Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 3. ЕВРОПА В III ТЫС. ДО Н. Э.

В. С. Титов

III тыс. - время важных изменений в экономике, социальном строе и этнокультурной карте древней Европы. Эти изменения произошли не одновременно во всей Европе. Речь скорее может идти о целой цепи событий, конечно взаимосвязанных, но не имевших единого импульса или одной единственной причины.

Большие изменения в начале III тыс. наблюдались в природной среде. Это было время перехода от атлантического климата к суббореальному. Новый климатический период характеризуется довольно высокими средними температурами, но большей сухостью. Уровень внутренних вод падает, но уровень моря становится выше. В ходе суббореального периода отмечаются небольшие климатические колебания. Первое из них падает на конец III - начало II тыс., второе - на 1600-1500 гг., третье - на начало I тыс. до н. э.

В некоторых регионах Центральной и Северной Европы получены данные о значительном влиянии человека на растительный мир во второй половине II тыс. до н. э. Количество пыльцы таких деревьев, как граб, липа, орешник, резко уменьшается, а количество пыльцы злаков, сорняков и растений, характерных для пастбищ, увеличивается. Отмечены слои угля, свидетельствующие о выжигании лесов. Эти явления наблюдаются не только в низменностях, но и на плато, и в холмистых предгорьях.

III тыс. в Европе - период, имевший ярко выраженный переходный характер. В начале этого тысячелетия в Средиземноморье и на юге Балкан, а также на Западном Кавказе возникли древнейшие культуры бронзового века, тогда как на всей остальной территории Европы еще существовали культуры позднего энеолита и даже позднего неолита. Поэтому начало европейского бронзового века принято относить к рубежу III и II тыс. до н. э., хотя корни многих культур эпохи бронзы уходят в середину и первую половину III тыс.

В южных областях Европы в начале III тыс. возник ряд культур бронзового века. Это раннеминойская культура на Крите, ставшая непосредственной предшественницей минойской цивилизации, раннеэлладская культура Греции, раннефессалийская культура Фессалии, раннемакедонская культура в нижнем течении Вардара и культура раннего бронзового века Фракии. Все они близки по уровню социального и экономического развития, родственны по происхождению, показывают четкие связи с ранним бронзовым веком Западной Анатолии, в том числе с Троей. Они образуют первый из трех центров высокого культурного развития, существовавших в Европе в III тыс.

Второй центр возник на Пиренейском полуострове. К нему относятся мильярская культура (основные памятники - Лос Мильярес и Сегго de la Virgin), сложившаяся на юго-востоке Испании в середине III тыс., с укрепленными поселениями, металлургией меди, сложными могильными сооружениями и возникающей социальной иерархией. Другая культура этого же центра - Вила Нова (по основному памятнику - Вила Нова де Сано Педрб) в Южной Португалии - также характеризуется укрепленными поселениями, металлургией меди, престижными и ритуальными предметами в могилах.

Третий центр располагался на северо-западе Кавказа, где с начала III тыс. широко распространяется майкопская культура. Она характеризуется укрепленными поселениями, богатыми и разнообразными погребальными памятниками, самые известные из которых - Майкопский и Нальчикский курганы и дольмены у б. ст. Новосвободная.

III тыс., особенно его вторая половина,- это время тех великих переселений, "которые положили начало образованию народов древней и современной Европы" [+1]. Этот период может быть назван первым великим переселением народов, изменившим этнокультурную карту Европы. Именно в это время произошли такие миграции, как движение на восток и юго-восток племен культуры шаровидных амфор, на запад - племен ямной культуры, распространение культур шнуровой керамики и боевых топоров, а в самом конце тысячелетия - расселение в Западной, Южной и Центральной Европе племен культуры колоколовидных кубков. Между тем на Балканах, в Подунавье и Северо-Западном Причерноморье развивался процесс исчезновения энеолитических культур юго-востока Европы. Это был, видимо, длительный, сложный процесс, еще плохо известный науке. Археологические материалы позволяют в общей форме обрисовать ход исторических событий в Нижнем и Среднем Подунавье, на севере Балкан, в Северном Причерноморье. Первые существенные изменения отмечены уже на рубеже IV и III тыс. В это время на территории культуры Кукутень-Триполья появились новые элементы (Кукутень С) "восточного происхождения", постепенно приведшие к существенному изменению всего культурного массива: возникает Кукутень В, и начинается поздний этап Триполья. В это же время на нижнем Дунае появляется новая культура - Чернавода I, которая занимает Добруджу и долину Дуная и оттесняет культуру Гумельница в холмистые области Валахии и Олтении.

Поселения Чернаводы I располагались на высотах, часть из них была укреплена. Они имели значительные размеры, были долговременны и принадлежали оседлому населению. Земледельческо-скотоводческий характер экономики не вызывает сомнения. Известна домашняя лошадь, но костей ее найдено немного. Культура Чернавода I развивается параллельно Кукутень В и позднему Триполью. Происхождение культуры Чернавода I не может считаться выясненным. Определенные черты керамического производства указывают на степи Восточной Европы, но формы сосудов, крупные развитые ручки и каннелюры в орнаментации говорят против этого, являясь скорее анатолийскими чертами.

Традиции Чернаводы I и энеолитической Гумельнипы вместе с сильными южными влияниями привели к возникновению в середине III тыс. культуры Чернавода III. Поселения этой культуры сосредоточены в основном вдоль нижнего Дуная. Они не укреплены, но господствуют над окружающей местностью. Жилища наземные, с глиняной обмазкой стен. Основное занятие населения - скотоводство. Значительно увеличивается количество лошадей.

Считается, что именно культура Чернавода III стала основой возникновения группы Болераз, или протобаденской культуры. Памятники группы Болераз открыты во многих областях Карпатского бассейна и к северу от него (Малопольша). Поселения, обычно небольших размеров, располагаются по берегам рек и водоемов на песчаных почвах, на низких террасах, избегая мест, непригодных для земледелия и мало подходящих для скотоводства. Крупные размеры некоторых могильников говорят о значительной продолжительности обитания на одном месте. Группа Болераз - первая культурная группа в Центральной Европе, для которой характерен устойчивый обряд трупосожжения. Остатки кремации покрывали миской или другим сосудом и поверх возводили небольшой курган или каменную кладку, а по краям помещали сосуды и фигурки животных.

На основе группы Болераз в Карпатском бассейне при вероятных новых импульсах с юго-востока развилась баденская культура, охватившая обширные области Европы (Среднее Подунавье, Малополыпа, Закарпатская обл. УССР). Баденская культура прошла в своем развитии ряд этапов, причем группа Болераз рассматривается как ее предклассический этап. Уже на классической ступени заметны процессы культурной дифференциации, в результате которых возникает ряд локальных групп. Баденская культура датируется второй половиной III тыс. Погребальный обряд включает как трупоположение, так и кремацию.

Во второй четверти III тыс. в Центральной и на западе Восточной Европы широко распространяется культура шаровидных амфор. Ее памятники находят на Эльбе, Одере, Висле. Из бассейна Вислы носители культуры шаровидных амфор уже на развитой стадии продвинулись в. верховья Западного Буга и Стыри, а оттуда - в верховья Прута, Серета, Днестра, огибая с востока Карпаты тем же путем, что почти 2 тыс. лет назад шли племена культуры линейно-ленточной керамики. Поселения культуры шаровидных амфор не имели крупных размеров и не обладали мощными культурными слоями. Они скорее говорят об известной подвижности населения, не имеющей, правда, ничего общего с номадизмом. Могильников известно гораздо больше, и в них представлены различные погребальные обряды: трупоположение и трупосожжение, подкурганные и бескурганные захоронения, захоронения в простые ямах и каменных ящиках, одиночные и коллективные, совершенные одновременно и последовательно. Разнообразие погребальных обрядов свидетельствует о культурном синкретизме. Хотя баденская культура и культура шаровидных амфор имеют разное происхождение, они обладают некоторыми общими чертами (разнообразие погребального обряда, ритуальные захоронения крупного рогатого скота, бедность медными изделиями и др.). Возможно, эти черты присущи всей эпохе III тыс.

К крупным историческим событиям конца IV - начала III тыс. относится возникновение огромной ямной культурно-исторической общности, простиравшейся от Южного Приуралья до Прутско-Днестровского междуречья. На севере ее ареал уходит в лесостепь и достигает широты Самарской луки и Киева, на юге - доходит до предгорий Кавказа. Древнейшие памятники открыты на Волге, нижнем Дону и в степях Калмыкии. Поселения раннего этапа лежат на прибрежных дюнах Волги и ее притоков. Они обычно сильно разрушены и дают мало информации. Культурное единство ямной общности сформировалось уже в -начале III тыс. Правда, оно было относительным, и едва ли не с самого начала внутри ее образовалось несколько локальных вариантов. Особое значение имеет нижнеднепровский вариант, с которым связано большинство известных поселений ямной культуры. В определенный период фиксируется движение носителей ямной общности на запад и юго-запад, в Нижнее Подунавье, а затем вверх по Дунаю, до восточной Венгрии

Не меньшее значение, чем возникновение и распространение ямной общности, в древнейшей истории Европы имело сложение культурно-исторической общности шнуровой керамики или боевых топоров, начало которой относят ко второй половине III тыс. Культуры шнуровой керамики - это ряд генетически связанных культур, которые широко распространяются от берегов Рейна до Волги. К ним относятся саксотюрингская (или классическая) культура, культура одиночных могил Дании и Шлезвиг-Голыптейна, культуры одерской шнуровой керамики, рейнских кубков, культура ладьевидных топоров Швеции, Финляндии и Эстонии, культура Злота (в Польше), ржуцевская, или висло-неманская, в юго-восточной Прибалтике, среднеднепровская, фатьяновская и ряд более мелких. Все эти культуры известны преимущественно по могильникам - курганным и бескурганным, главным образом со скорченным трупоположением, реже - с кремацией. Самые характерные сосуды в могилах - так называемые кубки, украшенные в верхней части отпечатками шнура или веревки. В мужских могилах находят каменные шлифованные топоры, которые были боевыми, а может быть, служили символами власти, принадлежности к определенной социальной группе. Эти две специфические находки - кубок и топор - и дали наименование всей общности. Происхождение ее не может считаться выясненным. Но следует категорически отвергнуть предположения о ее "генетических" связях с ямной общностью. Культуры шнуровой керамики нельзя вывести из степных культур типа ямной, против этого говорят хронологические и экологические соображения, значительные различия в керамическом производстве. Культуры шнуровой керамики распространяются главным образом в зоне широколиственных лесов. После расселения их носителей на обширной территории Европы связи между культурами шнуровой керамики до известной степени сохраняются, но процессы дифференциации все дальше отдаляют их друг от друга. Во многие районы Европы культуры шнуровой керамики впервые приносят производящую экономику. Некоторые из них сыграли определяющую роль в возникновении бронзового века в Северной и частично Средней Европе и дожили чуть ли не до середины II тыс. до н. э.

