Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

ВВЕДЕНИЕ

Данная книга посвящается средневековой истории Востока - Азии и Северной Африки. Понятие "средние века", возникшее в западноевропейской историографии нового времени в контексте европейской истории, используется в мировой ориенталистике для определения многовекового периода и в истории восточных стран. Важнейшие события европейской истории, знаменовавшие конец античности, - мощные волны великого переселения народов, варварские завоевания и падение Римской империи - были факторами мировой истории, включая историю Востока. Первые столетия нашей эры на Востоке - время крушения древних социально-экономических и политических структур, возникновения переходных форм, которые в своем развитии привели к складыванию средневекового общества. Сложный и многоплановый процесс развития характерных для средневековья структур происходил асинхронно в различных регионах с некоторым опережением или отставанием. Поэтому начало восточного средневековья, его нижние рубежи, - VI-VII вв. - могут быть приняты условно, поскольку в это время произошло становление средневековых обществ лишь в отдельных странах Ближнего и Среднего Востока, в Индии, в Китае, в то время как в других странах и у других народов аналогичный процесс должен быть отнесен к значительно более позднему времени.

Генезис капитализма и буржуазные революции в Европе знаменовали конец европейского средневековья. В отечественной историографии верхним рубежом средневековья принята английская буржуазная революция середины XVII в. Однако уже концом XV - началом XVI в. открывается период драматической "встречи" Востока и Запада, имевшей важные последствия для всего хода мировой истории, для судеб народов и стран обоих макрорегионов. С XVI в. Восток становится объектом торговой экспансии и колониальных захватов вырвавшихся вперед в своей эволюции европейских держав. Придав дополнительный импульс динамичному развитию Европы, торговая и колониальная экспансия XVI-XVIII вв. прервала нормальный исторический процесс на Востоке, обусловила деформированное развитие азиатских и североафриканских стран. Имея в виду это обстоятельство, авторы "Истории Востока" сочли уместным посвятить истории этих столетий специальный том (т. Ш). Это позволит глубже понять процесс возникновения колониальной системы, оценить значение в этом процессе эндогенных и экзогенных факторов.

Известно, что средневековые формы на Востоке продолжали существовать, даже развиваться и после XV в., т.е. за хронологическими рамками данного тома, в котором нашла отражение история лишь раннего восточного средневековья и обществ периода его расцвета.

Том охватывает все основные государства и общества, существовавшие в Азии и Северной Африке в означенный период, включая территории Закавказья и Средней Азии постольку, поскольку последние составляли единое историческое пространство с государствами и обществами Ближнего и Среднего Востока, и, конечно, Византию. По-видимому, без учета византийского материала нельзя глубоко изложить проблематику социально-экономической истории Османской империи, проблему культурных контактов Востока и Запада и ряд других вопросов.

Пространственные рамки средневековых восточных обществ значительно расширяются по сравнению с периодом древности. Ряд дописьменных народов эпохи древности, находившихся на стадии первобытнообщинных отношений, в средние века активно включаются в исторический процесс, становятся объектами не только этнографии и археологии, но и исторической науки.

Познакомившись с содержанием второго тома "Истории Востока", читатель сможет составить представление о том, в каких условиях, какими путями, в каких конкретных формах происходили генезис средневековых обществ Востока и их дальнейшее развитие, каковы были внутренние и внешние факторы этого развития, чем общества раннего средневековья отличались от таковых периода расцвета, что представляло собой восточное государство, как протекали процессы экономической и социальной эволюции, процессы расселения и становления различных этносов, как эти явления отражались в сознании людей.

Центральной проблемой истории обществ восточного средневековья, как и любой другой эпохи, является проблема характера их социально-экономической и политической структуры.

В этой связи в историографии выдвигалось и выдвигается несколько концепций. До настоящего времени не утратила для ряда ученых притягательную силу концепция "азиатского способа производства", трактуемого, впрочем, далеко не однозначно. Выдвигая ее, ученые стремятся подчеркнуть ту специфику развития, которая была свойственна докапиталистическим восточным обществам по сравнению с западноевропейскими. Понятие "азиатского способа производства", введенное в свое время К.Марксом, интерпретируется иногда как адекватное понятию "государственного способа производства". При этом подчеркиваются особые функции азиатских государств в сфере производства и распределения прибавочного продукта при слабом развитии (или даже отсутствии) частной собственности на основное в докапиталистических аграрных обществах средство производства - землю.

Из прямо противоположного положения о доминировании частной земельной собственности во всех докапиталистических обществах мира, в том числе Востока, исходят сторонники так называемого рентного способа производства.

