Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава I

АЗИЯ НА РУБЕЖЕ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ПЕРВЫЙ ТЮРКСКИЙ КАГАНАТ

he203-0.gif Карта 3. Первый Тюркский каганат (87 KB)

В I тысячелетии н.э. началось постепенное изменение этнической среды в евразийских степях, в горах Средней и Центральной Азии. Преобладание здесь все более переходило к тюркоязычным племенам. Ускорение процессов социального развития и территориально-политической консолидации привело во второй половине I тысячелетия к созданию тюркоязычными племенами нескольких крупных государственных образований (каганатов) на территории Южной Сибири, Центральной и Средней Азии, Нижнего Поволжья и Северного Кавказа. В рамках созданных ими объединений завершается процесс становления классов и классового общества у кочевников.

Тюркская легенда и китайские хроники связывают происхождение тюрок с Восточным Туркестаном. Согласно китайским хроникам, группа поздне-гуннских племен, в конце III - начале IV в. переселившаяся в Северо-Западный Китай, была вытеснена в конце IV в. в район Турфана (Восточный Туркестан), где продержалась до 460 г. В том году на них напали жужане (авары), уничтожили созданное ими владение и переселили покорившихся гуннов на Алтай. В числе переселенцев было и племя ашина. В Восточном Туркестане они приняли в свой состав новый этнический компонент, смешались с местными жителями. На территории, где жило племя ашина с конца III в. до 460 г., преобладало иранское и тохарское население, обогатившее язык и культурные традиции ашина. Именно здесь было положено начало тесным тюрко-согдийским связям, оказавшим огромное влияние на всю культуру и государственность древних тюрок.

На Алтае ашина, вынужденные выплачивать аварам дань железом, создали крупное объединение племен, принявшее самоназвание тюрк. Уже в 545 г. тюрки установили дипломатические отношения с одним из северокитайских государств.

Однако наиболее крупным объединением племен, говоривших на языках, впоследствии названных тюркскими, был огузский племенной союз, носивший в китайских средневековых источниках название теле. Уже в IV- V вв. многочисленные племена, входившие в это объединение, появились в западной части евразийских степей; их главной территорией оставались Джунгария и Северная Монголия. Тюрки-ашина сумели подчинить некоторые огузские племена и, усилившись за их счет, восстали против своих аварских правителей. Последний аварский каган, Анахуань, разгромленный в битве, покончил жизнь самоубийством. Вождь тюрок Бумын в 551 г. принял титул кагана. В 552 г. он умер; ему наследовали Кара-каган (552-553) и Муган-каган (553-572), которые довершили разгром аваров. Большая часть аварских племен бежала в Корею и Северный Китай, другие - на запад. Включив в состав своих орд многочисленные позднегуннские племена Поволжья, Приазовья и Северного Кавказа, авары в 558-568 гг. прорвались к границам Византии, создали в долине Дуная свое государство и не раз опустошали страны Центральной Европы.

Во второй половине VI в. термин тюрк впервые фиксируется источниками и получает широкое распространение. Согдийцы передавали его как турк (мн.ч. туркут) - "тюрки". Последнюю форму заимствовали китайцы (туцзюе-тюркют), так как первоначально дипломатические и письменные сношения между тюрками и Китаем осуществлялись при посредстве согдийцев и согдийского письма. Затем термин тюрк фиксируется византийцами, арабами, сирийцами, попадает в санскрит, в различные иранские языки, в тибетский. До создания каганата термин тюрк означал лишь союз десяти (позднее двенадцати) племен, сложившийся вскоре после 460 г. на Алтае. Это значение сохранялось термином и позднее. Государство, созданное собственно тюркским племенным союзом, обозначалось как Тюрк эль. Оба эти значения термина тюрк (союз племен и государство) отражены в древне-тюркских эпиграфических памятниках и китайских источниках. Наряду с этим термин стал обозначать также и принадлежность различных кочевых племен к державе, созданной тюрками. В этом смысле его употребляли византийцы и иранцы, но не сами тюрки.

