Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 2. РАННИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ И ПЛЕМЕННОЙ МИР НА ТЕРРИТОРИИ ИТАЛИИ И ИСПАНИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫС. ДО Н. Э.

И. Л. Маяк, В. И. Козловская

1. ПЛЕМЕНА И НАРОДНОСТИ ИТАЛИИ

Железный век наступает в различных частях Италии в разное время, поэтому датировка начала эпохи раннего железа колеблется, но в определенных пределах: конец II - первые два века I тыс. В установлении датировки проявляются также подходы разных научных школ. Немецкие исследователи, опирающиеся преимущественно на археологические аналоги Италии с континентальной Европой, придерживаются так называемой "длинной хронологии" и датируют начало железного века примерно 1000 г. до н. э., а английские и шведские - сторонники "короткой хронологии" и связывают появление культуры железа с 800 г. до н. э. Наиболее распространенной является все же "средняя" позиция, выдвинутая X. Мюллер-Карпе и поддержанная итальянскими специалистами, прежде всего М. Паллоттино. Эти исследователи исходят из двух четко датированных моментов: появления на почве Сицилии и Италии микенских предметов позднеэлладского III периода (XIV-XII вв.) и "Великой греческой колонизации" VIII в. до н. э. Поэтому в датировке начала эпохи железа они склоняются к рубежу Х и IX вв.

Археологические культуры, представляющие ранний железный век Италии, также разнообразны. Условия их формирования, т. е. переход от эпохи бронзы к железу, составляют сложную научную проблему. Кто создал эти культуры, как они соотносятся с предшествующими? На эти вопросы при современном уровне знаний однозначного ответа не дается. Однако количество археологических материалов быстро растет, расширяются возможности их сопоставления с новыми лингвистическими данными и сообщениями античных авторов, что позволяет представить общую картину этнического, социального и культурного развития этого отдаленного времени довольно отчетливо.

При решении вопроса о характере перехода от бронзового века к железному исследователи учитывали неоднородность археологических культур Италии в эпоху бронзы. Ведь наряду с апеннинской культурой, распространенной в центральной и южной части полуострова, в Паданской области существовала культура террамар, открытая и изученная ранее апеннинской. "Террамара" значит "жирная земля". Такой землей называются груды мусорной земли с остатками керамических и бронзовых изделий, костей, зерен злаков и винограда, веретенец и украшений в виде заколок, бус и т. п., которые образовались на месте древних поселений у озер и рек. От этих поселений сохранились столбы. Большинство исследователей считают их сваями, на которых покоились поселки, защищаемые от набегов врагов водным пространством. Некоторые же ученые видят в этих столбах частокол вокруг селений. Как бы то ни было, обитатели террамар использовали бронзу, занимались сельским хозяйством, охотой и рыболовством и кремировали своих умерших в отличие от апеннинцев, применявших ингумацию.

Переходный период от эпохи бронзы к железу в Италии принято называть субапеннинским. Он богато документируется керамикой. Но в прибрежных районах эта культура называется протовиллановой и связывается с проникновением новых пришельцев. При этом одни ученые (Р. Перони) видят в субапеннинской и протовиллановской культурах последовательные фазы в развитии, а другие (М. Паллоттино) считают различия между ними лишь терминологическими. В этот период в районах апеннинской культуры происходит смена погребального обряда, появляются кремации.

Зачастую культуры раннего железного века в Италии собирательно называют виллановой, потому что первое такое поселение было открыто в середине XIX в. в деревне Вилланова в предместье Болоньи. Позднее были обнаружены поселения аналогичной, но отнюдь не идентичной культуры раннего железа в Лигурии (Голасекки), в Венеции (Эсте), в Бруттии (Торре Галли), в центрах Южной Этрурии, в Лации (Альбанские горы) и в самом Риме. Господствующим типом погребений было сожжение, причем прах хоронили либо в урнах биконической формы, либо в урнах-хижинах. Однако венеты и сабипы практиковали также и труяоположение.

Проблема распространения железа, как правило, и бронзы рассматривается в науке в связи с этнической проблемой. В XIX - первой половине XX в. было установлено, что овладение металлом в Италии совпало с расселением индоевропейских племен. Полагали, что индоевропейцы, говорившие на языках италийской ветви, пришли в Италию в начале II тыс. до н. э. с севера и создали культуру террамар. Это были протолатины. Затем, в конце II тыс., появилась из-за Альп вторая огромная волна италиков, умбров и осков, которые создали культуру виллановы. Путями продвижения италиков считались альпийские проходы. В современной науке, однако, утвердилась иная точка зрения. Лингвисты доказали наличие доиндоевропейского языкового слоя в Италии, следы которого улавливаются в словаре латинов, осков и других народов, и неуклонное вытеснение неиндоевропейских языков индоевропейскими. Расположение племен и народов на Апеннинском полуострове в середиие I тыс. до н.э. показывает, что индоевропеизация Италии, при которой носители неиндоевропейских языков оказались как бы загнанными в крайние западные и северо-западные районы, шла скорее с востока на запад и с юга на север. Отсюда следует, что индоевропейцы, прежде всего италики, распространялись не через альпийские горы, как думали в начале XX в., а преимущественно морем, прежде всего через Адриатику. При этом полагают, что движение пришельцев не было подобно великому переселению народов, известному в Европе в IV-V вв. н. э., а представляло собой постепенное длительное проникновение небольших групп колонистов.

Подавляющую массу индоевропейцев, переселявшихся в Италию, составляли италики. Это наименование широко применяется в науке либо ко всем родственным племенам италийской ветви языков, т, е, к латино-фалисско-сикульской и к умбро-оскско-сабельской группам, либо только ко второй из них. Однако, помимо италиков в широком смысле слова, на Апеннинском полуострове в начале железного века оказались и другие индоевропейцы. Античные авторы, чьи свидетельства собраны Дионисием Галикарнасским (I, 9, 89), говорят о расселении по Италии, особенно Центральной, народа пеласгов. Судя по топонимическим данным, они здесь действительно обитали, прибыв еще во II тыс. с востока, т. е. с Балкан. Их язык теперь определен как индоевропейский. Хотя пеласгийских поселений в начале железного века в Италии не осталось, вовсе исключать их из италийской этнической карты неправомерно. Вполне ощутимо зато пребывание других индоевропейцев. Это иллирийцы, двинувшиеся в конце II тыс. из придунайских районов к югу - на Балканы и затем в Италию, где среди иллирийцев известны племена яподов, япусков, япигов, давнов, певкетов, пелигнов. Долгое время к ним присоединяли мессапов и венетов, которых теперь считают носителями самостоятельных индоевропейских языков, причем венетский - близким к латинскому.

В VIII в. до н. э. в Италии и Сицилии возникли греческие колонии, Колонисты не были первыми греками, обосновавшимися на италийской и сицилийской почве. Еще во второй половине II тыс. предприимчивые ахейцы приплыли сюда на своих кораблях и стали основывать торговые фактории и даже колонии, наиболее плотно облепившие "каблучок" италийского "сапожка", а также юг Сицилии, Эолийские острова и Сардинию. Продвигаясь к рудным месторождениям будущей Тосканы, они осваивали и западное побережье полуострова, создав опорные пункты в Кампании и притибрской зоне (Вивара, Луни суль Миньоне, Палатин). Путем, проложенным микенцами в VIII-VI вв., следовали эвбейцы, родоспы, наксосцы, мегаряне и коринфяне. Сначала халкидяне с Эвбеи утвердились на о. Питекусса. Потом, около 750 г., были основаны в осваивавшихся микенцами местах Кумы в Кампании. Около 734 г. основывается Наксос, около 733 г.- Сиракузы в Сицилии, в 720 г.- ахейский Сибарис и затем -- Кротон, в 706 г.- спартанский Тарент. Они стали цветущими государствами, и с ними связаны последующие волны колонизации. Куманцы основали Неаполь, Дикеархию (Путеолы), Абеллу и Нолу в Италии, Занклу (Мессану) в Сицилии, сибариты ~ Посейдонию (Пестум) и Метапонт, сиракузяне - Камарину, Касмены, жители Гелы в начале VI в. до н. э. - Акрагант (Агригент). Затем последовали новые звенья колонизации, и сицилийские города основали: Мессана - Регию на италийском берегу, а Наксос ~ Катаны и Леонтину.

Позднее, в середине I тыс. до н. э., через Альпы перешли в Италию индоевропейские племена кельтов. Кельты любили украшать себя петушиными перьями, поэтому римляне называли кельтов галлами (лат. gallus значит петух).

Постепенно индоевропейцы заполнили Италию, частично вытеснив своих предшественников с насиженных мест, частично смешавшись с ними. При, этом, обычно побеждал яаык пришельцев и их наименование переходило на старое население. Но случалось, что переселенцы принимали название предшествующих обитателей. Смешивались друг с другом, разумеется, не только доиндоевропейцы с индоевропейскими колонистами, но и разные группы индоевропейцев. Этот процесс привел к тому, что этнолингвистическая карта Италии к середине I тыс. до н. э. оказалась очень пестрой, но в ней с достаточной четкостью определились районы компактных заселений племен и народностей, давших названия этим районам, сохраняющиеся в значительной степени до нашего времени.

Точное наименование доиндоевропейцев в Италии неизвестно. Часто их именуют тирренами или обобщенно средиземноморцами. Порой к ним относят то население, которое считали древнейшим в Италии античные авторы, т. е. лигуров, включая в их состав и сикулов, а также пиценов и умбров, чьи самоназвания были потом восприняты группами италийских пришельцев. Некоторые исследователи, однако, вообще считают лигуров индоевропейцами. Но это, конечно, не исключает наличия доиндоевропейских племен на Апеннинском полуострове, в Сицилии, на Сардинии и Корсике, сиканов, сардов, корсов, обитавших там со времен каменного века.

Этническую карту Италии и прилегающих островов дополняют финикийцы и этруски. Уже в конце IX - начале VIII в., стремясь установить торговые связи с Иберией и континентальной Европой, финикийцы, возможно с Кипра, начали проникновение на Сардинию. Они основали там прибрежные фактории на юго-западном островке Сульцис и затем, продвигаясь внутрь страны,- колонию в современном Монте-Сираи. На западной оконечности Сицилии опорным пунктом финикийцев стала Мотия.

Более интенсивной, однако, была колонизационная деятельность Карфагена, особенно в VI в. до н. э. Результаты ее особенно охцущались на островах - в Западной Сицилии, на Сардинии и на Корсике. Но как показывает этрусско-пунийское святилище в Пирги (совр. Сан-Севера) с этрусскими и пунийскими текстами, карфагеняне пытались закрепиться и на италийском берегу. В самой же Италии финикийско-карфагенский элемент этногенетического значения не имел, чего нельзя сказать о другом народе - этрусках.