Еще одна большая миграция III тыс. - культуры колоколовидных. кубков - охватила преимущественно Западную и Центральную Европу, отчасти и Южную в самом конце тысячелетия. Культура колоколовидных кубков рассматривается как единая с рядом локальных вариантов. Она существовала более короткий период времени, чем культуры шнуровой керамики. В хозяйстве большую роль играло коневодство, и в ряде регионов Европы домашняя лошадь появилась впервые именно с племенами этой культуры. Исходная область миграции не установлена окончательно, но считается, что по крайней мере одним из районов формирования была Центральная Португалия. Здесь возник вариант культуры кубков, который называют "морским", и отсюда он распространился на Бретань. В Португалии и Бретани для культуры кубков характерны коллективные захоронения в могилах мегалитического типа. Из Бретани эта культура проникла в устье Рейна. На территории Голландии она испытала влияние со стороны культуры шнуровой керамики (рейнских кубков). В результате в погребальном обряде появились подкурганные могилы со скорченными трупоположениями. Из Бретани и Голландии культура колоколовидных кубков, видимо, проникла в Англию. Часть носителей этой культуры из Голландии поднялась вверх по Рейну, и здесь произошло их смешение с племенами культуры шнуровой керамики.

Нерешенной остается проблема возникновения среднеевропейского центра культуры колоколовидных кубков, охватывающего в основном территории Чехии и Моравии, а также области выше (Австрия, Бавария) и ниже (ВНР) их по течению Дуная. К этому же центру относятся памятники на территории Саксонии и Польши. Могильники здесь бескурганные, погребения скорченные, но с течением времени появляется и трупосожжение. Большой интерес представляет движение культуры кубков на юг, в долину Роны, на Сардинию, Сицилию и даже обратно на Пиренейский полуостров. Миграция племен культуры кубков приняла форму инфильтрации, при которой культуры, распространяясь. довольно быстро на обширной территории, сохраняют особый, устойчивый набор погребального инвентаря. Однако местный субстрат оказал довольно сильное влияние на культуру кубков, в результата чего возникли смешанные группы.

В экономическом развитии средиземноморских областей Юго-Восточной Европы начало III тыс. ознаменовалось важными прогрессивными изменениями, которые затем частично распространились на Балканы и в Подунавье. В Эгеиде начала складываться средиземноморская поликультура, базировавшаяся на возделывании пшениц, олив и винограда. Вместо древних пленчатых пшениц стали выращивать новые виды, в том числе и хлебную пшеницу. Предполагают, что под виноград и оливки использовались и непригодные для зерновых культур земли. В Фессалии перешли от преимущественного возделывания пшениц к выращиванию пленчатого шестирядного ячменя.

Фракийский ранний бронзовый век показывает определенные изменения в экономике: уменьшается количество пахотных земель при общем возрастании числа поселений. Это, в свою очередь, приводит к заселению маргинальных районов с плохим дренажом и менее плодородными почвами. Основными зерновыми культурами остаются эммер и шестирядный голозерный ячмень. Выращиваются бобовые. Увеличивается количество мелкого рогатого скота, главным образом овец. Развиваются металлообработка, керамическое, косторезное и камнеобрабатывающее проиаводства.

В засушливой Юго-Восточной Испании, где развивалась мильярская культура, вода, несомненно, являлась наиболее важным условием человеческого существования. На памятниках медного и бронзового веков имеются свидетельства хранения воды в цистернах, а также использования каналов. Предполагается, что искусственное орошение осуществлялось путем регулирования паводковых вод. Выращивалась пшеница - карликовая, эммер и вика. В ареале культуры Вила Нова условия для земледелия были более благоприятными. Главная концентрация поселений здесь отмечается вокруг Лиссабона, где сосредоточены наиболее плодородные земли и главные источники воды.

В мильярской культуре и культуре Вила Нова намечается спепиализация ремесла на изготовлении предметов из меди и золота, браслетов из раковин. Найдены мастерские по производству костяных и каменных орудий. Развивается внутрирегиональный обмен медью и золотом и межрегиональный, в результате которого верхушка общества получает престижные материалы, например слоновую кооть и скорлупу яиц страуса из Северной Африки.

Данные об экономике культур Чернавода I и III очень малочисленны. Известно лишь об увеличении количества домашней лошади при переходе к Чернаводе III. Сведений об экономике баденской культуры тоже немного. Ее производящий характер не вызывает сомнений, но преобладание скотоводства или земледелия в хозяйстве отнюдь не бесспорно. Косвенные свидетельства земледелия многочисленны. В Словакии удалось выяснить, что в баденской культуре возделывались пшеница и ячмень. В скотоводстве особую роль играл крупный рогатый скот. Об этом говорят и погребения крупного рогатого скота, неоднократно встреченные среди баденских захоронений. Однако известны поселения, где мелкий рогатый скот преобладал над крупным. Свинья, видимо, нигде не имела большого хозяйственного значения. Кости лошади не найдены. Видимо, единственной тягловой силой были быки и волы. Их запрягади в тяжелые повозки на сплошных колесах. Модели повозок находят в баденских могилах. Роль охоты была незначительной. Производство металлических изделий в баденской культуре резко сократилось. Среди медных вещей - только украшения (правда, новых типов, как диадема и шейная гривна), и находки их очень редки. Медные топоры разных типов, известные еще в начале III тыс., видимо, перестали изготавливать. Совсем нет золотых вещей.

Ведущей отраслью экономики населения майкопской культуры было скотоводство. В Прикубанье и других западных районах Кавказа в III тыс. преобладающую роль играло свиноводство. Свинье принадлежит до 50% костей домашних животных. Лишь на некоторых поселениях позднего этапа в Прикубанье отмечается тенденция к увеличению поголовья мелкого рогатого скота. Предполагают, что постепенно развилась отгонная форма скотоводства, при которой мелкий рогатый скот перегоняли летом на горные пастбища. Кости лошади на майкопских памятниках найдены в незначительном количестве. Больших успехов достигало домашнее производство керамики, при котором использовался медленный гончарный круг. Возможно, керамическое производство здесь стояло на пороге полного отделения от земледелия и превращения в ремесло. Многочисленные металлические изделия свидетельствуют о развитии металлургии и металлообработки меди и бронзы.

Основным занятием населения ямной культурно-исторической общности было скотоводство особого характера. Оно было довольно подвижным, возможно отгонным. Скот могли угонять далеко на степные пастбища. Население восточных районов ареала ямной культуры могло заниматься и кочевым скотоводством. В составе стада в этих районах преобладал мелкий рогатый скот, в первую очередь овца. Но в Нижнем Поднепровье, судя по материалам поселения Михайловка, в составе стада господствовал крупный рогатый скот, довольно многочисленна лошадь. О развитии земледелия говорят лишь косвенные свидетельства, но, как кажется, оно было пахотным. О широком развитии колесного транспорта в ямной общности свидетельствуют остатки деревянных повозок на сплошных массивных колесах и глиняные модели повозок. Медные изделия довольно часто находят в ямных могилах, особенно поздней ступени развития культуры. Найдены они и в верхнем слое поселения Михайловка. Это листовидные и треугольные ножи, долота и тесла, вислообушные топоры, отлитые или выкованные из чистой меди. Имеются свидетельства местной металлургии и металлообработки.

Экономика культуры шаровидных амфор изучена плохо. Однако нет сомнений, что она была земледельческо-скотоводческой. Памятники этой культуры располагаются на плодородных землях, среди находок встречены кремневые серпы и зернотерки, а в глине сосудов находят отпечатки зерновок пшеницы, ячменя, остатки бобовых растений. В составе стада преобладал крупный рогатый скот. Имеются и погребения крупного рогатого скота. Определенную роль играло свиноводство. Встречаются кости лошади и даже захоронения лошадей. Существовала охота на благородного оленя, лося, кабана. Изделия из металла редки. Часто, особенно в погребениях, встречается янтарь. Раньше считали даже, что племена культуры шаровидных амфор занимались специально "торговлей" янтарем.