У арабских историков и географов IX-XI вв. слово тюрк применялось к группе народов и языков. Именно в арабской научной литературе появилось общее понятие о генетическом родстве языков, на которых говорили тюркские племена, и генеалогическом родстве этих племен. Среди самих тюркоязычных племен, несмотря на древнее языковое родство, никакого "тюркского" этнического самосознания не было, как не было и общности их исторических судеб. Как конкретный этнополитический термин слово тюрк возродилось в среде огузских племен Передней Азии и позднее стало этническим самоназванием турецкого народа.

Муган-каган окончательно утвердил господство тюркского эля в Центральной Азии и Южной Сибири, покорив монгольские племена киданей в Юго-Западной Маньчжурии и тюркоязычных кыргызов на Енисее (в Туве и Хакасско-Минусинской котловине). Северокитайские государства - Северное Ци и Северное Чжоу - стали фактически данниками кагана. Особенно усилилась эта зависимость при наследнике Муган-кагана, Таспаркагане (572-581). Успешными для тюрок были и их западные походы. В результате к концу 60-х годов VI в. Тюркский каганат включается в систему политических и экономических отношений крупнейших государств того времени - Византии, сасанидского Ирана, Китая - и ведет борьбу за контроль на торговом пути, связывающем Дальний Восток со странами Средиземноморья.

В момент своей наибольшей территориальной экспансии (576 г.) Тюркский каганат простирался от Маньчжурии до Боспора Киммерийского (Керченского пролива), от верховьев Енисея до верховьев Амударьи. Таким образом, тюркские каганы стали создателями первой евразийской империи, политическое и культурное наследие которой оказало существенное влияние на историю Средней Азии и Юго-Восточной Европы.

Непрерывные завоевательные войны на время приглушили острые противоречия, возникшие в ходе социальной перестройки тюркского общества, но первые же неудачи быстро изменили обстановку. В 581-58 8 гг. раздробленный до того Китай объединился под властью династии Суй (581-618); осуществленные там реформы привели к быстрому росту экономической и военной мощи империи. Это совпало с началом распрей внутри правящей группировки тюрок, прежде всего в самом династийном племени ашина, и со страшным голодом в степи. Усиление тюркской аристократии, стремившейся к автономному управлению захваченными территориями, обеднение массы рядовых кочевников, вынесших на своих плечах все тяготы непрерывных войн, новая политическая обстановка, не дававшая тюркским каганам возможности искать выход в набегах, - все это привело каганат к острейшему социально-политическому кризису. Междоусобная война в Тюркском каганате, начавшаяся в 582 г. и завершившаяся в 603 г., привела к окончательному распаду империи на два государства - Восточнотюркский каганат - в Монголии и Западнотюркский каганат в Средней Азии и Джунгарии.

При Шиби-кагане (609-619) Восточнотюркский каганат на короткое время вышел из состояния кризиса; наметился новый подъем его политического могущества. Гражданская война в Китае (613-618) и падение династии Суй, которую сменил дом Тан (618 г.), позволили Шиби и его младшему брату Эль-кагану (620-630) возобновить войны на южной границе.

Однако к этому времени обстановка в каганате существенно изменилась. Давно минули времена, когда весь племенной союз тюрк видел в грабительских походах нормальный и доходный промысел. Весьмидесятилетний путь исторического развития созданного тюрками государства привел к глубоким качественным изменениям общества. Всевластный каган руководствовался в политике интересами аристократической верхушки, в значительной мере оторвавшейся от своих корней в роду и племени. Война становилась выгодной только для правящего класса каганата, которому доставалась львиная доля добычи и дани. Основная масса населения жила доходами скотоводческого хозяйства, часть продукции которого обменивалась на продукты земледелия и ремесла. Рядовые кочевники были заинтересованы не в походах за рабами и драгоценностями, не в дани шелком, а в мирной меновой торговле. Иногда тюркские каганы, считаясь с насущными нуждами своих подданных, обращались к императорскому правительству Китая с просьбой разрешить меновой торг. Но на протяжении чуть ли не двух тысячелетий пограничная торговля рассматривалась в Китае лишь как средство политического контроля над "варварами", монополизировалась императорским двором и предельно ограничивалась. За двести .лет существования в Центральной Азии тюркских каганатов имеется только несколько сообщений об открытии меновых рынков на китайской границе. Поэтому на определенном этапе истории тюркской аристократии удавалось получать широкую поддержку рядовых общинников в ее военных предприятиях на южной границе.

