Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава III

АЗИЯ И СЕВЕРНАЯ АФРИКА В X-XIII вв.

ЛАНКА В ХI-ХIII вв.

Освобождение острова от власти Чолов, продержавшихся на Ланке в течение 75 лет, связано с именем сингальского царя Виджаябаху, венчавшегося на царство в 1073 г. Вскоре после этого сингальский двор оставил разграбленную отступающими тамильскими войсками Анурадхапуру и обосновался в Полоннаруве, ставшей в XI в. новой столицей сингальского государства. Полоннарува была расположена на северо-востоке "сухой зоны" и занимала стратегически важное положение, контролируя территорию Рухуны, оплот и убежище мятежной сингальской знати. Немаловажным обстоятельством было то, что она находилась вдали от северных границ государства, что могло обеспечить ее безопасность в случае войны с южноиндийскими правителями. Перенос столицы имел не только военно-стратегическое, но и экономическое значение. Близость к Махавелиганге, самой крупной реке острова, а также созданная с IV по IX в. ирригационная система, вокруг гигантского водохранилища Миннери, служили надежной основой растущего экономического потенциала района. Развитие торговых отношений со странами Юго-Восточной Азии и Китаем привело к повышению значения порта Гоканна (совр. Тринкомали) на восточном побережье, который на протяжении веков являлся основным центром торговли северо-восточных областей острова. Свидетельством экономической и политической значимости Полоннарувы начиная с VI в. было выделение ее как отдельной административной единицы, отданной в управление наследнику престола.

Став правителем Ланки, Виджаябаху I укрепил северные границы, построив линию фортификационных сооружений и усилив охрану на побережье. Он провел ряд реформ по восстановлению прежней, существовавшей до Чолов административной системы. При нем была произведена реконструкция разрушенных ирригационных сооружений, осуществлены мероприятия по поднятию продуктивности пришедшего в упадок сельского хозяйства. Большое внимание Виджаябаху I уделял возрождению буддизма на острове и реформе буддийской сангхи. Он восстановил разгромленные буддийские храмы и монастыри, наделив их земельными угодьями и богатыми дарами. Состав сангхи был существенно обновлен, и она была очищена от монахов, не соблюдавших дисциплинарный устав. Пытаясь найти в сангхе надежную опору и поддержку, Виджаябаху I всячески выказывал приверженность ее верхушке. Так, он публично расправился со своей супругой-царицей, не угодившей придворным ученым - тхерам, лишив ее всех владений и званий и выдворив за пределы столицы с железным ошейником на шее. В то же время Виджаябаху оказывал поддержку брахманам при дворе и субсидировал из государственной казны строительство новых индуистских храмов (при нем, в частности, был построен знаменитый Виджаяраджа Ишварам - шиваитский храм в Канталаи).

Поддержка буддийским царем индуизма объяснялась тем, что уже к XI в. на острове постоянно проживало значительное число лиц тамильского происхождения, которые представляли собой политическую и военную силу. Начиная с VIII-IX вв. упоминания тамильских имен и фиксация актов дарения земельных угодий тамилам, находящимся на службе у сингальских царей, заметно учащаются. В надписи, датируемой последним десятилетием IX в., упоминается государственное ведомство Демала-адхикари ("Ведомство по делам тамилов").

В области внешней политики деятельность Виджаябаху I была направлена на развитие связей с враждебными Чолам силами Южной Индии - государствами Пандьев и Чалукьев, с которыми в его царствование осуществлялся постоянный обмен посольствами. Виджаябаху закрепил установившиеся отношения заключением брака между своей сестрой Миттой и наследником престола Пандьев.

За период его правления (1073-1110) хрониками не зафиксировано ни одного случая нападения на остров извне. Однако внутри страны обстановка дважды осложнялась: в результате восстания 1074-1075 гг., поднятого в Рухуне, Малайе и Даккхинадесе тремя мятежными принцами, пытавшимися с помощью Чолов захватить сингальский престол, и восстания велаикка-ров - тамильских воинов-наемников на острове, отказавшихся по приказу царя выступить в поход против Чолов, десять лет спустя.

