Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава XV

НОВОВАВИЛОНСКАЯ ДЕРЖАВА

1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

При последнем царе касситской династии, Эллиль-надин-аххе (правил прибл. до 1155 г.), Вавилония в течение трех лет вела войну в Эламом, которая окончилась ее полным поражением. Страна была завоевана чужеземцами, города ее разграблены, а Эллиль-надин-аххе вместе со знатными вавилонянами уведен в плен. Так завершилось многовековое царствование касситской династии, и наместником Вавилонии был назначен эламский ставленник.

Но довольно скоро, при Навуходоносоре I (1126-1105 ), наступил кратковременный расцвет Вавилонии. Около г. Дер произошла ожесточенная битва между вавилонянами и эламитами; победителями оказались вавилоняне, которые затем вторглись в Элам. Эламу был нанесен такой удар, что после этой битвы в течение трех веков (до 821 г.) он вообще не упоминается в месопотамских текстах. Освободив страну от чужеземного порабощения, Навуходоносор стал претендовать на гегемонию над всей Вавилонией. Он, а за ним и его преемники носили титул "царь Вавилонии, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран света". Благодаря своей победе над эламитами Навуходоносор последующими поколениями вавилонян считался народным героем.

При Эллиль-надин-апли (1104-1101), сыне и преемнике Навуходоносора I, вавилонянам удалось сохранить свою независимость. Но когда царем стал Мардук-надин-аххе (1100-1083), ассирийская армия во главе с Тиглатпаласаром I захватила Вавилон и сожгла царский дворец. Вскоре полукочевые племена арамеев и сутиев, жившие к западу от Евфрата, начали вторгаться в Ассирию и Вавилонию, грабить и разорять месопотамские города и селения. Теперь обе эти страны перед лицом общей опасности стали союзниками и в течение целого столетия (с середины XI до середины Х в.) были заняты борьбой с непрерывно вторгавшимися волнами арамейских племен, гонимых в Месопотамию голодом. Наступил упадок и Вавилонии, и Ассирии.

В последующей истории Вавилонии большую роль играли племена халдеев, которые жили в районе болот и озер вдоль нижнего течения Тигра и Евфрата, между берегами Персидского залива и южными городами Двуречья. Халдеи вели полукочевой образ жизни и занимались скотоводством и земледелием. В IX в. до х.э. они прочно заняли южную часть Вавилонии и начали постепенно продвигаться на север. Халдеи стали воспринимать древнюю вавилонскую культуру и поклонялись верховному богу Вавилонии Мардуку.

В 729 г. ассирийский царь Тиглатпаласар III захватил Вавилон, и с тех пор Вавилония на целое столетие потеряла свою независимость (о Вавилонии в составе Ассирийской державы см. гл. XIV).

В 626 г. Вавилония снова была охвачена восстанием. Во главе восставших стоял халдейский вождь Набопаласар. Вначале он воздерживался от попыток захватить большие города и смог укрепить свою власть лишь на севере Вавилонии, а центр и юг страны сохраняли верность ассирийцам. Набопаласару долго не удавалось захватить крупные вавилонские города Урук и Ниппур, где были сильны проассирийские настроения. В Ниппуре во время многомесячной осады этого города армией Набопаласара жители продавали в рабство своих детей, чтобы спасти их от голодной смерти. В 616 г. ассирийцам пришлось оставить Урук, а через год пал и Ниппур, который более десяти лет ценой больших лишений и страданий сохранял верность ассирийскому царю. Теперь почти вся территория Вавилонии была в руках Набопаласара.

Вскоре на Ассирию обрушился новый сокрушительный удар. В 615 г. мидийцы во главе со своим царем Киаксаром захватили ассирийскую провинцию Аррапха и потом двинулись по направлению к Ниневии и окружили этот город. Ниневию взять не удалось, но мидийцы осадили и захватили Ашшур, древнюю столицу Ассирии, и истребили его жителей. Затем вавилоняне и мидийцы заключили военный союз против Ассирии.

Вскоре объединенные силы мидийцев и вавилонян осадили Ниневию и через три месяца, в августе 612 г., город пал и подвергся разграблению и полному разрушению. Лишь части ассирийского войска удалось пробиться в область Харран в Верхней Месопотамии, и там оно под руководством Ашшур-убаллита II продолжало войну. Тем временем мидийцы с львиной долей добычи вернулись к себе домой, предоставив вавилонянам завершение войны с ассирийцами. Вскоре после этого (ок. 608 г.) ассирийцы прекратили сопротивление, и многовековая борьба халдейских племен за освобождение Вавилонии наконец увенчалась победой.

В результате разгрома Ассирийской державы мидийцы захватили коренную территорию Ассирии и область Харран. Вавилоняне же захватили Месопотамию и готовились установить свой контроль над всеми областями к западу от Евфрата. Но фараон Египта Нехо также претендовал на территории Сирии и Палестины. Таким образом, на всем Ближнем Востоке остались только три могущественных государства: Мидия, Вавилония и Епшет.

Весной 607 г. Набопаласар передал командование вавилонской армией своему сыну Навуходоносору, взяв на себя управление внутренними делами государства. Перед Навуходоносором стояла задача захватить Сирию и Палестину. Но сначала необходимо было овладеть городом Каркемиш на Евфрате, где находился сильный египетский гарнизон, часть которого составляли греческие наемники. Весной 605 г. вавилонское войско перешло Евфрат и одновременно с юга и севера напало на Каркемиш. Еще за городскими стенами началась жестокая битва, и скоро город превратился в пылающие руины, а египетский гарнизон был уничтожен до последнего человека. После этого большая часть Сирии и Палестины, т.е. почти все области между Евфратом и Египтом, без сопротивления подчинилась вавилонянам.

