Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

13. Война с арабами

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

Мир, заключенный между Арабским халифатом и Византийской империей еще при Муавии (601≈680 гг.), а затем возобновленный при Мерване I (684/5 г.), был нарушен Византией. В 688 г. византийские войска вторглись в Армению и заняли все Закавказье, включая, как уже указывалось выше, Албанию. Однако лишь только Абд ал-Мелик (685≈705 гг.) сумел расправиться с внутренними врагами (693 ≈ ╚год воссоединения╩), как все силы арабов были вновь с необычайной энергией брошены на расширение владений ислама во всех направлениях. Арабские войска сражались в Индии и в Испании, в Африке и на Кавказе. Брат халифа Мухаммед ибн Мерван уже в 693 г. возобновил набеги на Армению и Малую Азию [+1]. Смуты и дворцовые перевороты в Византии благоприятствовали предприятиям арабов и с начала VIII в. они, предводимые по большей части Масламой, полукровным братом четырех сыновей Абд ал-Мелика, правивших один за другим в течение первой четверти этого столетия (ал-Валид, 705≈715 гг.; Сулейман, 715≈717 гг ; Язид II, 720≈724 гг. и Хишам, 724≈743 гг.), все ближе и ближе подступали к столице империи Константинополю.

Новое утверждение арабов в Закавказье, сопровождавшееся на этот раз организацией там своего управления, привело к новым столкновениям с хазарами, которые в дальнейшем выступают против арабов не только самостоятельно, но и как верные союзники Византии, спасавшие последнюю от окончательного разгрома. Хазары не раз оттягивали на

{202}

себя силы арабов и тем давали возможность своей союзнице оправиться от поражения и подготовиться к ответным ударам [*1].

Выше отмечалось, что еще в 692/3 г. Мухаммед ибн Огбай занял Дербенский проход, но, по-видимому, не смог его удержать [*2]. В 706/7 г. Маслама, завоевавший крепости и города Азербайджана, произвел набег на хазарские селения близ Дербента [+2]. По другому сообщению Табари, в следующем 708/9 г. Мухаммед ибн Мерван, который в то время был правителем закавказских владений халифата, вновь завладел Дербентом [+3] [*3]. На этот вызов хазары ответили только 710/11 г. [+4], после того, как закончили свои дела с Византией, утвердив там нового императора Филиппа [*4]. Они попытались захватить предмет своих давних вожделений ≈ Албанию ≈ и сумели оккупировать Дербент и северную прибрежную часть страны, но ненадолго. В 713/4 г. Маслама взял Дербент еще раз. По Гевонду, эта крепость находилась в руках гуннов, а по Дербент-намэ, в ней помещался трехтысячный хазарский гарнизон, который в течение трех месяцев держался против арабов. Ма-сламе удалось взять крепость только благодаря измене одного из жителей города, за вознаграждение показавшего подземный ход в нее. Вырезав защитников, арабы разрушили крепостные башни и стены, так как не считали возможным удержать Дербент за собой [+5].

По словам Гевонда, из Дербента Маслама вторгся в страну гуннов и, опустошая ее, дошел до города Тарку. Гунны дали знать о его нашествии хазарскому кагану, который и встретил арабов с большим войском. Враждебные армии несколько дней стояли друг дротив друга, не решаясь вступить в битву, но выпуская удальцов для единоборства. Каган ждал прибытия подкрепления во главе с Алп-Тарханом, Маслама же боялся численного превосходства хазар и искал способа к отступлению. Наконец, арабам удалось обмануть своих противников и, оставив лагерь со всем имуществом, скрыться в горных лесах, а затем

{203}

Иллюстрация. Тюркские ╚каменные бабы╩ (102 Кб)

пробраться в Иверию. По сведениям Моисея Каланкатуйского, Маслама оставил в руках хазар даже свой гарем. Отступление арабов прикрывал албанский вельможа, храбрости которого этот автор приписывает спасение Масламы [+6].

{204}

Армянские писатели довольно согласно датируют этот поход 716/7 г. Однако в этом году Маслама осаждал столицу Византии [+7] и не мог принимать участие в войне с хазарами. По-видимому, поход Масламы против хазар надо относить к более раннему времени, а именно к 713/4 г., как это делают арабские авторы.

Хазары, отразив Масламу, не замедлили вновь вторгнуться в Албанию. В правление халифа Омара (717≈720 гг.) они хозяйничали в северной части нынешнего Азербайджана. Д'Оссон приводит анекдот, представляющий интерес для характеристики сложившегося здесь положения. В 717/8 г. в Азербайджан проникло 20-тысячное хазарское войско. Так как все силы арабов были в это время сосредоточены под Константинополем, то халиф Омар отрядил против хазар всего 4 тысячи человек под командованием Амру ибн Рабия. Когда последний заявил халифу, что с такими малочисленными силами не справиться с врагами, тот будто бы сказал: ╚Что за дело мяснику до количества баранов. Войска правоверных всегда побеждают╩. Действительно, арабы разбили хазар и часть их войска взяли в плен [+8]. По Табари, начальника мусульман, выступивших против хазар, звали Хасим ибн Нуман ал-Бахили, а количество пленных было всего 50 человек [+9]. Недостаток продовольствия, холода и греческий огонь вынудили арабов снять осаду с Константинополя в 718 г. и удалиться из Малой Азии. Немалую роль в этой неудаче мусульман сыграли диверсии хазар в Закавказье [*5].

В 721/2 г. хазары были уже в Армении, где уничтожили направленное против них войско мусульман, во главе которого стоял Зубайт ан-Нахрани, и захватили весь их лагерь [+10]. В том же году новый арабский наместник Армении Джаррах ибн Абдаллах ал-Хаками выступил против хазар с сильной армией. Ему приказано было атаковать врагов на их собственной территории [+11]. В сообщении об этом походе сохранилось несколько любопытных подробностей. Узнав о появлении Джарраха, хазары отошли к Дербенту настолько поспешно, что арабы не могли их догнать. Получив сведения, что вождь лезгин Сабас ╚переписывается╩ с предводителем хазар, Джаррах разгласил, что он приостанавливает движение для пополнения запасов и разбил лагерь у р. Рубас вблизи Дербента. Об этом немедленно стало известно хазарам и они не приняли мер к обороне Дербента. Тогда Джаррах неожиданно для

{205}

Иллюстрация. Хорезмийский всадник. Роспись на щите с горы Муг, VII в. Эрмитаж (319 Кб)

хазар ночным маршем быстро подошел к этой крепости и еще до рассвета занял ее без сопротивления. Расположившись лагерем у источника в 0,5 фарсаха (около 3 км) севернее Дербента, Джаррах разослал отряды в окрестные деревни Каракайтаха и Табарсарана Через сутки эти отряды вернулись с пленными и большим количеством скота и прочей добычи [+12]

После этого Джаррах двинулся к г Нарвану, расположенному в 6 фарсахах (около 35 км) от Дербента, где и встретился с хазарами, во главе которых стоял ╚сын нечестивого кагана╩ Барджиль (по Дербент-намэ ≈ Пашенк) [+13] Источники по-разному определяют численность арабского войска согласно Табари, арабов было 25 тысяч человек [+14], по Дербент-намэ, войско Джарраха состояло всего из 10 тысяч человек, из которых 6 тысяч были арабы, а 4 тысячи ≈ дружины местных князей [+15] Хазарское войско исчисляется в 40 тысяч человек После жестокого сражения хазары обратились в бегство, потеряв 7 тысяч воинов против 4 тысяч арабских потерь Вслед затем арабы подступили к городу Хамзину (Хашин), отожествляемому обычно с современным Кая-Кентом [+16] Жители его сдались без сопротивления и обязались платить арабам ежегодный налог Далее Джаррах подошел к городу Тарку (Тарки) и осаждал его 6 дней, пока жители не запросили пощады Выселив жителей из крепости, Джаррах двинулся к Беленджеру. По Ибн ал-Асиру это была самая известная из хазарских крепостей У Табари она названа Булкар [+17] Так, судя по его словам, называлась страна но имени населявших ее болгар, составлявших, по свидетельству

{206}

╚Армянской географии╩, один народ с хазарами [+18]. Жители этой страны, очевидно кочевники, застигнутые арабами, окружили свой лагерь более чем тремя тысячами телег, связанных одна с другой, и за ними яростно сражались с врагами [+19].

Несколько десятков смельчаков под тучами стрел подобрались к телегам и, перерубив связывающие их веревки, растащили преграду. Теперь схватка стала всеобщей; обе стороны дрались ╚пока душа в теле╩. Наконец, сопротивление болгар было сломлено. Правитель Бе-ленджера (сахиб) успел бежать с 50 человеками и скрылся в Семен-дере. Лагерь же его со всем имуществом, женами и детьми достался победителям. Добыча была столь велика, что каждый всадник из войска арабов получил имущества на 300 динаров [+20]. Вместе с другими были захвачены и проданы с публичного торга жена и дети правителя Беленджера. Купил их сам Джаррах за 100 тысяч диргемов, а затем отослал к мужу и отцу, чем расположил его к арабам. По данным Ибн ал-Асира, правитель Беленджера предался арабам и стал сообщать им все, что делают неверные [+21]. К сожалению, неизвестно кем был этот правитель ≈ представлял ли он хазар и вместе со своей ордой кочевал по стране, находившейся от них в зависимости, или был наследственным владетелем гунно-болгар, обитавших в Дагестане. Судя по тому, что он перешел на сторону арабов в благодарность за возвращение семьи и обещание вернуть ему его положение в занятой арабами стране, следует думать, что этот правитель, именуемый у Ибн ал-Асира сахиб, а у Бал'ами ≈ михтар, был наследственным князем болгар, одним из потомков Алп-Илитвера, оказавшимся в более тесной зависимости от хазар, чем его предок.