После смерти Виджаябаху I в стране наступил смутный период. Три области, из которых традиционно состояло сингальское государство, - Раджарата, Майарата (Даккхинадеса) и Рухуна - стали управляться независимыми друг от друга правителями, каждый из которых, однако, претендовал на господство над всем островом. Власть царей Полоннарувы Джаябаху I, Викрамабаху I, Гаджабаху II была номинальной и распространялась только на Раджарату.

С 1140 г., когда правителем Даккхинадесы стал Паракрамабаху, начинается история ее возвышения. Паракрамабаху укрепил границы своего княжества, создал хорошо обученную и организованную армию, состоящую из иноземных наемников, преимущественно выходцев из Кералы (Индия). Он произвел реорганизацию административной системы Даккхпнадесы, поставив во главе ее двух высших должностных лиц, обладавших равными полномочиями: сенапати, управлявшего военным ведомством, и верховного чиновника по гражданским делам. Было налажено широкое ирригационное строительство, результатом которого явилось существенное расширение посевных площадей. Даккхинадеса осуществляла торговлю с иностранными державами. Главными портами княжества были Урувела, Калпитийа и Колантота (будущий Коломбо). Столицей Даккхинадесы стал г.Паракрамапура (недалеко от совр. Хеттиполы).

Усилив экономическую и военную мощь Даккхинадесы, Паракрамабаху начал боевые действия против правителя Раджараты Гаджабаху II и правителя Рухуны Манабхараны. В течение десятилетия на острове с переменным успехом для трех сторон шла кровопролитная война, из которой победителем вышел Паракрамабаху. Завершающим этапом военных действий явилось завоевание им Рухуны, где хранились атрибуты верховной власти сингальских царей - зуб и ключица Будды. Только завладев ими, Паракрамабаху мог рассчитывать на всеобщее признание его полным властелином сингальского государства. В 1153 г. он венчался на царство в Полоннаруве.

При царе Паракрамабаху I (1153-1186) сингальское государство со столицей в Полоннаруве достигло своего наивысшего расцвета. Паракрамабаху сумел подавить сепаратистские движения и установил единоличное централизованное управление всем островом. Период его правления часто называется в ланкийской историографии "золотой осенью сингальского величия". Устойчивое положение в государстве позволяло Паракрамабаху выделять значительные средства не только на расширение и украшение столицы, ставшей одним из крупнейших городов Южной и Юго-Восточной Азии, но и на возобновление беспрецедентного по своим масштабам в истории страны ирригационного строительства.

Еще Виджаябаху I после изгнания Чолов из страны восстановил крупнейший канал Алисара, ирригационную систему на базе старинных водохранилищ Миннери, Кавудулу и Канталаи, построил новое водохранилище, Буддхагунавапи, в юго-восточной части страны. После его смерти, во время междоусобных войн, длившихся 25 лет, система искусственного орошения вновь пришла в упадок. Ирригационное строительство Паракрамабаху распадается на два периода. Еще будучи правителем Даккхинадесы, он восстановил и расширил 53 водохранилища в Даккхинадесе, перекрыл тремя дамбами р.Дэдуру-ойа и соорудил водохранилище "Море Паракрамы" около своей резиденции Паракрамапуры. Став правителем всего острова, он осуществил строительство самого крупного ирригационного сооружения XII в. - второго "Моря Паракрамы" (Паракрамасамудра) в Полоннаруве. Дамба Паракрамасамудры сохранилась до настоящего времени и имеет около 13 км в длину и 12м в ширину. Всего Паракрамабаху I было построено и восстановлено 165 дамб, 3910 каналов, 163 крупных водохранилища и 2376 мелких. Это характеризует ХI-ХII века как время возрождения и развития ирригационной системы на Ланке.

Централизаторская направленность политики Паракрамабаху I нашла свое отражение в проведенной им реформе буддийской общины. Он распустил сложившиеся к XII в. монашеские братства, враждовавшие между собой, и создал единую сангху, состоявшую из монахов, вновь пришедших обряд посвящения и призванных строжайше соблюдать единый для всех категорий духовенства дисциплинарный устав. Эти меры хотя и не устранили доктринальных разногласий внутри общины, несомненно, способствовали восстановлению численности и мощи буддийской сангхи острова. Внешняя политика Паракрамабаху I носила активный, наступательный характер.

