Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Этногенез и социальная география городов России

В.Ю. Ермолаев

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи 

УДК 911.3: 711.424(470) + 914/919

ЕРМОЛАЕВ Вячеслав Юрьевич

ЭТНОГЕНЕЗ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ГОРОДОВ РОССИИ

11.00.03 - экономическая и социальная

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук

Ленинград

1990

Работа выполнена на кафедре экономической географии Ленинградского ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственного университета.

Научный руководитель: доктор исторических наук ГУМИЛЕВ Лев Николаевич

Официальные оппоненты: доктор географических наук, профессор АГАФОНОВ Николай Тимофеевич

доктор филологических наук, профессор ПАНЧЕНКО Александр Михайлович

Ведущая организация - Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится на заседании Специализированного ученого Совета Д.063.57.16 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Ленинградском ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственном университете "_" _______ 1990 г. в час. мин. (199178, г.Ленинград, 10 линия, д.33/35, факультет географии и геоэкологии, ауд.88).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М. Горького Ленинградского государственного университета.

Автореферат разослан "_" ________ 19__ г.

Ученый секретарь

Специализированного Совета,

кандидат географических наук Л.И. Алексеева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Процесс перестройки во всех сферах жизни нашего общества выдвинул на первый план проблему гуманизации социализма, выявил необходимость приоритета общечеловеческих ценностей по сравнению с классовыми. Закономерно возрастает сегодня и внимание к самому человеку. Не случайно в качестве одной из основных составляющих перестройки М.С. Горбачев назвал "высоко поднятое уважение к ценности и достоинству личности" [+1], ведь исходная задача перестройки, ее обязательное условие и залог ее успеха в том, чтобы разбудить человека, сделать его по настоящему активным и заинтересованным, добиться того, чтобы каждый чувствовал себя хозяином страны, своего предприятия и учреждения, своего института" [+2]. Тем самым возрастает и актуальность междисциплинарных исследований, изучающих человеческое поведение не только с общепринятых, но и с нетрадиционных позиций.

Отметим, что значимость междисциплинарных исследований вообще очевидна и осознается не только деятелями науки, но и политическим руководством страны [+3]. При этом междисциплинарный поиск и разработка новых подходов к пониманию механизмов человеческого поведения развиваются достаточно сдержанно. Научно-исследовательские разработки данной проблемы практически целиком сосредотачиваются в экономических науках и концентрируются вокруг феномена, называемого "человеческим фактором". В социальной географии исследования подобной тематики более скромны по своему масштабу, хотя в географических науках, на наш взгляд, имеются все необходимые предпосылки для полноценного осмысления собственно географических аспектов человеческого фактора.

Разумеется, названное осмысление не может быть тождественно экономическому описанию. Одним из возможных конструктивных направлений "географизации" человеческого фактора является, на наш взгляд, включение того теоретического и методологического потенциала, который непосредственно связан с пониманием человеческого поведения, и сформулирован Л.Н.Гумилевым в концепции этноса как поведенческой структуры.

Вместе с тем сегодня возрастает и значимость решения таких проблем социальной географии городов как ограничение экстенсивного роста населенности крупных центров, регулирование несбалансированных миграций "село-город" и "город-село". При этом сам многофакторный характер урбанизации, безусловно, требует учета всех значимых составляющих процесса. Представляется, что в число последних целесообразно включить и поведение этнических систем, поскольку их влияние на социальную географию городов до сих пор рассматривалось в качестве пренебрежимо малого.

Все сказанное выше определило тему диссертационного исследования.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования выступает процесс этногенеза российского (великорусского) суперэтноса в его трех первых фазах - пассионарном подъеме, акматической фазе и фазе надлома.

Предмет исследования - поведение городских популяций России и его эволюция в течение ХIV-ХIХ вв.

