укреплений╩, узнав о готовящейся новой экспедиции, ╚послали к кагану в Хазарию просить войска для охраны своей╩ [+14]

[+14] По всей вероятности, под ╚укреплениями╩ подразумеваются крымские городки, находившиеся во владениях Херсона, а может быть и другие крымские города, непосредственно подчиненные хазарам и опасавшиеся, что их постигнет та же кара со стороны Византии, какую уже претерпел Херсон. Все это не могло не обеспокоить хазар и не побудить их организовать сопротивление воинственным замыслам Юстиниана.

В самом Херсоне вспыхнуло восстание против Юстиниана; во главе его встал сосланный сюда знатный армянин Вардан, которого еще Апсимар заподозрил в намерении захватить трон византийских императоров и выслал на остров Кефалонию, откуда Юстиниан перевел его в Херсон. К восстанию примкнул и спафарий Илья, назначенный Юстинианом правителем Херсона.

Узнав об этом, Юстиниан направил в Херсон патрикия Георгия, епарха Иоанна и турмарха фракийских войск Христофора с отрядом в 300 воинов с поручением восстановить в городе прежнее положение, вернуть хазарского тудуна и главу херсонского самоуправления протополита Зоила и отозвать назначенного туда византийского правителя, вышеупомянутого спафария Илью. Юстиниан пытался таким образом ликвидировать последствия своей опрометчивости и путем восстановления того положения, которое было в Херсоне до его возвращения Византией, погасить очаг опасного для трона возмущения.

Но херсонцы к этому времени зашли уже далеко; они ╚изгладили имя Юстиниана и с прочих крепостей и провозгласили царем Вардана-

{198}

Филиппика╩ [+15], иначе говоря, восстание охватило теперь уже не только Херсон, но и другие связанные с ним города Крыма и вылилось в правительственный переворот, угрожавший самому существованию Юстиниана. Херсонцы захватили посланцев императора, двух сановников убили, а турмарха Христофора с его отрядом вместе с тудуном и протополитом Зоилом отправили к кагану. Дорогою тудун умер. Хазары на его поминках перебили 300 солдат этого отряда вместе с их начальником.

Во всех этих событиях роль хазар была, по-видимому, более значительной, чем это указано хронистами [+16]. Подчинение Херсона хазарам произошло без нажима со стороны последних и было результатом доброй воли самих херсонцев, продиктованной опасениями мести со стороны Юстиниана. Заговор Вардана, нашедший благоприятную почву для развития среди возмущенных жестокой расправой херсонцев, мог созреть только при содействии хазар. Однако восставшие против Юстиниана херсонцы не отдались снова под власть хазар, а отправили возвращенного из Константинополя тудуна вместе с придерживавшимся хазарской ориентации протополитом к кагану. Экономически и культурно Херсон был слишком тесно связан с Византией, чтобы согласиться на окончательный разрыв с империей, если в этом не было острой необходимости. Замечательно, что на этот раз восстание с самого начала развертывалось не как событие узкого местного значения, а с целью общегосударственного переворота. Особо следует подчеркнуть, что и хазары не воспользовались тяжелым положением, в котором оказался Херсон, для того, чтобы силой подчинить его своей власти, а наоборот, поддержали его в борьбе с центральным правительством. Они учли предшествующий опыт, когда в результате перехода Херсона в их руки возник острый конфликт с Юстинианом, лишь в силу случайных обстоятельств не вылившийся в хазаро-византийскую войну. Теперь они, поддерживая Вардана, не хотели новых осложнений и ради союза и дружбы с Византией не претендовали на Херсон.

Юстиниан отправил против Херсона большое войско под начальством патрикия Маврикия с задачей полностью уничтожить город и его жителей. Прибыв на кораблях, оно осадило мятежный город и успело разбить осадными орудиями две городские башни, расположенные со стороны моря [+17]. Подоспевшие на выручку крупные силы хазар заставили прекратить осаду. По-видимому, еще до осады Вардан бежал из Херсона к хазарскому кагану, который признал его императором. Снявшие осаду византийские войска были не в состоянии выполнить

{199}

Карта 5. Кавказ в VII≈VIII вв. (141 KB)

{200}

приказ императора и боялись возвратиться в Константинополь. Им ничего не оставалось как отложиться от Юстиниана и примкнуть к Вардану. Они вступили в переговоры с новым императором и принесли ему присягу. Получив крупный залог от византийского войска, обеспечивающий безопасность Вардана, названного при провозглашении императором Филиппом, каган отпустил его, и он во главе флота быстро переправился в Константинополь и захватил власть. Юстиниану отрубили голову, а его сына от хазарской царевны, Тиверия, зарезали, вытащив из церкви, куда его спрятала в тщетной надежде на спасение бабушка, мать Юстиниана. Так погиб в 711 г. последний из династии Ираклия, правившей Византией более 100 лет.