Подобно грекам и пунийцам, этруски были высококультурным народом по сравнению с современными им другими народами Италии. Их цивилизация красочно описана античными авторами и обильно представлена многочисленными памятниками. Тем не менее они до сих пор фигурируют в науке с этикеткой "загадочного" народа, до сих пор существует этрусская проблема, прежде всего проблема происхождения этрусков и интерпретации их языка. Вопросы эти возникли еще в античности. Латинские и греческие авторы обратили внимание на своеобразие этрусской культуры. Римская Италия, включая область Этрурии, говорила на латинском языке в то время, когда писались дошедшие до нас сочинения древних писателей, и не понимала этрусских текстов. Редкое исключение составляли немногие римские ученые (Варрон, Нигидий Фигул), чьи произведения почти не сохранились. Этрусский язык к концу I в. до н. э., хотя сакральные тексты продолжали воспроизводиться в прежнем виде, был забыт настолько прочно, что начали появляться толкования отдельных слов в трудах эрудитов, а позднее - целые словники. Этрусская история стала предметом специального изучения, и император Клавдий написал первый известный нам этрускологический труд в 20 книгах. К сожалению, он полностью утрачен, а от глоссариев с переводом этрусских слов преимущественно на греческий язык дошли лишь незначительные фрагменты. Этруски пользовались алфавитным письмом, похожим на греческое и латинское, созданным на основе айдадвогреческого алфавита, представленным тремя локальными вариантами. Писали этруски справа налево (реже - наоборот) и применяли иногда бустрофедон. При письме пользовались разделителями в виде точек и двоеточий, которые ставились иногда между словахми, а порой - между слогами.

Сохранилось 11 тыс. этрусских надписей, датируемых рубежом VIII/VII-I вв. При сравнительно легком их чтении перевод представляет огромные трудности. Установлено точное значение лишь около 100 слов. Это объясняется прежде всего тем, что этрусский не принадлежит ни к одной из известных языковых семей, а также относительной скудостью словарного состава текстов. Подавляющее большинство их - погребальные или сакральные надписи, как правило очень короткие. Пространных же текстов немного. Самый крупный находится в Загребском музее. Он написан на пеленах женской мумии и состоит из 1500 слов, из которых читаются 1185. 300 слов содержит текст на терракотовой черепице из Капуи, 130 - на травертиновой плите из Перуджи, 60 - на свинцовой пластинке из Мальяно. Трудность интерпретации этрусского языка усугубляется незначительным числом и краткостью билингв. Счастливое исключение составляют упомянутые выше две этрусские (длинная и короткая) и одна финикийская надписи идентичного содержания, найденные в 1964 г. в Пирги. В настоящее время длинный, так называемый текст А признан параллелью финикийского, в то время как краткий текст В является как бы конспектом первого. Наибольшие успехи в изучении этрусских пиргских надписей принадлежат М. Паллоттино и А. И. Харсекину.

Ключ к пониманию этрусского языка искали разными способами. Прежде всего с эпохи Возрождения использовался этимологический метод, по которому этрусские слова сопоставлялись со словами других языков. Этрусский сначала сравнивали и сближали с древнееврейским, а на протяжении XIX и XX вв.- с латинским и иными италийскими языками, а также с древнегреческим, кельтским, русским, армянским, африканскими, албанским, кавказскими. В XX в. утвердилась комбинаторная методика, предложенная еще в конце XIX в. Суть ее состоит в попытке объяснения этрусских текстов из их предполагаемого характера и назначения. Ограниченность каждого из методов в отдельности привела к появлению комплексного метода, использующего возможности обоих с учетом билингвистической методики. Таким путем с разными вариациями идут современные исследователи. Приверженцем принадлежности этрусского языка к индоевропейской семье, считая, его родственным хеттскому, остается болгарский ученый В. Георгиев. Ряд ученых подчеркивают сейчас генетические связи этрусского с кавказскими и малоазиатскими (В. В. Иванов, И. М. Дьяконов). Итальянский языковед Дж. Девото выдвинул гипотезу о преиндоевропейском характере этрусского, считая его в основе средиземноморским, но с вкраплениями индоевропейской лексики. К наличию разных компонентов в составе этрусского языка склоняются теперь многие лингвисты. При этом признают сочетание кавказско-малоазийского слоя с индоевропейским, в частности с пеласгским (Р. Гордезиани).

С вопросом о характере этрусского языка тесно связана и проблема происхождения этрусков. Подход к этой проблеме и ее разработка зависят в первую очередь от характера и числа источников, которыми располагала наука нового времени в разные периоды. Самой ранней и наименее жизнеспособной оказалась так называемая северная теория, не перешагнувшая XIX в. Сторонники ее считали этрусков пришельцами из-за Альп, отождествляя их с альпийским племенем ретов, известных античным авторам. Среди адептов этой теории были, в частности, Г. Б. Нибур и Т. Моммзен. В этрусках видели создателей культур террамар и валаановы, т. е. рассматривали их как компонент италийыев.

Широкое распространение получила теория восточного происхождения этрусков. Она базируется на сообщении Геродота (I, 94) о Переселении их из Малой Азии в Италию. Эмигранты покинули родину под предводительством сына Атиса, царевича Тирсена, почему стали именоваться тирсенами, или тирренами. По мере накопления данных источников восточная теория несколько видоизменилась. Одни ученые акцентировали внимание на сиро-финикийских и кипро-родосских мотивах в культуре этрусков, другие - на урартских. Болгарский лингвист Георгиев видит в этрусках троянцев, которых считает в конечном счете хеттами.

Обе теории представляли этрусков пришлым народом, принесшим в Италию свой язык и культуру в готовом виде. Против этих взглядов миграционистов выступили исследователи, защищавшие автохтонную теорию происхождения этрусков. Она тоже исходит из сообщения античного автора, в данном случае Дионисия Галикарнасского, утверждавшего, что этруски ниоткуда не приходили, но были древнейшим народом Италии. В современной науке этот тезис получил поддержку археологов и лингвистов. Была высказана мысль о том, что этруски - потомки энеолитического народа на территории Италии, практиковавшего погребальный обряд ингумации; следы языка этого народа усматриваются в именах и названиях местностей. Ни одну из гипотез происхождения этрусков сейчас подавляющее большинство авторитетных этрускологов не признает достаточно удовлетворительной. М. Паллоттино первым решительно сформулировал новую задачу в решении этрусской проблемы - не искать следов возникновения, происхождения этрусков, а исследовать формирование этрусского народа на италийской почве из разных этнолингвистических и культурных элементов, туземных италийских, европейских, восточных. Этруски все более отчетливо вырисовываются как народ, - в этногенезе которого участвовали и местные доиндоевропейские племена, и италики, и иммигранты из Эгеиды. Но этнолингвистический и культурный облик и соотношение составляющих этрусский народ еще ждут уточнения.

Бесспорным для приверженцев всех теорий остается лишь один факт - присутствие этрусков в начале железного века, т, в., в VIII в. до н. э., в Италии.

Начало I тыс. до н. э. - время постоянных проникновении племен на Апеннинский полуостров и их передвижений и вместе с тем время упрочивания компактных этнических групп на занятой ими территории. От этой эпохи идут названия областей Италии, в значительной мере сохранившиеся до наших дней. Центральная часть полуострова, обращенная к Тирренскому морю, получила название Лаций - по осевшим там латинам. Севернее, на правобережье Тибра, начиналась Этрурия, древнейший очаг культуры этрусков, или тусков, откуда современное название - Тоскана. Этруски постепенно расширяли свое господство к северу от р. Арно, где обитали умбры и лигуры, давшие наименование Лигурии. В середине I тыс. до. н, э. весь район бассейна р. По, которую римляне называли Падусом, греки - Эриданом, а лигуры - Бодинком, был заселен галлами, потеснившими лигуров к крайнему северо-западу, почему он и стал называться Галлией Цизальпийской (т. е. Галлией по сю, с точки зрения римлян, сторону Альп). В северо-восточном углу полуострова обосновались венеты. Южнее Галлии Цизальпийской, занятой тогда лигурами и этрусками, к востоку от Апеннин простиралась Умбрия - область италиков-умбров, граничившая на западе с Этрурией, и Пицен - область умбризировапных доиндоевропейцев, пиценов.

Если вернуться к центру полуострова и взглянуть на восточных и южных соседей латинов, то ими окажутся италийские племена сабинов, герников и вольсков. Последние граничили с Кампанией, заселенной родственными латинам авзонами, или аврунками, постоянно подвергавшимися набегам горцев-самнитов, принадлежавших к оскским племенам. По ним центральная часть Апеннин и их отрогов стала называться Самнием. Смешение различных италийских племен между собой положило начало сабелльским племенам марсов, марруцинов, вестинов, локализовавшихся в районе Фуцннского озера. Южная Италия, обращенная к Тирренскому морю, была заселена осками, луканами и называлась Луканией. Юго-западная оконечность италийского полуострова была названа Бруттием, ибо там преобладали италики-бруттии, а юго-восточная - Япигией. Там обитали иллирийские племена япигов, давнов, певкетов и мессапов (последние - с заметным добавлением критского элемента), а на крайнем юго-востоке иллирийцы - саллентины и калабры, по имени которых район получил свое наименование Калабрия. Впоследствии Япигия по племени апулов стала называться Апулией. Италию раннего железного века характеризует, однако, не только этническое разнообразие. Разноплеменные носители культур виллановы находились на разных стадиях социально-экономического развития. Этруски и греки отличались от италиков и иллирийцев. Да и в их среде уровень и темп развития были неодинаковы.

Большое место в хозяйственной жизни италиков занимали охота и скотоводство. Это нашло отражение в тотемистических верованиях, связанных с упомянутыми родами деятельности. Тотемным животным самнитов считался бык (лат. bos, bovis), в связи с чем один из самнитских центров назывался Бовиан. Родоначальником пиценов считался дятел - пик (лат. picas). Одно из самнитских племен было связано в мифологических представлениях с волком (hirpus), от которого происходит их этноним - гирпины, о связи с волком группы латинян говорит образ мифической кормилицы основателей Рима - волчицы. Показательно в этом смысле и название Италии. По одному из древних объяснений, оно восходит к италийскому слову "бычок", "теленок" (лат. vitellus, оскск. vitlu). Эти языковые данные находят соответствие в остеологических остатках на местах древних поселений, где наряду с костями диких животных встречаются кости домашних быков, овец, свиней и коней. Внедрение в хозяйство железных орудий труда способствовало распространению земледелия. Железный топор расчищал леса и расширял пашню, а железный лемех углубил вспашку. По всей стране стали возделывать пшеницу, растить виноград, а переняв у греков оливководство, и маслины. Применение железа сказалось и на ремесле, содействовало усовершенствованию бронзовых изделий, в том числе посуды. Прогрессировало повсеместно и керамическое производство. Некоторое количество железного оружия в погребениях, а также украшений - застежек, бус из янтаря, изящной посуды греческого происхождения свидетельствует о расширении контактов, о внеиталийской торговле, осуществлявшейся через посредство греков, этрусков, карфагенян. Примитивная Италия могла привлекать финикийских и греческих торговцев как страна, богатая металлами, а со временем - и живым товаром, рабами. В противовес бытовавшей в науке точке зрения о том, что знакомством с техникой металла, в том числе с железом, Италия обязана италикам, в настоящее время считают, что скорее - этрусским, греческим и финикийским купцам.