Ввиду многочисленности пленных ≈ хазар и их семей ≈ Джаррах приказал топить их в реке Беленджер [+22]. Жителей городов решено было выселить. Многие из них бежали на север. Два столетия спустя Ибн Фадлан нашел несколько тысяч беленджерцев среди волжских болгар [+23]. Овладев несколькими поселениями в стране Беленджер, Джаррах расположился у большого города Вабандар (?Ванандар), в котором, по

{207}

Иллюстрация. Хорезмийский всадник. Фреска из Пенджикента, VII в. Эрмитаж  (150 Кб)

данным Ибн ал-Асира, было около 40 тысяч ╚тюркских домов╩ (семей). Жители этого города, не сопротивляясь, согласились выплачивать арабам ежегодно определенную подать [+24]. Поскольку ╚ванандар╩ или ╚венентр╩ ≈ одно из обозначений болгар, то Вабандар (Ванандар) может означать тот же город, который арабские писатели называли Беленджер или Булкар, т е. так же, как и страну, в которой он находился. Это, по всей вероятности, тот же город, который в армянских известиях о стране гуннов называется Варачан

Джаррах хотел продолжать поход до Семендера, но, получив от правителя Беленджера сообщение, что хазары подготовили крупные

{208}

силы, а в тылу против него объединяются покоренные им племена, поспешил вернуться назад и расположился на зимние квартиры в Шаке (с. Гиш около г. Нухи). Отсюда он обратился к халифу Язиду за подкреплениями, но тот в это время умер (724 г.). Наследовавший ему Хи-шам только пообещал Джарраху помощь [+25] [*6]. Весною следующего года с возобновлением военных операций Джаррах направился поэтому не в Хазарию, а в Аланию, вероятно, через Дарьял. Подробности этого похода неизвестны. Имеются сведения лишь о том, что ╚по ту сторону Беленджера╩ он завоевал несколько городов и крепостей и захватил большую добычу [+26]. В 724/5 г. он опять выступил против алан и обложил их подушной податью [+27]. Походы против алан, вероятно, имели целью предотвратить возможность хазарских набегов через Дарьяль-ский проход, который находился во владениях алан. Известно, что хазары стремились держать алан в своей власти и еще в 721/2 г. вели с ними войну [+28].

В 725/6 г. халиф Хишам (724≈743 гг.) отстранил Джарраха от управления Арменией и Азербайджаном, назначив на его место Масламу, уже раз перед тем принимавшего участие в делах Закавказья и войнах с хазарами. Сын халифа и рабыни, не имеющий права на трон, Mac-лама в течение двух десятилетий был опорой омейядского могущества и главным лицом арабского Востока. Его личность стала легендарной. Назначение его в Закавказье свидетельствовало о большом значении, которое придавалось событиям в этой стране, в особенности на фронте войны с хазарами.

Согласно Ибн ал-Асиру, Маслама назначил своим заместителем в Закавказье ал-Хариса ибн'Амру ат-Тайи; по Я'куби, это был Сайд ибн Амр ал-Хараши, который перед тем был наместником Хорасана и известен в истории тем, что подавил восстание согдийцев и жестоко покарал руководителя восстания в Пенджик.енте Диваштича, укрывшегося было в замке на горе Муг в верховьях Зеравшана [+29]. Ал-Хараши в 725/6 г. совершил набег на хазар и ╚завоевал волость и много селений╩ [+30]. В следующем году сын кагана вторгся в Азербайджан и осадил некоторые города. Ал-Харис ибн Амр выступил против него и сначала прогнал хазар за Араке, а затем во втором сражении заставил хазар вовсе уйти из Азербайджана [+31].

В 727/8 г. сам Маслама направился против хазар со стороны Азербайджана и, как сообщает Ибн ал-Асир, вернулся с добычей и

{209}

Иллюстрация. Изображение всадников на скалах. Сулек (154 Кб)

пленными [+32]. В 728/9 г. он совершил поход через Дарьяльские ворота по пути, уже проложенному его предшественником Джаррахом. Проникнув в Хазарию, Маслама встретился с каганом и сражался с ним околю месяца. Ввиду проливных дождей арабам пришлось вернуться без существенных успехов [+33] [*7]. Известный арабский географ Мас'уди подробно

{210}

останавливается на описании одной из самых знаменитых по своей неприступности старинной крепости и моста, перекинутого через большую реку возле нее, находившихся на границе царства алан в Аланском или Дарьяльском проходе. Маслами захватил эту крепость и поставил в ней арабский гарнизон, который снабжался продовольствием из Тбилиси, находящегося в 5 днях пути от этой крепости [+34].

Все эти походы не помешали хазарам вновь и вновь нападать на арабские владения в Закавказье. В 729/30 г. ал-Харис ибн Амру опять пришлось отражать их нашествие на Азербайджан [+35]. В этом же году халиф Хишам отозвал Масламу и опять поручил управлять Закавказьем Джарраху. По не совсем отчетливым сведениям Ибн ал-Асира, Джаррах в том же году вторгся из Тбилиси, т. е., по-видимому, через Дарьял, в Хазарию и дошел до города ал-Бейда, находившегося в низовьях Волги, овладел им и благополучно вернулся обратно [+36]. Другие авторы об этом походе ничего не знают, что и заставляет отнестись к сообщению Ибн ал-Асира с большим сомнением, хотя сам по себе быстрый рейд арабской кавалерии даже в столь глубокий тыл Хазарии не представляет собой ничего невероятного.

В ответ на непрестанные атаки арабов хазары, наконец, организовали серьезное наступление на своих врагов. В 730/1 г. большое войско хазар вторглось в Азербайджан [+37]. По арабским источникам, во главе войска, как и 9 лет назад, стоял сын кагана Барджиль, а по Гевонду ≈ полководец Тармач [+38]. По сведениям последнего, в то время хазарский каган умер и правила страной его мать Парсбит.

Случаи, когда женщина становится во главе государства или племени у гунно-болгар Азовско-|Каспийского междуморья известны и раньше. Так, в 527 г. савирами правила вдова князя Болаха Боарикс [+39], в 576 г. одной из областей Северного Кавказа управляла женщина по имени Аккага, поставленная владетелем утигур Анагеем [+40]. У тюркютов вдова иногда наследовала положение покойного мужа при малолетних детях. Каким образом Парсбит, мать умершего кагана, оказалась во главе государства при наличии сына кагана ≈ остается неясным.

Сообщение арабских авторов о сыне кагана как предводителе хазар, вторгшихся в Азербайджан, подтверждается сообщением Моисея Каланкатуйского[+41]. Возможно, что полководец Тармач, о котором говорится

{211}

Иллюстрация. Изображения на скалах. Сулек (170 Кб)

у Гевонда, и сын кагана ≈ одно и то же лицо. Что касается имени последнего ≈ Барджиль, появляющегося у арабских авторов всякий раз, когда дело касается сына кагана, то это, может быть, и не собственное имя, а титул, до неузнаваемости искаженный в арабской передаче [+42].

Гевонд рассказывает, что хазарское войско прошло через землю гуннов, проход Чора (Дербент), землю маскутов и, перейдя Араке, вторглось в Пайтакаран, убивая всех мусульман, где бы они ни находились [+43]. Зимовавший как обычно в Шаки, Джаррах, узнав о появлении хазар,

{212}

двинулся в Берда, а оттуда к Ардебилю, где и поджидал врагов. Часть своих войск он разослал для охраны других областей, которым грозило вторжение хазар [+44]. Благодаря информации, которую хазары получали от грузинского князя [+45], очевидно связанного с ними, сын кагана был хорошо осведомлен о положении в Закавказье и о размещении арабских войск. Хазары осадили г. Варсан (Варданакерт на р. Араксе). Джар-рах бросился было на помощь к осажденным, но встреченный хазарами, вынужден был отступить опять к Ардебилю, где, по совету местных жителей, и занял неприступную позицию, в тылу которой возвышалась гора Савалан (Сайлан) [+46].

Не слушая находившегося при нем азербайджанца Мердан-шаха, советовавшего ожидать .подкреплений из Сирии, Джаррах решился на опасную вылазку в долину Ардебиля, так как хазары, по-видимому, осадили этот город. Там его встретили превосходящие силы хазар (в арабских источниках указывается 300 тысяч человек, но это число, несомненно, сильно преувеличено). Два дня держались арабы, но уже к вечеру второго дня безнадежность положения стала очевидной. Лучшие силы арабской армии погибли. Ночью, под покровом темноты, многие из уцелевших скрылись и рассеялись по Азербайджану. На рассвете третьего дня у Джарраха остались только раненые и павшие духом. При первой же атаке хазар арабы побежали. Тогда один из спутников Джарраха будто бы воскликнул: ╚В рай, мусульмане, а не в ад! Идите по пути бога, а не дьявола!╩ Вспомнив, что умершим в бою с неверными уготовано райское блаженство, мусульмане воспрянули духом и остановились. Большинство их билось насмерть. Сам Джаррах был убит, ему отрубили голову, а жена его и дети достались победителям. Хазары захватили много добычи, недоставало только пленных, так как мусульмане или были убиты или умирали. Из 25-тысячного войска Джарраха лишь немногим больше сотни спаслось бегством [+47].

Вслед затем хазары овладели Ардебилем, всех жителей его, способных носить оружие, перебили, а женщин и детей забрали в плен. Захватив огромную добычу, хазары рассеялись по окрестностям, производя грабежи, бесчинства и насилия; всех мусульман они убивали [+48]. Впечатление от этих событий было огромно, о них и о сыне кагана стало известно даже в Византии[+49]. Особенно сильное впечатление произвела смерть Джарраха, который пользовался большой популярностью.

{213}

Ибн ал-Асир говорит, что он был щедрым, превосходным человеком, многие поэты прославили его в своих элегиях [+50].

Хазары продолжали опустошать Азербайджан, разорили Тавриз, ограбили Багаван. Их отряды достигли Диарбекира и окрестностей Мосула [+51]. Халиф Хишам опять обратился к Масламе, а до его прибытия в Закавказье организацию сопротивления хазарам поручил уже известному нам Сайду ибн Амр ал-Хараши, которому собственноручно дал знамя, 30 тысяч отборных воинов и 100 тысяч диргемов на расходы [+52]. Воспользовавшись тем, что хазары, занятые грабежом, разделились на отряды, находившиеся в разных местах, этот арабский полководец начал нападать на них и истреблять по частям. Бал'ами и Ибн А'сам сообщают ряд романтических подробностей этой войны, основанных, по-видимому, на действительных событиях и, при скудости источников, во всяком случае представляющих интерес для характеристики хазар.

Прибыв в Закавказье, Сайд начал собирать остатки армии Джар-раха и захватил город Ахлат на оз. Ван. Оттуда он, подчиняя города, расположенные на его пути, прибыл в Берда, не затронутый хазарским нашествием. Из этого города он пошел к Байлекану и расположился около него. Здесь к нему явился один из местных жителей и рассказал, что хазарский тархан находится в его селении; ничего не зная о прибытии арабов, он день и ночь пьянствует и захватил его единственную дочь. Сайд отправил в это селение отряд воинов, которые незаметно приблизились и напали на дом, где жил хазарский тархан. Они нашли его пьяным и спящим. Изрубив предводителя и других хазар, мусульмане вернулись с добычей ,и с девушкой, которую Сайд возвратил ее отцу. Это была первая победа [+53].