Будучи в Сирии, Навуходоносор в августе 605 г. получил известие о смерти своего отца в Вавилоне и через месяц стал царем. Вскоре царь Иудеи Иоаким, побуждаемый уговорами египетского фараона Нехо, отпал от Вавилонии. Навуходоносор осадил столицу Иудеи Иерусалим и 16 марта 597 г. взял его. Более 3000 иудеев было уведено в плен в Вавилонию, а царем Навуходоносор назначил Седекию.

В декабре 595 - январе 594 г. в Вавилонии происходили волнения, исходившие от армии. Руководители мятежа были казнены, и в стране восстановлен порядок. До нас дошел протокол судебного процесса над одним из заговорщиков, дело которого было рассмотрено военным судом под председательством самого царя. Подсудимый был обвинен в государственной измене, нарушении присяги, данной царю, и казнен, а все его имущество конфисковано.

Вскоре новый египетский фараон, Априй, решил попытаться установить свою власть в Финикии и захватил города Газа, Тир и Сидон, а также уговорил иудейского царя Седекию поднять восстание против вавилонян. Навуходоносор решительными действиями оттеснил египетское войско обратно к прежней границе и в 587 г. после долгой осады захватил Иерусалим. Тысячи жителей Иерусалима (главным образом знать и ремесленники) были уведены в плен в Вавилонию, а страна превращена в рядовую провинцию.

При Навуходоносоре Вавилония превратилась в процветающую страну. Это было временем подлинного возрождения, экономического расцвета и культурного развития. Вавилон стал центром международной торговли. Много внимания уделялось искусственному орошению. В частности, около Сиппара был создан большой бассейн, откуда шло много каналов, с помощью которых регулировалось распределение воды во время засухи. В Вавилоне был выстроен новый дворец царя и сооружены знаменитые висячие сады. Кроме того, вокруг Вавилона были воздвигнуты мощные фортификационные сооружения, чтобы обезопасить государство от вражеских нападений в будущем.

Однако после смерти Навуходоносора II в 562 г. в течение пяти лет на троне сменилось три царя, жречество стало активно вмешиваться в политику, устраняя неугодных царей.

В 556 г. царем стал Набонид, сын одного из вождей арамейских племен. Большое влияние на Набонида оказывала его мать Адда-гуппи, которая ранее жила в Харране и после захвата этого города мидийцами бежала со своим сыном в Вавилон.

Хотя Набонид поклонялся традиционным вавилонским богам Мардуку, Набу, Нергалу, Шамашу и т.д., постепенно он на первое место стал выдвигать культ бога Луны Сина. Бог Луны Набонида в действительности не являлся традиционным вавилонским богом Сином, а был по своей символике и формам поклонения арамейским богом. Проводя такую религиозную политику, Набонид стремился создать могущественную державу, объединив вокруг себя многочисленные арамейские племена Передней Азии, среди которых культ Сина был особенно популярен. Однако религиозные реформы Набонида привели его к конфликту со жречеством древних вавилонских храмов в Вавилоне, Борсиппе, Уруке и других городах [1].

В 553 г. началась война между Мидией и Персией. Воспользовавшись тем, что мидийский царь Астиаг отозвал из Харрана свой гарнизон, в том же году Набонид захватил этот город и распорядился о восстановлении разрушенного во время войны с ассирийцами в 609 г. храма бога Сина Эхульхуль.

Набонид завоевал также область Тейма в северной части Центральной Аравии и захватил караванный путь по пустыне через оазис Тейма в Египет. Этот путь имел большое экономическое значение для Вавилонии, поскольку к середине VI в. до х.э. Евфрат изменил свое течение, и морская торговля через Персидский залив из гаваней в г. Ур стала невозможной.

Набонид перенес в Тейму свою резиденцию, поручив правление в Вавилоне своему сыну Бел-шар-уцуру (библейский Валтасар).

Пока Набонид был занят активной политикой на западе своей державы, у восточных границ Вавилонии появился могущественный и решительный противник. Персидский царь Кир II, который уже завоевал Мидию, Лидию и многие другие страны и имел огромную и хорошо вооруженную армию, готовился к походу против Вавилонии.

К 546 г. Вавилония и Египет отказались от многолетней враждебной политики по отношению друг к другу, ибо правители обеих стран хорошо осознавали необходимость подготовки к войне с Персией. Когда стало совершенно очевидным, что война уже близко, Набонид вернулся в Вавилон и приступил к организации обороны своей страны.

Однако положение Вавилонин стало безнадежно трудным. Весной 539 г. персидская армия выступила в поход, а осенью того же года вся Месопотамия была уже в руках персов.

2. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА И ПРАВО

К тому времени, коща образовалось Нововавилонское государство, жители крупных вавилонских городов пользовались особыми привилегиями. В частности, они были освобождены от царских строительной и военной повинностей. Для этих городов было характерно самоуправление свободных и юридически равноправных членов общества, объединенных в народное собрание при главном храме того или иного города.

Однако после образования Нововавилонского царства многовековая борьба между царской властью и народным собранием постепенно привела к поражению последнего, и в это время его юрисдикции подлежали только конфликты между отдельными гражданами и преступления местного характера. Тем не менее примечательно, что в многочисленных надписях нововавилонских царей говорится лишь о сооружении новых храмов и ремонте старых и о благочестивых дарах в различные святилища, а неоднократные успешные военные походы почти не упоминаются. Это свидетельствует о том, что правители вынуждены были больше всего считаться со жречеством и представлять его интересы.

Часть решений народного собрания касалась хищений храмового скота и другого имущества, сбора храмовой десятины и арендной платы с храмовых полей и т.д. Другие решения имели отношение к имущественным тяжбам и семейным спорам отдельных граждан. Остановимся на некоторых решениях народного собрания.

