Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

24. Крушение Хазарского царства

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

В середине X в. мусульманская агрессия была остановлена на всех фронтах. Перешли в наступление византийцы, отвоевав в 944 г. Низиб и Эдессу, в 961 г. Крит, а в 965 г. Сицилию. На восточной окраине мусульманского мира, в государстве Саманидов ╚мы видим уже явные признаки упадка╩ [+1]. Злоупотребления чиновников, отпадение наместников и мятежи воинов, которым задерживалось жалование, лишили Саманидов всякой возможности вести активную внешнюю политику. Роль борца за ислам перешла к эмиру Хорезма, Мамуну, врагу язычников ≈ гузов; но и для иудеев Хазарии он был весьма ненадежным союзником, так как ставил хазарам неприемлемое условие ≈ переход из иудейской веры в мусульманскую.

Тем временем крепли силы врага Хазарии на западе ≈ Русского государства. Хазарии неоткуда было получить помощь против своих соседей, и часы ее были сочтены.

Смертельный удар Хазарскому царству был нанесен Русским государством. Под 965 г. ╚Летопись╩ очень кратко сообщает об этом: ╚Иде Святослав на козары. Слышавше же козари, изидоша противу с князем своим каганом, и сътупишася битися: и бывши брани, одоле Святослав козаром и город их и Белу Вежу взя. И ясы победи и касогы╩ [+2]. Существенное дополнение к этому скупому сообщению содержится в труде арабского географа Ибн Хаукаля, писавшего в 70-х г. X в. По его словам, 968/9 г. русы, которых он, по-видимому, отожествлял

{426}

с норманнами, ╚ограбили Болгар, Хазаран (восточная часть Итиля), Итиль и Семендер и отправились тотчас в Рум и Андалус╩ [+3]. В другом месте этот же автор, описывая обширный и богатый Семендер, замечает: ╚Русы разрушили всё это, и разграбили всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-ал-Абваба и укрепились на нем, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух╩ (Мангышлак) [+4].

На том основании, что годы разгрома Хазарии, указанные Русской летописью и арабскими географами, не совпадают, некоторые историки полагают, что Святослав не дошел до Волги и что Болгар и волжскую Хазарию разгромили какие-то другие русы, не киевские, а волжские [+5]. Это явно не так; Русь была только одна ≈ киевская, никакой инюй Руси никогда не существовало. Что же касается расхождения в датах, то оно легко объясняется ошибкою одного из наших источников, а именно арабского автора, который отнес нападение руси ко времени, когда сведения об этом событии стали ему известны, т. е. на три года позже, чем оно было в действительности [+6].

В русской летописи перед сообщением о походе Святослава на хазар, годом ранее, имеется рассказ о другом его походе на Оку к вятичам, еще платившим дань хазарам [+7]. Этот поход и был началом войны Святослава с хазарами. Пройдя по Оке в Волгу, Святослав разгромил болгар и буртас [+8]; спустившись вниз по реке, разграбил Итиль [+9], по Каспийскому морю добрался до Семендера и, опустошив его, двинулся вдоль Кавказа на запад. Вероятно, под Итилем он встретился с вышедшим против него каганом (царем) и разбил хазарское войско. По пути к Азовскому

{427}

Иллюстрация. Серебряный с позолотой поясной набор из клада в Саркеле, X в. Эрмитаж (64 Кб)

морю Святослав столкнулся с ясами (алавами) и касогами. На обратном пути вверх по Дону он взял Белую Вежу (Саркел) и вернулся в Киев [+10]. В следующем году Святослав вновь оказался у вятичей и окончательно покорил их, о чем летопись и сообщает: ╚победи вятичь Святослав и дань на них възложи╩ [+11] В 968 г. Святослав устремился на Дунай [+12].

{428}

Указанный выше путь восточного похода Святослава гипотетичен, но весьма вероятен [+13]. Святослав с самого начала имел в виду Волгу и хазар. Не отвлекаясь второстепенными задачами, он сначала только прошел землей вятичей и лишь потом, когда главная цель предприятия была достигнута, без большого труда присоединил их к Русскому государству.