В это время Барджиль осаждал город Варсан. Сайд послал одного из жителей Байлекана предупредить осажденных о близости помощи. Тот ценою собственной жизни выполнил поручение. Хазары захватили его по пути к городу и, узнав зачем он послан, предложили ему порекомендовать осажденным немедленно сдаться, сказав, что на помощь арабов рассчитывать не приходится. Посланец Сайда притворно согласился с требованием хазар и, когда те допустили его к стене города, прокричал осажденным то, что ему сказал Сайд. Хазары убили его за это на месте, а затем, увидев дым от множества костров, зажженных Саидом, сняли осаду и ушли от Барсана, так как полагали, что на них идет многочисленное арабское войско [+54].

'Придя в город Варсан, Сайд присоединил к своему отряду до 20 тысяч местных жителей и, усилившись таким образом, начал решительнее нападать на хазар. Узнав, что вблизи находится 10-тысячный отряд хазар, эскортирующий 5 тысяч пленных мусульман, в том числе дочь

{214}

Джарраха, которую предводитель этого отряда, тархан, взял себе, Сайд послал к хазарам лазутчика, знавшего хазарский язык. Тот пробрался в лагерь хазар и предупредил пленников о близком освобождении. Когда ночью, перед рассветом, арабы, окружив хазар, неожиданно напали на них, пленники с своей стороны, набросились на конвой. Только немногие из хазар успели спастись бегством, остальные были перебиты. Сайд захватил большую добычу и освободил пленных [+55].

В другой раз Сайд получил сведения о хазарском отряде, возвращавшемся на родину с большой добычей и с гаремом Джарраха. Сайд разбил и этот отряд и освободил жен и дочерей своего несчастного предшественника [+56].

После этих поражений предводитель хазар направил против Сайда большое войско. Но Сайд к этому времени успел собрать также большие силы, состоящие из местных жителей, готовых драться с хазарами, и двинулся с ними навстречу врагам. Хазары сначала было опрокинули мусульман и загнали их на гору, но Сайд воодушевил своих воинов и они, бросившись в контратаку, погнали и рассеяли хазар [+57]

[+57]

Оправившись от поражения, хазары, числом, как сообщают, не менее 100 тысяч человек, вновь двинулись против Сайда, армия которого состояла из 50 тысяч человек. Новая встреча произошла в Муганьской степи. Во время сражения Сайд, увидев возле предводителя хазар, сына кагана, Барджиля, насаженную на пику голову Джарраха, с такой яростью бросился на неприятелей, что прорвался до самого хазарского ца-реаича и ударом в голову сшиб его с лошади. Хазары отбили своего вождя [+58], но не могли отразить мусульман и обратились в бегство. Сайд преследовал их до Ширвана, где и остановился в ожидании дальнейших инструкций [+59]. По данным Бал'ами, добыча мусульман была столь велика, что, за вычетом пятой части в пользу халифа, каждый воин получил ╚е менее 1700 динар [+60]. Гевонд сообщает, что в числе трофеев, захваченных арабами у хазар, было знамя в виде медного изображения [+61], возможно, вроде тех изображений драконов, которые, по рассказу о миссии епископа Исраеля, гунны носили на себе в качестве амулетов.

Ко времени прибытия Масламы с хазарами было покончено. Наместник халифа был крайне недоволен успехами своего подчиненного и даже засадил Сайда в тюрьму якобы за нарушение его приказа, запрещающего вступать в битву с хазарами до его прибытия. Халиф Хишам отменил решение Масламы относительно Сайда и заставил наградить его [+62]. Вслед за несправедливостью Маслама ознаменовал свое появление

{215}

Иллюстрация. Золотые бляхи из Копенского чаатаса. Хакасия (207 Кб)

в Закавказье жестокостью и коварством. Утверждая пошатнувшуюся власть арабов в пограничных районах, Маслама осадил один из городов Ширвана. Жители сдались ему при условии, что ни один из них не будет убит. Маслама поклялся в этом, а затем приказал всех перебить, кроме одного человека, которого оставил в живых [+63]. Он попробовал преследовать хазар; холодной, дождливой и снежной зимой дошел до Дербента и, оставив там комендантом ал-Хариса ибн Амру ат-Тайн, вернулся [+64].

В следующем 732/3 г. Маслама, заключив союз с князьями горских племен Южного Дагестана, опять двинулся к Дербенту, где снова успели утвердиться хазары. Не задерживаясь для взятия цитадели этого города, где засела тысяча хазарских воинов (керханов), он занялся основательным опустошением хазарских владений. Разделившись на отряды, арабы занимали города и крепости, убивали, сжигали и забирали в плен не успевших скрыться жителей. Наиболее крупные города, такие как Хамзин (Гузнаин) и Беленджер, ко времени появления арабов оказались оставленными населением. Никого не было и в Семен-дере, за горами Беленджера, куда дошел Маслама [+65]. По Я'куби, он дошел только до Варачана (Варсана) [+66]. Здесь арабов встретило войско хазар во главе с самим каганом.

И на этот раз при встрече арабов с основными силами хазар произошло то, что уже не раз имело место в войне арабов с хазарами: Маслама решил отступить. Чтобы обмануть противника, он приказал жечь лагерные костры до рассвета, а сам с армией, бросив палатки и тяжелый багаж, форсированным маршем устремился в обратный путь.

{216}

В сутки арабы покрывали расстояние, равное двум нормальным дневным переходам, и ╚при последнем издыхании╩, еле живыми добрались до Дербента [+67].

Когда хазары приблизились к этому городу, арабы успели уже оправиться от поспешного отступления и встретили их к северу от города [+68]. Под большим омейядским знаменем арабы и их союзники целый день отражали атаки хазар. Особенно отличился при этом Мерван ибн Мухаммед, командовавший правым крылом арабской армии. К вечеру хазарский дезертир указал Масламе, где находится каган. Он сидел в крытой повозке за парчовыми занавесками; пол ее был устлан дорогими коврами, а на верхушке сиял золотой плод граната. Особо подобранный небольшой отряд удальцов пробился к этой повозке сквозь густые ряды стражи, охранявшей кагана. Каган был ранен, но в суматохе успел спастись бегством. Воодушевленные этим успехом, арабы предприняли общее наступление и отогнали хазар [+69].

Два года перед этим, в 730/1 г., хазарами правила мать умершего кагана, Парсбит. ╚Сын кагана╩ Барджиль, стоявший во главе хазар, вторгшихся в Азербайджан, очевидно, не ╚мел права на престол. Вместе с тем, он мог быть или братом покойного кагана, или его сыном; и в том и в другом случае он мог титуловаться ╚сыном кагана╩ (принц, у тюркютов ≈ шад). Из того, что во главе Хазарского государства оказалась мать покойного кагана, можно заключить, что наследник престола был еще молод и Парсбит выступала в роли опекунши. Если это так, то, в отличие от алтайских тюркютов, у которых достоинство кагана переходило к старшему в роде, у хазар наследником кагана был его сын, а не брат или племянник; Барджиль, следовательно, был не брат, а дядя молодого кагана. К 732/3 г. каган, выступивший против Масламы, вероятно, уже достиг совершеннолетия и занял подобающее ему место во главе государства и армии. Таким образом, выходит, что, хотя хазарами и правила тюркютская династия Ашина, порядок престолонаследия у них был иной, чем у алтайских тюркютов.

Отразив хазар, Маслама занялся осадой цитадели Дербента с засевшей там тысячей хазар. Осаждающие безрезультатно забрасывали крепость камнями и кусками железа. Наконец, по совету одного туземца, Маслама приказал отравить воду источника, поступающую в цитадель, и таким образом заставил ее защитников прекратить сопротивление. Лод покровом ночи хазары бежали. Арабские писатели сообщают, что Маслама заново укрепил Дербент, построил в нем арсенал и магазины для хранения продовольствия и поселил здесь колонию сирийцев в количестве 24 тысяч человек, которым поручил охрану крепости [+70].

{217}

После этого Маслама отбыл в Сирию к халифу, назначив своим преемником уже упомянутого двоюродного брата халифа Хишама, Мервана ибн Мухаммеда [+71].

Узнав об отъезде Масламы, хазары вернулись в свои города в Северном Дагестане. Тогда Мерван, собрав более 40 тысяч воинов, в том же 732/3 г., несмотря на сильные дожди и грязь, двинулся к Белен-джеру. Поход этот получил название ╚грязного╩. Рассказывают, что во время похода грязь налипала на хвосты лошадей настолько, что Мерван приказал их обрезать. Другие подробности этого похода неизвестны, кроме того, что Мерван благополучно вернулся с большим количеством захваченного у неприятеля скота [+72]. Дело, очевидно, происходило зимой, когда кочевники со своим скотом находились на зимних пастбищах возле Кавказа, в обширных дельтах Терека и Сулака.

На некоторое время Мервана сменил известный по войне с хазарами в 725/6 и 730/1 гг. заместитель Масламы, Сайд ибн Амр, но он вскоре ослеп [+73], и Мерван опять прибыл в Закавказье. Во время своего отсутствия он был у халифа и изложил ему свой план войны с хазарами. Главным недостатком ведения войны с ними он считал то, что хазары заблаговременно узнают о намерениях арабов и успевают подготовиться к их отражению. Они собирают настолько большие силы, что арабам не остается ничего другого как позаботиться о благополучном отступлении Мерван просил у халифа армию в 120 тысяч человек [+74].

Заручившись согласием халифа, Мерван в 735 г. вернулся в Закавказье, но здесь ему прежде всего пришлось усмирять восставших грузин. За проявленную при этом неумолимость и беспощадность грузины прозвали его ╚кру╩ ≈ глухой [+75]. Затем он совершил поход в Аланию, где мусульмане завладели тремя крепостями [+76]. Только в 737 г, после основательной подготовки, Мерван приступил к выполнению своей основной задачи, которой на этот раз было завоевание Хазарии [*8].