В течение 620-629 гг. Эль-каган и его военачальники организовали 67 нападений на границах. Непрерывные войны требовали бесперебойного снабжения огромной армии кагана и больших затрат. В результате Эль-каган, не довольствуясь данью и добычей, усилил обложение податями и сборами собственного народа. Подати оказались особенно тяжелыми в годы джута, падежа скота и голода (627-629). Противоречия между народными массами и правящей верхушкой ярко выразились в изменении управления. Не полагаясь на старые органы управления, представители которых были в какой-то степени связаны родо-племенными традициями, каган заместил должностных лиц, занимавших ключевые посты гражданского управления, китайцами и согдийцами.

В глазах народа обострение социального неравенства и классового угнетения было непосредственно связано с переходом реальной власти в руки чужаков. Внутренние противоречия в каганате казались столь очевидными, что стали темой докладных записок китайских пограничных чиновников.

Последствия не замедлили сказаться. В 629 г. Эль-каган потерпел поражение в Шаньси. Немедленно против Эль-кагана восстали огузские племена (токуз-огузы). Воспользовавшись обстановкой, китайская армия вторглась на территорию каганата, и, покинутый всеми, Эль-каган попал в плен (630 г.). Так завершилась история Восточнотюркского каганата.

Западнотюркский каганат имел, по существу, свою историю. Первым правителем западных территорий каганата стал Истеми (Сильзибул или Дизавул византийских и Синджибу арабских исторических сочинений), брат Бумын-кагана. Он носил титул ябгу-кагана, в дальнейшем традиционный для западной ветви тюркской династии Ашина. Именно при Истеми, который умер в 575 г., тюрки достигли на западе пределов своего военного могущества.

Движение тюрок на запад было не просто завоеванием, а крупной миграцией центральноазиатских тюркоязычных племен и заселением ими обширных горно-степных районов на севере и востоке Средней Азии. Местные кочевые племена, по языку родственные тюркам, были либо включены в военно-административную систему, созданную тюрками, либо бежали вместе с аварами в степи Юго-Восточной Европы, приняв то же этническое имя и значительно усилив военный потенциал авар.

Нет никаких сведений об изменении тюрками в завоеванных ими землях с городским и оседло-земледельческим населением существовавшей там социальной, экономической или политической систем. По всей вероятности, тюркский каган ограничивался утверждением своего сюзеренитета и получением дани. Кочевое же население было организовано в "десятистрельный племенной союз" (он ок бодун), в то время вполне аналогичный военно-административной системе, существовавшей у восточных тюрок.

Освоение новых владений сделало тюрок соседями могущественного государства эфталитов, восточные владения которого (Хотан и вассальные княжества в Семиречье) были ими захвачены. Связанные войной в Индии и опасностью, угрожавшей из Ирана, эфталиты не решались на поход в степь. Тюркские же вожди своей главной целью считали разгром авар, которые ушли за Волгу. К 558 г. тюрки завершили покорение Поволжья и Приуралья. В том же году император Юстиниан принял в Константинополе послов аварского кагана Баяна, овладевшего обширными землями к западу от Волги и Северным Кавказом. Вскоре к аварам прибыло ответное византийское посольство. Все это не могло не встревожить Истеми, тем более что набеги авар на новые тюркские владения создавали на западной границе каганата напряженное положение.