Поход Святослава на восток преследовал далеко идущие политические цели. Это была не бессмысленная авантюра и не простой грабительский набег [+14], подобный походам руси в Каспийское море в первой половине X в., а хорошо продуманное предприятие, вытекавшее из трезвого учета существующей политической ситуации и экономических потребностей Руси. Святослав хотел не только разгромить Хазарию, но и овладеть основными ее территориями на Волге, на Керченском проливе и на Дону с тем, чтобы полностью взять в свои руки контроль над восточной торговлей, игравшей весьма важную роль в экономике Русского государства. Это был хорошо рассчитанный удар, в результате которого хазары лишались базы для своего дальнейшего паразитического существования и, утратив экономические основы своего военного могущества, переставали быть опасными для Руси. Ближайшим поводом для похода Святослава могли быть препятствия, чинимые болгарами и хазарами русским купцам после похода руси в Каспийское море в 943/4 г.

Успешно выполнив свой военный план, Святослав не мог, однако, прочно присоединить к Руси все свои завоевания. Втянувшись в трудную борьбу на Дунае, он должен был ослабить свое внимание к востоку, не успев закрепить власть Руси над Поволжьем. За Русью остались только Подонье, да берега Керченского пролива, Волжская же Болгария и Хазария, по-видимому, недолго находились в зависимости от Руси и восстановили свою самостоятельность.

Иллюстрация. Костяной кистень с железным стержнем. Белая Вежа, X в. Эрмитаж (48 Кб)

{429}

Иллюстрация. Знак князя Святослава Игоревич (135 Кб)

В это время, т. е. во второй половине X в., по Дону и Донцу распространяется русская колонизация. В Саркеле, наряду с остатками прежнего населения, появляются славяне с характерными признаками своей культуры в виде полуземлянок с печами-каменками и лепной посудой роменско-боршевского типа. К XI в. Саркел становится вполне русским городом с развитой ремесленной промышленностью и оживленной торговлей, связывавшей его не только с Поднепровьем, но и с Причерноморьем, и с Кавказом, и даже со Средней Азией [+15].

Наряду с Саркелом, который по-русски назывался Белой Вежей, славянская колонизация достигла Керченского пролива, на берегах

{430}

которого возникает русское Тмутороканское княжество [+16]. Появление этого княжества находится в тесной связи не только с завоеваниями Святослава, но и с движением славяно-русского населения на юго-восток и завершает освоение пути к морю из Северщины, из той области Древней Руси, которая теснее всего была связана с Тмутороканью и дольше всего не могла примириться с ее потерей. Белая Вежа на Дону и Тмуторокань на Керченском проливе обеспечивали связи Руси с Кавказом и открывали путь из Днепра на Волгу, свободное плавание по которой было целью похода Святослава против болгар и хазар, державших эту реку в своих руках.

Ибн Мисхвейх (+1030 г.) пишет, что тюрки (гузы) напали на Хазарию в 965 г. Совпадение даты этого нападения с разгромом Хазарии Святославом давно уже дало повод полагать, что или тюрки в этом известии поставлены ошибочно вместо Руси, или, что нападения тех и других были согласованы между собой [+17]. Весьма вероятно, что прав Вестберг, полагая, что Святослав подбил гузов на войну с хазарами, обещав им часть добычи [+18]8.

Три года спустя после нашествия Святослава (968/9 г.) Ибн Хаукаль встречал беженцев из Хазарии в Грузии. К 977 г., когда он писал свое сочинение, многие хазары уже вернулись в Итиль, по его словам, благодаря военной помощи ширваншаха Мухаммеда ибн Ахмеда ал-Азди (личности, исторически не засвидетельствованной другими источниками), надеясь заключить мир с русскими и быть под их властью, хотя бы в части страны, которую они им оставят [+19]. Очевидно, в это время Русь еще господствовала в Хазарии, но уже не так пугала хазар, как раньше, и представлялась им вполне приемлемой властью, лишь бы было обеспечено мирное существование.