Мерван принял меры к тому, чтобы ввести в заблуждение хазар. Специальный уполномоченный был послан к хазарам для того, чтобы заключить с ними перемирие и уверить кагана, что военные приготовления ведутся не против хазар, а против алан. Для утверждения договора к Мервану прибыл хазарский посол, который и был задержан, пока арабы заканчивали подготовку к походу [+77]. Под командованием Мервана собралось до 150 тысяч человек; в состав этой армии вошли не

{218}

Иллюстрация. Рисунок на камне из Преславы. Болгария (167 Кб)

только арабы, но и отряды закавказских князей, в том числе отряды армян с князем Ашотом и другими армянскими князьями во главе [+78]. Мерван решил атаковать хазар одновременно двумя путями ≈ через Дарьял и через Дербент. Сам он с главными силами выступил по первому из этих путей, другая армия под начальством Язида Усайда ибн Затира ас-Сулами отправилась от Дербента. Обе армии должны были соединиться в Семендере. Хазарского посла до последнего момента держали в неведении относительно истинной цели похода и только тогда, когда обе армии арабов соединились, он был вызван к Мервану, который, резко оскорбляя хазар, объявил им войну. Но даже и после этого посол был отправлен кружной дорогой, чтобы хазары возможно дольше не знали о намерениях арабов [+79]. Когда посол добрался до кагана, арабы уже глубоко вторглись в страну хазар.

Перепуганный каган созвал советников, но они ничего не могли ему предложить, кроме немедленного бегства из столицы, так как силы, достаточные для сопротивления арабам, не были собраны. Каган ушел по левому берегу. Волги на север к горам, по-видимому, к Уралу, столица же осталась под прикрытием небольшого сравнительно с арабской армией, но отборного войска в 40 тысяч человек с Хазар-тарханом во главе [+80]. Застигнутые врасплох хазары, вероятно, рассчитывали, что это войско задержит Мервана под Итилем, а каган тем временем успеет собрать силы для отпора врагам. Не случайно каган направился в Заволжье, где жили подвластные или союзные хазарам племена, способные выставить многочисленные контингенты храбрых воинов.

Мерван разгадал план хазар. Выйдя из Семендера, он быстро достиг хазарской столицы ал-Бейда, находившейся в низовьях Волга, но не остановился для ее осады, а двинулся вслед за каганом на север. Не

{219}

тратя времени ни на захват ал-Бейда, ни на переправу через Волгу в районе хазарской столицы, что, имея в виду ширину реки и множество протоков ее обширной дельты, потребовало бы значительного времени и не могло пройти без противодействия оставленного в городе хазарского войска, Мерван со всей возможной скоростью устремился за каганом по правому берегу реки. Его задача заключалась теперь в том, чтобы настичь кагана прежде, чем тот соберет значительную армию.

Выше хазарской столицы находилась страна буртасов; она простиралась до страны волжских болгар [+81]. И буртасы и болгары в то время, как и позже, находились в подчинении у хазар. Теперь буртасы оказались беззащитными против мусульман и сильно пострадали при их нашествии. Арабы опустошили их страну, захватили много лошадей и взяли в плен 20 тысяч семей [+82]. Этих пленных арабские писатели называют сакалибами, тем же именем они обозначают и реку, на которой находится их страна. Так как сакалибами арабы обычно именовали славян, то плененных Мерваном считают славянами, а местожительство их ищут на славянской реке ≈ Дону или Волге [+83]. Однако, сакалибами арабы называли не только славян [+84], и поэтому нет оснований сомневаться в известиях, согласно которым пленники Мервана были буртасы.

С уходом Мервана армии Хазар-тархана, по-видимому, как показывает наименование ее предводителя, состоявшей из собственно хазар, незачем было оставаться в ал-Бейда и она последовала за Мерваном по противоположной стороне Волги с тем, чтобы соединиться с каганом и занять подобающее ей положение ядра и главной ударной силы собираемого им ополчения. Узнав об этом от лазутчиков, Мерван решил атаковать хазар. С этой целью сильный отряд мусульман по понтонному мосту ночью был переправлен на левый берег реки с целью устроить засаду для врагов. Мерван намеревался взять хазар в клещи. Арабы легко расправились с небольшим отрядом хазар, встретившимся им после переправы. Он состоял всего из 20 человек во главе, как потом оказалось, с самим Хазар-тарханом, который с соколами и собаками отделился от своей армии, чтобы развлечься охотой. Хазарское войско шло параллельно с войском арабов и, отделенное от них широкой рекой, чувствовало себя в полной безопасности. Вечером того же дня арабы,

{220}

Иллюстрация. Болгарский хан с пленником. Деталь серебряного кувшина из Сеитмиклошского клада (131 Кб)

переправившиеся на левый берег Волги, устраивая лагерь на опушке леса, увидели в глубине последнего дым ≈ там беспечно расположилась на ночь хазарская армия. Арабы немедленно направились к ней и были замечены хазарами только тогда, когда сошлись с ними вплотную. 10 тысяч хазар было убито, 7 тысяч попало в плен, а остальные разбежались. Только при расспросе пленных выяснилось, что встреченный утром охотник со свитою был сам предводитель хазарской армии Хазар-тархан. В ту же ночь перед рассветом экспедиционный корпус арабов с полоном и насаженными па копья головами Хазар-тархана и его свиты вернулся к основным силам Мервана. Войско хазар было уничтожено, сражаться больше было не с кем ни на восточном, ни на западном берегу Волги [+85].

Большинство арабских писателей так общо и неясно рассказывает о походе Мервана [+86], что многие исследователи не выделяют этот поход

{221}

из числа других арабских набегов на южную окраину Хазарского государства и считают, что столицей хазар в это время был Семендер. На самом деле Семен дер был всего лишь начальным пунктом движения объединенных армий Мервана, дошедшего не только до дельты Волги, но и поднявшегося вверх по этой реке значительно выше ее большой излучины, где только и начинались поселения буртасов.

У армянского историка Вардана целью похода Мервана указан город гуннов Варачан [+87], а Гевонд, не называя города в земле гуинов, описывает его взятие арабами. При этом жители города, по его словам, ╚стали бросать имущества свои в морс, а другие .и сами бросались в море и погибали в безднах его╩ [+88]. Выходит, что, если город в стране гуннов, о взятии которого говорится у Гевонда, был действительно Варачан, то он лежал на берегу моря. Ва.рачан чаще всего идентифицируется с Белен джером, а последний с современным селением Тар ми, находящимся вблизи Махачкалы, в нескольких километрах от моря. Уже ввиду этого отожествление Варачана-Беленджера с Тар км более чем сомнительно. К тому же арабские писатели упоминают Тарки ≈ Тарку независимо от Беленджера и наряду с ним. Поэтому возможно, что Гевонд принял за Варачан какой-то другой город, может быть Семендер [+89]. Тот факт, что из всех событий похода Мервана армянские историки отметили только взятие Барачана, можно объяснить лишь тем, что именно этот город в стране хазар был лучше всего им известен, или что в его взятии участвовали армянские дружины, находившиеся в войске Мервана.

Узнав о гибели своей армии, каган отправил к Мервану посла с просьбой о мире. Мерван потребовал обращения кагана в мусульманство, угрожая в случае отказа поставить на его место другое лицо. Посол попросил три дня сроку, чтобы вернуться к кагану и принести его ответ. 'Из этого следует, что каган не успел уйти далеко от преследовавшего его Мервана. За три дня посол мог не только вернуться от Мервана к кагану, но и принести ответ последнего. У кагана не было выхода и он согласился принять ислам, т. е. друпши словами, подчиниться арабам, так как .принятие ислама означало не только религиозную, но и политическую покорность халифу. Единственно, о чем просил каган, ≈ это прислать ему учителей для ознакомления с мусульманской религией. Мерван направил к нему двух факихов. Некоторые затруднения вызвал вопрос о пище. Каган специально интересовался, что разрешается ему из мяса и можно ли пить вино. После некоторой дискуссии между учителями ему было сообщено об абсолютном запрещении ╚нечистого╩ мяса, крови, свинины и вина. .Каган должен был согласиться и с этим и вместе с семьей и некоторыми из своих приближенных принял ислам [+90].

{222}

Мерван подождал пока каган вернулся в свою столицу, восстановил его власть и, назвав кагана своим братом, с большой добычей и 40 тысячами пленных вернулся в Закавказье. Хазарские пленники были поселены между Самуром и Шабраном, а буртасы в Кахетии. Здесь последние скоро взбунтовались, убили поставленного над ними эмира и бежали на родину, но по пути были перехвачены Мерваном и перебиты [+91]. Так закончился ╚быстрый рейд╩, как называли этот поход Мер-вана арабы.

Рассказ о походе Мервана на Волгу, приведенный еще у Д'Оссона, но без указания источника, казался невероятным и не обратил на себя внимания ученых. Исследователи, пользовавшиеся только сообщениями широко известных арабских писателей, не могли составить себе полного представления о походе 737 г., так как у них находятся лишь отрывочные данные. Отожествляя сакалибов со славянами, многие ученые полагали, что Мерван был на Кубани или на Дону. Так, например, Маркварт, основываясь на сведениях Балазури, считал, что Мерван, послав часть своего войска против хазар вдоль Каспийского побережья, сам с главными силами вторгся через Аланские ворота в страну хазар на Дону. Только с привлечением текста Ибн ал-А'сама, что является бесспорной заслугой Зеки Валиди Тогана [+92], становится очевидным, что Мерван двинулся со всей своей армией в 150 тысяч человек кратчайшим путем к столице хазар на Нижней Волге, к ал-Бейда, позже известной под именем Итиля, не отвлекаясь никакими побочными целями и не уклоняясь ни на Кубань, ни на Дон. О том же свидетельствуют, но очень кратко и поэтому не вполне ясно и убедительно, и другие арабские авторы≈Ибн ал-Асир и Ибн Халдун (1332≈1406).

Как далеко поднялся Мерван по Волге, можно судить по местоположению сакалибов-буртасов, предков современной мордвы. По данным арабских писателей, они были ближайшими соседями хазар. По Ибн Русте, страна буртасов находилась в 15 днях пути от хазар, а по Истахри (около 849 г.), ≈ в 20 днях пути от хазарской столицы, т. е. где-то не ближе саратовского течения Волги. Как и современная мордва, буртасы жили только по правой стороне этой реки. Таким образом, Мерван гнался за каганом от столицы хазар не менее 15≈ 20 дней, вероятно, даже несколько больше. В описании разгрома армии Хазар-тархана говорится, что хазары разбили свой лагерь в густых лесных зарослях среди долин и гор, что едва ли возможно предположить в низовьях Волги, где она течет вдоль степей. Скорее всего встреча арабов с хазарами произошла где-то выше Большого Иргиза, где долина Волги суживается и изрезанные оврагами возвышенности приближаются к реке не только с правой, но и с левой ее стороны, т. е. не

{223}

менее чем в 600 км от Итиля. Если мы учтем, что дело касается конной армии, к тому же, надо полагать, с облегченным обозом, то указанное расстояние окажется, хотя и удивительным, но не невероятным, тем более, что у нас нет никакой необходимости укладывать этот путь Мер-вана в те 20 дней, в которые совершалось путешествие от Итиля до бур-тасов в обычных условиях [+93].