В 545 г. в Уруке одна женщина заявила в собрании, что ее муж умер, в стране царит голод и ей нечем кормить двух своих малолетних сыновей и поэтому она передает их в храм Эанна в качестве храмовых рабов. В 540 г. в Уруке некий Ибни-Иштар в присутствии нескольких лиц набросился у ворот храма Эанна на царского представителя в этом храме с кинжалом в руке. Собрание рассмотрело это дело, "связало и опечатало железный кинжал, который он извлек из-за своего пояса". В документе решение собрания не указано, поскольку в данном случае вынесение приговора находилось в юрисдикции царского суда, а собрание играло роль лишь предварительной инстанции расследования. В том же городе Уруке царский представитель в храме Эанна заявил в собрании о недостаче 10 136 кур (ок. 1,82 млн. л) ячменя в качестве арендной платы за 553 г. Собранию предстояло установить, кто был виновен в этом недоборе.

В 591 г. "собрание старейшин" Сиппара рассмотрело дело о хищении имущества храма Эбаббарра одним лицом и вынесло решение, что, если будет доказано обвинение против него, он должен возместить ущерб, нанесенный храму, в 30-кратном размере.

Когда в 555 г. в Вавилоне возникла тяжба относительно наследования тремя братьями поля, являвшегося приданым их матери, решение было вынесено "старейшинами города". Подобным же образом в 590 г. "старейшины Ниппура" занимались рассмотрением тяжбы двух лиц из-за рабыни.

Таким образом, собрание функционировало как орган местного самоуправления и суда. Часто его заседания возглавлял наместник соответствующего города или управляющий храмом.

Членами народного собрания являлись граждане, которые были свободными и в юридическом отношении считались равноправными между собой. Но они заметно отличались друг от друга по своему экономическому и общественному положению. Среди них были наместники городов, судьи, высокопоставленные государственные и храмовые чиновники, купцы, дельцы, писцы, чиновники низших рангов, пастухи, арендаторы полей, ремесленники, включая беднейшие слои свободного населения. Статус граждан был наследственным и переходил от отца к сыновьям. Естественно, в работе собрания активную роль могли играть в основном лишь состоятельные люди.

Нередко вместо всех граждан для решения тех или иных дел собирались лишь старейшины, т.е. наиболее влиятельная часть граждан. В ряде случаев они выносили свои решения совместно с высшими храмовыми чиновниками и наместниками городов. Иногда в присутствии старейшин составлялись документы, содержащие распоряжения высокопоставленных государственных чиновников. Кроме того, старейшины представляли граждан своего города перед царем.

Граждане принимали участие в культе при местном храме, а также в храмовых праздниках и трапезах и имели право на получение определенной доли из храмовых доходов. Все эти люди жили в городах и владели землей в городе или прилегающей к нему сельской округе, на территорию которой распространялась власть народного собрания.

В рассматриваемое время население Вавилонии в этническом отношении было довольно пестрым. Страна была наводнена халдейскими и арамейскими племенами, жившими бок о бок со старым местным населением. Кроме того, в Вавилонии жило много чужеземцев. Часто чужеземцы размещались значительными группами в определенных районах. Например, в окрестностях Ниппура и в самом городе каждой этнической группе была выделена особая территория. Среди чужеземцев были также царские наемники, добровольные эмигранты и лица, по различным причинам постоянно или временно жившие в Вавилонии (купцы, политические беженцы, сезонные наемные работники из Элама и т.д.). Так, в вавилонских текстах упоминается много чужеземцев, живших при дворе Навуходоносора II. Среди них были эламиты, персы, киликийцы, иудеи, различные выходцы из Малой Азии ("ионийцы"), "беглецы из Мидии" и др.

Особенно много было в стране лиц египетского происхождения. Значительное их число упоминается в качестве контрагентов и свидетелей при заключении различных сделок, составленных в Вавилоне, Уре, Уруке, Сиппаре, Борсиппе и других городах. Таким образом, египтяне были разбросаны по всей стране. Большинство египетских поселенцев в результате смешанных браков, а также стремясь приспособиться к окружающей их этнической среде, постепенно стали давать своим детям вавилонские имена и ассимилироваться местным населением.

Из частноправовых документов видно, что представители различных народов жили бок о бок, вступали в деловые отношения и заключали смешанные браки. Необходимо иметь в виду, что в древности не было конфликтов на этнической почве, расовой неприязни и чувства превосходства одного народа над другим и никто не был заинтересован в том, чтобы навязать другим народам свой язык и культуру. Поэтому со стороны местного населения не было пренебрежения к верованиям чужеземцев. Последние, в свою очередь, поклонялись не только своим богам, но и богам того народа, среди которого они жили, ибо верили в силу этих богов. Чужеземцы включались в экономическую и общественную жизнь страны, становились собственниками домов, земельных владений, а часть их служила и в административном аппарате. Они постепенно ассимилировались местным населением и говорили на аккадском и арамейском языках, поскольку последний быстро распространился в качестве разговорного языка в Месопотамии, и, в свою очередь, оказывали определенное культурное влияние на вавилонян.

Однако чужеземцы были лишены гражданских прав, поскольку они не владели землей в пределах городского общинного фонда, и поэтому не могли стать членами народного собрания. Но в тех случаях, когда они размещались компактно в определенных районах, такие люди могли создать собственную организацию местного самоуправления.

Наконец, кроме граждан и свободных без гражданских прав существовали различные группы зависимого населения, особую прослойку которого составляли рабы. Естественно, все эти люди не имели никаких гражданских прав.