Вероятно, о том же говорится и у Мукаддаси. По его словам, ╚...жители города хазар (Итиля) одно время ушли на побережье, но теперь,≈ продолжает автор, ≈ они вернулись и уже больше не иудеи, а мусульмане╩ [+20]. Считается, что Мукаддаси закончил свой труд в 988/9 г. [+21],следовательно, его сообщение может относиться к тому же событию, что

{431}

и Ибн Хаукаля. Новым в его сообщении является указание на переход хазар из иудейской религии в мусульманство, что разъясняется сведениями Ибн Мисхавейха. Вслед за сообщением о нападении тюрок (гузов) на хазар последний сообщает, что хазары обратились за помощью к Хорезму. Сначала им отказали, потому что они иудеи, но затем обещали помочь при условии принятия мусульманства, т. е., по сути дела, подчинения Хорезму. Хазары согласились и все приняли ислам, за исключением их царя. По сведениям Ибн ал-Асира, когда хорезмийцы выгнали тюрок, и царь стал мусульманином [+22].

Таким образом, ╚знатные и богатые╩ (Ибн Хаукаль) ценою отказа от политической независимости и от иудейской религии добились помощи от Хорезма, тесно связанного с Поволжьем торговыми отношениями. Хазария представляла для него очень большое значение в качестве рынка и перекрестка торговых путей, которыми пользовались хорезмийские купцы. Естественно, что положение хазар было для Хорезма далеко не безразличным.

В X в. Хорезм представлял собою небольшое владение в низовьях Аму-Дарьи и был разделен на две части ≈ южную со столицей Кят, во главе которой стояла старая местная династия Афригидов, носивших титул хорезмшахов, и северную с главным городом Гурганажем (Ургенчем), находившуюся под управлением наследственной династии эмиров. Обе части Хорезма состояли в вассальной зависимости от саманидских государей, столицей которых была Бухара, но вели почти совершенно независимую политику. Ургенчские эмиры владели землями в Хорасане и теснее, чем с главой Саманидского государства, были связаны с хора-санскими тохаридами и сменившими их саффаридами.

Несмотря на свою небольшую величину, Хорезм, в особенности Ургенч, играл крупную роль в торговле. По свидетельству Истахри, даже в Хорасане хорезмийцы были главными представителями торгового сословия. Именно они держали в своих руках торговлю с кочевниками≈ тюрками ≈ и находились в оживленных сношениях с хазарами и волжскими болгарами. Согласно Истахри, благосостояние Хорезма целиком зависело от торговли с тюрками [+23]. Почти все товары, которые поступали в мусульманские страны с севера, проходили через Хорезм и хорезмийских купцов. Об этом очень хорошо свидетельствует перечень товаров, которыми они торговали, приведенный Мукаддаси: ╚Что касается товаров, то вывозятся следующие: из Хорезма ≈ меха соболей, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров, зайцев и коз, также свечи, стрелы, кора белого тополя, высокие шапки, рыбий клей, рыбьи зубы (моржовые клыки?), касторовое масло, амбра, выделанные лошадиные кожи, мед, лещинные орехи, соколы, мечи, панцири, березовая

{432}

кора, славянские рабы, бараны и коровы ≈ все это (получалось) от болгар...╩ [+24].

Из Ургенча караваны ходили на юг в Хорасан и на запад ≈ к хазарам, сообщает Истахри [+25]. Гардизи называет путь, который проходил вдоль западного берега Аральского моря и дальше через степи до страны печенегов [+26].

Естественно, что Хорезм был крайне заинтересован в том, чтобы сохранить в своих руках торговые связи с Поволжьем и готов был с этой целью поддержать и болгар и хазар.