Мерван, очевидно, рассчитывал, что обращение кагана в мусульманство обеспечит покорность хазар арабам так же, как это было во многих других случаях арабских завоеваний. Однако Хазария была не похожа на другие подчиненные арабам страны: в ней еще не существовало тех острых социальных противоречий, которые в других случаях способствовали утверждению власти арабов над покоренными народами. Чтобы держать ее в подчинении, надо было оставить в стране сильную арабскую армию. Сделать это Мерван не мог, поэтому и эффектное завоевание Хазарии оказалось эфемерным. Стоило арабам удалиться, как все пошло по-старому, в чем арабы и не замедлили убедиться.

Поход Мервана был последним крупным военным предприятием арабов против хазар. Хазария стояла на краю гибели и спаслась лишь благодаря недостатку сил у арабов. Не будь этого, история Восточной Европы сложилась бы совсем иначе, чем мы ее знаем. Распространение мусульманства, а вместе с ним и восточной цивилизации, на ряд столетий остановилось на пороге Европы у Кавказских гор. Этих столетий было достаточно для того, чтобы в Восточной Европе сложилось прочное Русское государство, всеми своими культурными традициями связанное с европейским миром. Последующее распространение мусульманства рядом с христианским Русским государством уже не могло существенным образом отразиться на направлении культурного и политического развития Восточной Европы и оторвать ее от западноевропейской цивилизации. Роль Хазарим в таком именно направлении исторического развития совершенно бесспорна и обеспечивает за ней всемирно-историческое значение.

Примерно того же взгляда на историческую роль хазар придерживается Данлоп. Без хазар, ≈ говорит он, ≈ история Восточной Европы была бы совершенно иной; они остановили арабов на Кавказе так же, как это сделали франки Карла Мартела в Пиренеях [+94]. Эта мысль представляется В. Минорскому конструктивной и наиболее значительной в книге Данлопа. Вместе с тем он обращает внимание и на другое следствие арабо-хазарской войны. По его словам, молодое Русское государство должно быть благодарно арабам, разгромившим грубых и примитивных хазар и отвлекшим их внимание от славян. Развивая эту мысль,

{224}

он говорит, что расширение Киевского государства за счет хазарских владений происходило по мере поглощения энергии хазар борьбою с арабами [+95]. Последнее определенно не соответствует действительности. Образование Киевского государства и распространение его власти на подвластные хазарам славянские племена относится ко времени после завершения острой борьбы хазар с арабами, когда между теми и другими установилось некое равновесие, лишь эпизодически нарушаемое военными столкновениями. Со второй половины VIII в. ни та ни другая сторона уже не ставили перед собой столь больших задач, как те, которые они пытались решить в первой половине этого века. Хазары должны были примириться с окончательной утратой Закавказья, а арабы убедились в том, что подчинение хазар недостижимо. Таким образом, нет никаких оснований ставить успехи Руси в борьбе с хазарами в зависимость от арабского натиска на последних. Но за хазарами остается то, о чем было сказано выше и что, в известной мере, соответствует оценке их исторической роли Данлопом [*9].

Сильный удар, нанесенный Мерваном, заставил хазар в дальнейшем проявлять большую осторожность и осмотрительность в своих отношениях с арабами и на время прекратить нападения на Закавказье. Мирные отношения между хазарами и арабами в промежутке от 737 по 763 г. В. Мошин связывает с тем, что хазарский каган в эти годы исповедовал мусульманскую религию [*10]. Он полагает, что возобновление войны явилось следствием перехода власти из рук кагана мусульманина в руки иудея Обадии[+96]. Это предположение расходится с данными арабских источников о времени торжества иудейства у хазар ≈ не ранее начала правления халифа Харунар-Рашида в 786 г. События, связанные

{225}

с походом Мервана, со всей очевидностью показывают, что ко времени этого похода иудейская религия не была еще ни религией кагана, ни основной массы хазар. Вместе с тем, нет решительно никаких данных, которые свидетельствовали бы, что силой навязанное хазарам мусульманство удержалось у них сколько-нибудь значительное время. И после похода Мервана хазарский каган, как и основная масса его подданных, как были, так и оставались язычниками, вероятно, отбросив даже формальную принадлежность к религии своих победителей.

Но если арабам не удалось силой навязать хазарам свою религию, то это не значит, что другие пути для распространения ислама в Хазарии были закрыты. Военно-политические, прежде всего экономические связи Хазарии с мусульманскими странами не могли не повести к проникновению ислама в эту страну, в особенности в столицу ее Итиль, куда стекались купцы из разных земель. С прекращением непрерывной войны с арабами туда устремились купцы из мусульманских стран, главным образом из Средней Азии, которая издавна была связана торговыми отношениями с Приуральем и Поволжьем. Вместе с различными товарами и мусульманской религией они несли с собой ирано-мусульманскую культуру, влияние которой отчетливо сказывается на материальной культуре и на искусстве Восточной Европы VIII≈X вв. [+97]

Разгромив хазар, Мерван занялся подчинением горных племен Кавказа. Следует отметить, что попытки покорения их начинаются с первого момента проникновения арабов в Каспийский проход и что раньше эти племена находились в политической связи с Сасанидским Ираном. И персам, и арабам приходилось при этом бороться с тюркюто-хазарами, также заинтересованными в господстве над горцами, жившими поблизости от первоначального центра Хазарии и от прохода, который вел в манившее их своим богатством Закавказье. Вместе с тем, пользуясь выгодами своего географического положения, горские племена Кавказа признавали чужеземную власть лишь настолько, насколько это было выгодно их вождям, и быстро стряхивали даже тень зависимости, когда считали это для себя необходимым.

Арабские писатели насчитывали в горном Кавказе 72 племени со своими языками или несходными с другими наречиями [+98]. Только в восточной части Кавказа они указывают одиннадцать ╚царей гор╩ или ╚царей горы Кабх╩, владеющих следующими княжествами: Сериром, Маскатом, Филаном, Лакзом, Шабираном, Хамзином, Мираном, Табар-сараном, Туманом, Зирикирином, Синданом или Мазданом. Севернее всех из них лежал Серир. Это княжество находилось в горах Северного Дагестана, занимая часть современной Аварии. К югу от Серира помещались: Туман, Зирикирин, Хамзин и Синдан. Все они размещались севернее Дербента на месте позднейших владений: Даргинского, Кара-Кайтахского и Дербентского. Южнее их лежал Табарсаран, сохранившийся

{226}

по названию и по территории в современной Табарсарани. Граничивший с юга с Табарсараном Филан, может быть, соответствует владению Казикумухскому [+99]. Страна Лакз лежала по реке Самуру, а название ╚лакз╩ сохранилось в общем наименовании южнодагестанских племен ≈ лезг-и. Шабиран приходится на Шабранскую область бывшего Кубинского ханства. Наконец, Маскат явно соответствует стране маскутов армянских авторов, помещавшейся в прикаспийской равнине Южного Дагестана (от р. Самура до р. Бельбек).

О характере этих ╚царств╩ мы, к сожалению, знаем очень мало. У арабских писателей сохранились о них лишь немногие данные. Так, относительно Серира сообщают, что владения его находились в 12 фар-сахах от владений хазар [+100] и в 2 фарсахах от Семендера [+101], что путь к нему ведет сначала по равнине, затем подводит к высокой горе и реке, что через три дня дорога подходит к крепости царя, расположенной на вершине горы и имеющей 4 фарсаха в длину и столько же в ширину; стены ее сложены из камней. Далее говорится, что царь Серира исповедует христианскую религию и что большая часть жителей страны ≈ христиане [+102]; по другим же сведениям христианами были только царь и его окружение, а все остальные ≈ язычники, поклонявшиеся, по одним данным, ╚сухой голове╩ [+103], а по другим ≈ льву [+104]. В этом царстве, по одной версии, тысяча двести поселений [+105], а по другой ≈ 20 тысяч племен и вер [+106], по третьей же ≈ ущелий, в которых находятся поселки и города [+107]. Подробно описывается один из обычаев населения Серира, а именно, оставлять покойника на три дня на площади, чтобы убедиться, что он действительно мертв [+108]. Царя этой страны, иначе ╚сахиб ас-Серир╩ [+109], называют, по одним сведениям, Аваром [+110], что, по всей вероятности, связывается с названием северной части Дагестана Аварией [+111], а по другим, ≈ титулом вахрарзан-шах [+112]; власть царя наследственная, он ведет свое происхождение от иранского полководца ≈

{227}

шаха Бахрам Гура [+113]. Сообщают, что царь берет себе в рабы кого захочет из жителей страны [+114]. Он успешно воюет с хазарами [+115]. Столицу царства Хумрадж [+116] обычно отожествляют с аулом Хунзах [+117] или с Гимры при слиянии Андийского и Аварского Кой-Су. Но данным Ибн Русте, у царя Серира была неприступная крепость, называвшаяся Алал и Гумик, где хранилась его казна [+118].

Страна Хамз'ин (у Ибн Русте ≈ Хайзан) у Гардези сохраняет старое название Джендан [+119], т. е. Джидан (Гуннов), а у Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха она же называется царством Сувар [+120] по имени гуннов-савир. До арабско-хазарской войны это действительно было, как говорит Масуди, самое могущественное царство в этих краях [+121]. Столицею его был город Варачан. Однако после разгрома, учиненного здесь арабами, это царство распалось на две части, соответственно двум болгарским племенам, которые входили в его состав ≈ савир-сувар и бароил-берсула. Населенная савирами южная часть царства стала называться по имени главного города Хамзина (Хасина), который нередко упоминается в сообщениях об арабо-хазарской войне. Это был первый хазарский город, который встретился Джарраху и Масламе в их походах к северу от Дербента. Если это тот же город, что и Хайзан, то именно к нему вела дорога по горам и ущельям с 12 остановками на пути из столицы Серира Хумрадж. Это его царь исповедовал три религии одновременно: в пятницу он молился с мусульманами, в субботу с евреями, а в воскресение с христианами. ╚Все последователи этих религий призывают к своей вере и каждый думает, что истина в руках его, а вне его религии ≈ ложь, а я ≈ думал этот царь ≈ исповедую все религии, так что постигаю истину всех религий╩ [+122]. Не так уже плохо придумано, а, может быть, и недалеко от правды, если учесть, что в Прикаспийском проходе три указанные религии вели ожесточенную борьбу и каждая стремилась занять исключительное положение. Впрочем, все это не мешало сохраняться и более древним верованиям. Сообщают, что в 10 фарсахах от Хамзина, в городе Ранхаз (у Гардези в самом Хам-зине) находилось громадное дерево; жители собирались к нему каждую среду, вешали плоды, поклонялись и приносили жертвы [+123]

[+123] Этот культ

{228}

дерева живо напоминает ют, с которым в VII в. епископ Исраель столкнулся в той же стране гуннов [+124].