Кроме народного собрания судебная власть принадлежала также царским судьям. Царский суд обычно представлял собой коллегию из пяти-шести профессиональных судей. Иногда состав суда был смешанным, и в него входили царские судьи и старейшины из числа граждан. В Сиппаре представителем царского суда был верховный жрец храма Эбаббарра, обладавший широкими юридическими полномочиями.

В решении важных дел народное собрание подчинялось царским судьям, получало от них различные предписания и обязано было снабжать последних необходимой информацией. Царские суды выносили решения по наиболее важным делам. В частности, их ведению подлежали дела об убийстве, не говоря уже о заговорах и мятежах.

Высшей судебной инстанцией считался царь. Но он не имел абсолютной власти и не мог произвольно захватить имущество своих подданных или лишить их жизни. Индивидуум в частной жизни был предоставлен самому себе, и центральная власть не вмешивалась в его семейную жизнь. Он мог свободно передвигаться в пределах государства, совершая деловые и торговые поездки, а также ездить на заработки.

Семья в основном оставалась моногамной, и мужчина, который брал вторую жену, обычно должен был уплатить довольно высокий штраф в пользу первой, если только она не была бездетной.

Женщина пользовалась сравнительно большой независимостью, могла иметь свое имущество, распоряжаться им свободно (дарить, продавать, обменивать, отдавать в аренду и т.д.).

Нововавилонское право, по-видимому, требовало письменной фиксации заключаемых сделок, кроме продажи скоропортящихся продуктов. Контракты составлялись профессиональными писцами в присутствии свидетелей (обычно от трех до десяти и более человек) в двух экземплярах по определенным формулярам, и каждая из сторон получала по одному экземпляру.

Начиная с нововавилонского времени в документах подчеркивается, что контрагенты вступают в сделку добровольно. В контракте указываются условия сделки, место и дата, где и когда документ был составлен, и определяется наказание (обычно штраф) за нарушение условий сделки. К документам прилагаются печати свидетелей и контрагентов (последние обычно оставляют оттиски своих ногтей).

В рассматриваемую эпоху объектами заклада служили поля, дома, рабы, дети свободных, скот, деньги и прочее движимое имущество. Существовало два вида залога. Либо то или иное имущество объявлялось залогом в обеспечение ссуды, либо залог поступал в онтихрезу, т.е. кредитор получал право пользоваться залогом для извлечения доходов. Второй вид залога был более распространен.

Очень часто рабов и дома (реже поля и другое имущество) отдавали в антихрезу за долги. В таких случаях доходы с заложенного имущества или доходы с труда рабов или других лиц, отданных в заклад, шли на покрытие процентов по ссуде. В документах отмечается, что кредитор не будет платить наемной платы за труд рабов или членов семьи должника (а также арендной платы за дома и т.д.), а должник освобождается от уплаты процентов, пока кредитор распоряжается отданным в антихрезу заложником или недвижимым имуществом. Должник мог взять обратно своего раба, члена семьи или же другое отданное в антихрезу имущество только после того, как кредитору полностью возмещалась сумма ссуды. Если же заложник бежал, болел или по какой-нибудь другой причине не выполнял порученную ему работу, то должник обязан был возместить кредитору эквивалент трудовой повинности отданного в антихрезу лица за каждый день, пока последний уклонялся от работы, - обычно в размере 6 литров ячменя, что в денежном выражении составляло 12 сиклей серебра в год. Кроме того, как правило, должник кормил и одевал отданного в антихрезу работника, пока последний находился у кредитора.

Обычно при антихрезе не указывается срок погашения ссуды, и нередко заложники работали на кредитора по нескольку лет, пока должник не расплатится полностью. При выдаче же ссуды под залог имущества, но без права пользования им всегда указывается срок погашения долга. Если к оговоренному сроку должник не рассчитывался с кредитором, а последний не давал ему отсрочки, то заложенные рабы или другое имущество переходили в собственность заимодавца. Но когда стоимость заложенного имущества превышала сумму ссуды, то по решению суда кредитор получай только часть залога. И наоборот, если залог был оценен на меньшую, чем ссуда, сумму, должник обязан был полностью рассчитаться.

В нововавилонское время, как и в старовавилонское, денежную ссуду обычно давали под 20% годовых (т.е. 1 сикль серебра на 1 мину в месяц), хотя теперь закон и не регулировал величину процента. Ссуда выдавалась в большинстве случаев деньгами, реже - зерном или финиками.

К нововавилонскому времени долговое рабство претерпело значительные изменения. Кредитор мог арестовать несостоятельного должника я заключить его в долговую тюрьму. Однако кредитор не мог продать должника в рабство, и последний погашал ссуду бесплатной работой на своего заимодавца. В отличие от более ранних периодов муж не мог отдавать жену в долговой залог. Но свободные имели право отдавать в залог своих детей, а в случае неплатежеспособности должника их можно было обратить в рабов. При этом ограничение долгового рабства определенным сроком, установленное Законами Хаммурапи, в I тысячелетии до х.э. ухе не являлось действительным. Это можно объяснить тем, что в этот период ввиду сравнительно высокого жизненного уровня уже не было угрозы массового закабаления свободных.

Практика самозаклада и самопродажи в рассматриваемое время совершенно исчезла. К продаже своих детей свободные прибегали чрезвычайно редко, лишь в случаях катастрофического голода, опустошительных войн и длительных осад. Например, в 626 г., когда войско вавилонского царя Набопаласара осаждало Ниппур, сохранявший верность ассирийцам, и когда ячмень стоил приблизительно в тридцать раз дороже обычного, некоторые люди продавали своих детей ростовщикам. В контрактах отмечается, что дети были проданы с целью спасти их от голодной смерти.

В нововавилонское время продолжали переписывать и изучать Законы Хаммурапи, о чем свидетельствуют их многочисленные копии, составленные в I тысячелетии до х.э. По крайней мере одна из статей этих законов, предписывающая тридцатикратное возмещение украденного храмового и дворцового имущества, продолжала действовать и в это время.