Для ряда ученых средневековые общества Востока, не вставшие в доколониальный период на путь "индустриального" (капиталистического) развития, являются "традиционными". Присущие им "традиционные" формы прослеживаются во многих восточных странах вплоть до наших дней.

"Феодальная концепция" развития Востока выдвигается многими учеными, как отечественными, так и зарубежными. Однако в качестве доказательства феодализма на Востоке приводятся разные доводы - от черт политической организации общества, а именно аморфности государственной структуры и выраженности центробежных тенденций, до условного землевладения феодалов.

Немало сторонников имеет концепция "большой феодальной формации", сторонники которой настаивают на типологической адекватности древних и средневековых обществ.

Понимая под феодализмом особую формацию, т.е. стадию в развитии общества и в смене прогрессивных эпох, обусловленную определенным уровнем развития и характером материального производства, социально-экономических форм, культуры, авторы данного труда средневековые общества Востока признают феодальными, допуская вместе с тем возникновение отдельных элементов феодальной структуры еще в эпоху древности, главным образом поздней древности. Таким образом, феодализм предстает как вторая антагонистическая формация на Востоке, пришедшая на смену антагонистической же многоукладной структуре древних обществ. В данном издании, как и во многих других трудах востоковедов, феодализм рассматривается как строй, обусловленный господством мелкого натурального производства, когда экономической целью является производство потребительных стоимостей. Однако авторы далеки от абсолютизации этого тезиса, характерного для сторонников "натурально-хозяйственной теории" феодализма, и отмечают наличие в средневековых обществах также и товарно-денежных отношений, торговли и мелкотоварного ремесла. Основу феодальной формации на Востоке, как и в других регионах мира, представлял феодальный способ производства (социально-экономический базис), которому соответствовали определенные, присущие феодальной эпохе, государственно-политические и юридические институты и формы общественного сознания, активно воздействовавшие на базисные отношения, во многом - детерминировавшие их.

Исходя из того, что основу экономического строя феодализма образует феодальная земельная собственность, а глубинную суть ее - рентные отношения, в данной работе уделяется пристальное внимание этим аспектам. Показано, что на Востоке, как и в других феодальных обществах, большую роль играли внеэкономическое принуждение, обусловленное специфически феодальными характером и способом соединения производителя со средствами производства (производитель - собственник, наследственный владелец, арендатор), и военно-административная власть, которой обладал феодальный собственник, являвшийся не только агентом производства и получателем прибавочного продукта, но и господином. В результате экономическая суть феодальных отношений скрыта личностными отношениями, т.е. отношениями личной зависимости, господства и подчинения.

"Феодальная концепция" развивалась многими исследователями на конкретном историческом материале по отдельным странам и регионам Востока, что, как нам представляется, практически еще не сделано в отношении концепций, альтернативных феодальной. Однако авторы считают, что эта концепция нуждается не только в дальнейшем подкреплении ее фактами, но и в совершенствовании ее теоретических посылок. В связи с этим в предлагаемой вниманию читателей книге специальная глава посвящается теоретическим аспектам этой формации.

Развивая концепцию феодализма на Востоке в средние века, авторы ставили целью показать единство мирового исторического процесса, частью которого была история азиатских и североафриканских стран. Не менее важная задача заключалась в том, чтобы раскрыть то специфическое в экономической, социальной, политической структуре этих стран, в их культуре, что формировало на средневековом Востоке особый формационный регион - "восточный феодализм" и что во многом предопределило различные итоги исторического процесса на Востоке и Западе по крайней мере уже к концу XV в.

Читатель, однако, будет иметь возможность убедиться в том, что восточный формационный регион, отличаясь в целом ряде аспектов, и прежде всего по темпам развития (меньший динамизм), от западноевропейского феодализма, не был един: отдельные страны или группы стран образовывали субрегионы, различаясь и достигнутой на данный момент степенью зрелости феодальных форм, и по внутренним и внешним условиям, в которых происходили генезис и эволюция этих форм, по их конкретному воплощению, т.е. институционализации.