В конце 50-х годов VI в. перед Истеми открылась перспектива успешных военных действий против эфталитов. Шах Ирана Хосров I (531-579), прекративший выплату дани эфталитам и готовившийся к войне с ними, предложил тюркам военный союз против эфталитов. Союз был скреплен брачным договором - дочь Истеми стала женой Хосрова и впоследствии матерью наследника престола Хормизда. В 563 г. тюркские армии, поддержанные ударом иранских войск на Балх, вторглись в эфталитские земли. По "Шах-наме", решающая битва произошла под Бухарой. Войско эфталитского царя Гатифара было разгромлено. Лишь небольшое эфталитское владение в Тохаристане сохраняло некоторое время независимость, но и оно вскоре оказалось под властью Хосрова, который распространил свое влияние на все бывшие эфталитские земли южнее Амударьи.

Трения между Хосровом и тюркским каганом, начавшиеся из-за раздела эфталитского наследства, вскоре переросли в открытый конфликт, причиной которого явились различные экономические интересы обеих держав.

После завоевания Средней Азии тюрки стали хозяевами значительной части торгового пути из Китая в страны Средиземноморья - так называемого Шелкового пути. Главными посредниками в торговле шелком были согдийцы (на центральноазиатском и среднеазиатском участках пути) и персы, контролировавшие путь от Пайканда до Сирии. Основным покупателем шелковых тканей была Византия. Торговля шелком приносила согдийским купцам и тюркским ханам огромные доходы. Тюрки получали возможность сбывать через согдийцев военную добычу и дань, выплачиваемую им китайскими царствами. Согдийцы сосредоточили в своих руках небывалое количество драгоценных шелковых тканей. Уже с конца IV в. в Согде существовало свое шелкоткацкое производство на местном сырье. Согдийские шелка высоко ценились не только на западе, их ввозили даже в Восточный Туркестан и Китай. Сбыт этих тканей в VI в. стал важной проблемой для согдийских городов. В Иране и Византийской империи, особенно в Сирии и Египте, также существовало развитое шелкоткацкое производство; сырьем для него был шелк-сырец, ввозимый из Восточного Туркестана и Средней Азии. Однако в VI в. в Иране и Византии появляется свой шелк-сырец.

Первая попытка сбыть накопившийся у них шелк и договориться о регулярной торговле была предпринята согдийцами в Иране. Согдийский посол Маниах прибыл туда в 566 или 567 г. как представитель тюркского кагана. Хосров, не заинтересованный в увеличении количества шелка на иранском рынке, купил привезенный Маниахом шелк и тут же сжег чужеземный товар. Тогда Маниах сделал попытку найти путь к более выгодному покупателю - Византии. В 567 г. он возглавил посольство тюркского кагана в Константинополь. Византия, как и Иран, не испытывала острой нужды в согдийском шелке, но была заинтересована в союзе с тюрками против персов. Тюркское посольство было с почетом принято при императорском дворе, и между тюрками и Византией заключено военное соглашение против Ирана. Вместе с Маниахом в ставку кагана выехал византийский посол Земарх. Каган принял Земарха в своей ставке близ "Золотой горы", на Тянь-Шане. И сразу же предложил византийскому послу сопровождать тюркское войско в походе на Иран. Попытка шаха дипломатическим путем остановить тюркское наступление не удалась, и тюрки захватили в Гургане несколько богатых городов. Впрочем, уже в 569 г. тюркское войско, вернулось в Согд.

Вслед за тем Истеми перенес военные действия за Волгу и к 571 г. завоевал Северный Кавказ и вышел на Боспор, подчинив аланов и утигуров. Тем самым каган расчищал трудный обходный путь в Византию, путь через Хорезм, Поволжье и Кавказ или Крым. Византийский историк Менандр упоминает семь византийских посольств к тюркам в конце 60-х - начале 70-х годов. В 575-576 гг. на короткий срок тюрко-византийские отношения внезапно обострились.

