Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Лев Николаевич Гумилев

Л.А. Вербицкая

Учение Л.Н. Гумилева и современность: Материалы Международной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Л.Н. Гумилева: /В 2 т./ /СПбГУ; Редкол.: Л.А. Вербицкая (гл. ред.) и др.- СПб., НИИХимииСПбГУ, 2002.- Т. 1.

Так, к сожалению, нередко бывает в жизни: истинное значение человека, его вклад в развитие науки и общества, осознается по-настоящему тогда, когда человека уже нет на свете. Так, мне кажется, было и со Львом Николаевичем.

Лев Николаевич Гумилев, несомненно, великий русский мыслитель и ученый, достойно продолживший в себе жизнь и мысли своих не менее великих родителей, внесших огромный вклад в российскую культуру, поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Сложная, драматическая, подчас трагическая, судьба Льва Николаевича связанна с Санкт-Петербургским (ранее - в СССР - с Ленинградским) государственным университетом, с его историческим и географическим факультетами. Вот почему 90-летие со дня рождения Льва Николаевича Гумилева - это не только праздник России, общероссийское чествование его творчества, его дел, его памяти, но и праздник Университета.

Университет богат своими знаменитыми учеными и студентами. Стоит вспомнить такие имена, как Д.И. Менделеев, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, В.И. Вернадский, А.А. Ухтомский и другие. Лев Николаевич Гумилев достойно украшает университетскую галерею знаменитых людей России.

В 1934 году Л.Н. Гумилев поступает на истфак Ленинградского университета. Его учеба растянулась почти на 10 лет. В августе 1935 года Л.Н. Гумилев был арестован в первый раз. В ноябре 1935 года он был освобожден, в 1937 году восстанавливается на истфаке ЛГУ. Ему дают возможность сдать экзамены за второй курс. В марте 1938 года Лев Николаевич, студент 4-го курса университета, снова арестовывается. Началась его "первая Голгофа". В марте 1943 года кончился пятилетний лагерный срок, и Гумилев уже "вольным" работает на севере под Норильском и в Туруханске. В Туруханске он добивается в военкомате, чтобы его послали на фронт. С 1944 года до самой победы Лев Николаевич Гумилев в действующей армии, воюет зенитчиком. В мае 1945 года, уже после победы он так напишет в письме

Н.И.Харджиеву: "О себе: я участвовал в трех наступлениях: а) освободил западную Польшу; б) завоевал Померанию, в) взял Берлин, вернее, его окрестности... Добродетелей, за исключением храбрости, не проявил, но, тем не менее, на меня подано "на снятие судимости". Результага нет. Солдатская жизнь в военное время мне понравилась. Особенно интересно наступать, но в мирное время приходится тяжелее". Как-то намного позже Лев Николаевич признался, что для него самые священные дни, отражающие вершины возвышения духа России, - это день Победы в 1945 году и день полета первого человека Юрия Гагарина вокруг земли в 1961 году. В ноябре 1945 года Лев Николаевич был демобилизован из армии, а уже в марте 1946 года он сдает экстерном экзамен на историческом факультете. И как сдает! "История СССР" - "отлично" (подпись на экзаменационном листе Б.Грекова), "История древнего востока" - "отлично" (подпись В.Струве), "Новая история" - "отлично" (подпись Е.Тарле). А в апреле 1946 года он уже в аспирантуре. Через полтора года, в декабре 1947, был отчислен со всеми сданными экзаменами и готовой диссертацией из университета. Более того, им уже была написана книга "Политическая история первого Тюркского каганата", имевшая сверхположительные отзывы член-корреспондента АН СССР А.Якубовского и профессора М.И. Артамонова.

Большую роль в защите кандидатской диссертации Гумилева сыграл академик АН СССР А.А.Вознесенский, возглавлявший тогда Ленинградский Университет. После личной беседы Льва Николаевича с Вознесенским, тот дал "зеленую улицу" в деле защиты диссертации. Защита состоялась в 1948 году. Диплом кандидата исторических наук был выписан ВАКом 31 декабря 1949 года, а 6 ноября Лев Николаевич Гумилев был арестован, началась "вторая Голгофа". Выходя в 1956 юду на свободу, он фактически принес с собой почти готовые рукописи книг о хунну и тюркском каганате. В скором времени выходят его первые капитальные монографии "Хунну", ''Хунну в Китае . Монография "Древние тюрки" была опубликована в 1967 году, то есть 8-9 лет спустя после начала работы над ней и 5 лет спустя после защиты докторской диссертации. "Древние тюрки" стали венцом так называемой "Степной трилогии" Льва Николаевича.