Восток являл картину многообразия также и в цивилизационном аспекте, что отличало его от средневековой Европы. Цивилизационные регионы на Востоке, возникавшие на различных религиозно-культурных традициях, не совпадали с формационными субрегионами. Некоторые из них были "старше", чем сам феодализм, и сложились еще в древности (буддийская и индусская цивилизации на Индийском субконтиненте, конфуцианская цивилизация в Китае), другие были продуктом исторических процессов в средние века (мусульманская цивилизация на Ближнем и Среднем Востоке, индо-мусульманская цивилизация в Индии, индусская и мусульманская цивилизации в странах Юго-Восточной Азии, буддийская цивилизация в Японии и Юго-Восточной Азии, конфуцианская цивилизация в Японии и Корее). В различных разделах книги читатель найдет сведения о явлениях культурной жизни, религиях и религиозных учениях, имевших распространение в средние века. Эти сведения помогут оценить огромный вклад восточных цивилизаций в сокровищницу мировой культуры. Важным аспектом проблемы цивилизационного развития восточных обществ является проблема контактов и взаимовлияний, а в отдельных случаях и синтеза культур как отдельных народов Востока, так и культур Востока и Запада.

Пользуясь при анализе материала такими обобщающими категориями, как феодализм и цивилизация, базис и надстройка и т.д., авторы издания вовсе не сводят историю к эволюции категорий. Они понимают, что история - это прежде всего история людей. Поэтому они с максимально возможной в рамках данного труда полнотой постарались осветить важнейшие события политической истории - возникновение и крушение государств, разорительные для народов завоевания, междоусобные войны, сотрясавшие общества народные восстания, роль в этих событиях людей из различных социальных слоев, их судьбы.

Том включает ряд конкретно-исторических и проблемных глав. Глава I - "Азия на рубеже древности и средневековья" - посвящена переходной эпохе, когда в недрах приходивших в упадок древневосточных обществ появились элементы новых феодальных структур в рамках сохранившихся от древности государств (государство Сасанидов, Византия, империя Гупта и др.) или во вновь создававшихся политических образованиях.

Раннесредневековому обществу Востока VII-IX вв. посвящается глава II; в это время феодальные отношения уже стали господствующими, однако все еще хранили "родимые пятна" более ранних дофеодальных форм - первобытнообщинных и рабовладельческих.

Х-XIII века в истории подавляющего большинства стран Азии и Северной Африки были временем торжества феодальных отношений, вступивших в этап своей зрелости, что ознаменовалось развитием средневекового города и средневековой культуры. Этим проблемам посвящается глава III - "Азия и Северная Африка в Х-XIII вв.".

Монгольские завоевания оказались тяжелым испытанием для многих народов Востока, так как сопровождались невиданными дотоле по масштабам разрушением городов, ирригационных систем, истреблением сотен тысяч людей, нарушением сложившихся торговых и культурных коммуникаций между отдельными странами.

Последствия монгольских завоеваний трактовались в литературе неоднозначно. Рядом историков высказывалось положение о том, что упомянутые выше явления носили временный характер и завоеванные монголами страны спустя несколько десятилетий вступили в нормальное русло развития. Согласно другой точке зрения, монгольские завоевания затормозили эволюцию многих народов и даже обусловили попятные движения. Учитывая важность проблемы истории монголов, монгольским завоеваниям и государствам, созданным монгольской кочевой знатью в ряде восточных стран, а также борьбе с монголами посвящается специально глава IV.

Глава V - "Между монголами и португальцами" - посвящается истории XIV-XV вв., когда происходило медленное возрождение земледельческих районов и питавших их ирригационных систем, когда восстали из пепелищ некоторые из разрушенных городов, появились новые города, а феодальные институты получили свое наиболее полное развитие. Однако именно в это время обнаружили себя симптомы замедления темпов развития, связанные немало с продолжавшимися разорительными усобицами и феодальными войнами, новыми вспышками агрессивности кочевой периферии развитых феодальных обществ.

Из двух проблемных глав второго тома одна (глава VI) посвящается теории феодализма как комплексной системы и его восточной модели ("восточному феодализму"). Другая (глава VII) подводит итоги исторического процесса в странах Востока до начала эпохи европейских колониальных захватов, начавшейся с образования "точечной" морской империи - Португалии.

Для написания истории восточного средневековья были использованы источники на языках народов Азии и на западноевропейских языках. Это эпиграфика, официальные документы, хроники и художественные произведения, записки путешественников и др. Авторы издания учли практически всю доступную им научную литературу, результаты исследований отечественных и зарубежных коллег.

Тем не менее далеко не все проблемы истории восточного средневековья нашли одинаково подробное, адекватное освещение. Это объясняется как относительно небольшим объемом издания, так и современным уровнем научных знаний. Неисследованность ряда вопросов конкретной истории отдельных стран, неунифицированность и несовершенность используемых дефиниций, едва лишь обозначившийся интерес в науке к сравнительному анализу и типологизации исторического процесса в отдельных субрегионах Востока обусловили гипотетичность ряда положений и выводов, подчас - генерализацию некоторых наблюдений, сделанных на материале отдельных стран.