Второй поход тюрок в Иран относится к 588-589 гг. Согласно ирано-арабской традиции, тюркское войско, возглавленное "царем тюрок" Савэ (или Шаба), вторглось в Хорасан. Возле Герата его встретили иранские войска, которыми командовал прославленный полководец Бахрам Чобин. Он разгромил тюркское войско и застрелил из лука "царя тюрок". Попытка реванша оказалась безуспешной, и между тюрками и персами был заключен мир. В 616-617 гг. иранский полководец Смбат Багратуни сделал попытку повторить подвиг Бахрама, но его поход не имел политического результата.

Вплоть до разгрома Сасанидов арабами граница между тюркскими владениями в Средней Азии и Ираном оставалась неизменной. Все эти годы, с большей или меньшей регулярностью, караваны с шелком и другими товарами шли на запад и через Иран, и через Хорезм и Поволжье.

Кратковременный период подъема Западнотюркского каганата приходится на время правления каганов Шегуя (610-618) и Тон-ябгу (618-630). Их власть распространилась на территории от Алтая и бассейна Тарима до верховьев Амударьи и Гиндукуша. Столицей каганата стал Суяб - крупный город в долине Р-Чу (ныне городище Ак-Бешим близ г.Токмак, Кыргызстан). Реализуя договорные отношения с Византией, Тон-ябгу-каган принял личное участие в войне императора Ираклия против Сасанидов и вторгся в Закавказье (627-628). Тюрки захватили огромную добычу во взятых ими Чоре (Дербенте) и Тбилиси. Апофеозом успехов кагана стала его встреча с Ираклием под стенами Тбилиси. Византийский император возложил на голову кагана свою корону и обещал выдать за него дочь, принцессу Евдокию.

При Тон-ябгу был установлен более строгий политический контроль каганата в практически независимых среднеазиатских государствах, чей вассалитет всегда ограничивался лишь уплатой дани. В Кундузе (Тохаристан) была учреждена ставка сына кагана, Тарду-шада, в центры других государств были посланы уполномоченные кагана, тудуны, которым вменялся в обязанность контроль за сбором податей и посылкой дани в каганскую ставку. Местным владетелям были "пожалованы" тюркские титулы, как бы включавшие их в административную иерархию каганата. Подводя итоги правления Тон-ябгу, китайский историограф отмечает: "Никогда еще западные варвары не были столь могущественны".

Деспотический характер власти Тон-ябгу, который, по формулировке китайской хроники, "полагаясь на свое могущество и богатство, стал немилостив к подданным", скоро оказался в противоречии с нарастающими сепаратистскими устремлениями племенной знати, усилившейся в ходе победоносных войн. Пытаясь предотвратить междоусобицу, дядя кагана, Кюль-багатур, убил племянника и провозгласил себя каганом. Однако часть племен поддержала другого претендента на трон, и межплеменная война началась.

Уже к 634 г. каганат утратил все свои владения к западу от Сырдарьи. Государство вступило в полосу затяжного кризиса, главной причиной которого была борьба за власть между знатью двух племенных конфедераций, составлявших западнотюркский союз, - дулу и нушиби.

В 634 г. к власти пришел Ышбара Эльтериш Шир-каган, опиравшийся на нушиби. Он сделал попытку возродить действенность военно-административной системы "десяти стрел". Новые реформы превращали племенных вождей, арканов и чоров, в назначенных или утвержденных каганом управляющих, лично-зависимых от него. В каждую "стрелу" был направлен уполномоченный центральной власти, член каганского рода. Однако военно-политические ресурсы каганской власти оказались недостаточны для удержания племен в повиновении. Уже в 638 г. племена дулу провозгласили каганом одного из присланных к ним принцев. После кровопролитной и тяжелой войны между дулу и нушиби каганат распался на две части с границей по р.Или. Ышбара-каган был низложен и бежал в Фергану.

Межплеменная война продолжалась еще 17 лет и привела к вторжению в Семиречье китайских войск (657 г.), нанесших поражение ополчению "десяти стрел" и взявших Суяб. Последний независимый правитель "десяти стрел", Нивар Ышбара-ябгу-каган (Ашина Хэлу китайских источников), был захвачен в плен и через два года умер.

 


19/08/17 - 12:25

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top