Цель исследования:

выявление взаимосвязи между изменением поведения городских популяций в ходе этногенеза суперэтноса и изменениями в социальной географии городов на примере России ХIV-ХIХ вв.

Методологической основой исследования послужили труды основоположников марксизма-ленинизма по философии естествознания - диалектическому материализму, материалы ХХVII съезда и XIX Всесоюзной конференции КПСС, а также фундаментальные работы Л.Берталанфи, В.И.Вернадского, Л.H.Гумилева, А.М.Панченко, И.Пригожина, Г.Хакена. Значительное влияние на теоретические взгляды автора оказали работы Н.Т.Агафонова, Э.Б.Алаева, З.А.Анучина, А.Г.Исаченко, С.В.Калесника, С.Б.Лаврова, М.Н.Межевича, Ю.Г.Саушкина, Б.С.Хорева и др.

В работе использованы методы, широко применяемые в социальной географии и историко-этнологичееких исследованиях: сравнительный, картографический, структурно-функциональный, исторический, эмпирического обобщения.

Информационную основу составили материалы переписей населения 1897-1989 годов, сводные статистические данные по численности населения городов России ХIV-ХIХ вв. Богоявленского С.К., Водарского Я.Е., Рашина А.Г., Смирнова П.П., Урланиса Б.Ц., Фирсова Н.Н., Чечулина Н.Д., аналогичные сведения из историко-географической и краеведческой литературы XIX-XX вв.

Научная новизна работы:

- типологизирована сама этническая система в ряду структур других уровней организации, процесс этногенеза определен как процесс самоорганизации в географической среде;

- показана функциональная роль этнической системы в трехмерной системе координат, применяемой при изучении человеческого поведения;

- обсуждена мера влияния пассионарности на экономическое и культурное развитие в данной этносоциальной системе;

- проанализирована зависимость между числом и населенностью городов - этнических центров разных рангов и изменением уровня пассионарности в процессе этногенеза для России ХIV-ХIХ вв.;

- предложены показатели для оценки уровня пассионарного напряжения в суперэтнических системах по изохронологическому принципу.

Практическая значимость.

Результаты исследования, фиксирующие взаимовлияние между этногенезом и социальной географией городов, могут быть использованы центральными, отраслевыми и региональными научными и проектными организациями при составлении схем расселения, проектов и схем районных планировок для отдельных экономических районов, краев, областей и автономных республик РСФСР, учтены при разработке долгосрочных прогнозов численности населения городских центров разных рангов.

Внедрение результатов исследования

Отдельные теоретические и методологические положения исследования использовались при написании научных отчетов "Разработка предложений по перспективам экономического и социального развития районов проживания народностей Севера на период до 2010 года" (╧ государственной регистрации 0187.0036518, Ленинград) и "Перспективы развития экономики и социально-культурной сферы автономных округов и других районов проживания народностей Севера в новых условиях хозяйствования" (╧ 0189.0034367, Ленинград).

Апробация работы

Методология исследования обсуждалась на секции-I VIII съезда Географического общества СССР (Киев, октябрь 1985 г.), а с учетом результатов исследования автором в Северо-Западном филиале ЦЭНИИ при Госплане РСФСР была подготовлена докладная записка по формированию программы для проекта Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

 Публикации

По результатам работы опубликовано 3 научных работы общим объемом 0.8 п.л.

Структура работы

Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения, изложенных на 121 машинописной странице. Она включает 8 таблиц, 7 рисунков, 1 карту-схему, 2 приложения и список литературы из 192 наименований.

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, определяется степень научной новизны работы и возможности практического использования ее результатов.

В первой главе рассматриваются теоретические вопросы, cвязанные о взаимовлиянием между экономическим развитием и этногенезом в социальной географии. Обсуждается место поведенческих несоциальных коллективов - этносов - среди объектов социальной географии, перспективы использования этнологической теории для установления несоциальных детерминативов поведения человека в контексте уже принятых терминов "пассионарность" и "человеческий фактор".