Северная часть царства гуннов, где находилась его столица, ╚великолепный город Варачан╩, образовала особое владение ≈ Беленджер или Булкер-Болгар. Население его состояло из барсил-берсула, одного из подразделений болгар. После разгрома города Варачана (он же Ванандар), называвшегося у арабов, так же, как и страна, ≈ Беленджер, и перенесения столицы хазар на Волгу, главным городом этой части страны гуннов стал Семендер. Согласно Масуди (первая половина X в.) царь Семендера был мусульманин и причислял себя к арабскому роду Кахтан, других мусульман в его стране не было. Назывался или титуловался он Салифан [+125]. Почти в то же время Истахри и Ибн Хау-каль сообщают, что царь Семендера из иудеев и родственник царя хазар [+126]

[+126] Вероятно все же, что оба эти известия относятся к разному времени, но решить, которое из них восходит к более ранней поре ≈ затруднительно.

У арабских писателей находятся еще некоторые сведения о царствах Лакз л Зирикиран. Лакзы многочисленное, храброе племя, живущее в горах, где у них имеются поселения и поля. Среди них различаются четыре класса: первый привилегированный, которым управляют цари, или скорее из которых выходят их цари, называется ╚хамашира╩, следующий за ним ╚мишак╩, а потом ╚ал-акра╩ и ╚меган╩ [+127]. По догадке Де Гуе, последние два означают земледельцев и ремесленников; если это так, то второй можно было бы признать воинами-дворянами, а первый князьями.

Зарикиран значит ╚кольчужники╩, кольчужные мастера. Многие из жителей этого ╚царства╩ занимались изготовлением кольчуг, стремян, удил, мечей и других предметов из железа. Исповедовали они разные религии: мусульманство, христианство и иудейство. Страна их хорошо защищена своим недоступным местоположением [+128]. Это, несомненно, современные Кубачи.

О других царствах имеются только отрывочные указания относительно их местонахождения по отношению друг к другу и титулов их царей. Так, Табарсаран расположен ближе всех к Дербенту, между областью последнего и Лакзом [+129]. Маскат с северной своей стороны граничит тоже к областью Дербента, на юге доходит до стены Сур ат-Тин, называемой Бармаки, с востока примыкает к морю, а со стороны гор к стране лакзов [+130].

{229}

Немною прибавляют к данным о горских княжествах Дагестана рассказы о завоевании их Мсрваном. Сообщение Табари об этом очень кратко. Под 739/40 г. он говорит только о походе Мервана в Серир [+131] Более подробный рассказ о том же находится в персидской версии этого автора [+132]. Он уснащен рядом маловероятных деталей легендарного характера. Здесь говорится, что, закончив войну с хазарами, весной следующего года Мерван вторгся в страну Сермерскую (Серир) и прежде всего достиг города Шекк. Перед ним он простоял целый месяц, пока, наконец, подготовив специальные сооружения, не взял его штурмом. Захваченных в плен жителей Мерван приказал выводить ;по одному через крепостные ворота и собственноручно отрубал голову одному за другим до тех пор, пока не перебил всех [+133]. Жен, детей и имущество побежденных он отдал своим воинам, а город приказал сравнять с землей. Затем он пошел к городу Гузни-Ами, взял его и также разорил. Правитель Серира заперся в сильнейшей крепости, названия которой автор не сообщает. Мерван поклялся, что или умрет или проникнет в нее. Так как дело не подвигалось, он переодевшись поваром, добился, что его впустили в крепость и ознакомился с ее устройством. Узнав об этом, правитель Серира испугался и согласился заключить договор с Мерваном, обязавшись выдать единовременно 500 тысяч (по другой версии 10 тысяч) [+134] диргемов, 100 мальчиков, 100 девушек и 500 мер хлеба (в другой версии значится 500 мальчиков и 500 девушек) [+135]. Приняв дань, Мерван расположился у крепости Гимран и овладел ею посредством подкопа. Ожесточение побежденных было столь велико, что когда некто Тенуши, предложивший план взятия крепости и соорудивший подкоп, получил от Мервана в награду за это красивейшую из девушек города и повел ее, то красавица бросилась со стены замка и увлекла его за собой.

Завоевывая города один за другим, Мерван подчинил всю Гимран-скую страну. В данном случае Гимранская страна выступает отдельно от Серира.

Затем Мерван обложил того же рода данью Туман. Царь Тумана должен был доставлять арабам ежегодно 150 девиц и 50 юношей с высокой тальей, черноволосых, чернобровых, с длинными ресницами, и 20 тысяч модиев в зернохранилища. Далее Мерван вступил в землю Зи-рикирин, владетель которой вынужден был согласиться на аналогичную дань. Он должен был доставлять арабам 50 юношей и 10 тысяч модиев зерна. Соседний с Дербентом и уже неоднократно занимавшийся

{230}

арабами Хамзин на этот раз оказал упорное сопротивление. Только после взятия и разрушения крепости в результате месячной осады Мервану удалось заставить владетеля этой области выдать арабам единовременно 500 невольников и принять обязательство ежегодно доставлять 30 тысяч модиев зерна. Владетель Синдана откупился от арабов тем, что обещал Мервану представить единовременно 100 невольников и ежегодно доставлять в Дербент 5 тысяч модиев зерна. Дань с Табарсарана была определена в 10 тысяч мер зерна. Филаншах за помощь арабам был вовсе освобожден от дани.

После всего этого Мерван занялся подчинением лакзов и осадил их крепость. Согласно Балазури, царь последних отправился за помощью к хазарам [+136], по другим данным, по прошествии года царь лакзов Опас бежал из замка с большей частью своих воинов. По пути он остановился отдохнуть и приказал взять овцу из находившегося поблизости стада. Молодой пастух в отместку застрелил его из лука. Испуганные спутники царя разбежались, а отец пастуха сообщил об этом в Дербент коменданту крепости, который, прибыв на место, отрубил голову Опаса и послал ее Мервану. Обрадованный Мерван, ничего не знавший о бегстве Опаса, приказал насадить эту голову на кол и показать жителям осажденного города. Пораженные ужасом, те сдались и согласились доставлять в Дербент ежегодно 10 тысяч мер хлеба [+137].

Вторую версию подкрепляет сообщение Ибн ал-Асира под 736/7 г.; только вместо Опаса здесь фигурирует Варнис, а страна его названа землей Варниса [+138]. Однако можно не сомневаться, что в этом сообщении речь идет о завоевании лакзов и Варнис тожественен с Опасом. Некоторое недоумение может вызвать год, предшествующий походу Мервана на хазар. Но дело в том, что события, объединенные у других авторов под одним годом, у Ибн ал-Асира распределены по нескольким годам. Подчинение Туманшаха у него даже связывается с двумя походами: одним в 735/6 г. и другим в 737/8 г., причем последний проходил под начальством не Мервана, а Исхака ибн Сальма ал-Укайли [+139]

[+139] Таким образом, подчинение Дагестана Мерваном растягивается на ряд лет, с 735/6 по 738/9 г., и начало его относится еще к годам, предшествующим походу на хазар После этого похода Мервану пришлось завоевывать, по-видимому, только Северный Дагестан, южнодагестанские княжества были подчинены раньше.

В 743/4 г. Мерван должен был оставить Кавказ; получив известие об убийстве халифа Валида, он поспешил в Дамаск, где и провозгласил себя халифом в 744 г. Через 6 лет он был убит. Это был последний халиф из династии Омейядов.

Хотя характер наложенной арабами дани на царей гор вытекал из потребностей арабского гарнизона Дербента, он указывает, с одной

{231}

стороны, на ярко выраженный натуральный характер хозяйства горцев Дагестана, а с другой, на развитие у них земледелия, являющегося основой для соответствующих общественных отношений, которые, по-видимому, следует представлять как патриархально-феодальные, во всяком случае, со значительным имущественным и социальным неравенством и более или менее сильной царской властью. Основой такой дифференциации могло быть не столько рабовладение, сколько частная земельная собственность и зависимое положение массы производителей, из числа которых, например, царь Серира мог брать себе в качестве слуг (рабов) кого угодно.

После покорения горных племен Дагестана граница арабских владений вплотную приблизилась к степям Северного Предкавказья, хотя власть арабов здесь была непрочной и более или менее длительное время удерживалась только в Дербенте и к югу от него, где находились арабские гарнизоны. В Северном Дагестане основной силой по-прежнему оставались хазары.

{232}

Примечания

[+1] Мюллер История ислама, II, стр. 91, сл.

[+2] Ибн ал-Асир, стр.22; Табари, II, 1200.

[+3] Табари, II, 1217.

[+4] История агван, 260.

[+5] Гевонд, стр. 27, 28; Derbend-Nameh, стр. 504, 505.

[+6] Гевонд, стр. 28; История агван, стр. 261.

[+7] Мюллер. История ислама. II, стр. 94. Зиму 716/7 г. Маслама простоял в Малой Азии и весною подступил к Константинополю.

[+8] D'Ohssоn. Des peuples du Caucase, стр. 56, 60.

[+9] Табари, II, 1346.

[+10] Tам же, 1437; Я'куби, II, 378; Ибн ал-Асир, стр. 23; Bal'ami, стр. 510; Дорн. Известия о хазарах, стр. 18. У Ибн ал-Асира под тем же годом имеется известие, что турки (хазары) напали на алан (стр. 23).

[+11] Табари, II, 1453.

[+12] Табари, II, 1453, Дорн. Известия о хазарах, стр 18≈22, Ибн ал-Асир, стр 23≈24, Ва1'аmi, стр 511, Derbend-Nameh, стр 464, cл , Dunlор The History, стр 62≈64.

[+13] Derbend-Nameh, стр 628 (Табари), Дорн. Известия о хазарах, стр 22.