Когда Хорезм овладел Хазарией и вся ли страна была подчинена им или только часть, скорее всего Итиль, ≈ остается точно не известным. Можно только предположить, опираясь на сообщение Мукаддаси, что это случилось не сразу после нашествия Святослава. ╚Я слышал, ≈ говорит он, ≈ что ал-Мамун нашествовал на них (хазар) из Джурджании (Ургенча), победил их и обратил в ислам. Затем я слышал, что племя из Рума, которое зовется Рус, нашествовало на них и овладело их страной╩ [+27]. Последнее сообщение этого автора не может относиться к походу Святослава в 965 г., так как он говорит о событиях времени правления ал-Мамуна ибн Мухаммеда, основателя второй династии хорезм-шахов (995≈997 гг.) [+28], по-видимому, когда тот был только эмиром. К тому же, в данном случае речь идет о русском завоевании Хазарии после нашествия хорезмийцев, а не до него. В связи с последним очень важно и другое сообщение того же автора: ╚Городами Хазарии иногда завладевает владетель Джурджании╩ [+29], из чего следует, что Хорезму пришлось вести за Хазарию длительную борьбу с переменным успехом.

По сообщению Мукаддаси, Мамун воевал не с гузами и не с русыо, а с хазарами и их обратил в мусульманство. Обращение хазар в мусульманство Ибн Мисхавейх, как уже указывалось, связывал с нападением на хазар тюрок ≈ гузов в 965 г. Ибн Мисхавейх писал позже Мукаддаси, который был современником Мамуна. Следовательно, можно думать, что у обоих речь идет не о двух разных обращениях хазар в мусульманство, а об одном и том же событии, относящемся ко времени завоевания Хазарии Хорезмом после 977 г., когда писал Ибн Хаукаль, который еще ничего не знает об обращении хазар в ислам и

{433}

сообщает только о возвращении хазарских беженцев и об их надежде заключить мир с Русью, но как мы увидим дальше, до 985 г.

В русской летописи не сохранилось никаких сведений о борьбе Руси за приобретения Святослава на Волге. По-видимому, молчание летописи объясняется тем, что главные силы государства во главе с великим князем в ней не участвовали: она велась силами тех гарнизонов, которые были оставлены Святославом в Поволжье и в Подонье, русскими колонистами во вновь захваченных областях, да гузами. По всей вероятности, с уходом Святослава именно языческие гузы хозяйничали в завоеванных с их помощью хазарских владениях. Поэтому некоторые арабские авторы и выставляют только гузов в качестве врагов хазар, вовсе не упоминая Русь. Именно поэтому хазары и просили у Хорезма помощи не против Руси, а против гузов. В результате оказанной им помощи хазары оказались под властью Хорезма и вынуждены были принять ислам. Однако власть Хорезма над Хазарией была, по-видимому, непрочной. Хазары стремились к восстановлению независимости, ввиду чего Хорезму и приходилось не раз оккупировать хазарские города.

С другой стороны, и Русь не могла помириться с потерей волжского пути, господство над которым болгар и хазар тяжело отражалось на экономических интересах русских купцов и тесно связанной с ними правящей верхушки русского общества. Десятина, которую взимали с проходящих товаров болгарский и хазарский цари, отнюдь не была лишней и для казны русского князя. Еще меньше устраивало Русь распространение на Итиль власти Хорезма, который не только поставил бы под свой контроль русскую торговлю в Каспийском море, но и, несомненно, ввел бы для нее существенные ограничения. Однако только в 985 г., т. е. 20 лет спустя после похода Святослава, когда ряд завоеванных им позиций на востоке оказался уже утраченным, Русь вновь принимается за решение той же задачи, которая вызвала восточный поход Святослава.

