Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава I

АЗИЯ НА РУБЕЖЕ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ЛАНКА В ПЕРВЫЕ ВЕКА НАШЕЙ ЭРЫ

he202-0.gif Карта 2. Шри-Ланка в период раннего средневековья  (30 KB)

Территория о-ва Ланка была заселена уже несколько тысячелетий тому назад. В различных районах страны обнаружены стоянки каменного века и памятники более поздних археологических периодов, свидетельствующие о протодравидской миграции из Южной Индии. В VI-III вв. до н.э. происходило последовательное заселение острова индоарийскими пришельцами из областей Северной Индии. Основным занятием индоарийских поселенцев было земледелие, а важнейшей культурой - рис. Первоначально были преимущественно освоены северо-западные и юго-восточные районы, так называемая сухая зона, и создана система искусственного орошения, состоящая из сети каналов, водохранилищ, дамб и водосливных плотин. Первое упоминание в хрониках о строительстве ирригационных сооружений относится к IV в. до н.э.

Первым единовластным правителем Ланки стал царь Деванампиятисса (III в. до н.э.) из династии Мория. С его правлением палийскис хроники связывают прибытие на остров из Индии буддийского проповедника Махинды, посланца императора Ашоки, и утверждение буддийской религии. Преемники Деванампиятиссы на сингальском престоле продолжали политику покровительства буддизму и всячески способствовали его распространению. В I в. н.э. династия Мория была свергнута, и власть захватил Васабха (67-111), положивший начало новой сингальской династии - Ламбакарна, правившей страной следующие два столетия.

Первые века нашей эры ознаменовались религиозными распрями между крупнейшими буддийскими монастырями - Махавихарой, центром хинаянистского буддизма, и Абхаягиривихарой, главным противником Махавихары, поддерживавшим постоянные контакты с неортодоксальными сектами Индии и воспринявшим многие идеи махаяны. Раздоры религиозного характера, связанные с возникновением многочисленных школ и сект в ланкийском буддизме и достигшие своего апогея в конце III в. в царствование Махасены, нередко приобретали политический оттенок. В непрерывной борьбе буддийских монастырей принимали самое активное участие сингальские правители и двор. Последним царем династии Ламбакарна стал Маханама (406-428). Сингальский престол был захвачен тамилами из Южной Индии, изгнанными затем с острова взошедшим на трон Дхатусеной из династии Мория.

В правление Дхатусены (455-473) было построено значительное число ирригационных сооружений, в том числе знаменитое водохранилище Калавэва, оросившее огромные площади в междуречье Кала-ойи и Малвату-ойи. Дхатусена был живым замурован в стену плотины своим сыном Кассапой, захватившим престол и перенесшим столицу сингальского государства из Анурадхапуры в Сигирию. Там была построена неприступная скальная крепость, до сих пор поражающая своими неповторимыми архитектурными памятниками и великолепными фресками, сохранившимися на стенах грота. Кассапа царствовал в Сигирии 18 лет (473-491), пока не был побежден своим братом Могталланой, приведшим на остров войска из Южной Индии и разгромившим армию царя-отцеубийцы в 491 г.

Могталлана и его потомки (Кумарадхатусена и Киттисена) правили страной до 517 г., когда в результате дворцовых интриг династия Мория была низложена и престол вновь перешел в руки клана Ламбакарнов. На престол взошел ставленник Ламбакарнов Упатисса II (517-518), продержавшийся у власти всего один год. Полтора века (VI- первая половина VII в.) были периодом непрекращающейся смуты, ожесточенной междоусобной борьбы претендентов Мориев и Ламбакарнов. Непрерывные гражданские войны, отсутствие сильной власти пагубно сказывались на экономическом развитии страны, истощали ее ресурсы. Среди 21 правителя, сменившегося за это время на престоле, выделяются фигуры лишь трех царей - Моггалланы II (531-551), Аггабодхи I (571-604) и Аггабодхи II (604-614), правление которых было отмечено относительной внутренней стабильностью, широким ирригационным строительством и реформами управления.

Хотя формально столицей острова считалась Анурадхапура, на ранних этапах сингальской государственности единая централизованная система создана не была.

Теоретически верховный правитель был облечен всей полнотой власти, но сохранение патриархально-общинных обычаев и традиций с глубокой древности существенно ограничивало его единовластие: местные князьки, признавая правителя Анурадхапуры своим сюзереном, на деле осуществляли самостоятельное управление.