[+14] Derbend-Nameh, стр 518

[+15] Derbend-Nameh, стр 628 (Табари), Дорн.звестия о хазарах, стр. 24.

[+16] Derbend-Nameh, стр 517

[+17] Derbend-Nameh, стр 629 (Табари), стр 480, 481, прим. 17.

[+18] А. Я-Гаркави. Существовала ли у хазар столица под названием Баланджар? 1887 (оттиск).

[+19] Дорн. Известия о хазарах, стр. 23; Ибн ал-Асир, стр. 24; Derbend-Nameh, стр. 520. По Табари и Ибн ал-Асиру, телегами была окружена крепость Беленджер, а по Дербент-намэ, сами арабы прикрывались телегами, когда шли на штурм стен города. Наиболее вероятным следует считать описанный в тексте вариант применения телег в боевой обстановке, весьма распространенный у кочевников, но известный и другим народам, даже в новое время.

[+20] Кмошко исправляет на 30 динаров. Согласно указанию Корана, из военной добычи пятая часть поступала в казну халифа, а остальное в раздел между войском, причем конный получал втрое больше пешего.

[+21] Дорн. Известия о хазарах, стр. 23, 24; Ибн ал - Асир, стр. 24, 25.

[+22] Табари II, 1453. Которая река Дагестана носила это название ≈ неизвестно. Может быть, это р. Сулак. В топонимике Азербайджана до сих пор сохранились наименования, в состав которых входит имя болгар, болкар, булх.

[+23] А. П. Ковалевский. Книга Ахмеда Ибн Фадлана, стр. 138. Там они назывались ╚баранджар╩.

[+24] Ибн ал-Асир, стр 25, Дорн. Известия о хазарах, стр 24.

[+25] Дорн. Известия о хазарах, стр. 24, 25; Ибн ал-Асир, стр. 25.

[+26] Табари, И, 1462; Ибн ал-Асир, стр.25.

[+27] Табари, II, 1472.

[+28] Ибн ал-Асир, стр. 23.

[+29] При раскопках этого замка в 1933 г. было найдено около 80 документов из архива Диваштича, написанных на согдийском языке и содержащих ценные сведения, особенно о хозяйстве согдийских феодалов (Согдийский сборник, Л., 1934).

[+30] Ибн ал-Асир, стр. 25.

[+31] Там же, стр. 25, 26.

[+32] Ибн ал-Асир, стр. 26; Я'куби, II, 195.

[+33] Ибн ал-Асир, стр. 26; Табари, II, 1506; Michel le Syrien, Chronique trad, par Chabot. Paris, 1901, II, 501.

[+34] Н. А. Караулов. Сведения, СМОМПК, XXVIII, стр. 53, 54.

[+35] Табари, 11,1526; Ибн ал-Асир, стр.26.

[+36] Ибн ал-Асир, стр. 26.

[+37] Табари, II, 1530; Дорн. Известия о хазарах, стр. 67≈68; Ибн ал-Асир, стр. 26; Я'куби, стр. 7; Балазури, стр. 16; Derbend-Nameh (Таbari), стр. 630.

[+38] Гевонд, стр. 71.

[+39] См. выше, стр. 71.

[+40] Византийские историки, стр. 418.

[+41] История агван, стр. 261.

[+42] У Мирхонда (1439≈1498 гг.) сын кагана носит имя Fet'h что может быть, соответствует известному тюркскому титулу ≈ пех, бек. Возможно, что и в названии сына кагана в Дербенд-Намэ ≈ Пашенк или Пашех (Pdsheh), соответствующего имени Барджиль, скрываются тюрко-хазарские титулы: пех и шад, если это не турецкое ╚паша╩. (Ср. Derbend-Nameh, стр. 526, прим. 3). У Ибн А'сама имя сына кагана читается как Барсбик. Л. Н. Курат сопоставляет его с именем вдовы кагана Парсбит и считает, что то и другое означает одно и то же, а именно ≈ ╚барс╩ или ╚леопард╩ (Akdes Nimet Kurat. Abu Muhammad Ahmad b. A'tham al Kufi's Kitab al Fatih and its Importance Concerning the Arab Conquest in Central Asia and the Khazars. Ankara, 1949, стр. 280). Минорский полагает, что имя сына кагана может быть восстановлено как Barjing (а не Barchyk), имея в виду название местности (Bar ing ligh-kand), восточнее Аральского моря, упомянутой у Бартольда (Туркестан) (A New Book, стр. 126).

[+43] Гевонд, стр. 71, 72; Табари (II, 1530) говорит, что хазары выступили из страны алан. То же и у Ибн ал-Асира, стр. 26.

[+44] Дорн. Известия о хазарах, стр. 67, 68; Балазури, стр. 16; Bal'ami, IV, стр. 270, cл.

[+45] Дорн. Известия о хазарах, стр. 67, 68; Балазури, стр. 16; Bal'ami, IV, стр. 516.

[+46] Дорн. Известия о хазарах, стр. 68; Балазури, стр. 16.

[+47] Дорн. Известия о хазарах, стр 68≈70; Ибн ал-Асир, стр. 26; Балазури, стр. 16. В числе спасшихся был один по имени ╚Сакалиба╩, т. е. ╚Слав╩ ≈ славянин. Он принес Хишаму известие о гибели Джарраха (Ибн А'сам). Из этого видно, что в армии арабов были славяне, вероятно, из числа поселившихся в Малой Азии.

[+48] Дорн. Известия о хазарах, стр. 70.

[+49] Летопись Феофана, под 720≈728 гг.

[+50] Ибн ал-Асир, стр. 27; Bal'ami, стр. 519.

[+51] Ибн ал-Асир, стр. 26; Гевонд, стр. 72, 150, прим. 160.

[+52] Bal'ami, стр. 270; Дорн. Известия о хазарах, стр. 70, 71.

[+53] Дорн. Известия о хазарах, стр. 72.

[+54] Там же стр. 72≈74; Ибн ал-Асир, стр. 27, 28.

[+55] Дорн. Известия о хазарах, стр. 74≈76; Ибн ал-Асир, стр. 28.

[+56] Там же, стр. 28; Дорн. Известия о хазарах, стр. 76. +57 Там же, стр. 77, 78; Ибн ал-Асир, стр. 28, 29.

[+58] Я'куби (II, стр. 381) говорит, что предводитель хазар был убит и его голова послана халифу. Об убийстве сына кагана см. также у Феофана под 721≈729 гг. 

[+59] Дорн. Известия о хазарах, стр. 78, 79; Ибн ал-Асир, стр. 29.

[+60] Там же, стр. 79; Bal'ami, стр. 531.

[+61] Гевонд, стр. 72.

[+62] Дорн. Известия о хазарах, стр. 79≈81; Балазури, стр. 16; Гевонд, стр. 72.

[+63] Дорн. Известия о хазарах, стр. 81, 82.

[+64] Табари, II, 1533. По-видимому, об этом походе имеется сообщение у Феофана под 723≈731 гг. Он пишет: ╚В сем году Маслама ходил войной на Турцию и, перешедши за Каспийские ворота, испугался и воротился назад╩.

[+65] Табари, II, 1560; Дорн. Известия о хазарах, стр. 82; Ибн ал-Асир, стр. 29, 30; Я'куби, стр. 6.

[+66] Там же, стр. 6.

[+67] Ибн ал-Асир, стр. 29≈30; Дорн. Известия о хазарах, стр 82.

[+68] По Я'куби, битва с хазарами произошла у W-z-z.m'a ≈ Варачана. Это тот город, до которого, согласно этому автору, только и дошел Маслама

[+69] Дорн. Известия о хазарах, стр. 82≈84; Я'куби, стр. 6

[+70] Дорн. Известия о хазарах, стр. 84≈85; Балазури, стр. 17; История агван, стр. 261. Автор говорит, что Маслама вторично выстроил Дербент и при этом не разрушил дворец албанского патриарха.

[+71] Дорн. Известия о хазарах, стр. 86

[+72] Табари, II, 1562, Длрн. Известия о хазарах, стр 86.

[+73] Дорн Известия о хазарах, стр 86

[+74] Ибн ал-Асир, стр 30

[+75] М. Brosset. Histoire de la Georgie, I, стр 233 

[+76] Табари, II, 1573

[+77] Ибн ал-Асир, стр 30≈31

[+78] Дорн. Известия о хазарах, стр. 87; Ибн ал-Асир, стр. 30 (исчисляет армию арабов в 120 тысяч человек); Гевонд, стр. 80.

[+79] Дорн. Известия о хазарах, стр. 87; Ибн ал-Асир, стр. 31.

[+80] Дорн. Известия о хазарах, стр. 87; Ибн ал-Асир, стр. 31.

[+81] Н. А. Караулов. Сведения, СМОМПК, XXXVIII, стр. 34; Д. А. Xвольсон. Известия Ибн Даста, стр. 19≈21, 71, сл. Ибн Русте помещает буртас между хазарами и болгарами в 15 Д1гях пути от первых и в трех днях пути от вторых. Протяжение их страны ≈ 17 дней пути. Истахри говорит о 20 днях пути от хазарской столицы, а длину буртасской страны определяет в 15 дней пути (М i n о г s k у, Hudud al'Alam, стр. 462).

[+82] Балазури, стр. 17; Дорн. Известия о хазарах, стр. 87; Ибн А'сам ал-Куфи, в переводе 3. Валиди Тоган.

[+83] Marquart. Streifziige, стр. 199.

[+84] Z. Vа1idi Tоgаn. Reisebericht, стр.,365≈369; А. П. Ковалевский. Книга Ахмеда Ибн Фадлана, стр. 85; Т. Lewiсki. Zrodla arabskie, стр 7; Сzegledy. Zur Meschheder Handschrift von Ibn Fadlan's Reisebericht. Acta orientalia Hung I, f. 2≈3, Budapest, 1952, стр 227, cл.

[+85] A. Z. Vа1idi Togan. Reisebericht, стр. 298, сл. (Ибп А'сам ал-Куфн)

[+86] Например: Ибн ал-Асир, стр. 32.

[+87] Всеобщая история Вардана Великого, стр. 95.

[+88] Гевонд, стр. 80.

[+89] Согласно Худуд ал'алем и древним картам, Семендер находился на берегу моря (Мinorsky. Hudud al'Alam, стр. 452).

[+90] Дорн. Известия о хазарах, стр. 87≈88; Балазури, стр. 18.

[+91] Балазури, стр. 18 Xвольсон. Известия Ибн Даста, стр. 38.