Не претендуя на окончательность многих своих суждений и выводов, редакторы и авторы надеются, что их труд даст толчок дальнейшим исследованиям, как конкретным, так и научно-теоретическим.

Над вторым томом "Истории Востока" работали ученые Института востоковедения РАН, Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН, Института всеобщей истории РАН, Института отечественной истории РАН, Московского государственного университета. Разделы и главы тома написаны:
С.Г.Агаджановым ("Сельджукское завоевание и государства Сельджукидов", "Чингис-хан и Чингисиды в Средней Азии" в гл.III и IV),
Л.Б.Алаевым (введения к гл.I и V, "Раннесредневековая Индия", "Южная Азия в XI-XII вв.", "Виджаянагар" в гл.II-V; глава VI "Восток в мировой типологии феодализма. Восточный феодализм"),
И.В.Артемовым ("Средняя Азия в III-XIII вв." в гл.III),
К.З.Ашрафян (Введение, "Делийский султанат в XIII в.", "Делийский султанат в XIV в.", "Делийский, Бахманидский и Гуджаратский султанаты в XV в.", "Тимур и Тимуриды в Средней Азии" в гл.IV и V, глава VII - об итогах исторического развития Востока к началу XVI в.),
А.А.Бокщаниным (все разделы по Китаю в гл.I-V),
О.Г.Большаковым ("Ранний ислам" и "Арабские завоевания. Халифаты Умайядов и Аббасидов. Распространение ислама" в гл.II, "Ближний Восток в эпоху крестовых походов" в гл.Ш),
Ю.В.Ваниным ("Корея в XIV-XV вв." в гл.V),
А.А.Вигасиным ("Индия в гуптский период" в гл.I),
С.В.Волковым (разделы по истории Кореи в гл.I-III),
М.В.Воробьевым ("Япония в III-VI вв." в гл.I),
Д.В.Деопиком ("Распространение буддизма в Юго-Восточной Азии" в гл.I, разделы по Индокитаю в гл.II- V),
П.И.Жаворонковым (разделы по истории Византии в гл.I, II, V),
Н.А.Ивановым ("Магриб в IX-XI вв. Альморавиды и Альмохады" в гл.III),
С.Г.Кляшторным ("Первый Тюркский каганат", "Второй Тюркский каганат", "Уйгурский каганат" в гл.I и II),
М.Г.Козловой ("Первые государства на территории Мьянмы" в гл.П, раздел по истории Мьянмы в XIV-XV вв. в гл.V.),
С.В.Волковым, М.Г.Козловой, Н.В.Ребриковой, А.Л.Рябининым ("Борьба народов Кореи, Вьетнама, Бирмы и Индонезии против монгольских захватов" в гл.IV),
С.В.Кулландой ("Генезис государственности у народов Западной Индонезии. Шривиджайя", "Матарам", "Государства Кадири и Сингхасари", "Государство Маджапахит" в гл.II, III, V),
Е.И.Кычановым ("Тангутское государство Си Ся" в гл.III, разделы о Монголии в XII-XIII вв., о возвышении Чингисхана, создании единого монгольского государства и завоевательных войнах Чингис-хана в гл.IV),
М.С.Мейером ("Османская империя в XIV-XV вв." в гл.V),
И.Б.Михайловой ("Распад Аббасидского халифата" и часть раздела "Сельджукское завоевание и государства Сельджукидов" в гл.III),
И.В.Можейко ("Государство Паган" в гл.III),
А.П.Новосельцевым ("Государство Сасанидов" в гл.I, "Государства Саманидов и Газневидов" в гл. III, "Держава Хулагуидов" в гл.IV, "Иран в XIV - начале XV в." и "Иран в XV в." в гл.V, разделы по Закавказью в гл.I и V),
Н.В.Ребриковой ("Индокитай. Государство Фунань", "Дваравати и Ченла", "Сукхотаи и Аютия" в гл. I, II, V),
А.Л.Сафроновой (разделы по Ланке в гл.I-III,V),
Л.А.Семеновой ("Государства Фатимидов и Аййубидов", "Государство Мамлюков в Египте" в гл. III и V),
А.А.Толстогузовым (разделы по истории Японии в гл.II, III, V),
В.Л.Успенским ("Государство Даян-хана в Монголии" в гл.V).

Библиография составлена А.В.Нагорной и Т.Ф.Юрловой, указатели - А.В.Нагорной, С.С.Соболевой, Т.Ф.Юрловой. Ответственный секретарь тома - Р.В.Хабаева.

 

19/08/17 - 12:25

Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top