В IV-V вв. происходит усиление царской власти и последовательное разрастание государственно-административного аппарата. Огромное влияние на решения царя оказывал царский совет - раджагана, осуществлявший контроль над всей системой управления и выполнением приказов царя. Он включал в себя военачальника (сенапати), хранителя царской сокровищницы (бадакарика), царских министров и высших сановников. Большую политическую роль при дворе играли представители высшего буддийского духовенства. Сингальский двор отличала сложность иерархии и этикета.

Территория страны была разделена на три части (отсюда и одно из названий острова - Три-Синхала): центральными провинциями государства - Раджаратой - управлял царь; южными провинциями "сухой зоны" - Майаратой - престолонаследник (махапа); юг страны - Рухуна - находился в ведении второго претендента на престол (ana). Области, непосредственно управлявшиеся царем, делились на четыре провинции, и во главе их стояли чиновники царской службы. Провинции состояли из районов, каждый из которых включал в себя около десятка деревень, представлявших собой административные, фискальные и юридические единицы.

В первые века нашей эры сингалы достигли заметного прогресса в технике и масштабах ирригационного строительства. Остатки древних ирригационных сооружений позволяют судить о глубине познаний в области гидравлики и тригонометрии. Сингальские мастера древности достигли высочайшей точности при нивелировании, создали систему водоснабжения водохранилищ в Анурадхапуре не только через каналы на поверхности, но и через подземные трубы, научились сооружать постоянные каменные дамбы на реках (вместо ранее использовавшихся временных глиняных). Дамбы имели широкое основание, способное выдерживать сильный напор воды, в нижней их части были расположены выходные отверстия для спуска воды, снабженные клапанами. Сведения о том, какими инструментами пользовались древние мастера и какие делались расчеты при сооружении плотин, не дошли до наших дней. Известно лишь, что все необходимые формулы были сведены в специальное руководство, но все эти записи ныне утеряны.

Искусственные водоемы, обслуживающие не одну деревню, как ранее, а целую округу, впервые начали строиться при царе Васабхе. Палийские хроники приписывают ему строительство II водохранилищ, самое крупное из которых достигало в периметре около 5 км, и 12 каналов. Среди них особо выделяется знаменитый канал Алисара длиной порядка 50 км. В III в. началось строительство резервуаров-колоссов. Царь Махасена (274-301) построил 16 гигантских водоемов, самым крупным из которых стало водохранилище Миннери.

Широкомасштабные ирригационные работы проводились в начале нашей эры, при использовании воды из Махавели-ганги и других рек, берущих начало во влажной зоне. К началу IV в. на острове существовало два крупных комплекса ирригационных сооружений - на базе Махавели-ганги и ее притоков и на базе рек Малвату-ойа и Кала-ойа. Совершенствование этих комплексов делало возможным дальнейшее расширение площадей под рисом.

К VII в. на острове существовали 4 крупные системы отводных каналов и 6 резервуарных систем для сбора сезонных осадков. Общая протяженность искусственных каналов в VII в. превысила 400 км. Созданная на острове система ирригации обеспечивала водой три крупнейших очага орошаемого земледелия "сухой зоны" - районы Айурадхапуры и Полоннарувы на севере и Махагамы на юге.

Основной хозяйственной единицей на острове была сельская община, представлявшая собой единый экономический организм. Сингальская "водоземельная" община несла коллективную ответственность за поддержание в порядке деревенского водоема, дамб, шлюзов, водоотводных каналов и являлась организатором землепользования и водоснабжения. Во главе ее стоял деревенский староста, избираемый членами общины, и деревенский совет - гансабха. Деревенский совет осуществлял все управленческие функции на местах: хозяйственные, административные и судебные. Сингальская сельская община в древности была в значительной степени самостоятельна в своих внутренних делах. Общины были изолированы друг от друга и являлись самодовлеющими институтами. Общинная замкнутость основывалась на соединении земледелия и ремесла, приводившем к системе натурального взаимного обслуживания. Изолированность общин друг от друга обусловливалась также существовавшей в древности практикой ирригационного строительства, в соответствии с которой, как указывалось выше, каждой общине вменялось в обязанность сооружение и поддержание в рабочем состоянии водоема и отводных каналов, обеспечивающих влагой общинные земли. Строительство гигантских ирригационных сооружений постепенно вело к укрупнению общинных образований.

На острове утвердилась практика наделения и регулирования пользования землей, максимально уравнивавшая возможности всех членов общины. Поскольку земельные наделы, расположенные ближе к водоему, обеспечивались водой лучше, вся орошаемая земля делилась на несколько категорий в зависимости от удаленности от водоема. Каждая семья получала в личное пользование из каждого массива по участку. Во избежание потерь воды весь цикл сельскохозяйственных работ - сроки вспашки, сева, сбора - были строго регламентированы. Существовавшая система землепользования и организации работ обеспечивала в целом стабильно высокие урожаи риса.