Можно выделить три основных и взаимосвязанных аспекта в творчестве Гумилева: теория этногенеза, евразийская идея и пассионарность. Он вводит понятие этносферы, которая предстает частью биосферы и ноосферы, по В.И.Вернадскому. Этногенез, по Льву Николаевичу Гумилеву, - явление, в первую очередь, географическое, природное, в котором проявляется особый механизм адаптации человека и народа к ландшафту, к особым условиям воспроизводства жизни. Биологичность этноса, как отмечает Лев Николаевич, особенная. Ее проявление - поведение определенных масс людей. В одном месте он прямо указывает: "Этносы - явление, лежащее на грани биосферы и социосферы и имеющее весьма специальное назначение в строении биосферы Земли". Гумилевское учение об этногенезе - это новое научное направление, представляющее собой целую "научную галактику" с множеством "эмпирических обобщений" (если воспользоваться понятиями Вернадского) и закономерностей - тенденций. Раскрыта структура цикла жизни этноса, состоящая из определенных фаз этногенеза. Создана концепция суперэтноса. Суперэтнос - крупнейшая после человечества единица, возникшая в одном регионе и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность. Мозаичность суперэтноса обеспечивает его пластичность в процессе эволюции. Гумилев ввел понятие российского суперэтноса, показал логику его этногенеза, роль русского народа в его становление и развитии.

Пассионарность - сложная категория. Через нее Лев Николаевич хотел показать влияние Космоса, "солнечного ветра", других электромагнитных воздействий на энергетику функционирования и развития этносферы. В одном пункте, очевидно, этнология Гумилева в чем-то близка гелиобиологии А.Л.Чижевского, хотя он к его творчеству и не обращался. "Пусковой момент" в этногенезе - это скачок в пассионарном напряжении, выражающийся во внезапном проявлении критической массы пассионариев в человеческой популяции. Гумилевым созданы карты - схемы пассионарных толчков на Евразийском континенте, описана кривая изменения пассионарного напряжения этнической системы.

Особое место в его творчестве занимала евразийская идея. Он показал евразийскую логику становления современной России. Здесь он стал знаменитым продолжателем дела евразийцев. Россия - не Запад, но и не Восток, она их своеобразный синтез. В этом синтезе большая роль принадлежала и русскому народу, и кочевникам Евразии. Л.Н. Гумилев написал сводную этническую историю всей Евразии, фактически воссоздавая историогенез "государства - континента", каким стала Россия (в XX веке - СССР). На Гумилевских чтениях в 1998 году творчество Гумилева в его интегральной характеристике было оценено как создание новой модели всемирной истории, в которой кочевники выступают связующей системой оседлых культур, отдаленных друг от друга горами, степями и пустынями.

Подвести итоги творческого наследия Л.Н. Гумилева - это большая задача для многих исследователей России.

Несмотря на некоторые трагические моменты жизни Льва Николаевича, связанные с университетом, все-таки университет был его "Альма-матер". Здесь, в стенах геофака, Института географии он часто выступал, состоял членом докторского диссертационного совета, был счастлив теми минутами творчества, когда ладилась работа, когда росло, пусть и трудное, признание.

Мне вспоминаются лекции Льва Николаевича в Петергофе (в те годы их нельзя было организовать в городе), глаза студентов с восторгом внимающих лектору, и глаза лектора, который получил возможность поведать о самом дорогом тем, для кого это особенно важно - студентам. А еще помнятся вечера со Львом Николаевичем, рассказывающим нам о своих родителях, о мыслях, чувствах, о пережитом.

У Льва Николаевича Гумилева была трудная, но счастливая судьба. Его гений будет долго светить потомкам не только тем гигантским наследием идей, результатов, мыслей, но и примером мужества - мужества научного, человеческого, воинского. Как-то его отец, великий русский поэт Николай Степанович Гумилев признался, что он больше себя чувствует воином и путешественником, чем поэтом. Его великий сын Лев Николаевич Гумилев, несомненно, был ученым - воином, воином духа.

Проводимая юбилейная конференция, я думаю, только открывает старт будущим юбилейным торжествам - старт осмысления: что есть Лев Николаевич Гумилев для нашей науки, нашей культуры, для нашего университета. Споры вокруг его творчества, вокруг его идей не умолкают и долго еще не утихнут. И это обстоятельство свидетельствует только об одном: мы имеем дело с величайшим прорывом в гуманитарном блоке наук, оценка которого еще впереди.

 

Stolica.ru

Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top