Сдвиги в сфере производства воздействовали на социальную жизнь племен. Они объединяются в союзы. Изменяется картина Лация. В море мелких родовых и территориально-родовых поселений происходит синойкизм, возникают города, в которых появляется богатая верхушка. Эти города образуют Латинскую федерацию. Позднее аналогичные процессы вызывают к жизни Кампанскую, Самнитскую, Луканскую и Япигскую федерации. Наряду с Лацием вырастают цоитры в Пицеде (совр. Новилляра) и в Умбрии. Стимулирующее воздействие на варварский мир Италии оказывают контакты с греческими полисами Великой Греции и Балканского полуострова, а также с этрусками. Обладание минеральными богатствами, медью и железом выдвинуло этрусков в передовой ряд италийских обществ. Если греки в колонии принесли уже развившуюся цивилизацию, то специфический облик этрусской цивилизации складывался на месте. Современной наукой установлено, что расцвет этрусской культуры связан с южной притибрской зоной, где на защищенных обрывами холмах возникли города Тарквинии, Цере, Вейи. Градостроительство создало типичный ландшафт Этрурии. Здесь была образована Лига 12 (или 15) этрусских городов. Во главе Лиги стоял выборный из представителей городов - зилах, которого римляне называли претором. В VI в. волна этрусской колонизации распространилась на Паданскую область, где, согласно сообщениям античных авторов, возникло северное двенадцатиградие, включавшее Фельзину, Мантую, Мисну, Мельп и др., а также в VII-VI вв. и на Кампанию. В Кампанскую лигу входили Капуя, Нола, Ацерры, Помпеи и др. Союзы эти носили скорее религиозный, чем политический, характер. На протяжении всей своей истории этруски никогда не создавали прочных объединений и по большей части выступали в международной жизни древней Италии в качестве обособленных государств.

Ученые зачастую называют, как и иные античные писатели, этрусские города полисами. Однако это положение никогда не было доказано. Нам неизвестно, сложилась ли у этрусков античная форма собственности, присущая полисному коллективу. Поэтому более правомерно говорить об этрусских городах-государствах. Обычно крупный этрусский центр подчинял себе земледельческую область и более мелкие города. Часто последние служили портами для расположенных на некотором расстоянии от моря городов. Таким портом для Цере был Пирги, а для Фельзины (совр. Болонья) - возможно, Атрия или Спина. Такое положение диктовалось экономической необходимостью. Этруски были опытными сельскими хозяевами. Они мелиорировали земли с помощью системы каналов и выращивали зерновые, плодовые и лен. Этруски слыли искусными ремесленниками. Они производили своеобразную керамику -"буккеро". Она отличалась черным цветом, причудливостью форм (изделия имели вид диковинной птицы или животного) и рельефным декором (в виде человеческой головы, сфинксов или незатейливых петушков). Позднее, в VI в., в подражание грекам этруски стали изготовлять расписную чернофигурную керамику. Изделия этрусских мастеров достигали греческого мира, Ливана и Сирии. Эксплуатация рудников о. Ильвы (совр. Эльба) продвинула вперед не только металлообработку и производство оружия и орудий труда, но и художественное бронзовое литье. Затейливо изукрашенные металлическим кружевом и фигурками треножники, ручки котлов и крышки цист (коробок на ножках), разнообразные светильники, зеркала с резным рисунком, а позднее и скульптуры находили сбыт в Италии и материковой Греции.

Высокий по тому времени уровень развития производительных сил у этрусков проявлялся в строительстве. Их города, возвышавшиеся на холмах, имели регулярную планировку, обносились могучими оборонительными стенами из больших каменных глыб. В них возводились храмы на каменном фундаменте, богато украшенные рельефами из раскрашенной терракоты. Каменные фундаменты имели и жилые дома с деревянными стенами, покрытыми глиняной облицовкой. Двускатные крыши покрывались черепицами плоской и полуцилиндрической формы. Внутри дома выкладывались печи. О большом мастерстве свидетельствует и строительство этрусских гробниц, вырубавшихся в скале. Отличительной чертой строительства было применение ложных арок и сводов.

Этруски считались смелыми мореходами и умелыми корабелами. Их флот был весельно-парусным с разными типами судов - от легких, быстроходных 20-весельных кораблей до 50-весельных, приспособленных и к боевым операциям, и к перевозке больших грузов. Этрусские города вели широкую торговлю в Италии и за ее пределами. Богатые погребения содержат множество изысканных предметов роскоши - коринфских ваз, золотых и серебряных украшений, египетских скарабеев и изделий из слоновой кости, финикийских и кипрских поделок.

Политическое устройство этрусских городов с течением времени менялось. Первоначально во главе их стояли цари, обладавшие и сакральными функциями. Внешним их отличием, как у многих народов, был скипетр. Они носили золотую корону в виде венка из листьев дуба и расшитое одеяние типа тоги, пользовались троном и креслом, украшенным слоновой костью, которое можно было переносить. Символом власти были также фасции - пучок розог с воткнутой в них секирой. Все эти атрибуты были затем унаследованы Римом. В VI в. в этрусских городах, кроме Вей, царская власть была упразднена и заменена выборными должностными лицами.

Характер этрусского рода в достаточной мере не исследован. Ясно, что это был отцовский род, преимущественно с патрилинейным счетом родства. Предположительно можно говорить о росте значения входящих в род семей. Учитывая при этом достигнутый этрусками уровень развития производства и частной собственности, можно представить, что принадлежность к роду определялась уже в первую очередь общим именем.

В этрусских эпиграфических памятниках выявляется ряд терминов для обозначения социальных состояний. Этрускологи толкуют их по-разному. Так, "этера" в XIX в. считались аналогом греческих пенестов, пелатов или римских плебеев и понимались как зависимые, покоренные. В современной науке подчеркивается привилегированный характер "этера". Это либо знать, либо приближенные из числа клиентов, либо члены скрепленных клятвой дружин, включающих как родственников предводителя, так и его особо близких клиентов, т. е. сотоварищи, подобные македонским гетайрам.

Общепризнано зависимое положение людей, обозначаемых термином "лаутни", "летэ". На основании кратких билингв возможен перевод "лаутни" как "вольноотпущенный". Хозяйственный облик этрусского общества, а также изображение в художественных и письменных античных памятниках челяди в домах знатных этрусков предполагают наличие рабства. Возможно, что в число лаутни входили и рабы. Архаичность других общественных институтов позволяет охарактеризовать и рабство у этрусков как патриархальное.

Общество на заре этрусской истории было, конечно, архаическим, но уже цивилизованным. Этруски создали свою литературу, обогатив ее с течением времени новыми жанрами. Важное место занимали в ней священные книги. Часть их была посвящена гаруспицине, т. е. гаданиям по внутренностям жертвенных животных, другая - гаданиям по молниям, третья содержала нормы основания городов, межевания полей, освящения храмов и прочие гражданские установления, впоследствии воспринятые римлянами. Древность книг удостоверяется тем, что им приписывается чудесное происхождение. Автором их считался бог Таг. Более поздней была историческая литература и драматургия, испытавшая греческое влияние. Этруски знакомы были с музыкальной культурой и считались в древности изобретателями духового инструмента - трубы. Музыка сопровождала прежде всего сакральные действа. С религиозной сферой было связано и развитие зрелищ и спортивных состязаний - всадников, кулачных бойцов, на колесницах. Погребальный ритуал включал а себя и поединки гладиаторов. В прямой связи с сакральными потребностями находится и изобразительное искусство этрусков. Скульптура и рельеф составляли декор храмов и погребальных камер, фресковая живопись - богатых погребений, особенно в Тарквиниях. Этрусский пантеон включал богов, среди которых выделялись Тин, Уни и Мэнерва, идентифицированные в Риме с Юпитером, Юноной и Минервой, и более скромных, которые "ведали" отдельными явлениями природы и человеческой деятельностью. Они назывались лазами.

* * *

Как видно, в Италии раннего железного века имелось многообразие различных культур. В их оценке выдвинуты две противоборствующие точки зрения. Согласно одной, всеми достижениями италийцы обязаны греческому влиянию. Другая все приписывает заимствованиям у этрусков как посредствующего звена между Востоком и Италией. Обе полностью отказывают Италии в самостоятельном культурном развитии. Влияния, разумеется, имели место. Наиболее ранние исходили от ахейских греков; С VIII в. до н. э. они были усилены греческими колонистами, воздействовавшими и на этрусков, роль которых возросла в VII-VI вв. Оба мнения недооценивают или игнорируют местное начало и упускают из виду тот факт, что народы, находящиеся на идентичной или аналогичной стадии социально-экономической эволюции, вырабатывают сходные представления и формы их выражения. Не учитывается и существование доиндоевропейской этнической общности в Средиземноморье, объясняющей сходство культурных форм в этом ареале. Но в науке теперь высказаны обоснованные положения о местных корнях италийской культуры, о самобытном характере римских религиозных представлений И их оформлении в оригинальной италийско-римской мифологии [+1].

2. РАННИЙ РИМ

Центр будущей великой державы Рим вырос в Лации, на левом берегу Тибра, в его нижнем течении. Место это было заселено с глубочайшей древности, о чем свидетельствуют находки палеолитических орудий ангельского типа и черепа неандертальского человека. Гораздо больше известно о жизни здесь в эпоху бронзового века. Рим входил в ареал распространения апеннинской культуры, что доказывается находками типичной апеннинской керамики, сделанной от руки из грубой глины (импасто). Это килевидные чаши, сосуды с ручками, украшенными сверху подобием рожек. О жилищах того времени можно судить по аналогии с селениями, открытыми неподалеку в Этрурии, в местечке Луни. Они представляли собой круглые и овальные хижины, пол которых находился ниже уровня земли. В отличие от северных жителей эпохи бронзового века, террамарцев, апеннинцы хоронили своих усопших, не сжигая их. Разные способы погребений могут объясняться либо преобладанием разных племен, либо влиянием на апеннинцев чужеземных традиций. Во всяком случае, невозможно отбросить тот факт, что вся Южная Италия находилась во второй половине и особенно в последней трети II тыс. до н. э. в сфере культурного влияния ахейских греков. Знаменательно, что в последнее десятилетие археологи обнаружили незначительные фрагменты микенской и микенского типа керамики в Средней Италии, т. е. в Южной Этрурии, Умбрии, Кампании и в самом Риме.

Заметно больше, чем для апеннинского времени, археологических материалов, говорящих о Риме раннего железного века, по крайней мере с IX в. до н. э. В обширнои низине, окаймленной холмами, Капитолием с севера, Квириналом и Виминалом с северо-востока, Эсквилином с востока, Целием с юго-востока, Палатином с юга, там, где возникли Форум и Форум Августа, а также на Палатине и Эсквилине обнаружены некрополи с разным типом погребений. Следы поселений открыты на Палатине и более поздние - на Форуме и Капитолии. Римские материалы имеют много общего с латинскими и южноэтрусскими. Для ранних предметов это глиняные сосуды с бифокальными (т. е. в виде поставленных вертикально очков) ручками, урны-хижины, бронзовые фибулы со змеевидной дужкой, бритвы и жаровни. Позднее к ним добавляются биконические урны, веретенца, украшения в виде костяных подвесок и янтарных бусин, еще позднее появляется оружие. К концу VII-VI вв. относятся следы строений на каменном фундаменте, система водостоков, осколки терракотовых архитектурных украшений, импортная греческая и этрусская керамика, древнейшие надписи на твердых предметах, кости домашних животных. Таким образом, археологические данные свидетельствуют о том, что жизнь на этой территории не прекращалась. Они говорят о постепенном совершенствовании материального производства у древнейших поселенцев, о расширении их потребностей и развитии вкуса, об их связях и близости с соседями, о появлении в их среде новых этнических элементов.