Сохранились три столбца законов, которые по письму, грамматическим формам, лексике и реалиям относятся к нововавилонскому времени. В дошедшем до нас тексте начало и конец разрушены. В сохранившихся статьях речь идет главным образом о брачном и имущественном праве. В этих законах, в частности, говорится, что если кто-нибудь соорудит цистерну для хранения воды, но не укрепит хорошо ее стены и вода затопит вследствие этого поле соседа, то виновный должен отдать пострадавшему столько урожая, сколько будет получено на соседних полях.

Согласно другой статье, если кто-нибудь продаст рабыню, а она окажется чужой и ее законный хозяин возьмет ее себе, то продавец обязан вернуть покупателю ее цену и 1/2 сикля серебра за ребенка, которого она тем временем родила, чтобы возместить владельцу ущерб за ее временную нетрудоспособность.

Если мужчина женился второй раз и имеет сыновей от обеих жен, после смерти отца сыновья его первой жены должны получить ^/з и сыновья второй жены - 1/3 имущества покойного. Если отец выделил приданое для дочери, а она умерла бездетной, это имущество должно быть возвращено в дом ее отца. После смерти мужа его вдова, если у нее не было детей, должна получить свое приданое и подарок мужа. Если вдова, которая имеет детей, решает снова выйти замуж, она может взять с собой свое приданое и подарок, который дал ей первый муж при вступлении в брак. Если она родит детей от нового брака, то ее приданое должно быть разделено между сыновьями от обоих браков поровну, в то время как подарки, сделанные ей обоими мужьями, необходимо отдать соответственно их детям.

3. ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ И ПОЛОЖЕНИЕ ХРАМОВ

В нововавилонское время царское хозяйство не имело большого удельного веса в экономике страны и ведущая роль принадлежала храмовым и частновладельческим хозяйствам. Однако, по-видимому, не существовало четкого разграничения государственной и дворцовой собственности. Поэтому все государственные доходы, так же как и доходы с царских владений в узком смысле, считались царской собственностью. В фактической собственности царя находился лишь сравнительно незначительный земельный фонд, управление которым было основано на принципах частновладельческого хозяйства. Царское имущество упоминается в документах довольно редко. Например, согласно контракту времени Навуходоносора II, царское поле было сдано в аренду "навечно" для насаждения финиковых пальм Шуле, главе делового дома Эгиби в Вавилоне.

Мы не располагаем никакими сведениями о ремесленных мастерских, принадлежавших халдейским царям. В текстах неоднократно упоминаются плотники, каменщики, рыбаки и пастухи царя, которые, по всей вероятности, были свободными и работали на дворец за плату постоянно.

Что же касается сооружения и ремонта каналов, дворцов и храмов, строительства дорог и т.д., эти работы в основном выполнялись свободными как общинные и государственные повинности.

Наиболее существенную часть государственных доходов составляли налоги, характер и размеры которых, однако, нам совершенно неизвестны. По-видимому, все свободные должны были отдавать десятую часть своих доходов в качестве государственных податей. Обычно эти налоги уплачивались натурой (скотом, зерном, шерстью и т.д.), но официальные эксперты устанавливали их стоимость в серебре. Кроме того, некоторые группы населения (например, купцы, занимавшиеся международной торговлей) уплачивали свои налоги серебром. Помимо налогов царь получал также различные пошлины (портовые, пошлины за прохождение через городские ворота, за проход судов и лодок по каналам, за пользование некоторыми мостами и т.д.) серебром или натурой.

За счет этих налогов царь содержал государственный аппарат и армию. Страна была разделена на административные округа, во главе с наместниками. Во главе городов также находились особые наместники. Были также надзиратели над царскими каналами и причалами и другие мелкие чиновники.

Естественно, государственный аппарат, разветвленный на территории огромной державы, не мог функционировать без большого числа писцов. По-видимому, уже в это время государственная канцелярия по крайней мере частично вела делопроизводство на арамейском языке, и именно в этом следует искать причину того, что архивы нововавилонских царей не сохранились, поскольку документы писали на коже и папирусе, которые в условиях месопотамского климата легко разрушались. Но большую роль в аппарате управления продолжали играть и клинописные писцы, а также переводчики, поскольку на строительных работах и в армии использовались, в частности, ремесленники и воины из чужеземных стран. Все чиновники государственного аппарата получали от царя жалованье натурой, а самые высокопоставленные из них частично также и серебром.

Особой опорой царской власти была армия, о принципах комплектования которой, однако, мы почти ничего не знаем. Кроме вавилонян в ней служили и чужеземные наемники. Например, в войске Навуходоносора II находился брат греческого поэта Алкея Антименид. Воины были вооружены копьями, железными кинжалами, щитами, луками и стрелами. Как видно из документов времени Навуходоносора II и Набонида, скифское стрелковое дело оказало значительное влияние на вооружение вавилонских воинов, которые предпочитали скифские луки и стрелы аккадским из-за их высоких баллистических качеств.

Между дворцом и храмом существовали тесные связи. Храмы владели обширными землями, большим числом рабов и скота, а также занимались ростовщическими операциями и торговлей. Например, храм Эанна в Уруке имел около 5-7 тыс. голов крупного рогатого скота и 100-150 тыс. овец. По свидетельству одного только документа, этот храм получил в течение года более 5000 кг шерсти со своих овец.