В течение нескольких лет он вел дорогостоящую войну на юге Индии в поддержку одного из претендентов Пандьев на престол. Сингальские войска проникли далеко в глубь территории государства Пандьев, захватили и сожгли их столицу - Мадураи. Большое количество пленных было доставлено на Ланку и использовалось здесь на тяжелых строительных работах.

В 1164-1165 гг. Паракрамабаху I, в течение пяти месяцев построив военный флот, отправил морскую экспедицию в Мьянму. Поводом к этому послужило недружественное поведение государя по отношению к сингальской торговой миссии.

XII век стал временем бурного развития внешней торговли сингальского государства. Был создан специальный департамент - Антаранга-дхура - для контроля над территориями, производящими продукцию на вывоз. Предметами ланкийского экспорта были пряности, благовония, ценные породы дерева, жемчуг, драгоценные камни, изделия из золота и серебра, лекарственные травы и высококачественный шелк. Государство наряду с частными торговыми корпорациями принимало непосредственное участие в торговых операциях, скупая у иноземных купцов оптом привозимые ими товары и перепродавая их населению по собственным ценам. Так, аль-Идриси, арабский путешественник XII в., писал о том, что привозимые на остров из Ирака и Персии вина приобретались царем, а затем распродавались.

Доказательством широких торговых связей Ланки с внешним миром служат найденные на острове в результате археологических раскопок китайские, арабские, южноиндийские и персидские монеты. Иноземным торговцам, прибывавшим на остров, гарантировалось покровительство царя. Арабские, индийские и китайские купцы имели свои постоянные торговые поселения на побережье острова. На Ланке находились филиалы крупных торговых корпораций Южной Индии валанджияр и нанадеши. Проживали здесь и торговцы из стран Юго-Восточной Азии. Так, известно о существовании поселения камбоджийских купцов.

Ланка имела свой торговый флот. Хотя большинство морских судов было иноземного происхождения, они строились и на самом острове.

Деятельность Паракрамабаху I, направленная на усиление мощи сингальского государства, неизбежно вела к усилению феодальной эксплуатации ланкийского крестьянства, к повышению земельного налога и введению различных дополнительных поборов, связанных с нуждами ирригационного строительства и военными расходами. Период его пребывания у власти был отмечен двумя крупными восстаниями: в самом начале правления - в Рухуне и в 1169 г. - в северо-западной прибрежной провинции неподалеку от Махатиттхи (совр. Мантаи). Оба восстания были жестоко подавлены царскими войсками.

Период после смерти Паракрамабаху I вплоть до заката Полоннарувы в середине XIII в. называют "периодом Калингских царей". Преемник Паракрамабаху I, Виджаябаху II, был убит через год после восшествия на престол выходцем из старинного сингальского рода Кулинга, венчавшегося на царство под именем Махинды VI, которому, в свою очередь, была уготована та же участь со стороны Китти Шри Нишшанка Маллы, принца из Калинги, захватившего сингальский трон.

Нишшанка Малла (1187-1196) продолжал активную внешнюю политику Паракрамабаху I и совершил несколько успешных военных экспедиций на континент. Ему удалось также удерживать власть над всем островом, несмотря на участившиеся случаи временного выхода отдельных районов из-под контроля центрального аппарата. Из источников известно, что Нишшанка Малла совершал ежегодные инспекционные поездки по стране в сопровождении большого войска, опасаясь выступлений вышедших из повиновения вассалов.