Строительство крупных ирригационных сооружений, обеспечивающих водой целые районы и округа, сделало необходимым координацию хозяйственной деятельности отдельных общин, а также детальную разработку правил пользования водой для орошения и введение пропорциональной платы за воду. Было создано специальное ведомство 12 великих водоемов ("Долос маха вэтэн"), состоявшее из штата чиновников, инспекторов ирригационных сооружений, обладавших полномочиями по привлечению общинников к ремонтным ирригационным работам и надзору за их выполнением, а также по распределению воды на участки и соблюдению правил пользования водой из искусственных каналов и водоемов. Общинники, нарушившие общий распорядок, подвергались штрафу.

Во избежание перепроизводства одних культур и недопроизводства других сельскохозяйственные работы осуществлялись в соответствии с планом, координирующим хозяйственную деятельность одной или нескольких соседних общин.

Поначалу избираемый общим собранием общинников, староста деревни стал со временем утверждаться государственной властью, превращаясь постепенно в представителя царской администрации. С усилением феодализации крупные общины начали терять автономию и преобразовываться в административные единицы, подпадавшие под контроль чиновников центрального аппарата.

В первые века нашей эры вся земля практически находилась в наследственном владении у обрабатывавших ее свободных крестьян-общинников. Царь за пределами принадлежащих ему земель не выступал их собственником, но в качестве суверена всей территории мог осуществлять государственные функции. В случае, когда ему требовались для дарения земли, находившиеся во владении частных лиц, он вынужден был платить за них выкуп.

Однако процесс имущественной дифференциации начал проникать в сингальскую общину, и наряду с общинниками, собственным трудом обрабатывавшими свои участки, выделилась общинная верхушка, эксплуатировавшая наемный и рабский труд. Некоторые общинники разорялись и вынуждены были работать в качестве арендаторов. На основании данных, приводимых в ланкийской историографии, можно утверждать, что в I-III вв. происходил процесс накопления земельной собственности и постепенного подчинения мелких производителей представителями общинной верхушки и родовой знати.

На раннем этапе развития сингальского государства земельные дарения осуществлялись царем или членами царской семьи из числа пустующих или собственно царских земель в пользу буддийских монастырей. Дарения земельных угодий частным лицам до IV-V вв. широкого распространения не получали. Частные лица, однако, имели право на самостоятельное освоение новых земель в неограниченных размерах и строительство на них ирригационных сооружений при условии выплаты ими налогов в казну соответственно площади владений.

Наиболее ранним типом пожалований собственности стало дарение пещер под жилье монахам и монастырских строений - сангхе. В первые века нашей эры получило распространение пожалование источников дохода. Сангхе дарились земли под посевы риса и других зерновых, сады, огороды, скот. В хрониках особо отмечаются каналы и водоемы, вырытые по указанию царей и пожалованные монастырям. Им передавалось также право на сбор налогов за пользование водой из этих водоемов. Сангха была наделена правом присвоения штрафов, которыми облагались обвинявшиеся в нарушениях закона жители приписанных к монастырям деревень. Собственность монастырей, как правило, полностью освобождалась от налогообложения в пользу царя. Никто, даже сам царь, не имел права посягать на земли монастырей и присваивать их. Хроники зафиксировали лишь один случай такого посягательства за всю историю страны - со стороны Махасены, который всю свою последующую жизнь бесчисленными дарами старался замолить свою провинность перед сангхой. Дарение земель монастырям сопровождалось особыми церемониями, а для определения границ собственности устанавливались пограничные камни.

Приобретение монастырями огромных земельных владений превратило их уже к V в. в крупнейших землевладельцев после царя, сделало не только самостоятельной экономической силой, но и дало основания непосредственно вмешиваться в дела мирских правителей и самым решительным образом влиять на ход событий в государстве. К материальной помощи монастырей нередко прибегали даже цари.

Данные источников позволяют говорить о существовании на Ланке в раннесредневековый период значительного числа укрепленных поселений городского типа. Наиболее крупными были такие города, как Анурадхапура и Полоннарува на севере "сухой зоны", Махагама на юге и порты Махатиттха и Помпариппу на северо-западном побережье. Управление городом осуществлял муниципальный совет во главе с нагарагуттикой, в распоряжении которого имелся штат служащих, отвечавших за поддержание порядка и чистоты. Нагарагуттика являлся членом царского совета. Большая роль в системе городского управления отводилась сеттхам - главам городских торговых и ремесленных корпораций. Жители города расселялись по кварталам в зависимости от социального и профессионального статуса.