Как известно, Святослав увяз на Дунае и скоро погиб. Его сыну Владимиру Святославичу после утверждения в Киеве несколько лет пришлось посвятить борьбе за восстановление власти киевского князя на окраинах Русского государства, ослабевшей в период междоусобиц 973≈980 гг. Он дважды воевал с вятичами (981 и 982 гг.), подчинил радимичей (984 г.) и только после этого в 985 г. смог двинуться на Волгу. Под этим годом ╚летопись╩ сообщает: ╚Иде Володимер на Болгары с Добрыней уем своим в лодиях, а торки берегом приведе на коних; и победи Болгары╩ [+30]. Особо следует отметить, что Владимир действовал по примеру своего отца в союзе с гузами, по всей вероятности, продолжавшем существовать со времени Святослава. Вероятно, и путь его движения на болгар был тот же самый, которым пользовался Святослав, т. е. по Оке через вятичей.

{434}

Если верить ╚летописи╩, то Владимир успешно выполнил свою задачу. Однако продолжение летописного рассказа об этом походе внушает серьезные сомнения на этот счет. В рассказе о походе на Болгар содержится весьма странное рассуждение, вложенное летописью в уста Добрыни, относительно обутых в сапоги пленных болгар: ╚Сим дани нам не даяти, пойдем искать лапотников╩. Владимиру пришлось заключить с Болгарами вечный мир, т. е. отказаться от них, как от завоевания Святослава. Дружинники Владимира не смогли покорить обутых в сапоги болгар, возможно нашедших поддержку со стороны тесно связанного с ними Хорезма, заинтересованного в торговых сношениях с Болгарией еще больше, чем с Хазарией. Последняя была для Хорезма только транзитным пунктом по водному пути в Болгары, с которым Хорезм связывала и независимая от хазар караванная дорога. В Никоновской летописи под 994 и 997 гг. имеются известия о походах Владимира на болгар, причем во втором из них определенно указывается, что это были болгары волжские. Владимир ╚одолев и плени их╩. По-видимому, ╚вечный мир╩ с болгарами оказался непрочным и русскому князю пришлось силой оружия добиваться свободного прохода русских купцов через земли болгар по Волге.

По свидетельству Иакова Мниха, поход Владимира на Волгу был направлен не только против болгар, но и против хазар. ╚И на Козары шед, победи а и дань на них положи╩[+31], ≈ говорится в этом источнике. Именно к этому походу Владимира на хазар относится сообщение Мукаддаси о Руси, ╚нашествовавшей на них (хазар) и овладевшей их страной╩. Это свидетельство тем более ценно, что исходит от современника данного события, закончившего свой труд в 988/9 г. Хазары к этому времени находились уже под властью Хорезма и стали мусульманами, хотя, судя по замечанию того же Мукаддаси, власть Хорезма над ними была непрочной и Мамуну неоднократно приходилось утверждать ее силой, вводя в хазарскую столицу свои войска. Вместе с тем выясняется, что победа Владимира над хазарами относится ко времени до 988/9 г., т. е. всего вероятнее к 985 г., которым летопись датирует его поход против волжских болгар.

По-видимому, борьба с болгарами и хазарами, поддерживаемыми хорезмийцами, оказалась слишком трудной для Владимира, хотя он и действовал в союзе со старыми противниками Хорезма и Хазарии ≈ гузами. С целью облегчить задачу и сосредоточить все силы против хазар Владимир вынужден был заключить мир с болгарами, на который последние могли пойти с тем большей охотой, что все силы Руси после этого обращались против их исконных врагов хазар. Разгром, учиненный на Волге Святославом, на время приглушил болгаро-хазарские противоречия, поставив тех и других в одинаковые отношения с Русью.

{435}

Попытка Владимира вновь утвердить русскую гегемонию на Средней и Нижней Волге, однако, опять вскрыла эти противоречия. Обеспечив собственную безопасность, болгары охотно оставили хазар один на один с их могучим противником. Мир с болгарами был расценен русским летописцем как победа. Болгары сумели отбиться, в жертву были принесены хазары. Последующие попытки Владимира подчинить болгар, сведения о которых сохранились в Никоновской летописи под 994 и 997 гг., по-видимому, не изменили положения. Болгары остались независимыми от Руси. В результате более чем двадцатилетней войны Русь все же пробилась к Каспийскому морю и поставила Нижнюю Волгу если не под власть, то в сферу русского политического влияния.