Археологические материалы объективны, они создали вполне достоверный остов древнейшей истории Рима. Материальные остатки прошлого сами по себе неопровержимы, но недостаточны для создания полнокровного образа Рима. Однако они позволяют удостоверить или отвергнуть показания других видов источников. С их надежной помощью, привлекая лингвистические данные, исследователи стали преодолевать гиперкритическое направление в исторической науке, утвердившееся к началу XX в. Суть его состояла в том, что все показания античных писателей о событиях в древнем Риме вплоть до III в. до н. э. признавались недостоверными, так что вся история царского и раннереспубликанского периода выглядела легендарной. Отход от гиперкритики, разумеется, не является отходом от критики сообщений античных авторов. Дошедшие до нас сочинения - сравнительно поздние, не ранее I в. до н. э. Это труды древнегреческих и римских историков (Тита Ливия, Дионисия Галикарнасского, Веллея Патеркула), философов и ораторов (Цицерона), географов (Страбона), биографов (Плутарха), поэтов (Вергилия, Овидия) и т. д. В совокупности они составляют античную традицию о раннем Риме. Античная традиция включает в себя и не дошедшие до нас материалы, т. е. те первоисточники, которые лежат в основе сохранившихся произведений. В греческую часть традиции входят рассказы о дальнем "Западе", т. е. Италии, ранних поэтов (Гесиода), логографов (Гелланика Лесбосского), сицилийских историков (Антиоха Сиракузского), в латинскую - поэтические и прозаические летописи (анналы), родовые предания, религиозные тексты и документальные данные - международные договоры, царские законы и пр. Не каждое событие, не каждый герой, выступающие в рассказах древних историков, риторов или поэтов, могут считаться действительно историческими или неискаженными. Но в основных чертах история раннего Рима, как теперь ясно, является подлинной историей.

Территория будущего Рима была в древности постоянно заселена не случайно. Она очень удобна. Река здесь еще судоходна, в устье ее добывалась соль; в низинах наряду с болотами были сочные луга, холмы покрыты дубовыми, лавровыми рощами, ивовыми зарослями, земли достаточно плодородные. Как по всей зоне Лация и Тосканы, здесь выращивали издревле ячмень и пшеницу, горох и бобы, виноград, огородные культуры и лен. Можно думать, что еще в конце II тыс. до н. э. земледелие стало пашенным. По легенде, Ромул, основывая город, обозначил по этрусскому образцу его границы бороздой, пропаханной плугом с бронзовым лемехом. Применение бронзового лемеха в эпоху железного века - явный анахронизм, отражающий доэтрусскую практику бронзового века. Это обстоятельство наряду с лингвистическими доказательствами семантической близости микенских и латинских слов, обозначающих воловью упряжку (iugum) и меру площади, вспахиваемой этой упряжкой за день (iuger), свидетельствует в пользу античной традиции о Евандре (см. ниже) и о греческом влиянии на агрикультуру примитивного Лация.

Но особенное значение имело скотоводство. Судя по остеологическим остаткам, разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, коней и ослов. Одни из ворот на Палатине назывались Porta Mugionis, т. е. Ворота мычания. В этом месте, видимо, жители палатинских поселков прогоняли скот на пастбище и водопой. Днем основания Рима считалось 21 апреля. Б этот день праздновали Палилии, или Парилии, посвященные пастушескому божеству Палес. Вообще римляне были убеждены в том, что их далекие предки были пастухами. Скот испокон веков был важнейшим видом богатства и превратился позднее в мерило стоимости. Не случайно и латинское название денег (pecunia) происходит от слова "скот" (pecus).

Развивалось в Риме и ремесло. Очень древними его видами были гончарство и ткачество. Об этом говорит обилие посуды в погребениях апеннинской и особенно начала царской эпох, а также веретенец. Много найдено бронзовых лопаточек, бритв, фибул, оружия, что свидетельствует о знакомстве с металлообработкой. Античные писатели приписывают уже преемнику первого царя Ромула создание ремесленных коллегий - золотых дел мастеров, плотников, красильщиков, дубильщиков, сапожников, медников, гончаров. Археологический материал позволяет говорить об усовершенствовании ремесленной техники на протяжении VIII - VI вв. Сосуды становятся разнообразней и изящней, глина - тоньше, в VI в. появляется этрусская керамика "буккеро". Это черного цвета с выпуклым орнаментом, часто затейливой формы сосуды.

Прогрессирует строительное дело, изменяется облик Рима. В начале царской эпохи он состоял из поселений, застроенных круглыми хижинами, обведенными канавками для стока воды, с окнами и дверью, обозначенной по обеим сторонам круглыми или веретенообразными колоннами. Стены делались из оплетки ивовыми прутьями, покрытой глиняной штукатуркой. Вид таких жилищ повторялся в форме погребальных урн VIII в., найденных в Риме, в Альбанских горах и в этрусских городах. В некоторых поселках воздвигались укрепления в виде башен, а также земляных валов. Тут же находились примитивные святилища - алтари и очаги, кладбища, сельскохозяйственные угодья, лесные участки. Общей городской стены не существовало. Вообще Рим превратился в город с оборонительной стеной, храмами и домами на каменном фундаменте только в VI в. до н. э. И это изменение облика города связано с изменениями в производстве и в обществе.

О конкретных событиях истории первоначального Рима можно судить по античной традиции. Б легендах, в наиболее связном виде сохраненных в "Энеиде" Вергилия и у Дионисия Галикарнасского, древнейший Лаций предстает как "царство" Януса, Сатурна, Пика, Фавна и Латина. При Янусе, обитавшем на римском холме Яникуле, люди жили охотой, далекие от культуры. Из дикости их вывел Сатурн, построивший город на горе Сатурнии, впоследствии названной Капитолием. Сатурнов век рисовался в римских преданиях счастливым временем благоденствия и равенства, продолжавшимся и при его преемниках. Их имена согласуются с примитивным состоянием общества. Пик, как уже говорилось, в переводе с латинского - дятел, значит, его имя связано с тотемистическими верованиями. Имя Фавна созвучно названиям божеств, которых римляне отождествляли с козлоногими панами. Зооморфные представления о правителях или богах также порождены первобытностью.

Эти "цари" мирно уживались с новыми пришельцами. Собственно, пришельцем был уже сам Сатурн, а потом здесь появились пеласги. За 60 лет до Троянской войны, в правление Фавна, обосновался на Палатине Евандр, выходец из аркадского Паллантия, по названию которого, если не по имени Евандрова внука, был назван Палатинский холм. Вскоре затем из далекой Испании после своего очередного подвига сюда пришел со своими спутниками - пелопоннесцами, элидянами Геркулес, ставший, по одной версии, зятем Евандра, отцом Палланта. После Троянской войны, согласно легенде, уже в царствование Латина, который приходился либо сыном Геркулесу, либо считался сыном Одиссея и Кирки, к Тирренскому берегу прибыл Эней с прочими троянцами, бежавшими из разгромленной греками Трои. Латин отдал ему в жены свою дочь Лавинию, в честь которой троянский герой основал город Лавиний, и оба народа - местные жители, именующиеся в традиции аборигинами, и пришельцы объединились под именем латинов. Сын Энея от троянки Креусы, по имени Асканий - Юл, выстроил потом для себя в Лации новый город, Альбу Лонгу, в которой правили цари, имевшие прозвание Сильвиев, т. е. Лесистых. Внуками 14-го царя, Нумитора, отстраненного от власти его братом Амулием, были близнецы Ромул и Рем, отцом которых считался воинственный бог Марс, полюбивший юную дочь Нумитора Рею Сильвию. Стремясь избавиться от законных претендентов на царство, Амулий приказал выкинуть близнецов в воды Тибра. Но дети были выброшены волнами на берег, вскормлены сначала волчицей, потерявшей своих волчат, а затем подобраны и воспитаны царским пастухом Фаустулом. Когда мальчики выросли и узнали тайну своего происхождения, они восстановили справедливость, вернув царское достоинство деду, а затем отправились в поисках нового места поселения. Основывая новый город, братья поссорились, младший, Рем, был убит, а город получил имя Рима по имени старшего - Ромула, который и стал первым римским царем. С этого момента начинается царская эпоха в Риме. Античная традиция относила это событие к середине VIII в. до н. э.

С помощью легенд, с выделением в них достоверных зерен, сухой остов археологической документации обрастает живой плотью событий. Из сопоставления этих данных выявляется большая разнородность населения Рима, как и всего Лация. Уже во II тыс. до н. э. в среду лигуросикулов влилась мощная волна италиков-латинов, а также сабинян; латинов римские историки и поэты, формировавшие идеализированный образ вечного римского полиса, объявили исконными поселенцами и назвали аборигинами (от латинских слов ab origine - от начала происхождения). Италики, безусловно, владели бронзовой техникой, но носителями апеннинской культуры, видимо, были и лигуро-сикулы, может быть, под влиянием пришельцев. Однако и те и другие жили еще первобытным строем. Их культурное развитие стимулировалось известными по сочинениям античных авторов новыми пришельцами, пеласгами, чьи материальные следы на римской территории не выявлены, и, несомненно, ахейскими греками, персонифицированными в образах Евандра и Геркулеса. Немногочисленные археологические остатки микенского времени дополняются языковыми данными. В латинском языке выделен целый ряд слов, заимствованных из греческого языка микенской эпохи, т. е. XVI - XIII вв., причем это слова из религиозно-культового и хозяйственного, прежде всего агрономического, обихода. Это обстоятельство ставит в науке вопрос о ранних греческих культурных влияниях. Вместе с тем приходится признать, что апеннинцы Этрурии и Лация, в том числе будущего Рима, были еще достаточно примитивны, чтобы воспринять все культурные достижения ахейских греков. В самом деле, в античной традяции сохранились воспоминания о том, что Евандр ввел в Риме письменность, а у писателя VI в. н. э. Иоанна Лида -- о том, что в области, которая потом называлась Этрурией, существовали очень древние тексты на языке, непонятном для позднее живших там этрусков. По одной из гипотез, они были написаны слоговым письмом и должны были восходить к ахейским грекам. Однако, как известно, эта письменность в Италии не утвердилась и бесписьменный период в истории Италии продолжался вплоть до нового этапа греческого влияния в период "Великой греческой колонизации", принесшей на Апеннинский полуостров в VIII в. до н. э. алфавитную письменность.

Культурное влияние на Лаций оказали и более поздние, конца II - начала I тыс. до н. э., иммигранты в Италию. В античной традиции они персонифицированы в образах популярных троянских героев - Энея, сына Анхиза и богини Венеры, и его спутников, будто бы спасших и принесших на Тирренское побережье троянские святыни (богов-покровителей пенатов и упавшее с неба изображение богини, Палладий), основавших на новом месте культ богини очага ~ Весты и распространивших по Италии ритуальные воинские пляски. Реальность троянского присутствия в Лации выявляется из сопоставления археологических данных с ономастическими. Итальянские археологи зафиксировали в Лации иллирийские погребения в дубовых гробах. Имя Энея имеет параллель в иллиро-балканском районе. Все это прекрасно согласуется с сообщениями традиции о дарданском, т. е. иллирийском, происхождении Энея.