Крупным источником храмовых доходов была десятина. Ею облагались все представители свободного населения: земледельцы, пастухи, садовники, ремесленники, жрецы и чиновники всех рангов, включая наместников. Десятину платил также царь. Каждый платил ее тому храму, близ которого он имел землю и другие источники доходов. Ее платили с садов и полей, с приплода скота, с овечьей шерсти и т.д. В большинстве случаев ее вносили ячменем и финиками, но нередко также серебром, сезамом, шерстью, одеждой, скотом, рыбой, ремесленными изделиями. Царь вносил десятину частично и золотом. Десятина составляла приблизительно десятую часть доходов налогоплательщиков, если не считать царскую десятину, которая была гораздо меньше соответствующей части доходов правителей страны. Сбором десятины занимались специальные чиновники. Для ее уплаты приходилось закладывать поля и дома, обращаясь к услугам кредиторов. Не имея возможности уплатить десятину, некоторые люди вынуждены были отдавать в храм своих детей в качестве рабов.

При Набониде влияние государства на храм усиливается. В частности, в 553 г. Набонид установил в храме Эаина должность царского представителя. Это был независимый от храма чиновник, и одна из его главных задач заключалась в передаче дворцу части храмовых доходов. Кроме того, храмы должны были выполнять государственные повинности, посылая своих рабов (земледельцев, пастухов, садовников, плотников и др.) для работы в дворцовом хозяйстве.

Царь и его чиновники стали активно вмешиваться в храмовые дела, устанавливая рационы для храмовых рабов, размеры храмовой пребенды для различных групп населения, ставки арендной платы с храмовых полей и т.д.

4. ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ

Вся обрабатываемая земля была точно измерена, и значительная часть ее принадлежала храмам, членам царской семьи, крупным деловым домам, чиновникам царской и храмовой администрации. Мелкие земледельцы (особенно в больших городах) владели небольшими участками земли - от 1/2 до нескольких гектаров. Земля стоила дорого, и поэтому выгоднее было использовать ее для садоводства (главным образом под финиковые рощи).

Наиболее распространенной зерновой культурой был ячмень, но кроме него сеяли также полбу, пшеницу, сезам, горох, лен и т.д. Плотность посева ячменя равнялась в среднем 112,5 литра, или 67,5 кг, на 1 гектар. Урожай ячменя колебался от 785,5 до 3375 литров с гектара, но в среднем был равен 1575 литрам. Наряду с ячменем главным продуктом питания были финики. Средняя урожайность с 1 гектара сада составляла около 8000 литров фиников. Молодые пальмы начинали плодоносить на шестой год после посадки.

Осадков выпадало мало. Поэтому в экономике страны большую роль продолжало играть искусственное орошение: сооружались новые каналы, старые содержались в образцовом порядке. Эти каналы принадлежали государству, храмам, а в некоторых случаях и частным лицам, но за особую плату водой из таких каналов могли пользоваться все земледельцы и арендаторы. Благодаря отложениям от искусственного орошения не было также надобности регулярно удобрять землю.

Мелкие землевладельцы обрабатывали свои поля сами вместе с членами семей, а иногда и с помощью наемников, которые обычно нанимались на время уборки урожая.

Крупные землевладельцы сдавали землю в аренду. Арендная плата была двух видов: размер ее либо устанавливался заранее, уже при заключении контракта, и зависел от плодородия земли, а плата вносилась натурой или - гораздо реже - деньгами, либо же владелец земли получал 1/3 урожая, а арендатор - 2/3. Контракт обычно заключался на один год, а если земля была пришедшей в негодность, - на три года. С такой земли в первый год арендатор ничего не платил владельцу, в следующий год - только часть обычной платы, а в третий год - нормальную для данной области долю урожая. Нередко землю отдавали в аренду большими массивами крупным арендаторам, которые, в свою очередь, распределяли ее мелкими участками между субарендаторами. Иногда два или несколько человек брали землю в аренду совместно.

Наряду с сельским хозяйством наиболее важной отраслью производства было ремесло. В нововавилонских текстах упоминаются ткачи, кузнецы, ювелиры, строители домов, медники, плотники, прачечники, пекари, пивовары и другие ремесленники. Обычно ремесло наследовалось в семье от отца к сыну. Однако не существовало никаких законов, требовавших наследования какой-либо профессии. Это скорее была традиция, которую в рассматриваемый период стали нередко нарушать.

Некоторые люди отдавали своих рабов для обучения ремеслам, так как квалифицированный ремесленник давал своему хозяину гораздо больше дохода, чем простой раб. Сохранились контракты об обучении рабов обработке кожи, сапожному делу, ткачеству, красильному и столярному делу, домостроительству и т.д. Во всех этих случаях речь идет о рабах-мужчинах, отданных в обучение. Нередко мастера также были рабами. Обучение в зависимости от сложности ремесла продолжалось от 15 месяцев до 6-8 лет, и в течение всего этого времени ученик находился у мастера. Хозяин должен был содержать своего раба, выдавая для него около 1 литра ячменя в день и снабжая его одеждой, пока он находился у мастера. Последнему платой служил труд раба, и, кроме того, после успешного завершения обучения он получал от рабовладельца также подарок. Однако если мастер не выполнит своего обязательства и не научит ученика ремеслу в полной мере, он должен был возместить хозяину раба стоимость трудовой повинности последнего за все время обучения, обычно около 6 литров ячменя за один день, что в год составляло в денежном исчислении 12 сиклей серебра. Нарушитель контракта должен был платить штраф обычно в размере 20-30 сиклей серебра.

После завершения обучения раб работал у своего хозяина или оставался у мастера, который выдавал за него наемную плату. Иногда такой раб открывал и собственную мастерскую, уплачивая хозяину оброк.