Вторая глава посвящена рассмотрению города в качестве компонента этносоциальной системы, описанию иерархии городов в такой системе, а также анализу изменений в численности населения суперэтнического центра России с точки зрения этнической динамики.

Третья глава включает в себя аналогичный анализ для населения этнических и субэтнических центров. В рамках ее формулируется понятие "возраст города" в этносоциальной системе и обозначается историческая эволюция содержания самого термина "город" в ходе этногенеза России, а также рассматривается один из возможных вариантов картографического отображения пассионарной этнической динамики в социальной географии городов России, основанный на изохронологии возраста центров разных рангов. Интерпретируется понимание этногенеза как процесса самоорганизации в географической среде на популяционном уровне, а этноса как диссипативной структуры синергетической природы.

На защиту выносятся следующие основные положения:

- с точки зрения этнологии представляется обоснованным переход от рассмотрения городов как социальных-объектов к взгляду на них как на центры этнических систем разных рангов;

- дискретность урбанистического развития в отдельных этносоциальных системах (возникновение, расцвет и умирание городов) объяснима как результат возрастной эволюции поведения городской популяции;

- влияние этногенеза на социальную географию городов прослеживается для центров трех рангов - субэтнических, этнических и суперэтнических. При этом хронологически детерминируются скорости изменения количества центров и их населенности;

- существенной этнической характеристикой для социальной географии городов России является возраст города (городской популяции), позволяющий наблюдать изохронологию центров в суперэтническом ареале;

- изохронология центров и общая динамика поведения городской популяции даст основание рассматривать этногенез в качестве процесса самоорганизации в географической среде, а этническую систему отождествить о диссипативной структурой синергетической природы.

Содержание и основные результаты

 I. Положение этноса среди объектов социальной географии определяется натурализмом процесса этногенеза. Дуализм объектов социальной географии, описывающей взаимодействие в географической среде между естественными феноменами и искусственными социальными конструкциями, позволяет в ее рамках учитывать функциональную роль этноса.

Если исходить из принимаемой нами концепции Л.Н.Гумилева, функция этноса может быть вскрыта лишь в связи с характером человеческого поведения. Рассматривая этнический уровень структурной организации человека в качестве независимого и связывая его о условными рефлексами "сигнальной наследственности", необходимо перейти от двухмерной к трехмерной системе координат для человеческого поведения. В этом случае каждой на осей координат будет соответствовать качественно отличный уровень структурной организации (биологический, этнический, социальный). Тогда плоскости между осями координат обозначат местоположение тех феноменов, посредством которых осуществляется взаимодействие между различными уровнями структурной организации.

Для социального и этнического уровней структурной организации таким феноменом будет этносоциальная система. Взятая в отдельности система характеризует социальные условия, в которых существует этнос в данный момент времени (например, английская буржуазная республика ХVII в. в ее политических границах, или римская рабовладельческая империя II в.н.э.).

Взаимодействие биологического и этнического уровней структурной организации имеет место благодаря энергии живого вещества биосферы - пассионарности. Взятая дискретно во времени и пространстве, это будет энергия живого вещества данной этнической системы, характеризующая уровень ее пассионарного напряжения. Именно здесь отчетливо видна функциональная роль этнического деления в историческом процессе.

Общеизвестно, что социальная форма движения материи - особая форма, и, как таковая, энергией не обладает[+4]. Но именно через этнос - природный коллектив - поступает в этносоциальную систему энергия пассионарности, сообщая ей тем самым фазу развития. То же справедливо и по отношению к отдельному человеку: сопричастность к природному феномену (этносу) дает возможность личности реализовать себя в социальных целях.

Иначе говоря, пассионарность - это потенциал человеческого поведения и на коллективном и на индивидуальном уровнях. Как таковой, он обеспечивает все стороны деятельности, в том числе и социально-экономическое развитие. Следовательно, изменения пассионарности и людей и этносов влияют и на экономическую действительность, но это влияние опосредовано производственной деятельностью человека.