Нишшанка Малла на пять лет упразднил земельный налог. По истечении этого срока налог не взимался еще в течение одного года. Были отменены и все дополнительные налоги, введенные Паракрамабаху I. Хроники интерпретируют деятельность Нишшанка Маллы как благотворительную, направленную на повышение жизненного уровня подданных. Очевидно, однако, что подобные меры носили вынужденный характер. Они были вызваны крайней степенью бедности податного населения, разоренного поборами чиновников при его предшественниках на троне, которые, по словам хрониста, "выжали из крестьян все соки, подобно тому как пресс выжимает сок из сахарного тростника". Паракрамабаху I, ведший широкое и дорогостоящее ирригационное строительство, несомненно, намного превысил обычную норму налогообложения - 1/10 урожая. И не случайно Нишшанка Малла в сохранившейся надписи обвиняет своего предшественника в полном разорении земледельцев. Тяжелой обязанностью была раджакария - повинность трудом. Виды ее зависели от кастовой принадлежности исполнявшего ее населения.

Еще царем Паракрамабаху I было упразднено деление страны на три части (Раджарату, Майарату и Рухуну) и установлено централизованное управление всем островом. Унифицированная для всей территории единая административная система предполагала непосредственное подчинение местных властей центру. Была создана эффективно действовавшая система пограничной охраны на побережье, предотвращавшая частые попытки вторжения из соседних южноиндийских государств.

Подобная централизованная система управления сохранялась недолго. В XIII в. в употребление входит наименование управляющих внутренними районами острова (ванна) - ваннияры. Они подразделялись на две категории: махаваннияры (их было 18) и сириваннияры (364). Нередко ваннияры выходили из подчинения центральному аппарату, самостоятельно управляли своей территорией и издавали свои законы.

Но уже с конца XII в., после смерти Нишшанка Маллы, на острове возобладали центробежные силы, и за 19 лет (1196-1215) на сингальском престоле сменилось 12 правителей. Многие из них удерживали власть лишь в течение нескольких недель или месяцев. В этот период, характерный отсутствием сильных царей, способных управлять государством, резко повышается статус и влияние при дворе высших государственных сановников, прежде всего сенапати, в ведении которых находилась реальная сила - войско. В сингальскую историю вошли имена нескольких военных министров, вершивших управление государством под прикрытием политически немощных царей. Так, командующий войском Китти возвел на престол царицу Лилавати (1197-1200), которой еще дважды удавалось вернуть себе власть с помощью военных министров Викканта Чамунакки (1209-1210) и Паракрамы (1211-1212). Главнокомандующий сингальским войском Айасманта привел к власти царя Сахассамаллу (1200-1202). Традиция приписывает ему также возведение на престол царицы Кальянавати (1202-1208), сменившей на троне Сахассамаллу, и последующее отстранение ее от власти в пользу трехмесячного принца Дхармашоки. Айасманта фактически правил страной в течение 10 лет, успев за это время посадить на трон трех царей и двух лишить власти.

Междоусобицы ослабили Ланку экономически и политически. В 1212 г. остров был завоеван неким Паракрама Пандьей, а в 1215 г. на севере страны высадилось войско правителя Магхи из Калинги. Северные и северовосточные районы - центры древней сингальской цивилизации - были разрушены и разграблены. Магха под именем Виджаябаху продержался в Полоннаруве 21 год. Его правление вошло в историю как режим террора и насилия, экономика страны была приведена в состояние полного упадка.

Во второй четверти XIII в. большинство феодальных правителей территорий юго-запада острова, не вошедших в состав созданного Магхой государства, объединились вокруг сингальской царской династии Дамбадении и под предводительством Виджаябаху III (1220-1224) сумели освободить Майарату. Позднее сингальский царь Паракрамабаху II (1236-1271) отвоевал Полоннаруву и оттеснил тамилов на п-ов Джафна. В период его правления сингальское государство испытало недолгий подъем. Дважды одерживавший крупные победы над тамильскими войсками, Паракрамабаху II на всем протяжении своего царствования осуществлял контроль над большей частью северо-восточных районов, Рухуной и центральным нагорьем.

В 1247 г. на острове высадились войска под предводительством Чандрабхану, правителя Тамбралинги, небольшого государства на Малаккском полуострове. Чандрабхану подчинил северные районы Ланки, где была сосредоточена основная часть тамильского населения острова, и двинулся в глубь страны. Его войска осадили Япахуву, одну из резиденций сингальских царей, и потребовали выдачи важнейших ланкийских царских регалий и буддийских реликвий - зуба Будды и чаши для подаяний.