Труд рабов использовался главным образом для выполнения тех видов работы, которые не требовали высокой квалификации или дорогостоящего надзора, т.е. там, где их можно было использовать в течение круглого года, а не сезонно. Поэтому наиболее сложные процессы производства выполнялись свободными. Например, документы не содержат почти никаких данных о применении труда частновладельческих рабов в сельском хозяйстве, за исключением тех случаев, когда рабы выступают в качестве арендаторов. Крупные землевладельцы предпочитали обращаться к услугам свободных арендаторов, сдавая им землю по частям небольшими парцеллами, так как применение рабского труда требовало постоянного надзора и соответственно вызывало большие расходы. Поэтому в Вавилонии не было настоящих латифундий, кроме храмовых, и наличие крупного землевладения сочеталось с мелким землепользованием. В тех случаях, когда крупные землевладельцы прибегали к помощи своих рабов, они либо выделяли землю для самостоятельного ведения хозяйства на правах пекулия, либо же еще чаще сдавали ее им в аренду.

Правда, на храмовых полях трудилось сравнительно большое число рабов. Но этих рабов было явно недостаточно для ведения хозяйства, поэтому они могли обработать лишь часть храмовых земель. К тому же храмовые рабы причиняли много хлопот своими частыми побегами и нежеланием работать. Например, в храмовых хозяйствах рабы, в частности, пасли скот. Однако эти пастухи совершали побеги, угоняя при этом с собой овец. Поэтому храмовое правление стремилось главным образом прибегать к услугам пастухов, принадлежавших к сословию свободных. Преимущество такого ведения хозяйства заключалось в том, что при расхищении, падеже скота и других видах недостачи пастухи обязаны были возместить храму ущерб из своего имущества.

Поэтому, хотя храмы и некоторые крупные деловые дома владели десятками, а иногда и сотнями рабов, а состоятельные граждане имели от трех до пяти рабов, в целом рабов по отношению к общему числу свободных было в несколько раз меньше.

В это время в Вавилонии было сравнительно много рабов, которые жили семьями и владели значительным имуществом. Этим имуществом рабы могли распоряжаться довольно свободно, т.е. закладывать, сдавать в аренду и продавать. Такие рабы даже могли купить для работы в своих хозяйствах других рабов, а также нанимать рабов и свободных. Тем не менее богатые рабы не могли выкупиться на свободу, так как право отпуска раба на свободу во всех случаях принадлежало исключительно хозяину. И чем богаче был раб, тем более невыгодно было хозяину отпускать его на свободу.

Хотя с юридической точки зрения разрешался отпуск рабов на свободу, данные о манумиссиях крайне немногочисленны. Отпуск рабов на свободу ограничивался теми случаями, когда рабовладелец в преклонном возрасте, не имея детей или не желая попасть в зависимость от них, стремился заинтересовать раба перспективой свободы в будущем и заручиться его верной службой до конца своих дней. В таких случаях отпущенный на свободу раб обязан был снабжать своего бывшего господина пищей и одеждой и лишь после его смерти приобретал полную независимость. Что же касается храмовых рабов, то для них был закрыт всякий путь к получению свободы.

Как выше отмечалось, в нововавилонское время долговое рабство не имело большого значения. И чем менее развито долговое рабство, тем большую роль играет свободный наемный труд в общей структуре экономики.

Величина поденной наемной платы свободных людей составляла в пересчете на год от 3 до 12 сиклей серебра, а в некоторых случаях доходила до 30 сиклей и более, но в среднем составляла 12 сиклей [2]. Особенно высокую плату получали корабельщики и люди, занятые на земляных работах. Так, большое количество текстов свидетельствует о выдаче денежной платы наемникам, которые копали или очищали оросительные каналы, принадлежавшие храмам. В ряде документов говорится о выдаче денег и продовольствия наемникам, которые были заняты в хозяйстве храма Эанна изготовлением, обжигом, хранением и доставкой к месту строительства кирпичей. Кроме того, в Эанне в качестве наемников работали корабельные плотники и корабельщики. Другие наемники были заняты волочением лодок, охраной храмовых владений и т.д.

Храмовой администрации приходилось также прибегать к услугам наемников для обработки земли и уборки урожая, привлекая их даже из соседней страны Элам. И частные лица вынуждены были прибегать в широких масштабах к использованию труда свободных наемников. При этом иногда нелегко было найти необходимое число работников, и в таких случаях приходилось нанимать их по чрезвычайно высоким ставкам. В этом отношении характерны письма храмовых чиновников своим начальникам, в которых они, во-первых, просят прислать деньги для уплаты наемникам, ибо иначе они бросят работу; во-вторых, отправители писем просят прислать кандалы для храмовых рабов, которые совершают побеги. Наемники были заинтересованы в работе, когда они своевременно получали плату, а рабы (особенно когда они были заняты на тяжелых видах работ, например на возведении оросительных сооружений) делали все возможное, чтобы уклониться от труда.

Нередко встречались партии наемных работников численностью до нескольких сот человек. Они отказывались работать в знак протеста против несвоевременной оплаты их труда, перебоев в снабжения пищей и не соглашались работать за низкую плату. Из переписки храмовых чиновников видно, что храмовая администрация понимала необходимость удовлетворить требования наемных работников, так как в случае отказа последних от работы их невозможно было заменить храмовыми рабами.

5. ТОРГОВЛЯ

При халдейских царях Вавилония переживала экономический расцвет. Внутри страны велась оживленная торговля между различными городами, которая осуществлялась главным образом по рекам на лодках.

Велико было значение во внутренней и внешней торговле могущественных деловых домов. Наиболее древним из них был дом Эгиби, который функционировал еще с конца VIII в. и продолжал свою деятельность до начала V в. до х.э., продавая, покупая поля, дома, рабов и т.д. Эгиби занимались также банковскими операциями, выступая заимодавцами, принимая на хранение вклады, давая и получая векселя, уплачивая долги своих клиентов, финансируя и основывая коммерческие предприятия.