В силу этого свести социально-экономическое развитие к исключительно прогрессивной тенденции затруднительно, ибо экономика отдельной страны, отдельного народа существует лишь как часть этносоциальной системы и умирает вместе с ней.

2. Роль этнических процессов значима и для индивидуального поведения при социально-экономической деятельности, характеризуемого в отечественной науке посредством термина "человеческий фактор". Однако все многочисленные и разнообразные определения "человеческого фактора" имеют ввиду только общественную деятельность человека, игнорируя несоциальные детерминативы поведения. Такие детерминативы не могут быть определены методами гуманитарных исследований в социальных или даже экономических науках, ибо и сама экономика не может быть отнесена к естественным наукам.

Эту лакуну для экономики, находящейся "между естествознанием и историей" (Хикс, 1984), может заполнить этнология, находящаяся в рамках естествознания и использующая исторические сведения как информационный архив. Целесообразно поэтому при применении этнологического метода в социальной географии рассматривать экономическое развитие в качестве проявления определенной группы стереотипов поведения.

В каждом суперэтносе экономическая деятельность происходит своеобразно: широко распространенная техническая цивилизация является достижением представителей вполне определенного суперэтноса - западноевропейского "Христианского (позднее цивилизованного) мира".

При этом экономические успехи присущи только некоторым фазам этногенеэа и опираются на наличие и преобладание в этносе людей определенного поведенческого склада, с определенным уровнем пассионарности. Именно пассионарность на индивидуальном уровне следует считать важнейшим внутренним несоциальным ограничением человеческого поведения, детерминирующим среди прочих активность "человеческого фактора" и ведущим к изменению скорости социального развития.

3. Такое ускорение локализовано не только во времени (фазе этногенеза), но и з пространстве (антропогенный ландшафт города). При этнологическом подходе, говоря о городе, логично иметь ввиду долговременные изменения в поведении городских популяций оуперэтноса. Это тем более оправдано, поскольку для населения каждого из таких городов в любые эпохи и для разных стран существует противопоставление городского и сельского населения, и их поведенческое различие, не доходящее, однако, до этнической дивергенции. Следовательно, население собственно города составляет в этносоциальной системе отдельный субэтнос (консорцию). Естественно, что ранжировать город в этносоциальной системе необходимо функционально, аналогично тому, как это делается для системы расселения и межселенного обслуживания. Городские популяции наиболее крупных городов - это центры (ядра) соответствующих суперэтносов, этносов и оубэтносов.

К настоящему времени в границах РСФСР, близких к границам российского суперэтноса, сосредотачиваются один суперэтнический центр и 70 этнических и субэтнических центров, являющихся административными центрами краев, областей и автономных республик.

Наиболее хронологически репрезентативным показателем, характеризующим динамику поведения городской популяции и сопоставимым с длительностью процесса этногенеза России, остается численность населения городов.

Скорость изменения численности населения суперэтнического центра - Москвы - хронологически варьирует синхронно изменениям пассионарного напряжения суперэтноса в ХIV-ХIХ вв. Апроксимируя изменения пассионарности (Гумилев, 1969) изменениями скорости прироста территорий России (по Арсеньеву, 1848),

легко заметить поведенческую разницу между городскими популяциями двух разных суперэтносов - "Московской Руси" и └Киевской Руси". Связь отмеченной разницы с возрастными кризисами популяции в финальных фазах этногенеза выявляется при сравнении населенности разных суперэтнических центров в диахронической шкале.

Так, античный Рим, Париж и Москва находились в заведомо разных социальных условиях, однако диахрония позволяет видеть принципиальное единство поведения городской популяции. Дискретность ее существования определяется фазой этногенеза, а численность сосредотачиваемого населения - общим прогрессом социальным и технологическим.