Однако, признавая этническую разнородность и многообразие культурных воздействий в доцарском Риме, надо иметь в виду, что нижний пласт его населения составляли лигуро-сикулы, значительный - сабины, а преобладали латины. Именно на этой местной основе и развивалась история Рима раннего железного века. Согласно античной традиции, Ромул прибыл на берег Тибра из латинского центра Альбы Лонги. Такое массовое выселение юношества в новое место обитания было типичным явлением в условиях малопроизводительной экономики и уже древними авторами осознавалось как замена убийства детей, которых трудно было прокормить. Италики называли его обычаем "священной весны". В результате "священной весны" Палатинский холм был заселен примерно в IX в. до н. э. новой волной латинов. Можно думать, что несколько позднее были заселены выходцами из близлежащих земель, принадлежавших италикам-сабинам, другие холмы - Квиринал, Виминал, частично Эсквилин. Наличие двух ядер иммигрантов дало повод историкам рассматривать Рим либо как альбанскую, либо как сабинскую колонию, Скорее, однако, на его территории встретились две колонизационные волны. Поскольку ни археологических следов разрушений при переходе от эпохи бронзы к железу, ни сообщений об истреблении или массовом изгнании предшествующих поселенцев новыми нет, вероятно, они мирно уживались друг с другом, постепенно объединяясь путем синойкизма, т. е. слияния разрозненных поселков в одно целое. Сначала шло слияние поселений в пределах отдельных холмов. Археологически теперь доказано, что на Палатине были два поселка, по нескольку поселков было и на других холмах. Во всяком случае, центрами их могли быть вершины на Квиринале - Салютарис, Лациарис, Муцналис, на Эсквилине - Циспий, Опций, Фагутал, на Целии известен "город" кверкветуланов. Затем происходит синойкизм поселенцев, живших на разных холмах.

Возможно, однако, что некоторые общины насильственно объединялись с соседями. Воспоминанием об одном из эпизодов этого процесса можно считать романтический рассказ о похищении сабинянок латинами, возглавляемыми Ромулом. Занявшие район Палатина юноши, выселившиеся из Альбы Лонги, пытались найти себе невест, но соседи-сабиняне отказывались выдавать своих дочерей за безродных пришельцев. Тогда их вождю пришлось пойти на хитрость. Пригласив соседей с их семьями на праздник Нептуна Конника, сопровождавшийся конными ристаниями, он организовал умыкание девушек. По ошибке была схвачена и молодая замужняя красавица Герсилия, доставшаяся в жены самому Ромулу. Оскорбленные родители подняли на войну против похитителей своих соплеменников из сабинских и соседних латинских городов. Однако похищенные женщины добились примирения своих отцов и мужей, после чего образовалась единая община римского парода квиритов.

Античные авторы, прежде всего Цицерон, Дионисий Галикарнасскии и Тит Ливий, ошибочно представляли себе Рим того времени уже сложившимся государством, а Ромула - учредителем всех основных социальных и политических институтов. На самом деле было иначе. Римский народ (populus) состоял тогда из многих естественно сложившихся родов (gentes). По традиции их насчитывалось сначала 100, а после римско-сабинского синойкизма - 200. На основании имен можно выделить роды латинского, сабинского, сикульского, иллирийского происхождения. Они имели характер экзогамных родственных общин с общей собственностью на землю для поселения и погребения, общими святынями, общим именем, общим реальным или мифическим предком мужского пола. Род состоял из патриархальных, точнее - отцовских, семей, называвшихся familia. Римская фамилия включала несколько поколений детей и внуков и возглавлялась отцом (pater familias). Она получала от рода во владение землю и представляла собой самостоятельную хозяйственную единицу. Род производственной ячейки не составлял, но сообща занимался трудовой, хоть и непроизводительной, деятельностью. Это был труд войны. Пережиточно такого вида деятельность и взаимопомощь оставались функцией рода и гораздо позднее, в эпоху Ранней республики. Многие античные писатели, например, сообщают, что род Фабиев вел в начале V в. до н. э. на свой риск и страх войну против этрусков. Это предприятие закончилось гибелью всех воинов рода в битве при Кремере. Единственный оставшийся в живых мальчик продолжил потом этот род. Если даже Фабии проводили военную кампанию против этрусков не только своими силами, а играли в ней лишь ведущую роль, названный эпизод отразил ушедший в прошлое обычай совместного ратного труда родичей.

Поскольку перечисленные признаки, характеризующие римский род (gens), заставляют нас видеть в нем не просто родственников, а именно общину, т. е, социально-экономическую ячейку, естественно, возникает вопрос о ее пределах. Гентильная община как собственник и распорядитель земли должна была обеспечивать ею своих членов через посредство глав семей. Земельные площади в первоначальном Риме были невелики, уровень развития производства невысок. Это приводило, с одной стороны, к необходимости войн с целью земельных захватов, а с другой - к ограничению круга лиц, претендующих на землю в рамках социальных единиц, непосредственно землей распоряжающихся. Отсюда - неизбежность выделения родичей из обширной группы родственников. Критерием здесь, естественно, должна была быть степень родства по боковой линии. В современной науке [+2] на основании фрагмента из сочинения Ливия, где говорится о том, что патриций П. Целий первым взял себе жену до 7-й степени родства, был сделан вывод о том, что такая родственная группа составляла большую нераздельную семью. Однако удаление до 7-й степени родства может происходить в пределах нескольких поколений, и тогда женой П. Целия могла бы стать внучка его двоюродного брата, что все-таки маловероятно. Если же иметь в виду степень родства в пределах родственников одного поколения, то П. Целий должен был бы жениться, исходя из наших представлений, на своей троюродной сестре или в крайнем случае на ее дочери. Такой вариант - брака более вероятен. Но боковые родственники после 6-7-й степени выходили за пределы родов из отцовских семей, как и патронимий, объединявших группу наиболее близкородственных семей. Если учесть, что П. Целий попал в историю как нарушитель закона экзогамии, а род всегда экзогамен, надо заключить, что на 6-7-й степени родства по боковой линии римский род кончался. Видимо, этим можно объяснить, что в поздних римских юридических памятниках (в 38-й книге Дигест) описание родственной близости и наследования по преторскому праву дано именно в этих пределах.

В условиях малоземелья при разрастании рода семьи, не обеспеченные родовой землей, должны были отсекаться, уходить на новые земля, если они имелись, и давать там начало новым родам. Если же такой возможности не оказывалось, то "лишние", лишенные основного средства производства семьи вынуждены были искать покровительства у своих более состоятельных сородичей или в другом роде. Это создавало основу для отношений патроната и клиентелы, которые сопровождали в трансформированном виде всю дальнейшую историю Рима. Патронами становились отцы наиболее крепких в хозяйственном отношении домовых общин, или семей. Они образовывали родовую верхушку внутри народа (populus). Отношения патронов и клиентов считались нерушимыми, основанными на взаимной верности (fides). Клиенты включались в род патрона, получали от него землю и его имя и были обязаны ему службой в войске, работой в хозяйстве и материальной помощью в случае необходимости. Отсюда следует, что знать иногда не совпадала с людьми имущественного достатка, а положение простолюдина - с бедностью.

Кроме родов, в начале царского времени существовали в Риме и другие социальные группы, т. е. 3 трибы и 30 курий, якобы введенные Ромулом, но в действительности естественным образом сложившиеся. Слово "курия" согласно этимологии Кречмера означает "союз мужей", или "мужской союз". Анализ деятельности курий, описанных античными писателями Дионисием Галикарнасским, Варроном, показывает, что членами курий в самом деле были только взрослые мужчины, члены римских родов. Именно курии наделяли земельной собственностью римские роды, оставляя часть земель в общем пользовании каждой из курий, в первую очередь в качестве священных участков для куриальных святынь и общих трапез. По куриям строилось и пешее войско, по куриям собирались римляне на народные собрания - куриатные комиции. Куриальная организация складывалась постепенно и, вероятно, числа 30 достигла во второй половине VIII в. до н. э.

Слово "триба" означает "племя". Античная традиция зафиксировала существовавшие при этрусских царях, т. е. в конце царской эпохи, названия триб: Тиции, считавшиеся сабинами, Рамны - латинами, Луцеры - этрусками. Вероятно, с самого начала одна из триб по преимуществу включала в себя сабинский, а другая - латинский элемент. Третья же включила в себя этрусков не ранее VII в. до н. э., когда они могли появиться в римской среде. Можно думать, что триб было три с середины VIII в. до н. э. Они служили основой для набора конницы. Создание трех триб и 30 курий Ромулом нужно понимать как фиксацию в VIII в. этих социальных единиц в определенном отношении, т. е. кратности трем, что диктовалось военными потребностями общества, упорядочением войска. Известно, что и в дальнейшем это соотношение в Риме сохранялось: на 3000 легионеров приходилось 300 всадников.

Как именно распределялись тогда роды по куриям и трибам, точно сказать нельзя. Учитывался, наверное, этнический признак. Но количество родов внутри курий и трибы могло быть разным. Ведь для создания войска необходимо было иметь определенное число пехотинцев и кавалеристов, а не число доставляющих их социальных ячеек, тем более что одни роды могли быть более, а другие менее многочисленными. Вообще полного равенства уже в начале царской эпохи среди жителей не было. Наряду с упомянутой дифференциацией внутри родов, порождавшей клиентелу, т. е. отношения послушания, зависимости, происходила обычная в условиях первобытного строя дифференциация между родами. Целый род мог погибнуть на войне. Вспомним в этой связи гибель Фабиев при Кремере. Род мог ослабеть и захиреть во время неурожая. У Плутарха (Ромул, 24) упоминается мор, унесший в правление Ромула много человеческих жизней и поразивший "поля и сады неурожаем, а стада бесплодием". Тит Ливий (I, 31) сообщает о страшной моровой язве при царе Туллии. О разном положении родов можно судить по Потициям и Пинариям, которые в разное время явились на жертвоприношение в честь Геркулеса и потому стали получать разную долю жертвенного мяса во время празднеств. Впоследствии Потиции вымерли, а Пинарии выпали из состава знатных родов. Такая участь постигала и другие гентильные общины. Лишь некоторая их часть из древнейших 200 находилась в числе знати начала Республики. Судя по консульским фастам, т. е. списку консулов, это были Валерии, Клавдии, Клелии, Фабии, Эмилии, Навции, в меньшей степени - Юлии. Однако члены всех родов вне зависимости от знатности и богатства были патрициями, т. е. потомками отцов, входивших в состав трех триб и 30 курий. Надо согласиться с Г. Б. Нибуром, который полагал, что вначале понятия "патриции" и "народ" совпадали. Патриции участвовали в комициях, старшие из глав семей, входивших в род, составляли совет старейшин - сенат (лат. senatus - от senex, старик).