О хозяйстве культуры колоколовидных кубков сказать что-либо определенное трудно: поселения почти нигде не исследовались, за исключением крайнего юго-востока ареала. Здесь, на берегу Дуная, в пределах Будапешта на о. Чепел обнаружен ряд малых поселений, плотно следующих одно за другим на протяжении нескольких километров. Они дают возможность бросить взгляд на хозяйственную деятельность их обитателей. Охота играла гораздо меньшую роль, чем содержание скота. Преобладала лошадь, которая появилась на среднем Дунае немного раньше. Но на Чепеле костных остатков лошади больше, чем остальных домашних животных. Никаких свидетельств использования лошади в качестве тягловой силы или под седло нет. Видимо, она была лишь источником мясной пищи. Немного уступает лошади крупный рогатый скот, а овцы, козы и свиньи найдены в небольшом количестве. В Голландии домашняя лошадь появляется вместе с культурой колоколовидных кубков. Носители культуры кубков были знакомы с металлургией и во всяком случае с металлообработкой. Медные ножи или кинжалы, а также украшения из меди очень часто находят в могилах.

Вопрос о характере экономики культур шнуровой керамики и боевых топоров долго оставался дискуссионным. Отсутствие долговременных и постоянных поселений часто рассматривалось в качестве признака подвижности населения культур шнуровой керамики, которое считалось чуть ли не кочевым. В настоящее время эта точка зрения едва ли находит большое число сторонников. Ряд поселений культур шнуровой керамики открыт на берегах озер, например Невшательского и Женевского, в древних земледельческих районах. Земледельческой считают и культуру ладьевидных топоров. В Скании, на крайнем юге Швеции, наибольшая концентрация памятников этой культуры падает именно на те районы, где ранее хорошо была представлена земледельческая культура воронковидных кубков. Однако прямых свидетельств земледелия мало потому, что основной материал происходит из могил, а не из поселений. Изучение отпечатков зерновок злаков на сосудах культуры шнуровой керамики с территории ГДР показало, что больше выращивали ячмень, затем - пшеницу (эммер и однозернянку), меньше - овес. Анализ костного материала с поселения Боттендорф (ФРГ) позволяет утверждать, что в составе стада резко преобладал крупный рогатый скот, в пять - восемь раз превышая количество особей свиньи и козы/овщы. Изредка встречается собака. Лошади нет, она появляется лишь в более поздних фазах развития культур шнуровой керамики в Голландии. Исследования в Дании показывают, что в культурах шнуровой керамики практиковалось пахотное земледелие.

Племена культур шнуровой керамики в ряде районов Скандинавии и лесной зоны Восточной Европы были первыми земледельцами и, может быть, скотоводами. В Скандинавии они распространили производящее хозяйство далеко на север. Здесь отмечается увеличение поголовья мелкого рогатого скота.

Появившись в различных экологических зонах Европы, племена культур шнуровой керамики и боевых топоров, естественно, со временем должны были адаптироваться к ним, и нельзя ожидать, что процесс адаптации шел одинаково в прибрежных районах Балтики, на лёссовых плато юго-восточной Польши и на песчаных холмах Волго-Окского междуречья. Яркое свидетельство такой адаптации к новым условиям среды дает ржуцевская культура восточной Прибалтики. Ее население в значительной степени занималось морским промыслом, охотой на тюленей и рыбной ловлей. В культурах шнуровой керамики, несомненно, был известен колесный транспорт. Сплошные массивные деревянные колеса от повозок найдены в болотах Голландии и датируются второй половиной III тыс. Тягловой силой были быки и волы.

С распространением ряда культур шнуровой керамики, особенно в Северной Европе, связаны значительные расчистки лесов, отразившиеся в пыльцевых диаграммах. Одновременно с уменьшением количества пыльцы древесной растительности увеличивается количество пыльцы подорожника, щавеля и других растений - спутников человека. С появлением культур шнуровой керамики закончился период лесного земледелия в ряде регионов Европы. Обширные открытые пространства содействовали развитию оседлого земледелия с постоянными полями. Чаще всего использовались легкие песчаные почвы. На больших, освобожденных от лесов пространствах паслись стада. В Голландии открыт загон для скота с двойной оградой и двумя воротами. Во многих регионах Европы начало металлообработки и металлургии меди связано с культурами шнуровой керамики. Естественно, что в тех культурах шнуровой керамики, которые пережили рубеж III и II тыс., металлургия и металлообработка более развиты и масштабны. Так, в наиболее восточных культурах - фатьяновской и среднеднепровской - найдено довольно много медных украшений, в том числе шейные гривны, очковидные подвески, браслеты, перстни, а также оружие - вислообушные топоры и наконечники копий.

Западные варианты культуры ямочной керамики, широко распространенной в лесных областях Восточной Европы, теперь хорошо засвидетельствованы в Скандинавии: более тысячи памятников известны в Дании, Швеции и Норвегии. Они располагались вдоль берегов Литторинового моря, что указывает на определенную роль морского промысла в экономике их обитателей. Фаунистический материал говорит об охоте на тюленей и о содержании домашних животных, например свиней, а некоторые сосуды несут отпечатки зерновок злаков. Большую роль в хозяйстве играли охота на лесную дичь и рыбная ловля. Таким образом, экономика культуры ямочной керамики отличалась от хозяйства культур как воронковидных кубков, так и шнуровой керамики. Полагают, что производящая экономика на Аланские острова была впервые принесена культурой ямочной керамики. Но в более восточных и северных регионах распространения культур ямочной (или ямочно-гребенчатой) керамики признаков производящей экономики обычно не встречается. Здесь население занималось охотой, рыбной ловлей, собирательством.

В среде культур ямочной (ямочно-гребенчатой) керамики широко развивается обмен. Предмет обмена - прежде всего различный поделочный камень. Например, в восточной Прибалтике широко добывался и обрабатывался янтарь. Особенно много янтаря найдено в Лубане (Латвия) : подвески, кольца, бусы с V-образным отверстием. Янтарь широко расходился по лесной половине Восточной Европы, особенно в среде родственных культур. Высококачественный кремень добывался на территории Финляндии и Скании, диабаз - в западной Финляндии. Отсюда они распространялись но всей Скандинавии.

Система поселений европейских культур III тыс. изучена довольно плохо. Одна из причин состоит в том, что именно в это время появляется и распространяется новый тип археологического памятника, на который и направлено преимущественное внимание археологов,- могильники. Поселения зачастую дают менее яркие и богатые находки, чем могильники, и в итоге поселения III и II тыс. в Европе в целом известны хуже, чем могильники этого времени.

Поселения раннего бронзового века Фракии располагаются, как правило, на вершинах теплей или на естественных холмах. Многие из них укреплены каменными оборонительными сооружениями. Например, в Эзеро (НРБ) найдена стена с основанием толщиной до 1,5 м и узкими входными коридорами. Дома на поселениях прямоугольные или абсидные, столбовые, площадью в среднем 9 х 4 м, иногда с двумя помещениями. В домах найдены сводчатые печи, очаги, сосуды-зернохранилища, зернотерки. Центральная линия более крупных столбов поддерживала двускатную крышу. Центр поселка часто оставался свободным от застройки. Наиболее высокая часть телля (холма) иногда служила своего рода "акрополем" (Юнаците, НРБ). "Акрополь" был укреплен рвом шириной около 5 м и глубиной 2 м и валом с конструкцией из кольев. Лишь один из домов "акрополя" отличался каменным основанием.

Поселения, расположенные на холмах и укрепленные стенами и рвами, типичны для иберийских культур III тыс. Лос Мильярес было укреплено стеной толщиной 2,5 м грубой каменной кладки на глине. Стена усилена полукруглыми бастионами. Она отделяла на мысу участок общей площадью около 5 га. На нем находились две группы домов. Обычны круглые дома диаметром около 4,5 м, лишь два дома - прямоугольные и довольно большие. Столь же характерны укрепленные поселения и для культуры Вила Нова. На поселении Вила Нова де Сано Педро открыты две стены: внутренняя, укреплявшая небольшой центральный участок, и внешняя - с полукруглыми бастионами. Предполагается существование еще одной внешней стены. Эти укрепления концентрического характера с бастионами имеют восточносредиземноморское происхождение.

Поселения баденской культуры, как правило, располагаются на хорошо защищенных холмах или других возвышенных местах, но вблизи водных источников. Плодородие почвы было существенным фактором при выборе места поселения. Размеры поселений различны - от 0,5 га до многих гектаров. Они располагаются группами, включающими несколько взаимосвязанных единиц. В окрестностях Озда (ВНР) на площади до 3 кв. км находятся четыре баденских поселения, одно из которых (площадью около 1 га) расположено на горе и с напольной стороны укреплено валом. Другие поселения этого микрорайона - неукрепленные, без мощного культурного слоя. Аналогичный район поселений находился на Кестхейском полуострове оз. Балатон. Как правило, баденские поселения однослойны и не дают свидетельства длительного заселения. Исключения есть в Югославии (Вучедол-Градац, Сарваш).

Для группы Болераз были характерны землянки разных типов и размеров. Позже в классической баденской культуре землянки сохраняются, но появляются и наземные дома. В Вучедоле дома имеют абсидный план и конструктивные особенности, типичные для ранней балканской архитектуры: полы из утоптанной глины, несущую конструкцию из кольев и арматуру, плетенную из прутьев. В других частях ареала найдены как землянки, так и наземные дома прямоугольной формы со скругленными углами и столбами в углах. Площадь этих домов от 7 до 15 кв. м. Изредка на баденских поселениях находят загоны для скота.

Большинство поселений майкопской культуры расположено на труднодоступных мысах плато, на высоких речных террасах. Немногие из этих поселений раскопаны в достаточной степени. Полнее, чем другие, изучено поселение Мешоко. Его площадь около 1,5 га. Оно было укреплено с напольной стороны каменной стеной, толщина которой достигала - 4 м. Мощная каменная стена была и на поселении Ясенева Поляна, и на других поселениях. Дома располагались по кругу или овалу и были пристроены к оборонительной стене изнутри. Это легкие каркасные постройки со стенами, обмазанными глиной. Средние размеры жилищ 12 х 4 м.