Войско Чандрабхану было разбито, но сам он бежал в Джафну и сделался ее правителем. Вскоре Джафна была завоевана Пандьями, низведшими Чандрабхану до положения своего вассала. С середины XIII в. тамильское государство Джафна на севере острова стало представлять постоянную угрозу для сингальских правителей. Последний царь, правивший в Полоннаруве, - Паракрамабаху III (1278-1293) - то и дело восстанавливал город из руин после опустошительных набегов тамилов. Запустевшая и обезлюдевшая столица постепенно теряла свое былое экономическое и политическое значение. В хрониках не содержится ни одного упоминания о строительстве ирригационных сооружений в XIII в. Можно считать, что древняя цивилизация, основанная на системе искусственного орошения с центрами в Анурадхапуре и Полоннаруве, восстановленная и существенно развитая в XII в., спустя столетие перестала существовать.

Культурное единство сингалов возникло на основе синтеза автохтонной протоведдоидной и индоарийской традиций. Наиболее важным выражением его было складывание языкового единства и обретение общего этноисторического самосознания в рамках буддийской религиозной идеологии.

Буддизм оказал решающее воздействие на сингальскую культуру. Религиозные мотивы, связанные с жизнью и деяниями Будды, органично вплетены в фольклорную и литературную традиции, пронизывают большинство произведений зодчества, скульптуры, живописи, созданных в русле закрепленных каноном тем и образности. Вместе с тем определение "буддийская" применительно к средневековой культуре Ланки не отражает все особенности ее бытования: оно одновременно и шире, так как объединяет в единое целое культуры несхожих между собой стран распространения буддизма, и уже, так как памятники ланкийского искусства и общественной мысли не сводились только к памятникам буддийским.

Географическая близость к Индии обусловила большую степень влияния субконтинента на историю и культуру острова. С древнейших времен решающее воздействие на политическое, социально-экономическое и культурное развитие Ланки оказывали как севере-, так и южноиндийские державы: Маурьев, Сатаваханов, Гуптов, Паллавов, Пандьев, Черов, Чолов. Административно-политическое устройство Ланки, структура города и сельской общины, система землевладения, землепользования и налогообложения, многие элементы духовной культуры и социальной психологии ланкийцев имели целый рад черт, схожих с социально-экономическим строем и культурой соседних индийских государств. Эстетические принципы изобразительного искусства и литературы, музыка, искусство танца, театр при дворах сингальских правителей во многом восходят к традициям индийской культуры. Ланкийская культура изначально впитала в себя и заимствовала на протяжении исторического развития многие элементы домашнего уклада, обрядности, представлений о мире, характерные как для дравидийских, так и для индоевропейских народов Индии. Благодаря усвоению санскритского наследия и перевода многих индийских трактатов на сингальский язык ланкийская культура обогатилась познаниями в области математики, астрономии, медицины, философии. Однако, органически включившая в себя и переработавшая достижения индийской науки, искусства и литературы, ланкийская культура не являет собой образец "отраженного" типа культуры, она самобытна и своеобразна, имеет глубокие местные корни. Оставаясь, по сути, частью общей южноазиатской цивилизации, Ланка утвердила неповторимость и специфичность своей культурной традиции. Островное положение, предполагавшее самостоятельность и обособленность существования, а также сохранение архаичных традиций, восходящих к культуре протоведдоидов, способствовали развитию автономного начала. Ведущая религия острова - буддизм - наложила отпечаток на всю его средневековую историю, во многом обусловив несхожесть с преимущественно индуистской Индией. Использование языка пали, а позднее и сингальского в литературных произведениях и исторических хрониках отрывало Ланку от общеиндийской санскритской литературной традиции.

На всем протяжении средних веков Ланка поддерживала тесные религиозные, дипломатические и культурные связи со странами Юго-Восточной Азии, элементы культуры и домашнего уклада народов которой также вошли в жизнь ланкийцев.

 


30/03/17 - 11:41

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top