Отношения зависимости затрагивали не только клиентов, в Риме уже появились рабы. Упоминаний о рабах у античных писателей для этого времени очень немного. В научной литературе они либо не принимаются во внимание, либо расцениваются как недостоверные. Надо признать, что и попытки археологического подтверждения рабства на основе анализа могил римского форума недостаточно убедительны. И тем не менее в сообщениях античных писателей существуют косвенные свидетельства, которые нельзя оставить без внимания. Они касаются религиозных верований и культов. Римляне были очень консервативны и скрупулезно придерживались установлений предков, особенно в том, что касалось религиозной сферы. Вот почему эта часть традиции является наиболее надежной, достоверной. Она содержит описание обрядов и празднеств, справлявшихся в эпоху Республики и даже Империи. Так, например, аргейские обряды заключались в ежегодном сбрасывании в Тибр соломенных чучел. Во время праздника рыбаков богу Вулкану приносили в жертву живых рыбок вместо людей. В празднование Компиталий на перекрестках вывешивались куклы и чучела мужчин и женщин в таком количестве, которое соответствовало числу рабов и детей, чтобы подземные боги, удовольствовавшись изображениями людей, пощадили живых. Из этих и подобных сообщений следует, что некогда римляне приносили в жертву людей, но потом отказались от этого обычая. Замену человеческих жертвоприношений древние авторы относят либо к приходу Геркулеса в Рим, либо ко времени Ромула или второго царя, Нумы Помпилия. Нуме, в частности, приписывается разговор с Юпитером, требовавшим, чтобы ему были принесены в жертву головы. Нума схитрил и добился от бога принятия головок лука с человеческими волосами и живыми рыбками в придачу.

Время первых царей, видимо, указано в традиции не случайно. Применение первобытными народами человеческих жертвоприношений связано с недостатком средств к существованию. Отказ от таких варварских обычаев свидетельствует о том, что общество стало богаче, производительнее, что оно способно прокормить неработающих, детей, престарелых. Но именно на таком уровне развития производства и становится возможным использование подневольной рабочей силы. Значит, в начале правления царей рабство уже могло существовать. Появление рабства воздействовало на дальнейшее развитие общества, способствовало разложению первобытных устоев. Последнее сказалось в том, что наряду с гентильными общинами в Риме появились уже соседские общины.

Управлялся Рим с помощью куриатных комиций (собраний), сената и царя. Античное предание рассказывает о семи царях. Согласно традиции, первый - Ромул - правил с 753 по 717 г. Ромул - едва ли историческое лицо. Имя его является не именем собственным, а производным от названия Рима (Roma) и означает "римский", "из Рима происходящий". В его образе слились воспоминания о целой плеяде аналогичных "царей", живших и до, и после него. Однако многие деяния, числящиеся за ним, действительно относятся к началу железного века и имеют значение исторических фактов. Так, можно считать, что, помимо римско-сабинского синойкизма, Рим с помощью упорядоченной военной организации вел войны с Акроном, царем Ценины, с другими латинскими и сабинскими городами - Фиденами, Крустумерием, Антенной и Камерией. Победив их, Ромул захватил добычу, присоединил их земли к Риму, жителей переселил в Рим, распределив по куриям, а в Фидены и в Камерию вывел римских колонистов. Затем против римлян выступил этрусский город Вейи. После кровавых битв победа досталась Ромулу, и вейентам пришлось уступить римлянам область Септемпаги, а также соляные варницы в устье Тибра. Так были расширены римские земельные владения (ager Romanus). Они были разделены по жребию поровну между 30 куриями, частью земли воспользовался сам царь, а другая была оставлена в качестве резерва. Этим резервом царь распоряжался самолично, наделяя наследственными участками воинов и безземельных, т. е. потерявших связь со своим родом. Надельной нормой был участок в 2 югера (0,5 га). В пределах города он был садом-огородом, а за его пределами - полевым участком. Вероятно, такая норма существовала уже на родовой земле, по крайней мере для рядовых членов рода. Главы родов могли получать больше. Так, Аппий Клавдий, переселившийся в Рим то ли при Ромуле, то ли уже в VI в., получил для себя надел в 25 югеров.

Самовольное распоряжение завоеванной землей Ромулом привело к недовольству верхушки патрициев. Особое возмущение вызвали учреждение царского суда и отряда целеров, которых Ромул набрал по куриям в количестве 300. Они представляли собой телохранителей царя и осуществляли казнь над осужденными. Это воспринималось как нарушение родовых порядков, и Ромул был убит родовыми старейшинами. От простых римлян это скрыли, сочинив сказку о вознесении Ромула на небо. Правление общиной оказалось в руках сената, который медлил с выборами нового царя. Такое междуцарствие (interregnum) длилось год. Наконец, дежурный сенатор (interrex) созвал комиции и обнародовал кандидатуру нового царя. Эта процедура стала традиционной. Царем был избран сабинянин из города Куры, Нума Помпилий, который признан теперь исторической личностью. Античные авторы обрисовывают его как полную противоположность Ромулу. Он распустил отряд целеров, не воевал, занялся мирными делами, создал ремесленные и жреческие коллегии, учредил торговые дни - нундины. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что Нума продолжал линию Ромула, освобождаясь от контроля родов и сената. Важнейшим делом было учреждение им коллегии из пяти понтификов, которую он сам сначала и возглавил. Понтифики, или по предложенной Варроном этимологии мостостроители (pons - мост; facere - делать), ведали религиозным календарем и, таким образом, стали контролировать деятельность всех родовых и куриальных жрецов. Они смотрели также за мостом через Тибр, что ставило их в положение полусветского органа, занимающегося контактами между народами и совсем не связанного с родовой организацией. Сверх куриальных очагов, посвященных богине очага и огня Весте, Нума выстроил на Форуме общеримский храм Весты (VII в. до н. э.), что подтверждено теперь археологами. При нем состоялось обожествление латинского царя Ромула под именем сабинского бога Квирина. Все эти мероприятия содействовали упрочению царской власти и сплочению латинян и сабинян в единый римский народ.

В античной традиции говорится об установлении Нумой границ римских владений, а также об учреждении празднеств в честь бога границ Термина. В современных исследованиях иногда это толкуется как утверждение частной собственности на землю. Однако оснований для этого нет - видимо, при Нуме зародились частные владения при господстве коллективной собственности на землю.

Линия на укрепление царской власти проводилась и двумя следующими царями, хотя оба они были избраны по установившемуся обычаю. При Тулле Гостилии (673-641 гг.), царе латинского происхождения, была оформлена коллегия жрецов - фециалов, возможно основанная еще Нумой, ведавшая обрядовой стороной процедуры объявления войны. Завершение ее организации произошло уже при четвертом царе, Анке Марции, который приходился внуком Пуме. Оба царя много и успешно воевали, о чем с драматическими подробностями рассказывали древние. Заметим, что основная канва событий выглядит правдоподобно. После первых грабежей и стычек между римлянами и жителями Альбы Лонги Тулл Гостилий и альбанские правители договорились решить спор не в большой войне, а с помощью "турнира". С обеих сторон были выдвинуты по три родных брата, Горации и Куриации, которые приходились друг другу кузенами по материнской линии. Во время поединка два римлянина были убиты и все три альбанца ранены. Оставшийся в живых Гораций поодиночке справился с обессилевшими от ран Куриациями. В результате Альба Лонга оказалась как бы под римским господством.

Возвышение Рима вызвало к жизни коалицию этрусских Вей и фиденатов. После победы над ними римляне казнили не пришедшего им на помощь альбанского вождя Меттия Фуфетия, опустошили Альба Лонгу и переселили всех ее жителей в Рим, опять-таки распределив их по куриям. С увеличившимся за счет альбанцев войском Тулл повел новую успешную войну с сабинянами. Однако в конце концов Тулл вместе с домом был поражен молнией и погиб в огне. Античные авторы полагали, что его покарали за жестокость боги. Но можно думать, что ему, как и Ромулу, не простили своеволия люди.

Правление Анка Марция (641-616 гг.) считалось сомнительной частью античной традиции. Но отношение к ней начинает меняться. Об историчности царя говорит его имя. Анк (ancus) означает изогнутый, кривой. Царь был назван Анком, потому что у него был покалечен локоть (или нога). Наименование людей по физическому недостатку обычно твердо запоминается. Еще важнее, что и археологически, и лингвистически подтверждена его деятельность. В античной традиции говорится о том, что Анк Марций вел две войны с южнолатинским городом Политорием, который подвергся разрушению, воевал с Фиканой, Медуллией, с Фиденами, сабинами и вольсками, основал в устье Тибра Остию, завладел соляными варницами (салинами). Анк расширил и укрепил город. В состав Рима вошли холмы Авентин и Яникул на правобережье Тибра, служивший сторожевым постом против этрусков, соединенный с Римом свайным мостом. Между Целием и Авентином был вырыт так называемый ров квиритов, на склоне Капитолия построена тюрьма.

Исследование некрополей Политория (совр. Кастель ди Дечима) и Фиканы (совр. Ачилия) показало, что после VII в. до н. э. эти города действительно опустели и обеднели и жизнь возродилась там практически только в IV в. до н. э. Отпал и главный аргумент против историчности Анка Марция, состоящий в том, что Остия существовала только с IV в. до н. э. Там обнаружили следы поселения конца II тыс. до н.э. и царской эпохи. Согласно античным авторам, Анк переселил жителей Политория, Теллен, Фиканы и Медуллии в Рим, причем переселенцев из трех первых городов определил на Авентине, а медуллийцев - в долине Мурции, соединяющей Авентин с Палатином. Появление в Риме разных групп латинян находит отражение в латинском языке: некоторые слова в нем существуют в двух вариантах с чередованием гласных корня "о" и "а", что характерно соответственно для языка северной и южной частей Лация [+3].

Судьба насильно переселенных латинян в Риме оказалась различной. Только политоряне были включены в трибы, а значит получили доступ к куриальным и общеримским резервным землям и возможность участвовать в куриатных комициях. Это чрезвычайно важный факт. Из него следует, что производительные возможности римской общины поставили предел увеличению народонаселения, обеспеченного основным средством производства - землей. Он означает вместе с тем фиксацию групп привилегированного населения, т. е. патрициев и противостоящих им, не включенных в организацию трех триб и 30 курий поселенцев, которые в силу возрастания их численности получили название плебеев (plebs - от plere, наполнять). Плебеи, разумеется, сохраняли свои роды, но они не учитывались римлянами, стояли вне их родовой организации, почему античные авторы и утверждали, что у плебеев родов нет. Таким образом, плебеи в состав народа (populus) тогда не входили. В Рим была переселена часть латинян. Они составили городской плебс, оставшиеся в селах - сельский.

Римляне до конца свой истории называли себя гордым именем "римский народ квиритов". Содержание этой официальной формулы объяснялось в науке по-разному. Слово "квириты" производили либо от сабинского слова, обозначавшего копье, либо от сабинского города Курес, выводя эту формулу из римско-сабинского синойкизма, что вполне правдоподобно. Но не менее основательно и другое толкование. Квириты - это куриты, т. е. члены курий. Такая интерпретация подтверждает противоположность народа и плебеев.