Из поселений ямной культуры крупномасштабным исследованиям была подвергнута лишь Михайловка на Днепре. Она расположена на трех смежных холмах. Общая площадь около 2 га. Мощность культурных отложений говорит о длительности ее существования. Жилища среднего слоя (ямного) - неглубокие землянки и наземные дома, иногда на каменных основаниях, с глиняными полами. Средние размеры жилищ 8 х 4,5 м. К верхнему слою относится сложная оборонительная система. Центральный холм был окружен у подножия рвами, а верхняя площадка холма с одной стороны была укреплена стеной из каменных плит. Толщина стены более 3 м. При строительстве домов верхнего слоя камень применялся чаще. В некоторых домах было по нескольку помещений жилого и хозяйственного назначения. Площадь отдельных домов достигала 160 кв. м.

Поселения культуры шаровидных амфор, открытые в Чехии, иногда располагаются на вершинах холмов. Для них характерно сочетание наземных домов и полуземлянок. Культурный слой беден и не свидетельствует о длительном обитании. Наземные дома - столбового характера, с обмазанными глиной стенами. Их площадь достигала 50 кв. м, но чаще не превышала 4,5 х 3 м. Они состояли из двух-трех помещений с очагами, обложенными камнями. Полуземлянки имели укрепленные плетнем стены.

Поселения культур шнуровой керамики изучены недостаточно. Можно сказать, что они не обладали насыщенными культурными слоями, свидетельствующими о длительном обитании на одном и том же месте, не были крупными и не имели мощных оборонительных сооружений, хотя упоминаются палисады вокруг некоторых из них. Лучше других известны поселения ржуцевской культуры. Они расположены на дюнах и холмах недалеко от морского побережья. На одном из них (Сухач) было около 20 столбовых домов, расположенных в беспорядке, близко один к другому. Дома прямоугольные столбовые длиной 8-12 м, шириной 4-5 м, однокомнатные, но с небольшим портиком в одном из узких концов. Иногда у дома была пристройка, где могли содержать скот. Стены имели два ряда столбов с заполнением между ними. По центральной оси находились крупные столбы, на которые опиралась коньковая двускатная крыша.

Материалы середины и второй половины III тыс. дают значительно меньше возможностей для реконструкции социального строя древних обитателей Европы, чем предшествующие периоды. Это объясняется в первую очередь слабой изученностью поселений. Те немногие, что раскопаны в той или иной степени, не поражают размерами - они довольно скромны по сравнению с поселениями таких энеолитических культур, как Винча, Триполье или Лендьел. Часть поселений III тыс. укреплена, но укрепленных поселений гораздо меньше, чем следовало бы ожидать, если учитывать значительные миграции и смену населения в большинстве рассмотренных регионов древней Европы. Оружия также найдено гораздо меньше, чем можно было бы предполагать. Основным источником для изучения социального строя Европы III тыс. должны стать могильники. Меньше всего оружия находят в могильниках культуры шаровидных амфор. Эти могильники, как правило, невелики, что может свидетельствовать о малых размерах оставившей их общины и недолговременной жизни на одном месте. Часть погребений - коллективные - рассматриваются как семейные могилы большой патриархальной семьи, а некоторые парные погребения мужчины и женщины, в которых женщина обычно моложе мужчины, считаются свидетельствами ритуального убийства жены после смерти мужа.

Несомненно, увеличение роли скотоводства в экономике населения Европы III тыс. создало новый источник накопления богатства - скот. Стада, требовавшие для выпаса лишь немногих пастухов, нуждались в охране большим числом вооруженных общинников. Видимо, столкновения между общинами из-за скота стали нормой жизни в Европе III тыс., но это были лишь местные столкновения. Более многочисленное население Европы, осуществление большей специализации производства, большая сложность социальной структуры - все это увеличивало потребность в высокоценных товарах. В качестве таких престижных ценностей часто рассматривают и боевые каменные шлифованные топоры из могил культур шнуровой керамики, и кубки, технически превосходно выполненные и красиво орнаментированные, из могил культуры колоколовидных кубков. Однако свидетельства значительного расслоения, развитой социальной иерархии, опирающейся на силу или богатство, в Европе III тыс. редки и встречаются преимущественно на юге: в майкопской культуре, культуре Вучедол, культурах Испании и Португалии. Культуры Центральной и Западной Европы не имели, видимо, высокоразвитой социальной иерархии, несмотря на определенные различия в величине надмогильных сооружении: курганов, дольменов и др. Погребения в культурах шнуровой керамики, которые называют погребениями вождей, не слишком отличаются от могил других общинников.

Социальная структура общества майкопской культуры была достаточно высокоразвитой и сложной. Основным источником для ее реконструкции являются погребальные памятники, поскольку поселения плохо изучены и бедны, причем их бедность заметно контрастирует с богатством и сложностью погребального ритуала, обилием и ценностью погребального инвентаря многих захоронений. Иерархический характер социальной структуры отражается в иерархичности погребальных сооружений, которые можно распределить по определенной шкале ценностей в зависимости от количества вложенных трудовых затрат, богатства и обилия положенных с покойником погребальных даров. Резко выделяются погребения глав союзов племен, такие, как Майкопский и Нальчикский курганы. Высота их более 10 м, диаметр Нальчикского - более 100 м. Обилие в погребальном инвентаре явно импортных предметов из золота и серебра, разнообразных бус или полудрагоценных камней, золотых и серебряных сосудов, украшенных чеканкой, - все это говорит об очень высоком положении погребенных в обществе, о сосредоточении в их руках и власти, и богатства. К другой социальной ступени относятся вожди, вероятно, отдельных племен. Их погребения более многочисленны, но не столь пышны и богаты.

На вопрос, что же послужило толчком для создания социальной иерархии у носителей майкопской культуры, для накопления в руках немногих столь больших богатств, отвечают по-разному. Одни видят причину в развитии связей обменного и торгового характера с Месопотамией и Анатолией. Другие считают, что богатства майкопского общества - это результаты грабительских походов на юг, в области первых цивилизаций.

О существовании социальной иерархии в обществах иберийских культур III тыс. свидетельствует анализ погребального инвентаря. Многочисленные импортные материалы - слоновая кость, скорлупа яиц страуса, янтарь - и изделия из них распределяются в могильниках отнюдь не равномерно, сосредоточиваясь в погребениях людей, занимавших верхушку иерархической лестницы. Полагают, что на Пиренейском полуострове социальная иерархия могла возникнуть как результат контроля над такими критическими ресурсами, как эапасы воды, и над их распределением.

Оценка социального устройства носителей ямной общности представляет известные трудности, связанные с недостаточной изученностью поселений и с кочевым бытом по крайней мере части населения. Исследователь сталкивается с невозможностью оценить величину коллектива, общины, группы. Имела ли община один могильник или несколько, все ли общинники были погребены под курганами или лишь выдающиеся, принадлежал ли тот или иной курганный могильник одной общине или же после определенного отрезка времени захоронения в нем совершали уже другая, третья и т. д. общины, а первая ухолила на иные земли во время кочевок? Вот те вопросы, которые требуют решения в первую очередь, если нужно получить точные и объективные данные о социальном строе населения ямной общности.

Сделаны попытки выделить несколько социальных слоев внутри общества ямных племен в зависимости от величины курганных насыпей и богатства могильного инвентаря, найденного с погребенными. Действительно, возведение кургана требовало значительных усилий со стороны большого коллектива: создание насыпи, крепиды, для которой иногда приходилось привозить издалека крупные камни, нуждалось как в больших людских ресурсах, так и в высоком уровне организации. Согласно одной из реконструкций, очень крупные курганы возводились над теми покойниками, которые принадлежали к высшему слою общества. Подсчитано, например, что для возведения кургана диаметром 110 м и высотой около 3,5 м над одним из ямных погребений потребовалось 40 тыс. человеко-дней (например, работы 500 человек в течение 80 дней). Естественно, что такой курган мог быть сооружен лишь над погребением очень крупного вождя, представителя высшего слоя общества. Ко второму слою общества ямной культуры принадлежали те, кто после смерти имел право на курганы диаметром более 50 м. Под курганами диаметром от 20 до 50 м хоронили рядовых общинников. В их погребениях находят в качестве инвентаря всего один глиняный сосуд.

Большие изменения, которые происходили в Европе па протяжении III тыс. и коснулись различных сторон экономики, материальной и духовной культуры населения, привели к тому, что этнокультурная карта Европы второй половины III тыс. стала выглядеть совершенно иначе, чем на рубеже IV и III тыс. Сформировался ряд совершенно новых культурно-исторических общностей, которые зачастую невозможно вывести из предшествующих и которые, по крайней мере частично, объясняются значительными миграционными потоками населения.

Вполне естественно, что именно с этим временем многие ученые связывают появление в Европе носителей индоевропейских языков. Значительная роль скотоводства в экономике древних индоевропейцев, о которой говорят лингвистические данные, и почти полное отсутствие у них культа богини-матери во время их появления на исторической арене также свидетельствуют скорее в пользу III тыс., чем более раннего времени. Первых индоевропейцев видят в носителях культур Чернавода, Болераз, баденской, ямной культурно-исторической общности. Культуры шнуровой керамики и боевых топоров также довольно часто рассматриваются как принадлежащие носителям индоевропейских языков, тем более что в северных областях Европы в последующее за их распространением время нет никаких свидетельств значительной смены населения или притока нового.

Даже если правы лингвисты и историки, которые относят появление индоевропейцев в Европе к более раннему, чем III тыс., времени, все же существенные этнокультурные сдвиги в Европе в III тыс. настолько изменили картину расселения племен и распространения языков, что это требует соответствующего объяснения. Ведь этнолингвистическая картина, которая известна для Европы бронзового века, сложилась в основном именно во второй половине III тыс.

Примечания

[+1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 568.