В связи с этим заключением следует отметить, что какие бы ни были другие цели похода Владимира на Херсон (Корсунь) в 989 г., он, по всей вероятности, имел в виду и закрепление положения Руси на Керченском проливе ≈ этом важнейшем звене торгового пути на восток, надо полагать, испытывавшем немалые стеснения со стороны Византии после поражения Святослава на Дунае. Тмуторокань и Белая Вежа находились на пути из Киева к Волге, и только опираясь на них, можно было держать этот путь открытым для русской торговли.

Византийский писатель Кедрин сообщает, что в 1016 г. в Хазарию был отправлен византийский флот. С помощью Сфенга, брата русского великого князя Владимира, враги империи были разбиты, а их предводитель Георгий Цуло убит [+32]. Некоторые историки полагали, что в этом сообщении говорится об окончательном разгроме остатков Хазарского царства соединенными силами Византии и Руси [+33]. В действительности речь идет о другом. Вопрос о направлении и цели похода 1016 г. решает находка в Херсоне свинцовой печати с надписью: ╚Георгию Цуло, царскому протоспафарию и стратигу Херсона╩ [+34]. Очевидно, хазарский правитель Георгий Цуло и стратиг Херсона одно и то же лицо. Дело, следовательно, касается не войны с независимым Хазарским государством, а восстания против Византии правителя-стратига Херсонской области империи в Крыму ≈ Хазарии, для подавления которого Византии пришлось обратиться за помощью к Руси, к тому времени господствовавшей на Дону и Таманском полуострове [+35]. В этой связи легко разъясняется и христианское имя хазарского правителя, по всей вероятности, происходившего из аристократического хазарского, а скорее всего болгарского рода (ср. династию дунайских болгар Дуло), но находившегося на службе Византии и получившего важный чин протоспафария и управление византийскими владениями в Крыму, где жило

{436}

немало издавна христианизированных хазар и болгар (черных) [+36] и который именно поэтому стал называться Хазарией. Кто был брат Владимира Сфенг остается неизвестным; Русская летопись не знает князя с таким именем. В Тмуторокани княжил сын Владимира Мстислав. Скорее всего Сфенг, как и Хельгу-Олег, был одним из варяжских военачальников киевского князя, которым тогда был уже Ярослав, на службе которого находилось немало варягов [+37].

Мало вероятно, что базой русскому отряду, действовавшему против восставшего Херсона, служила Тмуторокань, так как отношения между Мстиславом и Ярославом были далеко не братские. Скорее всего Сфенг был направлен на помощь византийскому флоту не из Тмуторокани, а из Киева, где в распоряжении Ярослава находились варяжские наемники. Во всяком случае эпизод с Георгием Цуло не имеет никакого отношения к истории Хазарского государства, хотя этот потомок болгарских ханов в своей борьбе против Византии и мог опираться на хазаро-болгарское население Крыма.

{437}

Примечания

[+1] В. В. Бартольд. Туркестан в эпоху монгольского нашествия, ч. II, СПб., 1900, стр. 257.

[+2] Повесть временных лет, I, стр. 47.

[+3] Гаркави. Сказания, стр. 218; Бартольд. Арабские известия о русах, стр. 34; Marquart. Streifzvige, стр. 474≈475.

[+4] Караулов. Сведения. СМОМПК, XXXVIII, стр. 114; Бартольд. Арабские известия о русах, стр. 35; Вестберг. К анализу, ЖМНП, XIV, стр. 7.

[+5] Гаркави. Сказания, стр. 225; Д. Щеглов. Первые страницы русской истории. ЖМНП, 1876, кн. 5, стр. 67; Известия ал-Бекри, ч. 2, стр. 172≈173; Вестберг. К анализу, ЖМНП, XIV, стр. 3≈5.

