Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава I

АЗИЯ НА РУБЕЖЕ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ЯПОНИЯ В III-VI ВВ.

Представители айноидной, или индокитайской, ветви южной расы населяли Японские острова еще с эпохи палеолита и мезолита. Но уже с XVIII тысячелетия до н.э. можно говорить о проникновении восточноазиатской расы. Этнорасовая основа праяпонцев в общих чертах сложилась в неолите. В конце неолита мигранты с материка, принадлежавшие к восточной ветви монголоидов, стали заселять архипелаг: более густо - Южную и Юго-Западную Японию и менее густо - ее центральную часть, что привело к созданию в период бронзы (или культуры яёи, IV в. до н.э. - IV в. н.э.) двух этнических центров при сохранении изолятов (хаято и кумасо на юге, айны на севере).

Дальнейшая этническая история страны связана с носителями курганной культуры раннего железного века и с режимом Ямато (IV-VII вв.). Примерно в V в., возможно, на островах появились кочующие скифо-сарматы (ху китайских летописей). Прямых подтверждений этой гипотезе письменные источники не содержат. Зато они фиксируют неоднократные переселения в IV-VII вв. китайцев и корейцев, выделяя династийную или государственную принадлежность иммигрантов. По "Синсэн сёдзи року" ("Новому реестру кланов и фамилий"), в 815 г. из 1182 кланов столицы и пристоличных провинций 327 (29%) считались иноземного происхождения: из Китая -14%, из Пэкче - 9, из Когурё - 4,5, из Силла - 0,75, из Кая - 0,75%. В конце периода население достигло 5-6 млн. человек.

Процесс формирования первичной японской народности достиг поворотного пункта в VII в. и выразился в создании относительно однородного массива населения архипелага, за исключением северо-востока о-ва Хонсю. Китайско-корейская иммиграция связала японскую народность узами крови с населением материкового Дальнего Востока и Корейского полуострова уже на стадии формирования государственности.

В последние века до нашей эры и первые века нашей эры произошли знаменательные перемены в земледелии (распространение рисосеяния), ремесле (внедрение бронзы), самом обществе (появление союзов племен). Поливное рисосеяние возникло на Северном Кюсю и за два века распространилось до равнины Канто (III-II вв. до н.э.). Под рис обрабатывались затопляемые земли, искусственно орошаемые с помощью каналов и прудов поля, в конце периода яёи - террасы; сухие участки шли под просо, коноплю, тутовник. Земледельческие орудия изготавливали из дерева, камня, в конце периода - из железа. Жители научились добывать медную руду, выплавлять бронзу, но охотнее переплавляли старые импортированные вещи или просто использовали готовое вооружение и предметы ритуала (II-I вв. до н.э.). Люди жили в крупных земледельческих поселениях (до сотни землянок); они не порывали полностью с известными прежде формами хозяйства, развивали ткачество и обработку металлов. Из рядовых селян выделилась знать, выполнявшая организаторские функции. По китайским источникам, в I в. до н.э. на о-ве Кюсю насчитывалась сотня "владений", в конце II - середине III в. их число сократилось, появилось главное владение федерации - "владение царицы" (Яматай или Ематай), поддерживавшее довольно регулярные связи с китайскими властями на Корейском полуострове.

В V-VII вв. японцы повсеместно освоили поливное рисосеяние, оросительную систему, железные земледельческие орудия, разведение крупного рогатого скота, коней. На раннем этапе земля принадлежала общине, или клану (удзи), в целом, а пахота оставалась в распоряжении сельских дворов. Лес, луга, неудобные земли находились в общественном пользовании очень долго. Постепенно лучшие пахотные земли стали подпадать под контроль сильных кланов (включая царский) и отдельных глав кланов. Эту пахоту, в сущности частную, обрабатывали общины, или корпорации (бэ), несвободных. Первые корпорации комплектовались из местных земледельцев, рыболовов, охотников, утративших связи со своими кланами, последующие - из заморских переселенцев - ремесленников, грамотных людей и т.п. Исходные ресурсы: земля и особенно люди - стали объектами конкурентной борьбы между кланами, рядовыми и царскими. Перехватить инициативу частного присвоения, заменить ее государственной и предстояло реформам Тайка, о которых речь пойдет в следующей главе.

Патриархально-родовая структура общества раннего железного века предполагала существование больших и малых кланов. Кланы возводили свое происхождение к одному предку, признавали общего духа-покровителя; его члены были связаны узами кровного родства. Иерархия кланов - более или менее влиятельных - основывалась на их должностных функциях и выражалась в клановых званиях (кабанэ). Первым по значению в этой иерархии стоял царский клан (тэнно). Типичный клан состоял из его главы, жрецов, группы лиц с низшими организаторскими функциями и рядовых свободных. Последние носили имя клана, пользовались общеклановыми (общинными) землями, распоряжались имуществом своего двора-семьи (пашней, орудиями труда, скотом, урожаем). Кланам принадлежали группы полусвободных (бэминов) и рабы (яцуко), членами клана не считавшиеся. Среди закабаленных корпораций различались собственно клановые (каки-бэ) и царские (томо-бэ). В эти группы попадали члены покоренных, а также распавшихся исконных японских кланов, изгнанные или отпавшие от этих кланов, - переселенцы с материка, военнопленные, представители неяпонских народностей архипелага. Для них такая корпорация в условиях родо-племенного строя была единственной формой социальной организации-защиты, каковой не было, например, у рабов. Внутри таких корпораций могли завязаться новые кровные связи. Члены зависимой группы имели участки земли для пропитания, семьи, но обязаны были работать на кланы или на глав кланов. Рабы составляли очень тонкую прослойку в обществе. Это были иноземцы-военнопленные, люди из низших слоев переселенцев; использовались рабы в домашнем хозяйстве. К концу периода расслоение между кланами дополнилось внутриклановым. Наиболее мощные кланы во главе с царским подмяли под себя более слабые. Внутри кланов выделились семьи глав кланов - уже в них концентрировались могущество и богатство кланов.