Глава 3. ЕВРОПА В III ТЫС. ДО Н. Э.

В. С. Титов

III тыс. - время важных изменений в экономике, социальном строе и этнокультурной карте древней Европы. Эти изменения произошли не одновременно во всей Европе. Речь скорее может идти о целой цепи событий, конечно взаимосвязанных, но не имевших единого импульса или одной единственной причины.

Большие изменения в начале III тыс. наблюдались в природной среде. Это было время перехода от атлантического климата к суббореальному. Новый климатический период характеризуется довольно высокими средними температурами, но большей сухостью. Уровень внутренних вод падает, но уровень моря становится выше. В ходе суббореального периода отмечаются небольшие климатические колебания. Первое из них падает на конец III - начало II тыс., второе - на 1600-1500 гг., третье - на начало I тыс. до н. э.

В некоторых регионах Центральной и Северной Европы получены данные о значительном влиянии человека на растительный мир во второй половине II тыс. до н. э. Количество пыльцы таких деревьев, как граб, липа, орешник, резко уменьшается, а количество пыльцы злаков, сорняков и растений, характерных для пастбищ, увеличивается. Отмечены слои угля, свидетельствующие о выжигании лесов. Эти явления наблюдаются не только в низменностях, но и на плато, и в холмистых предгорьях.

III тыс. в Европе - период, имевший ярко выраженный переходный характер. В начале этого тысячелетия в Средиземноморье и на юге Балкан, а также на Западном Кавказе возникли древнейшие культуры бронзового века, тогда как на всей остальной территории Европы еще существовали культуры позднего энеолита и даже позднего неолита. Поэтому начало европейского бронзового века принято относить к рубежу III и II тыс. до н. э., хотя корни многих культур эпохи бронзы уходят в середину и первую половину III тыс.

В южных областях Европы в начале III тыс. возник ряд культур бронзового века. Это раннеминойская культура на Крите, ставшая непосредственной предшественницей минойской цивилизации, раннеэлладская культура Греции, раннефессалийская культура Фессалии, раннемакедонская культура в нижнем течении Вардара и культура раннего бронзового века Фракии. Все они близки по уровню социального и экономического развития, родственны по происхождению, показывают четкие связи с ранним бронзовым веком Западной Анатолии, в том числе с Троей. Они образуют первый из трех центров высокого культурного развития, существовавших в Европе в III тыс.

Второй центр возник на Пиренейском полуострове. К нему относятся мильярская культура (основные памятники - Лос Мильярес и Сегго de la Virgin), сложившаяся на юго-востоке Испании в середине III тыс., с укрепленными поселениями, металлургией меди, сложными могильными сооружениями и возникающей социальной иерархией. Другая культура этого же центра - Вила Нова (по основному памятнику - Вила Нова де Сано Педрб) в Южной Португалии - также характеризуется укрепленными поселениями, металлургией меди, престижными и ритуальными предметами в могилах.

Третий центр располагался на северо-западе Кавказа, где с начала III тыс. широко распространяется майкопская культура. Она характеризуется укрепленными поселениями, богатыми и разнообразными погребальными памятниками, самые известные из которых - Майкопский и Нальчикский курганы и дольмены у б. ст. Новосвободная.

III тыс., особенно его вторая половина,- это время тех великих переселений, "которые положили начало образованию народов древней и современной Европы" [+1]. Этот период может быть назван первым великим переселением народов, изменившим этнокультурную карту Европы. Именно в это время произошли такие миграции, как движение на восток и юго-восток племен культуры шаровидных амфор, на запад - племен ямной культуры, распространение культур шнуровой керамики и боевых топоров, а в самом конце тысячелетия - расселение в Западной, Южной и Центральной Европе племен культуры колоколовидных кубков. Между тем на Балканах, в Подунавье и Северо-Западном Причерноморье развивался процесс исчезновения энеолитических культур юго-востока Европы. Это был, видимо, длительный, сложный процесс, еще плохо известный науке. Археологические материалы позволяют в общей форме обрисовать ход исторических событий в Нижнем и Среднем Подунавье, на севере Балкан, в Северном Причерноморье. Первые существенные изменения отмечены уже на рубеже IV и III тыс. В это время на территории культуры Кукутень-Триполья появились новые элементы (Кукутень С) "восточного происхождения", постепенно приведшие к существенному изменению всего культурного массива: возникает Кукутень В, и начинается поздний этап Триполья. В это же время на нижнем Дунае появляется новая культура - Чернавода I, которая занимает Добруджу и долину Дуная и оттесняет культуру Гумельница в холмистые области Валахии и Олтении.

Поселения Чернаводы I располагались на высотах, часть из них была укреплена. Они имели значительные размеры, были долговременны и принадлежали оседлому населению. Земледельческо-скотоводческий характер экономики не вызывает сомнения. Известна домашняя лошадь, но костей ее найдено немного. Культура Чернавода I развивается параллельно Кукутень В и позднему Триполью. Происхождение культуры Чернавода I не может считаться выясненным. Определенные черты керамического производства указывают на степи Восточной Европы, но формы сосудов, крупные развитые ручки и каннелюры в орнаментации говорят против этого, являясь скорее анатолийскими чертами.

Традиции Чернаводы I и энеолитической Гумельнипы вместе с сильными южными влияниями привели к возникновению в середине III тыс. культуры Чернавода III. Поселения этой культуры сосредоточены в основном вдоль нижнего Дуная. Они не укреплены, но господствуют над окружающей местностью. Жилища наземные, с глиняной обмазкой стен. Основное занятие населения - скотоводство. Значительно увеличивается количество лошадей.

Считается, что именно культура Чернавода III стала основой возникновения группы Болераз, или протобаденской культуры. Памятники группы Болераз открыты во многих областях Карпатского бассейна и к северу от него (Малопольша). Поселения, обычно небольших размеров, располагаются по берегам рек и водоемов на песчаных почвах, на низких террасах, избегая мест, непригодных для земледелия и мало подходящих для скотоводства. Крупные размеры некоторых могильников говорят о значительной продолжительности обитания на одном месте. Группа Болераз - первая культурная группа в Центральной Европе, для которой характерен устойчивый обряд трупосожжения. Остатки кремации покрывали миской или другим сосудом и поверх возводили небольшой курган или каменную кладку, а по краям помещали сосуды и фигурки животных.

На основе группы Болераз в Карпатском бассейне при вероятных новых импульсах с юго-востока развилась баденская культура, охватившая обширные области Европы (Среднее Подунавье, Малополыпа, Закарпатская обл. УССР). Баденская культура прошла в своем развитии ряд этапов, причем группа Болераз рассматривается как ее предклассический этап. Уже на классической ступени заметны процессы культурной дифференциации, в результате которых возникает ряд локальных групп. Баденская культура датируется второй половиной III тыс. Погребальный обряд включает как трупоположение, так и кремацию.

Во второй четверти III тыс. в Центральной и на западе Восточной Европы широко распространяется культура шаровидных амфор. Ее памятники находят на Эльбе, Одере, Висле. Из бассейна Вислы носители культуры шаровидных амфор уже на развитой стадии продвинулись в. верховья Западного Буга и Стыри, а оттуда - в верховья Прута, Серета, Днестра, огибая с востока Карпаты тем же путем, что почти 2 тыс. лет назад шли племена культуры линейно-ленточной керамики. Поселения культуры шаровидных амфор не имели крупных размеров и не обладали мощными культурными слоями. Они скорее говорят об известной подвижности населения, не имеющей, правда, ничего общего с номадизмом. Могильников известно гораздо больше, и в них представлены различные погребальные обряды: трупоположение и трупосожжение, подкурганные и бескурганные захоронения, захоронения в простые ямах и каменных ящиках, одиночные и коллективные, совершенные одновременно и последовательно. Разнообразие погребальных обрядов свидетельствует о культурном синкретизме. Хотя баденская культура и культура шаровидных амфор имеют разное происхождение, они обладают некоторыми общими чертами (разнообразие погребального обряда, ритуальные захоронения крупного рогатого скота, бедность медными изделиями и др.). Возможно, эти черты присущи всей эпохе III тыс.

К крупным историческим событиям конца IV - начала III тыс. относится возникновение огромной ямной культурно-исторической общности, простиравшейся от Южного Приуралья до Прутско-Днестровского междуречья. На севере ее ареал уходит в лесостепь и достигает широты Самарской луки и Киева, на юге - доходит до предгорий Кавказа. Древнейшие памятники открыты на Волге, нижнем Дону и в степях Калмыкии. Поселения раннего этапа лежат на прибрежных дюнах Волги и ее притоков. Они обычно сильно разрушены и дают мало информации. Культурное единство ямной общности сформировалось уже в -начале III тыс. Правда, оно было относительным, и едва ли не с самого начала внутри ее образовалось несколько локальных вариантов. Особое значение имеет нижнеднепровский вариант, с которым связано большинство известных поселений ямной культуры. В определенный период фиксируется движение носителей ямной общности на запад и юго-запад, в Нижнее Подунавье, а затем вверх по Дунаю, до восточной Венгрии

Не меньшее значение, чем возникновение и распространение ямной общности, в древнейшей истории Европы имело сложение культурно-исторической общности шнуровой керамики или боевых топоров, начало которой относят ко второй половине III тыс. Культуры шнуровой керамики - это ряд генетически связанных культур, которые широко распространяются от берегов Рейна до Волги. К ним относятся саксотюрингская (или классическая) культура, культура одиночных могил Дании и Шлезвиг-Голыптейна, культуры одерской шнуровой керамики, рейнских кубков, культура ладьевидных топоров Швеции, Финляндии и Эстонии, культура Злота (в Польше), ржуцевская, или висло-неманская, в юго-восточной Прибалтике, среднеднепровская, фатьяновская и ряд более мелких. Все эти культуры известны преимущественно по могильникам - курганным и бескурганным, главным образом со скорченным трупоположением, реже - с кремацией. Самые характерные сосуды в могилах - так называемые кубки, украшенные в верхней части отпечатками шнура или веревки. В мужских могилах находят каменные шлифованные топоры, которые были боевыми, а может быть, служили символами власти, принадлежности к определенной социальной группе. Эти две специфические находки - кубок и топор - и дали наименование всей общности. Происхождение ее не может считаться выясненным. Но следует категорически отвергнуть предположения о ее "генетических" связях с ямной общностью. Культуры шнуровой керамики нельзя вывести из степных культур типа ямной, против этого говорят хронологические и экологические соображения, значительные различия в керамическом производстве. Культуры шнуровой керамики распространяются главным образом в зоне широколиственных лесов. После расселения их носителей на обширной территории Европы связи между культурами шнуровой керамики до известной степени сохраняются, но процессы дифференциации все дальше отдаляют их друг от друга. Во многие районы Европы культуры шнуровой керамики впервые приносят производящую экономику. Некоторые из них сыграли определяющую роль в возникновении бронзового века в Северной и частично Средней Европе и дожили чуть ли не до середины II тыс. до н. э.