[+6] Бартольд. Арабские известия о русах, стр. 34≈35; Он же. Место Прикаспийской области в истории. Баку, 1925, стр. 43; Marquart (Streifziige, стр. 1≈2) приводит перевод соответствующего места Ибн Хаукаля: ╚Я разузнал об этом в Гургане ((Грузии) в 358 г. у того, кто недавно был там╩.

[+7] Повесть временных лет, I, стр. 46≈47.

[+8] Никакой путаницы в известии летописи о разгроме Святославом болгар и буртас нет. (П. О. Карышковский. К истории балканских войн Святослава. ВВ, VII, 1953, стр. 238). Направляясь в Волгу из Оки, Святослав не мог не столкнуться с волго-камскими болгарами и с буртасами. Возобновление торговли в Болгаре и Хазаране (Итиле) отнюдь не свидетельствует против известия о разгроме поволжских городов, оценка которого у Ибн Хаукаля явно преувеличена. К тому же, по сведениям последнего, население Итиля, разбежавшееся при приближении русов, вскоре вернулось на старые места и, очевидно, занялось теми же делами, что и раньше. То, что Мукаддаси вовсе не упоминает о падении Болгара и о завоевании буртасов ничего не доказывает хотя бы уже потому, что и болгары и буртасы находились под властью хазар.

[+9] В летописи название города не приведено; сказано ╚и город их╩, т. е. хазар. Дальше после союза ╚и╩ значится Белая Вежа; союз ╚и╩ показывает, что это не то же самое, что ╚город их╩ (Ср. Minorsky. A New Book, стр. 139).

[+10] В Новгородской I летописи вместо ╚и прииде к Киеву╩ читается: ╚и приведе к Киеву╩, в значении ╚привел в зависимость от Киева╩. (Повесть временных лет, II. Комментарий, стр. 31); По данным В. Н. Татищева (История Российская с самых древнейших времен, книга II, стр. 212≈213, прим. 176), взятых в плен хазар Святослав поселил по р. Роси. Ср. К. Бестужев-Рюмин. Летопись занятий Археографической комиссии, IV, стр. 71; Е. Е. Голубинский. История русской церкви, I, стр. 278.

[+11] Повесть временных лет, I, стр.47.

[+12] П. О. Карышковский. О хронологии русско-византийской войны при Святославе, ВВ, V, 1952, стр. 127, сл.

[+13] Н. 3нойко. О походе Святослава на восток. ЖМНП, XVIII, 1908, ╧11, стр. 258, сл.; М. И. Артамонов. Белая Вежа. СА, XVI, 1952, стр. 42, сл.

[+14] В. В. Мавродин. Образование древнерусского государства. Л., 1945, стр. 266≈267.

[+15] Артамонов. Белая Вежа, стр. 42, сл.; Он же. Саркел ≈ Белая Вежа, стр. 56, сл.

[+16] В. Смирнов. (Что такое Тьмуторокань? ВВ, XXIII, П., 1923, стр. 15≈73) многословно доказывает, что русское название Тьмуторокань, греч. Таматарха, происходит от Тагматарха. ╚Именем Тагматархия, ≈ говорит он, ≈ легко и в греческом первообразе звучавшем просто таматарха ταμαιαρχα ≈ обозначалась по преимуществу резиденция тагматарха╩ (стр. 46). На самом деле Тьмуторокань соответствует хазаро-тюркскому тумын-тархан, первая часть которого, сохранившаяся в современном названии Тамань, точно переведена русским словом ╚тьма╩ ≈ десять тысяч. Тумын или тамань представлял собою крупнейшее подразделение военной организации тюрок.

[+17] Якубовский. Ибн Мисхавейх, стр. 64, 69≈70; А. А. Васильев. Политические отношения Византии и арабов за время Аморейской династии. СПб., 1900, Прилож., стр. 83≈88; V. Ваrtold. Khazar, EJ.

[+18] Вестберг К анализу, ЖМНП, XIV, стр. 6.

[+19] Гаркави. Сказания, стр. 218, 220; J. Marquart. Streifzuge, стр. 1 ≈ 2; Dunlop. The History, стр. 246, сл.