[+92] Z. Vа1idi Tоgan. Reisebericht, стр. 298, сл.; Ибн ал-А'сам ал-Куфи, как и Бал'ами, пользовался неизвестными Табари источниками. Впервые в литературу его данные ввел D'Osson. (Des peuples du Caucase); Akdes N. Kurat (стр. 274≈282) опубликовал отрывки, касающиеся хазар и арабо-хазарской войны, в особенности похода Мервана.

[+93] Общее расстояние от Итиля до Булгара по Ибн Русте и ал-Истахри (см. примечание 81 на стр. 220) определяется в 35 дней пути, из которых 15 или 20 дней занимает путь от Итиля до страны буртас. Приравнивая день пути в 30≈35 км (приблизительное расстояние от предполагаемого нами местонахождения Итиля (см. гл. 20, стр. 385, сл.) до Булгар, деленное на 35), мы получим, что от Итиля до страны буртас было 500≈700км.

[+94] Dun1оp. The History, стр. IX и 87.

[+95] V. Мinоrskу. A new Book, стр. 123.

[+96] Mosin. Les khazares et les Byzantins, стр. 312.

[+97] Arne. La Suede ot 1'Orient. Upsala, 1914. К этому времени, вероятно, относится и приток сасанидского серебра в Приуралье.

[+98] Караулов. Сведения, СМОМПК, XXXI, стр. 33; XXIX, стр. 13, прим.; XXXVIII, стр. 40.

[+99] Маркварт поправляет это название на ╚Гилан╩ и локализует возле Дербента (Streif-ziige, стр. 491). Вместо Гилана у Ибн ал-Факиха значится Джилан, помещенный к северу от Дербента (Т. Lewiсki. Zrodla arabskie, стр. 117).

[+100] Н. Л. Караулов. Сведения СМОМПК, XXXII, стр. 45; В. В. Бар-толь д. Отчет, стр. 124.

[+101] Караулов. Сведения. СМОМПК, XXXVIII, стр. 114; XXIX, стр. 47.

[+102] Бартольд. Отчет, стр. 124.

[+103] Караулов. Сведения СМОМПК, XXXII, стр. 45.

[+104] Бартольд. Отчет, стр. 124.

[+105] Караулов. Сведения СМОМПК, XXXVIII, стр. 53.

[+106] Бартольд. Отчет, стр. 124.

[+107] Караулов. Сведения СМОМПК, XXXII, стр. 45.

[+108] Там жее, стр. 47; В. В. Бартольд. Отчет, стр. 124.

[+109] Караулов. Сведения СМОМПК, XXXVIII, стр. 42≈52.

[+110] Там же, стр. 47; В. В. Бартольд. Отчет, стр. 124.

[+111] Среди аварцев имя ╚авар╩ является чуждым термином. В 60-х≈70-х гг. XIX в. слово ╚авары╩ прилагалось лишь к Аварскому ханству, совпадавшему с узкими границами Хунзахского плоскогорья. (Багадур Маллачиханов. О прошлом Аварии. Махач-кала, 1928, стр. 11).

[+112] Балазури, стр. 7.

[+113] Н. А. Караулов. Сведения СМОМПК, XXXVIII, стр. 42, 52.

[+114] Там же, стр. 53.

[+115] Там же, стр. 52.

[+116] Там же, стр. 53.

[+117] Там же.

[+118] Мinоrski. Hudud al'Alam, стр. 448. II. А. Каараулов. Сведения СМОМПК, XXXII, стр. 49.

[+119] В. В. Бартольд. Отчет, стр 124.

[+120] Н. А. Караулов. Сведения СМОМПК, XXXI, стр. 41; XXXII, стр. 17; Marquart. Streifzuge, стр. 58; Мinоrsку. Hudud al'Alam, стр. 454≈455.

[+121] Н. А. Караулов. Сведения СМОМПК, XXXVIII, стр. 43.

[+122] Там же, XXXII, стр. 48≈49; В. В. Бартольд. Отчет, стр. 124≈125. +123 Н. А. Караулов. Сведения СМОМПК XXXII, стр. 49; В. В. Бартольд. Отчет, стр. 125.

[+124] Принимая во внимание расстояние в 10 фарсахов от Хамзина, культовое дерево могло находиться там же, где оно было известно при Исраеле. Расстояние от Хаызина (Кая-кента) до Варачана (Буйнакса) равняется 10 фарсахам.

[+125] И. Л. Караулов. Сведения СМОМПК, XXXVIII, стр. 43. +126 Там же, СМОМПК, XXIX. стр. 47; XXXVIII, стр. 114.

[+127] Там ж, СМОМПК, XXXVIII, стр. 42; XXIX, стр. 17.

[+128] Там ж, СМОМПК, XXXVIII, стр. 52.

[+129] Там ж, XXXVIII, стр. 41, 43; XXIX, стр. 15.

[+130] Там ж, XXXVIII, стр. 59; XXIX, стр. 17.

[+131] Табари, II, 1667.

[+132] Дорн. Известия о хазарах, стр 647 (Бал'ами).

[+133] Ср. рассказ Бал'ами о расправе Масла.мы с одним из городов Ширвана Название города Шекк в Серире соотЕ!етствует имени города Шаки возле г. Нухи.

[+134] Derbend-Nameh, стр 647.

[+135] у У Ибн аль-Асира сообщено о покорении горских княжеств дважды под 732/3 г. и под 738/9 г Варьирует и число дани в первом случае 1500 юношей, 500 девиц и 1000 муд пшеницы, а во втором 1000 голов скота и 100 000 муд пшеницы У Белазури число юношей и дев то же, а зерна 100 тысяч модиев (Ибн ал-Асир, стр 31≈33, Балазури, стр. 18≈19)

[+136] Балазури, стр. 19.

[+137] Дорн. Известия о хазарах, стр. 91≈92.

[+138] Ибн ал-Асир, стр. 32. +139 Там же, стр. 32.

Комментарии

[*1] Источники ничего не сообщают нам о восточных связях Хазарии в этот период. Однако было бы неправильно считать, что с победой дулуской партии в Тюркютском каганате и установлением гегемонии империи Тан в Средней Азии тесные связи порвались и восторжествовала разобщенность. Хотя действительно печенеги (кенгересы) прервали пути с Балхаша до Каспия, но ход антиарабской войны показывает, что Тюргешское ханство было союзником Хазарин и Византии. Омеядские халифы располагали силами значительно большими, чем любой из их противников, но система диверсий при войне на четырех (включая Испанию) фронтах не дала им возможности реализовать перевес в силах. Прослеживая синхронность активизации греков, хазар и тюргешей, легко убедиться в том, что она была не случайной, и тем самым установить наличие хазаро-тюргешского антимусульманского блока наряду с хазаро-византийским. ≈ Л. Г.

[*2] Изрядные силы арабов были заняты в Хорасане подавлением мятежа и Мухаммед ибн Огбай не получил подкреплений. ≈Л. Г.

[*3] В те же годы Кутейба ибн Муслим захватил Балх, Пайкент и Бухару, т. е. наступление шло по всему фронту. Именно тогда тюргеши выступили против арабов. ≈ Л .Г.

[*4] А также потому, что печенеги были связаны войной с тюргешами и ослабилось давление на хазарский тыл. ≈Л. Г.

[*5] Активизация хазар совпадает с активизацией тюргешей. Именно в 717 г. новый тюргешский хаган Сулу предложил империи Тан мир и помощь против арабов и тибетцев, осадивших Кашгар. Заключение Тибетом сепаратного мира с Китаем и одновременное поражение арабов под Константинополем в 718 г. трудно не поставить в связь с по-следующим восстанием в Согдиане под руководством Дивастича и вторжением хазар в Армению в 721≈722 гг. ≈ Л. Г.

[*6] В 725 г. хутталинские горцы разбили наголову отряд Асад ибн Абдаллаха, а тюргеши снова вторглись в Согдиану. ≈ Л. Г.

[*7] Сразу, вслед за неудачей похода Маслама, вспыхнуло восстание в Согде, поддержанное тюргешами, продолжавшееся с 728 г. по 736 г., когда тюргешский хакан Сулу порвал с империей Тан и совместно с Тибетом осадой Кучи парализовал имперские силы в Средней Азии. Весь этот восьмилетний период хазары и тюргеши, при весьма эфемерной поддержке Византии и империи Тан, схожими методами войны и с равными успехами сдерживают натиск Ислама. ≈ Л. Г.

[*8] Дата похода Мервана совпадает с поворотом тюргешской политики Каган Сулу покинул согдийцев на произвол судьбы и совместно с тибетцами отрезал им пути получения помощи из Китая Тогда Наср ибн Сейяр мягкой политикой замирил Согд, а Мерван получил подкрепления из тех войск, которые уже незачем было посылать на восток ≈ Л. Г.

[*9] Минорский неправ, отмечая большую примитивность и грубость хазар по сравнению с арабами. Омейяды опирались на бедуинов Аравии, составлявших две родовые конфедерации: кайситов и кельбитов, т. с. таких же кочевников, какими были тюркюты и хазары. Завоевание культурных стран Ближнего Востока дало им в руки большие возможности, чем те, которые были у хазар, но не повысило культурного уровня головорезов, составлявших отряды, посылаемые на окрестные страны. Блестящая культура, которую принято называть мусульманской, возникла позже и создана персами, сирийцами, египтянами и городскими арабами Месопотамии и Йеменского оазиса после того, как все они сокрушили диктатуру Омейядов, опиравшуюся на грубую силу кайситов.

Хазары и карлуки, остановившие натиск Ислама, унаследовали развитую социально-политическую традицию Тюркютского каганата и военное искусство, не уступавшее арабскому. Именно поэтому продвижение арабов остановилось на границе степей. Успехи арабов определялись лишь численным перевесом, возникшим за счет использования людских и денежных ресурсов Ирана, Закавказья, Согдианы и других богатых и многолюдных стран. Хазары же располагали территорией с редким населением, мобилизация которого всегда затруднительна вследствие того, что известная самостоятельность местных племен сохранялась при включении их в систему Хазарского каганата. ≈ Л. Г.

[*10] В этот период арабское наступление прекратилось на всех фронтах от Аквитании до Средней Азии. Причины того лежали внутри халифата: шиитская пропаганда, обострение вражды кайситов и кельбитов, подготовка восстания персов под знаменем Аббк-сидов и затем просто само крушение династии Омейядов. Успехи арабов были уничтожены ими самими. ≈ Л. Г.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top