Организация управления в таком обществе строилась вначале на полупатриархальной основе. Каждый клан существовал довольно независимо на своей территории ("земле"). Выделение клана правителя (царского) стало поворотом к политической власти (около III в.). Клан правителя-царя правил при помощи "советников" - лидеров сильных, разветвленных кланов. В ходе процесса сложения государственности появились "владыки округов" (агата-чуси) и "управляющие областями" (куни-но мияцуко) - обычно те же вожди местных кланов, но уже уполномоченные царем на управление несколькими "землями" или несколькими округами. Воцарение очередного претендента на пост правителя зависело от воли наиболее могущественного клана в царском окружении: такой клан поставлял царской фамилии жен и наложниц, назначал наследника. С 536 по 645 г. такую роль играл клан Сога. Правитель являлся прежде всего сакральным вождем, возводившим свою родословную к главной богине синто Аматэрасу, символом единства режима Ямато (старинное наименование Японии). Резиденции царей Ямато располагались с середины VI в. в Асука (пров. Ямато), поэтому вторая половина VI и VII век получили название "периода Асука".

Цари Ямато использовали власть для частичного объединения страны, идеологической подготовки единовластия ("Законоположения из 17-ти статей", 604 г.), для походов против айнов на севере (589 г.) и на Корейском полуострове (601 г.), для введения новой религии - буддизма (552 г.). Сношения со странами на Корейском полуострове в это время своей интенсивностью и многосторонностью значительно превосходили японо-китайские. Участие Ямато в делах полуострова оказалось разнообразным, как и эффект от такого участия. Присутствие Китая на Корейском полуострове до начала IV в., формирование местных государств и интерес их к Ямато по-разному оценивались на островах. Соперничавшие между собой корейские государства обращались к Ямато за помощью, заключали с Ямато договоры и воевали в союзе в ним против соседей. Сама Япония воевала неоднократно с этими государствами. В 366-562 гг. она активно боролась за влияние во владении Кая (яп. Мимана) на крайнем юге Корейского полуострова.

Начало сношений Ямато с Китаем относится к 265-275 гг., после чего нет сведений о посольствах до 413 г. Сношения снова продолжались с разными династиями Китая и оставались более или менее регулярными до 502 г., затем снова прекратились на столетие, с тем чтобы возобновиться в 600 г. с новой династией Суй, и с той поры продолжались регулярно, с 630 г. - с династией Тан. Японская летопись "Нихонги", 720 г., не скрывает цели посольств: первоначально - получение почетных званий, подарков, позднее - ознакомление с ситуацией на континенте и заимствование любых подходящих новшеств. Бесспорно, объединение Китая династией Тан в 618 г. и создание стройной теории и практики управления государством послужили образцом для реформ Тайка в Японии.

Исконные верования японцев сложились еще на родо-племенной стадии. В их основе находилось обожествление и почитание духов (ками), сочетавшееся с культом предков и мифологическими представлениями (синто). Духи считались невидимой ипостасью всего реально существующего, что заметно повысило сакрализацию общественной и духовной жизни. Ранние верования не имели ни письменного канона, ни твердой иерархии духов, ни настоящих храмов и жрецов. Моления (норито), обряд очищения (хараи), празднества (мацури) почти исчерпывали набор форм поклонения. Буддизм нанес мощный удар по представлениям, замкнутым в пределах каждого клана, унифицировал религиозные, моральные, эстетические идеи, проникнув во все разделы общественной, культурной и художественной жизни, духовно связал японцев с их единоверцами на материке и на Корейском полуострове (с середины VI в.).

Китайская письменность появилась на островах, по-видимому, в V в., а в VI в. распространилась - не без помощи буддийских сочинений. Письменность давала ключ к овладению духовными богатствами, накопленными на материке, позволяла фиксировать собственные научные и культурные достижения, исторические события (последние - с первой четверти VII в.). При всем этом фундаментальные науки (математика, астрономия) развивались на островах медленнее, прикладные (медицина, горное дело, строительство) - быстрее. Сложилась нерасчлененная естественно-фармакологическая наука, или лекарствоведение (хондзо).

Инженерно-строительное дело имело уже давние традиции в Японии. Строились водохранилища, каналы, плотины, гавани (в Нанива в начале IV в.), дороги (от Асука до Нанива в 613 г.), суда, царские резиденции (для Юряку-Асукура-но мия, середина v в.), дворцы-храмы (Исэ дзингу, III в.), курганы (царю Нинтоку, начало IV в., длина насыпи - 475 м, высота - 30 м). Впервые сложился прообраз настоящего города - комплекс царских резиденций в Асука. Появился комплекс буддийских построек (храм, пагода) и скульптурных изображений.

 


23/08/17 - 18:49

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top