Еще одна большая миграция III тыс. - культуры колоколовидных. кубков - охватила преимущественно Западную и Центральную Европу, отчасти и Южную в самом конце тысячелетия. Культура колоколовидных кубков рассматривается как единая с рядом локальных вариантов. Она существовала более короткий период времени, чем культуры шнуровой керамики. В хозяйстве большую роль играло коневодство, и в ряде регионов Европы домашняя лошадь появилась впервые именно с племенами этой культуры. Исходная область миграции не установлена окончательно, но считается, что по крайней мере одним из районов формирования была Центральная Португалия. Здесь возник вариант культуры кубков, который называют "морским", и отсюда он распространился на Бретань. В Португалии и Бретани для культуры кубков характерны коллективные захоронения в могилах мегалитического типа. Из Бретани эта культура проникла в устье Рейна. На территории Голландии она испытала влияние со стороны культуры шнуровой керамики (рейнских кубков). В результате в погребальном обряде появились подкурганные могилы со скорченными трупоположениями. Из Бретани и Голландии культура колоколовидных кубков, видимо, проникла в Англию. Часть носителей этой культуры из Голландии поднялась вверх по Рейну, и здесь произошло их смешение с племенами культуры шнуровой керамики.

Нерешенной остается проблема возникновения среднеевропейского центра культуры колоколовидных кубков, охватывающего в основном территории Чехии и Моравии, а также области выше (Австрия, Бавария) и ниже (ВНР) их по течению Дуная. К этому же центру относятся памятники на территории Саксонии и Польши. Могильники здесь бескурганные, погребения скорченные, но с течением времени появляется и трупосожжение. Большой интерес представляет движение культуры кубков на юг, в долину Роны, на Сардинию, Сицилию и даже обратно на Пиренейский полуостров. Миграция племен культуры кубков приняла форму инфильтрации, при которой культуры, распространяясь. довольно быстро на обширной территории, сохраняют особый, устойчивый набор погребального инвентаря. Однако местный субстрат оказал довольно сильное влияние на культуру кубков, в результата чего возникли смешанные группы.

В экономическом развитии средиземноморских областей Юго-Восточной Европы начало III тыс. ознаменовалось важными прогрессивными изменениями, которые затем частично распространились на Балканы и в Подунавье. В Эгеиде начала складываться средиземноморская поликультура, базировавшаяся на возделывании пшениц, олив и винограда. Вместо древних пленчатых пшениц стали выращивать новые виды, в том числе и хлебную пшеницу. Предполагают, что под виноград и оливки использовались и непригодные для зерновых культур земли. В Фессалии перешли от преимущественного возделывания пшениц к выращиванию пленчатого шестирядного ячменя.

Фракийский ранний бронзовый век показывает определенные изменения в экономике: уменьшается количество пахотных земель при общем возрастании числа поселений. Это, в свою очередь, приводит к заселению маргинальных районов с плохим дренажом и менее плодородными почвами. Основными зерновыми культурами остаются эммер и шестирядный голозерный ячмень. Выращиваются бобовые. Увеличивается количество мелкого рогатого скота, главным образом овец. Развиваются металлообработка, керамическое, косторезное и камнеобрабатывающее проиаводства.

В засушливой Юго-Восточной Испании, где развивалась мильярская культура, вода, несомненно, являлась наиболее важным условием человеческого существования. На памятниках медного и бронзового веков имеются свидетельства хранения воды в цистернах, а также использования каналов. Предполагается, что искусственное орошение осуществлялось путем регулирования паводковых вод. Выращивалась пшеница - карликовая, эммер и вика. В ареале культуры Вила Нова условия для земледелия были более благоприятными. Главная концентрация поселений здесь отмечается вокруг Лиссабона, где сосредоточены наиболее плодородные земли и главные источники воды.

В мильярской культуре и культуре Вила Нова намечается спепиализация ремесла на изготовлении предметов из меди и золота, браслетов из раковин. Найдены мастерские по производству костяных и каменных орудий. Развивается внутрирегиональный обмен медью и золотом и межрегиональный, в результате которого верхушка общества получает престижные материалы, например слоновую кооть и скорлупу яиц страуса из Северной Африки.

Данные об экономике культур Чернавода I и III очень малочисленны. Известно лишь об увеличении количества домашней лошади при переходе к Чернаводе III. Сведений об экономике баденской культуры тоже немного. Ее производящий характер не вызывает сомнений, но преобладание скотоводства или земледелия в хозяйстве отнюдь не бесспорно. Косвенные свидетельства земледелия многочисленны. В Словакии удалось выяснить, что в баденской культуре возделывались пшеница и ячмень. В скотоводстве особую роль играл крупный рогатый скот. Об этом говорят и погребения крупного рогатого скота, неоднократно встреченные среди баденских захоронений. Однако известны поселения, где мелкий рогатый скот преобладал над крупным. Свинья, видимо, нигде не имела большого хозяйственного значения. Кости лошади не найдены. Видимо, единственной тягловой силой были быки и волы. Их запрягади в тяжелые повозки на сплошных колесах. Модели повозок находят в баденских могилах. Роль охоты была незначительной. Производство металлических изделий в баденской культуре резко сократилось. Среди медных вещей - только украшения (правда, новых типов, как диадема и шейная гривна), и находки их очень редки. Медные топоры разных типов, известные еще в начале III тыс., видимо, перестали изготавливать. Совсем нет золотых вещей.

Ведущей отраслью экономики населения майкопской культуры было скотоводство. В Прикубанье и других западных районах Кавказа в III тыс. преобладающую роль играло свиноводство. Свинье принадлежит до 50% костей домашних животных. Лишь на некоторых поселениях позднего этапа в Прикубанье отмечается тенденция к увеличению поголовья мелкого рогатого скота. Предполагают, что постепенно развилась отгонная форма скотоводства, при которой мелкий рогатый скот перегоняли летом на горные пастбища. Кости лошади на майкопских памятниках найдены в незначительном количестве. Больших успехов достигало домашнее производство керамики, при котором использовался медленный гончарный круг. Возможно, керамическое производство здесь стояло на пороге полного отделения от земледелия и превращения в ремесло. Многочисленные металлические изделия свидетельствуют о развитии металлургии и металлообработки меди и бронзы.

Основным занятием населения ямной культурно-исторической общности было скотоводство особого характера. Оно было довольно подвижным, возможно отгонным. Скот могли угонять далеко на степные пастбища. Население восточных районов ареала ямной культуры могло заниматься и кочевым скотоводством. В составе стада в этих районах преобладал мелкий рогатый скот, в первую очередь овца. Но в Нижнем Поднепровье, судя по материалам поселения Михайловка, в составе стада господствовал крупный рогатый скот, довольно многочисленна лошадь. О развитии земледелия говорят лишь косвенные свидетельства, но, как кажется, оно было пахотным. О широком развитии колесного транспорта в ямной общности свидетельствуют остатки деревянных повозок на сплошных массивных колесах и глиняные модели повозок. Медные изделия довольно часто находят в ямных могилах, особенно поздней ступени развития культуры. Найдены они и в верхнем слое поселения Михайловка. Это листовидные и треугольные ножи, долота и тесла, вислообушные топоры, отлитые или выкованные из чистой меди. Имеются свидетельства местной металлургии и металлообработки.

Экономика культуры шаровидных амфор изучена плохо. Однако нет сомнений, что она была земледельческо-скотоводческой. Памятники этой культуры располагаются на плодородных землях, среди находок встречены кремневые серпы и зернотерки, а в глине сосудов находят отпечатки зерновок пшеницы, ячменя, остатки бобовых растений. В составе стада преобладал крупный рогатый скот. Имеются и погребения крупного рогатого скота. Определенную роль играло свиноводство. Встречаются кости лошади и даже захоронения лошадей. Существовала охота на благородного оленя, лося, кабана. Изделия из металла редки. Часто, особенно в погребениях, встречается янтарь. Раньше считали даже, что племена культуры шаровидных амфор занимались специально "торговлей" янтарем.