Культурный облик квиритов отличался самобытностью, которая рельефно выражается в их религиозных представлениях. Каждое явление природы, каждое действие и даже абстрактные понятия имели у них своих богов-покровителей. Богом была земля - Теллус, посевом и жатвой ведали соответственно божества Инситор и Мессор, божеством страха был Павор. Бесчисленное множество таких божеств назывались нуминами (numina). Их вид и пол оставались римлянам неясными. Так, например, Палес считался пастушеским и богом, и богиней. Почитались божественные пары, например Либер и Либера, связанные с виноградарством, а потом с виноделием. Важное значение имели богини-матери - Матер Матута, Добрая богиня, Юнона. Постепенно среди богов производительных сил природы стали выделяться главные - Юпитер, Юнона, Минерва. Они приобрели новые функции, становились покровителями власти. Не обладая образным мышлением, римляне не создавали изображений своих богов. Не было у них еще и своей письменности, хотя с греческим письмом они были, видимо, знакомы, так же как и с греческим оборонительным оружием.

Итак, римское общество от времени Ромула до Анка Марция включительно прошло значительный путь развития. В Риме сохранялись порядки военной демократии - существовали гентильные общины, действовали народное собрание и сенат, избирался царь, обладавший функциями племенного вождя, вся организация была ориентирована на нужды войны, которая стала регулярной функцией народной жизни [+4]. Земельный фонд благодаря войнам расширялся. Наряду с коллективной земельной собственностью родов и соседских общин росла общеримская земля, зародыш ager publicus. Одновременно упрочивались частные владения римлян и вырастал царский надел. Соотношение сил между комициями, сенатом и царем, начиная с Ромула, все более нарушалось в пользу царя. Это вызывало все большее недовольство родовой верхушки, оттеснявшейся от управления и распоряжения землей. Усложнение социальной структуры, появление разных групп зависимого и неполноправного населения и проявление недовольства как со стороны простого народа, так и со стороны более знатных людей позволяют с доверием отнестись к сообщению древних о строительстве Анком Марцием тюрьмы. Так, уже давший трещину при Ромуле родовой строй в правление Анка Марция подвергся еще большему разложению.

Вместе с тем римляне осознали свое единство перед лицом других общин. Согласно античной традиции мелкие латинские поселения, громко называемые "знаменитыми городами", в пору глубокой древности образовали религиозный союз с центром в Альба Лонге. Среди них сперва не было Рима, но фигурировали его части - Капитолий под именем Сатурнии, Целий под именем Кверкветулана, Велия, Яникул. И Рим, и его соседи грабили друг друга, угоняли скот, захватывали оружие и рабов. Скотоводческий Рим нуждался особенно в расширении пастбищ, поэтому земельные захваты стали для него настоятельной необходимостью. Войны нарушали привычные союзные отношения. Фидены и Камерия, основанные альбалонгцами, были завоеваны римлянами. Фидены из альбанской были превращены в римскую колонию, почему и выступили против Рима. Анку Марцию ввиду этого пришлось вести против фиденатов две войны. На правом берегу Тибра Рим больших территорий не захватил. Но ему удалось закрепиться на противолежащем холме Яникуле и благодаря этому контролировать устье реки, где добывалась соль. Эту же цель преследовало основание Остии. В Риме брала свое начало Соляная дорога (via Salaria), которая шла в области сабинов и умбров. Таким образом, римская община заняла заметное место в тоскано-лациумной зоне, привлекая выходцев из других общин, добровольно переселявшихся в экономически растущий центр, пополняя главным образом плебейскую массу. Оседали в Риме в VII в. и этруски, находившие себе применение в качестве ремесленников и строителей. Об их скоплении в городе говорит название Тускской улицы, огибавшей Палатин с северо-запада, которая стала впоследствии торгово-ремесленной артерией столицы.

О мирном проникновении в Рим чужеземцев, в том числе этрусков может свидетельствовать история царя Тарквиния Древнего, с которого начинается так называемый период этрусской династии в Риме. Историчность этрусских царей находила сторонников даже в период расцвета гиперкритицизма; теперь она благодаря исследованию надписей и археологическим данным не подвергается сомнению.

Античные писатели рассказывают, что в царствование Анка Марция в Рим из этрусского города Тарквинии переселился некий Лукумон с женой Танаквилью. Покинуть родину ему пришлось из-за того, что этруском он был лишь по матери, а отцом его являлся грек из Коринфа Демарат. Происходя от иноземца, Лукумон не мог осуществить честолюбивые чаяния, и жена посоветовала ему попытать счастья в Риме. Обосновавшись там, он назвался Луцием Тарквинием. Будучи богатым и умным, Тарквиний стал заметной фигурой, был приближен к Анку Марпию и назначен им по завещанию опекуном царских детей. После смерти Анка Тарквиний сам предложил свою кандидатуру народу и был единодушно избран в комициях царем. Воцарение Тарквиния знаменовало собой время перемен в Риме. Хотя он стал царем в установленном порядке, т. е. благодаря избранию, сенатом его кандидатура не обсуждалась и не выдвигалась. Таким образом, новый царь сразу же выказав свою ориентацию на народ, и это определило напряженность его отношений с родовой знатью. Стремясь обеспечить себе поддержку в сенате, он ввел туда сто новых "отцов". Эти patres представляли в сенате новые роды, включенные в populus из числа плебеев. Они получили название патрициев "младших родов". За их счет количество родов дошло до 300, Часть их была этрусского происхождения.

Укрепляя свою власть, Тарквиний внес изменение в войско. Важной ударной силой были всадники, набиравшиеся со времен Ромула по 100 человек от трибы, а потому и называвшиеся центуриями Тициев, Рамнов и Луцеров. Сражавшиеся на конях римляне составляли более молодую, чем сенаторы, часть римской знати. Царь попытался ввести дополнительные всаднические центурии, назвав их своим именем и именами своих друзей. Однако знаменитый жрец, авгур Атт Навий сумел воспрепятствовать этому, и царь ограничился пополнением существующих центурий, удвоив их численность. Сенаторов и всадников он выделил из массы римлян, предоставив им возможность устраивать ложи во время конных ристаний и кулачных боев. Таким образом, Тарквиний, используя противоречия внутри populus, т. е. между народом и его верхушкой, а также между плебсом и народом, создавал себе социальную опору в рамках существующих гентильных институтов.

При Тарквиний Рим стал преображаться. Форум, как и другие низины, был осушен с помощью каналов, отводящих лишнюю воду в Тибр, и замощен булыжниками (их открыли археологи). Это позволило построить там лавки и портики. Между Палатином и Авентином была оборудована площадка, на которой потом вырос Большой цирк, где ежегодно стали проводиться Римские, или Великие, игры с состязаниями возниц и боксеров. На Капитолии было подготовлено место для постройки храма Юпитера, начали возводить городские укрепления. Правда, из-за войн не все строительные планы удалось Тарквинию реализовать. В античной традиции эти войны изображаются вынужденными, оборонительными, но с латинами, видимо, начали войну римляне. С сабинами пришлось вести две трудные войны, в результате которых римляне захватили город Коллацию и всю прилегающую к Риму сабинскую область.

Конец долгого царствования Тарквиния представлен разными версиями традиции, римской и этрусской. Сходятся они в одном - престарелый царь был убит. Согласно первой версии, убийство было организовано сыновьями Анка Марция. Вторая сохранилась в виде серии изображений в гробнице Франсуа в Вульчи, сопровождаемых краткими надписями этрусскими буквами. Там, в частности, изображен побежденный старый человек Гней Тарквиний римский. Среди людей противной ему стороны находится некий Мастарна. В речи императора Клавдия, запечатленной на таблице, найденной в Лионе, поясняется, что Мастарна был сподвижником предводителя этрусского отряда Целия Вибенны, выступившего вместе с другими этрусскими вождями против римлян. Мастарна овладел в Риме царством и правил там, изменив имя на Сервия Туллия.

История воцарения Сервия Туллия (579-535 гг.) тоже сохранена в разных вариантах преданий. Кроме этрусского, известны два римских. Согласно одному, Сервий был сыном рабыни, поэтому он получил имя Servius (от servus-раб). Согласно другому, матерью его, была Окрезия, жена вождя города Корникула, захваченная в плен во время войны, которую вел Тарквиний. Далее античные авторы согласно рассказывают о том, что царь Тарквиний вместе со своей женой воспитали одаренного мальчика и сделали его своим зятем, а после убийства Тарквиния Танаквиль возвела его на царский трон. Важно отметить, что, исходя из всех версий предания, Сервий Туллий воцарился в Риме, не будучи ни рекомендован сенатом, ни избранным комициями, т. е. как узурпатор. Правление его продолжало линию прежних царей на первый взгляд только в том, что он успешно воевал с Вейями и другими этрусскими городами, округлив римские земельные владения. Во внутренних же делах он порвал со многими традициями. С его именем античные авторы связывают реформу, аналогичную Солоновой в Афинах, т. е. введение цензового принципа деления общества. Все римское население, т. е. патриции и плебеи, было распределено в зависимости от имущества на 6 классов, или разрядов. За основу, по мнению ряда исследователей, был взят земельный надел, но античные писатели сообщали о цензе, бывшем в их время, т. е. в денежном выражений. Не исключено, однако, что с самого начала ценз имел денежный характер. К I разряду были отнесены люди, обладавшие 100000 ассов, ко II-75 000, к III-50 000, к IV-25 000, к V-1100 ассов. Бедняки, обладавшие лишь потомством (proles), составили разряд "пролетариев".

На основе имущественного ценза комплектовалось войско. I разряд выставлял 98 центурий. Из них 80 представляли собой тяжеловооруженных пехотпицев, защищенных бронзовым шлемом, круглым щитом, поножами, панцирем, вооруженных железным мечом и копьем. Всаднический корпус был увеличен. Сервий провел в жизнь то, что было задумано Тарквинием: он удвоил число всаднических центурий, так что их стало 6, и набрал еще 12 из самых состоятельных людей. Всего всадники составляли 18 центурий. II разряд выставлял 20 центурий пехотинцев, вооруженных, как и I разряд, но с продолговатым щитом; III - 20; IV - 20; V - 30 центурий с более легким и дешевым вооружением для каждого разряда. К этим центуриям были добавлены 4 центурии ремесленников и музыкантов. Неимущие, хоть и не подлежали набору, поскольку не могли экипироваться, были включены в особую центурию.

Центуриатная реформа выходила за пределы военной. На основе центурий вырос новый вид народных собраний - центуриатные комиции. Каждая центурия в них имела один голос. Дела решались голосами I разряда, включавшего 98 центурий из 193.

Сервию Туллию принадлежит еще одно нововведение, аналогичное реформе Клисфена в Афинах,- деление всех римских владений на территориальные округа, которые он назвал трибами. Рим, окруженный Сервием каменной оборонительной стеной, остатки которой сохранились до наших дней, был поделен на 4 городские трибы (Палатинская, Субуранская, Эсквилианская, Коллинская), внегородская территория - на 16 а затем на 17 округов - триб.

В науке много дебатировался вопрос об историчности реформы Сервия Туллия. Например, высказывалось сомнение, что в царском Риме существовала такая разница в имущественном положении среди римлян а также что численность их была столь велика. На основании этого К. Ю. Белох и другие историки относили реформу к III в. до н. э. В настоящее время большинство ученых признают, что завершение центуриатной реформы имело место лишь в IV в. до н. э. Однако Сервий положил ей начало, создав центурии по меньшей мере I и II разрядов, т. е. из наиболее богатых жителей Рима, которые и были допущены к участию в новых народных собраниях, ведавших тогда только военными делами.