О значительной специализации торговли свидетельствует тот факт, что в текстах упоминаются не только просто тамкары (купцы), но и тамкары царя и наместников, а также тамкары, занимавшиеся куплей-продажей скота и фиников. Часто к услугам тамкаров прибегали и храмы. Царские тамкары занимались продажей товаров, принадлежавших царю, и ростовщичеством в интересах царя. Примечательно, что "главным тамкаром" при дворе Навуходоносора II был Хануну, который, судя по его имени, являлся финикийцем.

Однако в нововавилонское время торговлей могли заниматься не только профессиональные купцы и их агенты, но также и любые частные лица. Кроме того, в текстах неоднократно упоминаются городские уличные торговцы солью, импортным вином, пивом, кондитерскими изделиями, посудой и т.д. Эти лица занимались розничной торговлей на улицах и разносили свои товары по домам состоятельных людей. Что же касается регулярно функционировавших городских рынков, то о них мы не располагаем пока сколько-нибудь определенной информацией [3].

Часть профессиональных купцов специализировалась на международной торговле. Вавилония продолжала играть роль посредствующего звена в торговле между финикийско-палестинским миром и странами к югу и востоку от Месопотамии. Особенно оживленной стала торговля с Египтом, Эламом, Сирией и Малой Азией. Из Египта в Вавилонию доставляли в большом количестве квасцы, которые употреблялись для отбелки шерсти и одежды и для медицинских целей, а также льняное полотно, пользовавшееся большим спросом из-за его высоких качеств. Из Сирии привозили мед, благовония, пурпурную шерсть, строительный лес, олово, которые приобретались там у купцов, занимавшихся международной торговлей. Эти товары доставлялись до Евфрата, затем их везли на лодках в Вавилон, крупнейший центр тогдашней международной торговли, откуда они распределялись по различным городам страны. Импортом таких товаров занимались коммерческие товарищества, специально созданные для финансирования торговли. При этом каждый из пайщиков получал свою долю товаров для последующей реализации. В Сирии приобретались также некоторые красители для ткацких изделий, производство которых в это время процветало в вавилонских городах, ставших крупными центрами по изготовлению шерстяной одежды. Эту одежду вывозили в соседние страны, в частности в Элам. Кроме того, из Вавилонии вывозили зерно и другие продукты земледелия.

О торговле с греками свидетельствуют многочисленные эллинские (почти все они афинские) керамические изделия VI в., найденные в Вавилоне. В страну в большом количестве ввозили железо с греческого побережья Малой Азии и медь с Кипра. Сохранились документы, датированные 551-550 гг., в которых фиксируется доставка нескольких сотен килограммов железа и меди из Явана ("Иония", т.е. западное побережье Малой Азии). В этих же текстах говорится о ввозе из Сирии и Ливана различных импортных красителей, пурпурной шерсти, специй, меда, белого вина, египетских квасцов. Железо привозили также и из Киликии. Так, в одном хозяйственном документе времени Набонида говорится о приобретении там более 900 кг этого металла. В тексте, относящемся к 601 г., отмечается выдача ткачам немногим более 2 кг "ионийской" пурпурной шерсти для изготовления одежды на статуи богинь храма Эанна.

Цены на основные предметы потребления находились на следующем уровне: 1 кур (ок. 180 л) ячменя или фиников стоил 1 сикль (8,42 г) серебра, 1 кур сезамного зерна - 10 сиклей, 4 литра меда - 1 сикль, 1 талант (30 кг) соли - 1 сикль, 1 мина (505 г) шерсти - 1/2 сикля. Однако такое же количество импортной пурпурной шерсти стоило около 15 сиклей. Вол и корова стоили около 30 сиклей, а овца - 2 сикля. Кувшин ячменного или финикового пива стоил менее 1 сикля, а виноградного вина, которое обычно было импортным, - до 8 сиклей. Лодка стоила 1 мину и больше, дом -от 2 до 5 мин. Средняя арендная плата за дом в течение года составляла 12 сиклей. Обожженные кирпичи стоили от 50 до 100 штук за 1 сикль. За такую же сумму серебра можно было купить 25 кг асфальта, которым пользовались как строительным раствором.

Металл, хотя и был исключительно импортным, ценился сравнительно дешево. Так, 303 кг меди из "Ионии" было продано в Уруке за 3 мины 20 сиклей серебра, 18,5 кг олова - за 55,5 сикля, около 65,5 кг железа из Ливана - за 42 2/3 сикля. За 217,5 кг египетских квасцов было уплачено 1 мина 17 2/3 сикля, за 28 кг ляпис-лазури - 36 2/3 сикля серебра.

Во внутренней торговле уплата производилась слитками серебра в виде брусочков, стержней, кружочков, звездочек и т.д. Чеканная монета в стране не употреблялась, а когда она попадала в обращение из внешнего мира, ее принимали по весу как нечеканенный металл. Существовала разработанная техническая терминология для определения чистоты серебра, ходившего по рукам, чтобы оградить торговцев и покупателей от обмана. Слитки серебра содержали различные доли примеси (чаще всего 1/8, реже 1/5, 1/10, 1/12 и т.д.) и сопровождались штампами с указанием пробы.

Золото было товаром и не употреблялось в качестве денег. Соотношение золота к серебру было приблизительно 1 к 13 1/3.

Примечания

[1] Одной из важнейших целей Набонида была, видимо, ликвидация привилегий древних храмовых городов путем подрыва соответствующих культов - Примеч. ред.

[2] Необходимо учитывать, что реальная заработная плата за год была намного меньше, ибо наемный работник был занят по найму лишь часть (обычно небольшую) года. - Примеч. ред.

[3] Существование таких рынков на древнем Востоке некоторыми учеными вообще отрицается. - Примеч. ред.

 


25/04/17 - 02:01

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top