Рост городов сопровождался развитием ремесел и внутренней торговли. Источники указывают на обязательное наличие в городах помимо базаров также постоянных торговых точек у городских стен. В хрониках упоминаются купцы, странствующие по стране в повозках, запряженных буйволами, и осуществляющие торговлю между горными районами и прибрежными.

Значительного развития достигла и внешняя торговля. Близость Ланки к Индии способствовала установлению между двумя странами самых разнообразных связей с глубокой древности, в том числе и тесных торговых контактов. Постоянный обмен товарами между цейлонскими портами Махатиттха и Помпариппу и Арикамеду на юге Индостана существовал, видимо, с I в. до н.э.

Остров еще на заре океанского судоходства привлекал мореплавателей как транзитная опорная база в центре Индийского океана, где можно было пополнить запасы воды и продовольствия, сделать перерыв в долгом путешествии. С незапамятных времен остров посещали не только индийцы, но и греки, римляне, китайцы, арабы, что способствовало раннему развитию торговли. Карта ветров и карта течений Индийского океана показывают, что порождаемые юго-западным и северо-восточным муссонами мощные течения проходят через южную оконечность острова. Корабли всех направлений (следующие от берегов Аравии и Передней Азии в страны Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока и наоборот) неизбежно огибали юг острова, служившего своеобразным перевалочным пунктом, рынком, где купцы всех стран и народов обменивались товарами.

Он был не только центром оживленной торговли между иноземными купцами, чьи пути пересекались в портах острова, но и сам активно участвовал в торговых операциях. В индийских источниках остров выступает под названиями Ланка, Тамбапанни, Сиелидиб, в греческих - Тапробан, в арабских - Сарандиб. Мореплаватели и путешественники древнего мира наделяли его различными эпитетами, символизировавшими богатство и процветание: "остров, не знающий печали", "райский сад", "остров пряностей", "жемчужный остров" и т.п. Первое упоминание Ланки в европейских источниках принадлежит греческому послу в Индии Мегасфену, писавшему о слонах, золоте и драгоценностях, в изобилии имеющихся на острове. Другими предметами ланкийского экспорта были жемчуг, пряности, благовония. Имеются сведения и о поставках на внешний рынок риса. Ранние тамильские источники упоминают ланкийский рис в числе продуктов, привозимых кораблями в Каверипаттинам. При раскопках древних портов острова было найдено немало римских монет; о расцвете торговли Ланки с Римом в первые века нашей эры свидетельствуют находки монет в глубинных районах страны. Комментарий к "Махавамсе" упоминает торговую миссию, посланную в Рим царем Бхатика Абхайей (22 г. до н.э. - 7 г. н.э.). "Расавахини" также содержит прямые указания на то, что ланкийские купцы плавали через море. В ранних надписях на брахми среди дарителей часто фигурируют купцы (ваниджа) с именами, составной частью которых является самуда/самудра (море, океан).

Хотя первые сведения о буддизме проникли на остров задолго до миссии Махинды, массовое принятие местными жителями новой религии и основание буддийской сангхи относятся именно к III в. до н.э. Официальной религией на острове стало учение тхеравадинов - хинаяна, - в наибольшей чистоте сохранившее идеи и представления первоначального буддизма.

Первыми буддийскими святынями Ланки стали привезенные из Индии ветвь дерева Бодхи, под которым Будда достиг просветления, правая ключица Будды и чаша для сбора подаяний, которую традиция связывала с Буддой. Посадка дерева Бодхи в Анурадхапуре имела символический смысл учреждения буддизма на острове. Чаша для сбора подаяний, местом хранения которой был царский дворец, со временем стала считаться символом защиты государства (как в более поздние времена реликвия - зуб Будды). Мощи Будды были заключены в раку специально построенной дагобы Тхупарама (первой на острове) и рассматривались буддистами как подтверждение пребывания его на земле Ланки.

Число буддийских монастырей и монахов быстро росло. Представители высшего буддийского духовенства являлись членами царского совета. Монахи были учителями, воспитателями и наставниками царских сыновей, продолжая держать их в сфере своего влияния и после восшествия на трон. Данные палийских хроник и эпиграфики свидетельствуют о процессе огосударствления буддизма, с одной стороны, и приобретения государством целого ряда теократических черт - с другой. Только освященная буддийской религией власть считалась законной. Цари несингальского (чаще всего тамильского) происхождения, властвовавшие временами на острове, обычно вынуждены были если не сами принимать буддизм, то править страной согласно дхарме и местным законам.

 


21/10/17 - 10:05

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top