4. При анализе поведения субэтнических центров и этнических центров возникает проблема временной границы, отделяющей город от иного населенного пункта (деревни). Имея ввиду поведение популяции, можно определить город как фазу развития поведения населяющей популяции.

Следовательно, в целях анализа необходимо для каждого города выявить две несовпадающие даты:

- время основания (или присоединения) города как населенного пункта представителями данного cуперэтноса к своей этноcоциальной системе;

- время официализации населенного пункта в качестве города.

Первая дата определяет ключевую характеристику - возраст города (городской популяции) в этносоциальной системе.

Если взять дату присоединения (основания) города за "0" шкалы, то для этнических и оубэтнических центров также обнаруживается количественный (в числе городов) и качественный (в поведении горожан) разрыв между городами Киевской и Московской Руси. Этот разрыв падает на XIII в. и совпадает о датировкой пассионарного толчка для российского суперэтноcа (Гумилев, 1989).

Как следствие, в поведении городских популяций произошел переход от торговли к военной службе, от личной свободы к закрепощению, от общины к сословию, от веча к земскому Собору. Кардинально изменилась и вся система взаимоотношений городов между ообой.

Хронология возраста городов свидетельствует также, что 2/3 этнических и субэтнических центров России были созданы (присоединены) к системе в акматической (максимальной по уровню пассионарности) фазе.

В фазах с более низкой пассионарностью число возникающих центров составляет лишь 15-20% от их общего количества. Так проявляется в социальной географии городов этнологический закон прямой пропорциональности между уровнем пассионарности и количеством работы в этносе (Гумилев, 1989).

Каждая фаза, кроме того, отличается своим поведением при появлении новых центров. В подъеме преобладает на 90% присоединение чужих центров, в акматической фазе и надломе -на 85-90% центры создаются (закладываются) заново.

Названная закономерность работает и в пределах отдельной фазы. Для акматической фазы появление максимального количества центров связано с периодом первого максимального "пика" пассионарности в фазе - ХVI веком.

Исходя из этого, предлагается ввести показатель, характеризующий пассионарность (P) данного отрезка времени при помощи числа возникающих центров - периодичность:

        Т
 Р = ____,
        C

где Т - длительность данного периода в фазе этногенеза в годах,
С - число центров, возникающих в периоде.

Эволюция периодичности по экстремальным точкам практически совпадает с экстремальными точками диахронической шкалы этногенеза России (Гумилев, 1989) и позволяет считать, что рост числа появляющихся центров при прочих равных условиях связан с периодами пассионарных депрессий каждой фазы. Поэтому периодичность возникновения этнических и субэтнических центров можно считать показателем, характеризующим уровень пассионарного напряжения этнической системы.

Суммарная оценка населенности этнических и субэтнических центров России в тысячах человек для ХIV-ХХ вв. позволяет перейти к рассмотрению скорости изменения населенности центров этого ранга. Эволюция скорости здесь практически аналогична описанной ранее для суперэтнического центра. Таким образом, мы получили развернутое подтверждение известного более общего тезиса о cвязи между пассионарностью системы и ростом городов (Гумилев, 1989).

5. Влияние пассионарного потенциала этногенеза на социальную географию центров формирует их изохронологии. Общая иллюстрация такой связи достигается при нанесении на карту этнического ареала изохрон, соединяющих разновозрастные города.

Изохроны этнических и субэтнических центров России ХIV-XIX столетий иллюстрируют дрейф признака пассионарности в ландшафтной зоне суперэтноса к его границам и дают картину распределения неравномерности, аналогичную барическим эксцессам. Интерпретация последней возможна в терминах теории дисси-лативных структур (Пригожин, Стенгерс, 1986) и их согласованного поведения (Хакен, 1980, 1935).