О хозяйстве культуры колоколовидных кубков сказать что-либо определенное трудно: поселения почти нигде не исследовались, за исключением крайнего юго-востока ареала. Здесь, на берегу Дуная, в пределах Будапешта на о. Чепел обнаружен ряд малых поселений, плотно следующих одно за другим на протяжении нескольких километров. Они дают возможность бросить взгляд на хозяйственную деятельность их обитателей. Охота играла гораздо меньшую роль, чем содержание скота. Преобладала лошадь, которая появилась на среднем Дунае немного раньше. Но на Чепеле костных остатков лошади больше, чем остальных домашних животных. Никаких свидетельств использования лошади в качестве тягловой силы или под седло нет. Видимо, она была лишь источником мясной пищи. Немного уступает лошади крупный рогатый скот, а овцы, козы и свиньи найдены в небольшом количестве. В Голландии домашняя лошадь появляется вместе с культурой колоколовидных кубков. Носители культуры кубков были знакомы с металлургией и во всяком случае с металлообработкой. Медные ножи или кинжалы, а также украшения из меди очень часто находят в могилах.

Вопрос о характере экономики культур шнуровой керамики и боевых топоров долго оставался дискуссионным. Отсутствие долговременных и постоянных поселений часто рассматривалось в качестве признака подвижности населения культур шнуровой керамики, которое считалось чуть ли не кочевым. В настоящее время эта точка зрения едва ли находит большое число сторонников. Ряд поселений культур шнуровой керамики открыт на берегах озер, например Невшательского и Женевского, в древних земледельческих районах. Земледельческой считают и культуру ладьевидных топоров. В Скании, на крайнем юге Швеции, наибольшая концентрация памятников этой культуры падает именно на те районы, где ранее хорошо была представлена земледельческая культура воронковидных кубков. Однако прямых свидетельств земледелия мало потому, что основной материал происходит из могил, а не из поселений. Изучение отпечатков зерновок злаков на сосудах культуры шнуровой керамики с территории ГДР показало, что больше выращивали ячмень, затем - пшеницу (эммер и однозернянку), меньше - овес. Анализ костного материала с поселения Боттендорф (ФРГ) позволяет утверждать, что в составе стада резко преобладал крупный рогатый скот, в пять - восемь раз превышая количество особей свиньи и козы/овщы. Изредка встречается собака. Лошади нет, она появляется лишь в более поздних фазах развития культур шнуровой керамики в Голландии. Исследования в Дании показывают, что в культурах шнуровой керамики практиковалось пахотное земледелие.

Племена культур шнуровой керамики в ряде районов Скандинавии и лесной зоны Восточной Европы были первыми земледельцами и, может быть, скотоводами. В Скандинавии они распространили производящее хозяйство далеко на север. Здесь отмечается увеличение поголовья мелкого рогатого скота.

Появившись в различных экологических зонах Европы, племена культур шнуровой керамики и боевых топоров, естественно, со временем должны были адаптироваться к ним, и нельзя ожидать, что процесс адаптации шел одинаково в прибрежных районах Балтики, на лёссовых плато юго-восточной Польши и на песчаных холмах Волго-Окского междуречья. Яркое свидетельство такой адаптации к новым условиям среды дает ржуцевская культура восточной Прибалтики. Ее население в значительной степени занималось морским промыслом, охотой на тюленей и рыбной ловлей. В культурах шнуровой керамики, несомненно, был известен колесный транспорт. Сплошные массивные деревянные колеса от повозок найдены в болотах Голландии и датируются второй половиной III тыс. Тягловой силой были быки и волы.

С распространением ряда культур шнуровой керамики, особенно в Северной Европе, связаны значительные расчистки лесов, отразившиеся в пыльцевых диаграммах. Одновременно с уменьшением количества пыльцы древесной растительности увеличивается количество пыльцы подорожника, щавеля и других растений - спутников человека. С появлением культур шнуровой керамики закончился период лесного земледелия в ряде регионов Европы. Обширные открытые пространства содействовали развитию оседлого земледелия с постоянными полями. Чаще всего использовались легкие песчаные почвы. На больших, освобожденных от лесов пространствах паслись стада. В Голландии открыт загон для скота с двойной оградой и двумя воротами. Во многих регионах Европы начало металлообработки и металлургии меди связано с культурами шнуровой керамики. Естественно, что в тех культурах шнуровой керамики, которые пережили рубеж III и II тыс., металлургия и металлообработка более развиты и масштабны. Так, в наиболее восточных культурах - фатьяновской и среднеднепровской - найдено довольно много медных украшений, в том числе шейные гривны, очковидные подвески, браслеты, перстни, а также оружие - вислообушные топоры и наконечники копий.

Западные варианты культуры ямочной керамики, широко распространенной в лесных областях Восточной Европы, теперь хорошо засвидетельствованы в Скандинавии: более тысячи памятников известны в Дании, Швеции и Норвегии. Они располагались вдоль берегов Литторинового моря, что указывает на определенную роль морского промысла в экономике их обитателей. Фаунистический материал говорит об охоте на тюленей и о содержании домашних животных, например свиней, а некоторые сосуды несут отпечатки зерновок злаков. Большую роль в хозяйстве играли охота на лесную дичь и рыбная ловля. Таким образом, экономика культуры ямочной керамики отличалась от хозяйства культур как воронковидных кубков, так и шнуровой керамики. Полагают, что производящая экономика на Аланские острова была впервые принесена культурой ямочной керамики. Но в более восточных и северных регионах распространения культур ямочной (или ямочно-гребенчатой) керамики признаков производящей экономики обычно не встречается. Здесь население занималось охотой, рыбной ловлей, собирательством.

В среде культур ямочной (ямочно-гребенчатой) керамики широко развивается обмен. Предмет обмена - прежде всего различный поделочный камень. Например, в восточной Прибалтике широко добывался и обрабатывался янтарь. Особенно много янтаря найдено в Лубане (Латвия) : подвески, кольца, бусы с V-образным отверстием. Янтарь широко расходился по лесной половине Восточной Европы, особенно в среде родственных культур. Высококачественный кремень добывался на территории Финляндии и Скании, диабаз - в западной Финляндии. Отсюда они распространялись но всей Скандинавии.

Система поселений европейских культур III тыс. изучена довольно плохо. Одна из причин состоит в том, что именно в это время появляется и распространяется новый тип археологического памятника, на который и направлено преимущественное внимание археологов,- могильники. Поселения зачастую дают менее яркие и богатые находки, чем могильники, и в итоге поселения III и II тыс. в Европе в целом известны хуже, чем могильники этого времени.

Поселения раннего бронзового века Фракии располагаются, как правило, на вершинах теплей или на естественных холмах. Многие из них укреплены каменными оборонительными сооружениями. Например, в Эзеро (НРБ) найдена стена с основанием толщиной до 1,5 м и узкими входными коридорами. Дома на поселениях прямоугольные или абсидные, столбовые, площадью в среднем 9 х 4 м, иногда с двумя помещениями. В домах найдены сводчатые печи, очаги, сосуды-зернохранилища, зернотерки. Центральная линия более крупных столбов поддерживала двускатную крышу. Центр поселка часто оставался свободным от застройки. Наиболее высокая часть телля (холма) иногда служила своего рода "акрополем" (Юнаците, НРБ). "Акрополь" был укреплен рвом шириной около 5 м и глубиной 2 м и валом с конструкцией из кольев. Лишь один из домов "акрополя" отличался каменным основанием.

Поселения, расположенные на холмах и укрепленные стенами и рвами, типичны для иберийских культур III тыс. Лос Мильярес было укреплено стеной толщиной 2,5 м грубой каменной кладки на глине. Стена усилена полукруглыми бастионами. Она отделяла на мысу участок общей площадью около 5 га. На нем находились две группы домов. Обычны круглые дома диаметром около 4,5 м, лишь два дома - прямоугольные и довольно большие. Столь же характерны укрепленные поселения и для культуры Вила Нова. На поселении Вила Нова де Сано Педро открыты две стены: внутренняя, укреплявшая небольшой центральный участок, и внешняя - с полукруглыми бастионами. Предполагается существование еще одной внешней стены. Эти укрепления концентрического характера с бастионами имеют восточносредиземноморское происхождение.

Поселения баденской культуры, как правило, располагаются на хорошо защищенных холмах или других возвышенных местах, но вблизи водных источников. Плодородие почвы было существенным фактором при выборе места поселения. Размеры поселений различны - от 0,5 га до многих гектаров. Они располагаются группами, включающими несколько взаимосвязанных единиц. В окрестностях Озда (ВНР) на площади до 3 кв. км находятся четыре баденских поселения, одно из которых (площадью около 1 га) расположено на горе и с напольной стороны укреплено валом. Другие поселения этого микрорайона - неукрепленные, без мощного культурного слоя. Аналогичный район поселений находился на Кестхейском полуострове оз. Балатон. Как правило, баденские поселения однослойны и не дают свидетельства длительного заселения. Исключения есть в Югославии (Вучедол-Градац, Сарваш).

Для группы Болераз были характерны землянки разных типов и размеров. Позже в классической баденской культуре землянки сохраняются, но появляются и наземные дома. В Вучедоле дома имеют абсидный план и конструктивные особенности, типичные для ранней балканской архитектуры: полы из утоптанной глины, несущую конструкцию из кольев и арматуру, плетенную из прутьев. В других частях ареала найдены как землянки, так и наземные дома прямоугольной формы со скругленными углами и столбами в углах. Площадь этих домов от 7 до 15 кв. м. Изредка на баденских поселениях находят загоны для скота.

Большинство поселений майкопской культуры расположено на труднодоступных мысах плато, на высоких речных террасах. Немногие из этих поселений раскопаны в достаточной степени. Полнее, чем другие, изучено поселение Мешоко. Его площадь около 1,5 га. Оно было укреплено с напольной стороны каменной стеной, толщина которой достигала - 4 м. Мощная каменная стена была и на поселении Ясенева Поляна, и на других поселениях. Дома располагались по кругу или овалу и были пристроены к оборонительной стене изнутри. Это легкие каркасные постройки со стенами, обмазанными глиной. Средние размеры жилищ 12 х 4 м.

