Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

IV. ТЕМУЧИН ПРОВОЗГЛАШАЕТСЯ ЧИНГИС-ХАНОМ ГРУППОЙ АРИСТОКРАТИИ

В результате военных успехов и создавшейся репутации Темучина как идеального степного правителя "люди стекались к его девятихвостному знамени уже не семействами или десятками, а сотнями... Он собрал около себя двор, правда, без мергенов и советников, но составленный из людей воинственного духа и глубоко ему преданных" [+32].

Так как вокруг Темучина теперь собралась большая часть монгольских вождей с их людьми, то они, обсудив это дело на собрании, единогласно признали момент соответствующим для провозглашения его ханом-императором. Самые знатные из участвовавших в этом собрании представителей степной аристократии - Алтан, Хучар и Сэчэ-беки, не пожелавшие выставлять, своих претензий на сан хагана, чтобы не перебивать кандидатуры избранника огромного большинства - Темучина, после состоявшегося решения объявили ему об этом от имени собрания в следующих выражениях:

"Мы хотим провозгласить тебя хаганом-императором. Когда ты станешь хаганом, то в битвах с многочисленными врагами мы будем передовыми, и если полоним прекрасных девиц и жен, то будем отдавать их тебе. В облавах на зверей мы будем выступать прежде других и пойманных зверей будем отдавать тебе. Если мы в ратных боях преступим твои приказы или в спокойное время повредим делам твоим, то ты отними у нас жен и имущество и покинь нас в безлюдных пустынях".

"Так поклялись они, - продолжает "Сокровенное Сказание", - и провозгласили Темучина хаганом и нарекли его Чингисом".

В этих словах подчинения можно, однако, прочесть между строк и об обязанностях, которые, по понятиям избирателей, должен нести избранный император. Обязанности эти состоят в том, что он должен вести их к победам - к тем победам, которые доставляют степняку-кочевнику вожделенные блага жизни: чернооких красавиц, горячих скакунов, тучные пастбища для скота, привольные места для охоты. По выделении для повелителя законной части всех этих благ должно оставаться достаточно и для его сподвижников.

Мы нигде не встречаем удовлетворительного объяснения названия "Чингис". На языке западных монголов, ойратов-калмыков, в буквальном значении это слово значит "крепкий", "сильный" [+33]. Но эти определения должно отнести не столько к понятию физическому, как к духовному: к уму, характеру и т.п. На этом основании некоторые писатели слово "Чингис" считают равнозначащим понятию "непреклонный", которое, правда, близко подходит к характеру Темучина, но все-таки представляется односторонним, так как заключает в себе идею твердости только воли, не касаясь ума и физической стороны человека. Если примем во внимание, что среди монгольской аристократии того времени существовали титулы "багадур" (для физически сильных, храбрых), "сэчэн" (для мудрых), то имя Чингис, данное Темучину, вполне соответствует своему всестороннему значению, так как Темучин помимо своих выдающихся физических качеств, о которых упоминалось в предыдущих главах, был одарен редким умом, твердой волей, военным и организаторским талантами, красноречием; совокупность всех этих качеств в одном человеке можно определить одним словом "чингис" [+34].

Разносторонностью своих дарований Чингис-хан из исторических личностей ближе всего подходит к Юлию Цезарю, но военный гений в нем превалирует над всеми другими способностями: он всю жизнь, с 10 до 72 лет, провел на коне и умер в походе.

Примечания

[+32] Лэм, с. 46.

[+33] Так в кавычках записано у Рашид ад-Дина. Точный перевод этого слова с монгольского, очевидно со слов монгола Болота, услугами которого в смысле его знания монгольских преданий пользовался, между прочим, Рашид ад-Дин.

[+34] Обычай давать другое имя ханам был и у монголов, и у китайцев. Государи не называются в народе собственным именем из почитания к ним. Собственное их имя оставалось именем фамильным. В семье монгола и по сие время дети не называют собственными именами не только родителей, как у европейцев, но и братьев и сестер отца, а снохи не произносят слов, совпадающих с этими запретными именами: так, если тетку по мужу зовут Наган, что значит "белая", то слово "белый" вообще у нее заменяется другим словом. Таким образом, они имеют особый лексикон заменяющих слов. По утверждению профессора-монголоведа Вл.Котвича, у восточных монголов нет слова "чингис", между тем у ойратов-калмыков, т.е. у западных монголов, это слово употребляется и теперь в единственном переведенном у Рашид ад-Дина смысле; это обстоятельство, по моему мнению, и создало существующие у ориенталистов много разных толкований слова "чингис". " Так, последнее толкование. (Ramstet и Pelliot) выводит этот титул из монгольско-турецкого слова "тенгиз" - море, т.е. Морской хан, или Хан мира (земель), омываемого морем, или Всемирный хан. И действительно, Гуюк носит титул Далай-хана, как видно из печати на его письме к Папе (1246), найденном недавно в Риме" (замечание проф. Вл Котвича на рукописи этого труда). По моему мнению, это большая натяжка объяснения слова "чингис" от "тенгиз". Дело в том, что слово "далай", у ойратов - "дала", имеет двоякое значение: первоначальное - это значит "бесконечное", "великое", "много", а затем "океан". Так что титул Гуюка - Далай-хан надо понимать в первом смысле слова "далай", или "дала" - "Великий", а не во втором смысле - "океан". Что же касается отсутствия слова "чингис" у восточных монголов, по примечанию профессора Вл.Котвича в этом труде, то это обстоятельство очень удивило автора, так как у западных монголов-ойратов, к которым принадлежит автор, это слово сохранилось в значении, приведенном Рашид ад-Дином. По мнению автора, это можно объяснить только тем, что по смерти Чингис-хана это имя, под которым он был известен Империи, а не собственное, бывшее фамильным, стало запретным в виде траура. По Рашид ад-Дину известно, что официальный траур по Чингис-хану длился два года, а траур на имя мог быть навсегда. Тот же Рашид ад-Дин приводит два таких случая запрета имен в виде траура для народа по случаю смерти носителей: одно из них было имя Тулуя, четвертого сына Чингис-хана. Тули по-монгольски означает "зеркало", пишет Рашид ад-Дин, очевидно, со слов монголов, поэтому народ стал называть зеркало по-турецки "кузку" (у калмыков очень редко употребляется "козил дур"). Видимо, под влиянием этого запрета и теперь у калмыков редко употребляют настоящее название зеркала - "толи" (см. Русско-калмыцкий словарь Н.Бадмаева. Слово "толи" употребляет главным образом духовенство), а говорят описательно: "нюр юздек гэр", т.е. вещь (в раме), где смотрят лицо. То обстоятельство, что слова "чингис" и "толи" у восточных монголов отсутствуют, а у западных сохранились, можно объяснить влиянием траурного запрета, которое у западных монголов действовало не так долго, как у восточных, откуда происходит Чингис-хан, ввиду того, что вскоре, в конце царствования Хубилая, западные начали враждовать с восточными монголами. Таким образом, первое значение слов "чингис" и "тулуй-толи" у Рашид ад-Дина считаю правильным, так как оно соответствует значениям этих слов у ойратов. Выпадение же у восточных монголов этих слов я объясняю траурным запретом хана. Затем титул Гуюка - Далай-хан - надо переводить "Великий хан", а не морской или океанский, подобно тому как Далай-лама - Великий лама, далай нор - великое озеро.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top