Что выиграли от своего участия в деле низвержения Юстиниана хазары? Они обеспечили за собою прочный, долговременный союз с Византией, договорились о совместных действиях против общего врага ≈ арабов ≈ и о разделе сфер влияния в Закавказье. Это было главное, в чем обе стороны были заинтересованы в одинаковой степени и ради чего они были готовы на серьезные взаимные уступки. Арабы в это время развивали особенно широкую экспансию на востоке и западе: они теснят Византию, отбирая у нее одну провинцию за другой, они захватывают Закавказье и вырывают, можно сказать, изо рта Хазарии такой лакомый кусок, каким была Албания. Восстановление традиционного союза между Византией и Тюркютским каганатом, который теперь представляла Хазария, как его осколок и продолжение, было необходимо для обеих сторон, и перед лицом этой необходимости Византия и Хазария уладили свои крымские противоречия путем восстановления status quo. Херсон возвратился во власть Византийской империи, тогда как вся остальная часть полуострова, включая Готию, осталась в подчинении у хазар.

В первый и последний раз Херсон оказался в центре политических событий Византийской империи, но коль скоро они закончились, он вновь вернулся к положению отдаленного захолустья, места ссылки опальных вельмож, да пункта, через который Византия осуществляла свои политические и экономические связи с варварами Северного Причерноморья.

{201}

Примечания

[+1] Прокопий. О постройках. ВДИ, 1939, ╧ 4, стр. 249≈250.

[+2] А. Л. Якобсон. Мангупская базилика. СА, VI, 1940, стр. 205, ел.; Ф. И. Шмит. Эски-Керменская базилика. Готский сборник. ИГАИМК, т. XII, в. 1≈8, 1932, стр. 213; Н. И. Репников. Партенитская базилика. ИАК, в. 32, 1909.

[+3] Д. В. Айпалов. Развалины храмов. Памятники христианского Херсонеса, 1, М., 1905; А. Л. Якобсон. Раннесредневековый Херсонес. МИА,╧ 63, М.≈Л., 1959.

[+4] Н. И. Репников. Некоторые могильники области крымских готов. ИАК, в. 19, 1906, стр. 1≈80; Продолжение ≈ ЗОИИД, XXVII, 1907, стр. 101≈148; Л. А. Мацулевич.

[+5] Е. В. Веймарн. Оборонительные сооружения Эски-Кермен. История и археология средневекового Крыма. М., 1958, стр. 28, 54.

[+6] Умер в 656 г. G. Л. Ostrogorsky. Geschichte des byzantinischen Staates. Miinchen, 1952, стр. 97.

[+7] PL, т. 87, письма XVI и XVII; С.П. Шестаков. Очерки по истории Херсонеса в VI≈X вв. Памятники христианского Херсонеса, вып. III. M., 1903, стр. 115≈124; Васильевский. Житие Иоанна Готского, стр. 388; Ю. Кулаков с к и й. Прошлое Тавриды, стр. 66; Васильев. ИГАИМК, т. V, стр. 187.

[+8] Летопись Феофана, стр. 263.

[+9] Обзор событий, связанных с Юстинианом II, см. в трудах: В. Г. Васильевского (Житие Иоанна Готского, стр. 388≈390); С. П. Шестакова (Очерки по истории Херсонеса, стр. 31≈35); Ф. И. Успенского (История Византийской империи, т. I, ч. II, стр. 726≈734); Ю. Кулаковского (История Византии, т. III, стр. 285-290, 297≈301); Л. А. Васильева (ГАИМК, т. V, стр. 191≈199); Bury A. History of the Later Roman Empire, II, 1889, стр. 358, сл.; G. Vernadsky. Ancient Russia, стр. 251≈252; D. M. Dun1ор. The History, стр. 171 ≈ 172 и мн. других.

[+10] Гевонд ошибочно приписывает восстановление Юстиниана на троне его тестю хазарскому кагану, который якобы отправил сильное войско под начальством некоего Трвега. Последний, по его словам, был убит в сражении, а хазарское войско вернулось с ценными подарками (стр. 11).

[+11] Тервел (701≈718 гг.) был возведен в ранг цезаря (царя), одет в императорские одежды и посажен на трон, находящийся возле трона императора. Народ должен был воздавать ему почести те же, что и самому императору.

[+12] Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 290≈291.

[+13] Летопись Феофана, стр. 277. +14 Там же.

[+15] Летопись Феофана, стр. 278.

[+16] Там же, стр. 277, ел.; Никифор, стр. 368≈369; Cedrenus Georgius, стр. 778; Leonis Grammatici chronographia, ed. J. Bekker, Bonnae, 1842, стр. 167; La Chronoque de Michel le Syrien, Trad, par Chabot. Paris, 1901, стр. 447≈450; Barhebraeus. Chronicon Syr. ed. Bedjan, стр. 112≈113; Kitab al Unvan. Histoire universelle, ecrite par Agapius de Menbigi, trad, par Vasiliev (Patr. Orient., VII), стр. 497; Paulis Diac. Historia Langobardorum. XX, 10.

[+17] Л. Л. Бертье-Делагард. О Херсонесе. ИАК, вып. 21, 1907, стр. 163≈ 166.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top