Из поселений ямной культуры крупномасштабным исследованиям была подвергнута лишь Михайловка на Днепре. Она расположена на трех смежных холмах. Общая площадь около 2 га. Мощность культурных отложений говорит о длительности ее существования. Жилища среднего слоя (ямного) - неглубокие землянки и наземные дома, иногда на каменных основаниях, с глиняными полами. Средние размеры жилищ 8 х 4,5 м. К верхнему слою относится сложная оборонительная система. Центральный холм был окружен у подножия рвами, а верхняя площадка холма с одной стороны была укреплена стеной из каменных плит. Толщина стены более 3 м. При строительстве домов верхнего слоя камень применялся чаще. В некоторых домах было по нескольку помещений жилого и хозяйственного назначения. Площадь отдельных домов достигала 160 кв. м.

Поселения культуры шаровидных амфор, открытые в Чехии, иногда располагаются на вершинах холмов. Для них характерно сочетание наземных домов и полуземлянок. Культурный слой беден и не свидетельствует о длительном обитании. Наземные дома - столбового характера, с обмазанными глиной стенами. Их площадь достигала 50 кв. м, но чаще не превышала 4,5 х 3 м. Они состояли из двух-трех помещений с очагами, обложенными камнями. Полуземлянки имели укрепленные плетнем стены.

Поселения культур шнуровой керамики изучены недостаточно. Можно сказать, что они не обладали насыщенными культурными слоями, свидетельствующими о длительном обитании на одном и том же месте, не были крупными и не имели мощных оборонительных сооружений, хотя упоминаются палисады вокруг некоторых из них. Лучше других известны поселения ржуцевской культуры. Они расположены на дюнах и холмах недалеко от морского побережья. На одном из них (Сухач) было около 20 столбовых домов, расположенных в беспорядке, близко один к другому. Дома прямоугольные столбовые длиной 8-12 м, шириной 4-5 м, однокомнатные, но с небольшим портиком в одном из узких концов. Иногда у дома была пристройка, где могли содержать скот. Стены имели два ряда столбов с заполнением между ними. По центральной оси находились крупные столбы, на которые опиралась коньковая двускатная крыша.

Материалы середины и второй половины III тыс. дают значительно меньше возможностей для реконструкции социального строя древних обитателей Европы, чем предшествующие периоды. Это объясняется в первую очередь слабой изученностью поселений. Те немногие, что раскопаны в той или иной степени, не поражают размерами - они довольно скромны по сравнению с поселениями таких энеолитических культур, как Винча, Триполье или Лендьел. Часть поселений III тыс. укреплена, но укрепленных поселений гораздо меньше, чем следовало бы ожидать, если учитывать значительные миграции и смену населения в большинстве рассмотренных регионов древней Европы. Оружия также найдено гораздо меньше, чем можно было бы предполагать. Основным источником для изучения социального строя Европы III тыс. должны стать могильники. Меньше всего оружия находят в могильниках культуры шаровидных амфор. Эти могильники, как правило, невелики, что может свидетельствовать о малых размерах оставившей их общины и недолговременной жизни на одном месте. Часть погребений - коллективные - рассматриваются как семейные могилы большой патриархальной семьи, а некоторые парные погребения мужчины и женщины, в которых женщина обычно моложе мужчины, считаются свидетельствами ритуального убийства жены после смерти мужа.

Несомненно, увеличение роли скотоводства в экономике населения Европы III тыс. создало новый источник накопления богатства - скот. Стада, требовавшие для выпаса лишь немногих пастухов, нуждались в охране большим числом вооруженных общинников. Видимо, столкновения между общинами из-за скота стали нормой жизни в Европе III тыс., но это были лишь местные столкновения. Более многочисленное население Европы, осуществление большей специализации производства, большая сложность социальной структуры - все это увеличивало потребность в высокоценных товарах. В качестве таких престижных ценностей часто рассматривают и боевые каменные шлифованные топоры из могил культур шнуровой керамики, и кубки, технически превосходно выполненные и красиво орнаментированные, из могил культуры колоколовидных кубков. Однако свидетельства значительного расслоения, развитой социальной иерархии, опирающейся на силу или богатство, в Европе III тыс. редки и встречаются преимущественно на юге: в майкопской культуре, культуре Вучедол, культурах Испании и Португалии. Культуры Центральной и Западной Европы не имели, видимо, высокоразвитой социальной иерархии, несмотря на определенные различия в величине надмогильных сооружении: курганов, дольменов и др. Погребения в культурах шнуровой керамики, которые называют погребениями вождей, не слишком отличаются от могил других общинников.

Социальная структура общества майкопской культуры была достаточно высокоразвитой и сложной. Основным источником для ее реконструкции являются погребальные памятники, поскольку поселения плохо изучены и бедны, причем их бедность заметно контрастирует с богатством и сложностью погребального ритуала, обилием и ценностью погребального инвентаря многих захоронений. Иерархический характер социальной структуры отражается в иерархичности погребальных сооружений, которые можно распределить по определенной шкале ценностей в зависимости от количества вложенных трудовых затрат, богатства и обилия положенных с покойником погребальных даров. Резко выделяются погребения глав союзов племен, такие, как Майкопский и Нальчикский курганы. Высота их более 10 м, диаметр Нальчикского - более 100 м. Обилие в погребальном инвентаре явно импортных предметов из золота и серебра, разнообразных бус или полудрагоценных камней, золотых и серебряных сосудов, украшенных чеканкой, - все это говорит об очень высоком положении погребенных в обществе, о сосредоточении в их руках и власти, и богатства. К другой социальной ступени относятся вожди, вероятно, отдельных племен. Их погребения более многочисленны, но не столь пышны и богаты.

На вопрос, что же послужило толчком для создания социальной иерархии у носителей майкопской культуры, для накопления в руках немногих столь больших богатств, отвечают по-разному. Одни видят причину в развитии связей обменного и торгового характера с Месопотамией и Анатолией. Другие считают, что богатства майкопского общества - это результаты грабительских походов на юг, в области первых цивилизаций.

О существовании социальной иерархии в обществах иберийских культур III тыс. свидетельствует анализ погребального инвентаря. Многочисленные импортные материалы - слоновая кость, скорлупа яиц страуса, янтарь - и изделия из них распределяются в могильниках отнюдь не равномерно, сосредоточиваясь в погребениях людей, занимавших верхушку иерархической лестницы. Полагают, что на Пиренейском полуострове социальная иерархия могла возникнуть как результат контроля над такими критическими ресурсами, как эапасы воды, и над их распределением.

Оценка социального устройства носителей ямной общности представляет известные трудности, связанные с недостаточной изученностью поселений и с кочевым бытом по крайней мере части населения. Исследователь сталкивается с невозможностью оценить величину коллектива, общины, группы. Имела ли община один могильник или несколько, все ли общинники были погребены под курганами или лишь выдающиеся, принадлежал ли тот или иной курганный могильник одной общине или же после определенного отрезка времени захоронения в нем совершали уже другая, третья и т. д. общины, а первая ухолила на иные земли во время кочевок? Вот те вопросы, которые требуют решения в первую очередь, если нужно получить точные и объективные данные о социальном строе населения ямной общности.

Сделаны попытки выделить несколько социальных слоев внутри общества ямных племен в зависимости от величины курганных насыпей и богатства могильного инвентаря, найденного с погребенными. Действительно, возведение кургана требовало значительных усилий со стороны большого коллектива: создание насыпи, крепиды, для которой иногда приходилось привозить издалека крупные камни, нуждалось как в больших людских ресурсах, так и в высоком уровне организации. Согласно одной из реконструкций, очень крупные курганы возводились над теми покойниками, которые принадлежали к высшему слою общества. Подсчитано, например, что для возведения кургана диаметром 110 м и высотой около 3,5 м над одним из ямных погребений потребовалось 40 тыс. человеко-дней (например, работы 500 человек в течение 80 дней). Естественно, что такой курган мог быть сооружен лишь над погребением очень крупного вождя, представителя высшего слоя общества. Ко второму слою общества ямной культуры принадлежали те, кто после смерти имел право на курганы диаметром более 50 м. Под курганами диаметром от 20 до 50 м хоронили рядовых общинников. В их погребениях находят в качестве инвентаря всего один глиняный сосуд.

Большие изменения, которые происходили в Европе па протяжении III тыс. и коснулись различных сторон экономики, материальной и духовной культуры населения, привели к тому, что этнокультурная карта Европы второй половины III тыс. стала выглядеть совершенно иначе, чем на рубеже IV и III тыс. Сформировался ряд совершенно новых культурно-исторических общностей, которые зачастую невозможно вывести из предшествующих и которые, по крайней мере частично, объясняются значительными миграционными потоками населения.

Вполне естественно, что именно с этим временем многие ученые связывают появление в Европе носителей индоевропейских языков. Значительная роль скотоводства в экономике древних индоевропейцев, о которой говорят лингвистические данные, и почти полное отсутствие у них культа богини-матери во время их появления на исторической арене также свидетельствуют скорее в пользу III тыс., чем более раннего времени. Первых индоевропейцев видят в носителях культур Чернавода, Болераз, баденской, ямной культурно-исторической общности. Культуры шнуровой керамики и боевых топоров также довольно часто рассматриваются как принадлежащие носителям индоевропейских языков, тем более что в северных областях Европы в последующее за их распространением время нет никаких свидетельств значительной смены населения или притока нового.

Даже если правы лингвисты и историки, которые относят появление индоевропейцев в Европе к более раннему, чем III тыс., времени, все же существенные этнокультурные сдвиги в Европе в III тыс. настолько изменили картину расселения племен и распространения языков, что это требует соответствующего объяснения. Ведь этнолингвистическая картина, которая известна для Европы бронзового века, сложилась в основном именно во второй половине III тыс.

Примечания

[+1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 568.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top