Этническая система отвечает всем основным признакам и свойствам диссипативных структур. Равновесным состоянием этносов является этноландшафтный гомеостаз, а условия равновесия а разных этносах также приводят к одинаковым макроскопическим результатам. Именно поэтому этносы, находящиеся в гомеостазе, имеют схожие стереотипы поведения (индейцы Северной Америки, горцы Тибета, палеоазиаты Сибири и Дальнего Востока).

Потоком отрицательной энтропии (энергии) выступает пассионарность, хотя ее поступление в этнос опосредованно космическим излучением, мутацией генофонда и воспроизведением пассионарного признака в потомстве. Следовательно, управляющим параметром в этногенезе надо считать уровень пассионарного напряжения в системе (разность уровней пассионарности в данный момент времени и в гомеостазе).

Принцип связи подсистем в этносе (комплиментарность) также базируется на феномене поля, порожденного управляющим параметром (пассионарностью). Поэтому самоорганизация в этносфере - это образование этнических систем разных рангов - субэтносов, этносов, суперэтносов. Она также связана о достижением критических значений управляющих параметров (определенных уровней пассионарного напряжения), так как образование субэтносов, этносов и суперэтносов статистически совпадает с определенными временными интервалами в процессе этногенеза. Подобным образом основу самоорганизации в этносах составляет согласованное (кооперативное) поведение, манифестирующееся через общность этнического стереотипа поведения.

С учетом сказанного правомерно рассматривать этническую систему как диссипативную структуру популяционного уровня, а изохронологию центров как след диссипации, аналогичный градиентам управляющего параметра в биологических и физических экспериментах. Следовательно, изохронология этнических и субэтнических центров России, подтверждая натуральный характер этногенеза, лишь обозначает его реальность в терминах социальной географии городов.

На основе проведенного исследования предложено:

- использовать понятие "пассионарность" при изучении феномена человеческого фактора в географических науках, рассматривая его как одно из важнейших внутренних ограничений при принятии решений;

- учитывать этногенез как процесс самоорганизации в географической среде, влияющий на экономическое и культурное развитие в пределах данной этнической системы. Исходя из этого, перейти к таким новым типам периодизации для явлений социокультурного ряда (городская архитектура, планировка, схемы расселения), которые строились бы на принципах диахронологии эксцесса и изохронологии этнического ареала;

- при долгосрочном планировании развития крупных городских поселений принимать во внимание наряду с социальными составляющими и основную этническую характеристику - возраст города в пределах данной этносоциальной системы;

- рассматривая возраст города в качестве управляющего параметра поведения городской популяции, использовать для долгосрочных прогнозов численности населения сравнительный диахронологический метод.

Основные публикации автора, отражающие содержание диссертационного исследования:

1. Эколого-географические исследования системы "этнос-ландшафт": прикладной аспект // Географические исследования для целей планирования, проектирования, разработки и реализации комплексных программ: Teз. докл. секции-l VIII съезда ГО СССР (Киев, октябрь 1985). - Л., 1985. - С. 147-149.- 0.1 п.л, - (в соавторстве с Л.Н.Гумилевым и В.А.Масловым).

2. О взаимосвязи между развитием архитектуры и процессами этногенеза в античную эпоху // История архитектуры: Объект, предмет и метод исследования: Сб. научн., тр. Центр, н.-и. и проект. ин-та по градостроительству /Под ред. А.А.Воронова. - М., 1988. - С. 73-77. - 0.2 п.л.

3. Толковый словарь понятий и терминов, используемых автором /Сост. В.Ю.Ермолаев // Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Под ред. В.С.Жекулина. - Л., 1989. - С. 477-481. -0.5 п.л.

Примечания

[+1] Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. - М.: Политиздат, 1988. - С.30.

[+2] Taм же. С. 24.

[+3] Материалы XIX Всесоюзной конференция Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня-1 июля 1988 г. - М.: Политиздат, 1988. - С. 25-36.

[+4] Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн. собр. соч. - Т. 18. - С. 348.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top