[+20] Караулов. Сведения. СМОМПК, XXXVIII, стр. 5.

[+21] И. Ю. Крачковский. Арабская географическая литература. Избр. соч., т. IV, 1957, стр. 211.

[+22] Ибн ал-Асир, стр. 108; Бартольд. Арабские известия о русах, стр, 31 ≈ 34; Маркварт считал, что под хорезмийцами здесь подразумеваются мусульманские наемники хазар ≈арсии.

[+23] В.В. Бартольд. Туркестан в эпоху монгольского нашествия, II, СПб., 1900, стр. 247≈248; МИТТ, I, стр. 180.

[+24] В. В. Бартольд. Туркестан в эпоху монгольского нашествия, II, СПб., 1900, стр. 245; МИТТ, I, стр. 202; Xвольсон. Известия Ибн Даста, стр. 180≈188.

[+25] МИТТ, I, стр. 178.

[+26] Бартольд. Отчет, стр. 119≈120.

[+27] Караулов. Сведения. СМОМПК, XXXVIII, стр. 3; Гаркави. Сказания, стр. 252; Димашки (ed. Mehren, стр. 38) сообщает: ╚... выступило войско из Хорасана в поход и завладело их (хазар) страной и вступило во владение ею, и они стали их (хорасанцев) подданными╩. Хорасан здесь ошибочно поставлен вместо Хорезма.

[+28] В. В. Бартольд. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. II, СПб., 1900, стр. 275≈276, 282.

[+29] МИТТ, I, стр. 209; Если Мукаддаси писал не позже 988/9 г., то его сведения о завоевании Хазарии Хорезмом не могут относиться ко времени, когда Мамун стал Хорезм-шахом (995≈977 гг.). С. П. Толстов полагает, что речь идет о событиях 985 г. (По следам, стр. 254≈255).

[+30] Повесть временных лет, I, стр. 59.

[+31] С. Бугославский. К литературной истории ╚Памяти и похвалы князю Владимиру╩. Изв. ОРЯС, 1924, т. XXIX, Л., 1925, стр. 151; В. И. Срезневский. Память и похвала Владимиру и его житие (по списку 1494 г.). Иаков упоминается в летописи под 1074 г.

[+32] Georgius Cedrenus. Ioannis Scylitroe, ed. J.Bekker Bonnael839, t. П.стр. 464.

[+33] Левченко. Очерки, стр. 383≈384. Томашек (Die Goten in Taurien. Wien, 1881, стр. 39) помещает Георгия Цуло в Солхате, а Груссе (L'empire des Steppes. Paris, 1939, стр. 237) считает его таманским ханом.

[+34] В. Юргевич. Свинцовые печати, принадлежащие музею. ЗООИД, XV, 1889, стр. 41≈43.

[+35] Е. Ч. Скржинская. Л. Я. Якобсон. Средневековый Херсонес (XII≈ XIV вв.). (Рецензия), ВВ, VI, 1953, стр. 266≈267.

[+36] Л. Я. Якобсон. Средневековый Херсонес (XII≈XIV вв.). МИА, N╟ 17, 1950, стр. 15≈16.

[+37] Владимир умер 15 июля 1015 г., и в Киеве стал править сын его Святополк. Ярослав захватил Киев только после битвы у Любеча в конце лета 1016 г. Возможно, что отряд под предводительством Сфенга был отправлен на помощь Византии еще по распоряжению Владимира. Согласно Льву Диакону, у Святослава был воевода Сфенкель, но к 1016 г. он едва ли мог быть в живых.

Подобным образом с помощью Руси было подавлено следующее восстание в Херсоне вскоре после 1068 г. По Татищеву, Святослав и Всеволод по просьбе императора Михаила VII Дуки отправили на Херсон Владимира Мономаха и тмутороканского князя Глеба. См. М. Д. Приселков. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X≈XII вв., СПб., 1913, стр. 129.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top