Античная традиция связывает с Сервием Туллием и храмовое строительство. На Бычьем форуме, в частности, был воздвигнут храм женского божества - Матер Матута. Сведения традиции подтверждаются обнаруженным там архаическим святилищем и фрагментами греческих и этрусских сосудов. На Авентине был сооружен храм Дианы, почитавшейся союзом латинских городов. Дионисий Галикарнасский, живший в Риме в конце I в. до н. э., сообщает, что регулирующие деятельность этого союза законы были записаны на медной колонне, сохранившейся вплоть до его времени. Наконец, Сервию приписывается раздел общественных земель между бедными против води отцов-сенаторов (Ливий, I, 46, 1, 2; Дионисий, IV, 13, 1).

Из анализа всех мероприятий Сервия Туллия вытекают важные выводы. Неравенство между римлянами усилилось. В среде патрициев упрочилась богатая верхушка. Расслоилась и плебейская масса: появились богатые плебеи, занимавшиеся в городе преимущественно ремеслом и торговлей. Все это учитывал Сервий Туллий. Укрепляя свою власть, он сумел потеснить патрицианскую верхушку, ослабив значение родовых институтов, на которые она опиралась. Важнейшие дела, связанные с войнами, были изъяты из ведения куриатных собраний и переданы в центуриатные, участие в которых принимали плебеи, пока, правда, только состоятельные. Войско Сервия также включало в себя богатых плебеев, не входивших в populus. Комиции и войско представляли собой публичную власть, которая уже не совпадает непосредственно с населением, организующим самое "себя как вооруженная сила" [+5]. Эта власть фактически противостояла "народу" в понимании римлян того времени, когда под народом понималась совокупность всех членов родовой организации, и только их. Объективно новая публичная власть не совпадала ни с организацией всей массы патрициев, ни со всей массой плебеев и противоречила родовым устоям. Противоречили родовым порядкам и территориальный и цензовый принципы деления общества, ибо они группировали население вне зависимости от принадлежности к патршщям или плебеям.

Изменилась и царская власть. Сервий решительнее своих предшественников порвал с традициями избрания царя и подготовил условия для превращения царской власти в наследственную, выдав своих дочерей за сыновей Тарквиния. Все эти установления были не совместимы с родовым строем. Именно потому Ф. Энгельс, характеризуя реформы Сервия Туллия, писал: "Так и в Риме еще до упразднения так называемой царской власти был разрушен древний общественный строй, покоившийся на личных кровных узах, а вместо него создано было новое, действительно государственное устройство, основанное на территориальном делении и имущественных различиях. Публичная власть сосредоточилась здесь в руках военнообязанных граждан и была направлена не только против рабов, но и против так называемых пролетариев, отстраненных от военной службы и лишенных вооружения" [+6].

Разумеется, это было лишь началом государственного бытия Рима началом длительного периода трансформации гентильных органов в государственные. Ростки формирующейся публичной власти имели своей почвой своеобразные общественные отношения. Одна часть населения (патриции) охватывалась гентильной организацией и через ее посредство обеспечивалась землей и участвовала в решении дел, касающихся всех римлян, прежде всего в области религии и суда. Другая часть (плебс) не пользовалась защитой родового коллектива, получала землю непосредственно от царя, имела ограниченный доступ к новому органу управления, центуриатным комициям, в состав которых вошли наряду с патрициями лишь богатые плебеи. Все это позволяет говорить о появлении сословно-классовых различий между патрициями и плебеями, которым предстояло еще крепнуть и развиться.

Острие реформаторской деятельности Сервия Туллия было направлено против гентильных порядков, поэтому он привлекал к себе плебеев и земельными раздачами, и вовлечением их в войско, независимое от родов и курий. Войско было его основной опорой. Используя свойственный родовому строю учет возрастных различий, он старался привлечь к себе более молодую, чем отцы-сенаторы, часть знати, служившую в коннице. Сервий остался в памяти потомства как демократический правитель. Не случайно ему приписывалось введение в число римлян освобожденных рабов, а также признание празднества Сатурналий, во время которых устраивались пиры, господа прислуживали рабам и все веселились на равных.

Последним царем Рима, согласно античным писателям, был Тарквиний (535-510 гг.), прозванный Супербом, т. е. Гордым. В обрисовке его образа смешались в традиции как патрицианская, антицарская, так и антиэтрусская версии. Тарквиний считается сыном (или внуком) первого Тарквиния, который получил в историографии прозвище Приск, т. е. Древний. Женат он был сначала на старшей дочери Сервия Туллия, а потом женой его стала вторая царская дочь, Туллия, прозванная за свои злодеяния Свирепой. Распаляемая жаждой власти, она спровоцировала захват мужем трона и убийство отца.

Античные авторы (Ливий, Дионисий, Цицерон) не жалеют красок для описания тиранического правления Тарквиния Гордого. Он правил самовластно, презрев комиции и сенат, с помощью близких себе людей, опираясь по примеру Ромула на целеров, отряд своих телохранителей, который он возродил. Близкие царю люди из числа его родственников и членов младших родов составили узкий круг спаянных клятвой друзей и сподвижников Тарквиния, оставшихся по большей части верными ему даже после его свержения. Тарквиний жестоко изгонял и истреблял знатных людей, затевая против них судебные процессы, которые вел сам, а имущество репрессированных прибирал к рукам и раздавал своим приспешникам. Обогащался он и за счет военной добычи, и за счет захвата земли из фонда ager publicus, т. е. общественной земли, посвященной богам, между городом и Тибром. В результате число патрициев старших родов, наиболее знатных и богатых, сократилось, а вместе с тем уменьшилось и число членов бездействующего сената. Такая ярко выраженная направленность Тарквиния против патрицианской верхушки обеспечивала ему если не симпатии, то отсутствие враждебности со стороны простого народа, прежде всего плебеев. Эти настроения упрочивались благодаря царским раздачам из военной добычи и колонизации, удовлетворявшей насущные потребности римлян в земле.

Все эти богатства были результатом многочисленных войн, которые велись по инициативе царя и его приверженцев. Римляне начали войну против вольсков, захватили богатую добычу и покорили Свессу Помецию, вели тяжелую войну с латинским городом Габии, который удалось взять с помощью хитрости. Тарквиний свирепо расправился с габинской верхушкой, разделив ее имущество между простыми габинцами и римлянами. В Южном Лации римляне овладели городами Сигнией и Цирцеями, куда послали колонистов. Захват Цирцей вывел Рим к Тирренскому морю.

Царь укреплял положение Рима в международных делах не только войнами, но и дипломатическим путем. Так, он заключил мир с эквами и возобновил договоры с этрусками, упрочил добрососедские отношения с крупным латинским городом Тускул, выдав свою дочь за знатного тускуланца Мамилия, налаживал отношения со знатью других латинских городов, состоявших между собой в союзе. Общесоюзным святилищем, помимо храма Дианы в Риме, издревле была Ферентийская роща. Тарквиний заявил претензии на созыв там собраний от своего имени и жестоко пресек возражения против такого своеволия со стороны города Ариции, организовав вероломное убийство арицийского вождя Турна Гердония. С побежденными городами Тарквиний заключил договоры. Если с латинами отношения Рима строились "с позиции силы", то с этрусками - на основе равенства. Вхождение Рима в круг этрусских городов, связанных с Карфагеном, способствовало установлению торговых связей римлян с карфагенянами. Косвенное подтверждение сведений о заключении первого римско-карфагенского договора получено благодаря находке надписей в этрусском порту Пирги.

Захват материальных ценностей и рабов позволил Тарквинию вести широкую строительную деятельность. На Капитолии был воздвигнут храм Юпитера, для чего были разрушены старые святилища более скромных божеств. Постройка была поручена этрусским мастерам. Вейентскому скульптору Вульке было заказано главное украшение фронтона храма - колесница бога с четверкой коней. Фундамент здания VI в. до н. э. и фрагменты терракот, обнаруженные археологами на Капитолии, подтверждают достоверность античных рассказов. Храм был разделен на три целлы - центральная Юпитера Всеблагого и Величайшего, Юноны и Минервы, покровительницы войны. Посвящение храма великим латинским божествам служило идее централизации власти царя и возвеличению Рима среди латинских городов. Кроме того, при Тарквинии Гордом сооружался Величайший цирк, расширялась сеть осушительных каналов и была создана главная подземная канализационная труба (cloaca maxima), которая служит Риму и поныне. На эти работы в принудительном порядке сгонялись римские плебеи и, вероятно, рабы. Неимущие получали хлебные выдачи из царских закромов. Тяготы труда на строительстве вызывали ропот простолюдинов, но не они были главными противниками царя. После злодеяния, содеянного царским сыном Секстом, обесчестившим Лукрецию, добродетельную супругу своего товарища и родственника Тарквиния Коллатина, против Тарквиния вспыхнуло возмущение патрициев. Он, его семья и приближенные в 510 г. до н. э. были изгнаны из Рима. Так завершилась царская эпоха в Риме.

В правление этрусской династии Рим сильно изменился по сравнению с предшествующим периодом. Он превратился в большой многолюдный город, укрепленный мощной стеной, с украшенными коропластикой храмами и домами на каменном фундаменте. Расширились римские земельные владения, выросли его колонии, развилась торговля. Рим занял руководящее место среди латинских городов и включился в систему затибрских и даже заморских международных отношений. Заметно продвинулись римляне на пути культурного развития. В Риме появилась своя письменность. Ранние латинские надписи, найденные в Риме и в этрусском городе Цере, датируются как минимум концом VII - началом VI в. Существовало в Риме и этрусское письмо, которым, скорее всего, пользовались жившие там этруски. Источником латинского алфавита был греческий, но передатчиком этого заимствования могли быть этруски.

Консолидация римской общины и ее взаимоотношения с другими вызвали к жизни представления о международном праве (ius gentium) с присущими ему элементами (союзы, договоры), истоки которых уходят в глубь веков. Этрусские мастера и гадатели наводнили Рим. Чрезвычайной популярностью пользовались жрецы-гаруспики, дававшие предсказания по внутренностям жертвенных животных. Рим перенял у этрусков технику градостроительства и межевания полей, знаки высшей власти - фасции, курульное кресло, украшенное слоновой костью, оформление триумфа, т. е. торжественного въезда царя, одержавшего победы на войне, на Капитолий. Позднее триумф давался сенатом победоносным полководцам. Рим превращался в этрусский город. Это обстоятельство поставило перед учеными вопрос о характере этрусского господства. Этрускизацию Рима одни исследователи объясняли тем, что город выл завоеван этрусками, другие - утверждением царей этрусского происхождения в процессе мирного проникновения этрусков в растущий город. История воцарения Тарквиния Старшего указывает на процесс мирного внедрения этрусского элемента в римскую среду, история Мастарны - Сервия Туллия - на военные акции со стороны этрусских "кондотьеров". Результатом утверждения этрусских правителей и было усиление культурного влияния на Рим. Но этруски, как показывает господство даже в эту эпоху латинского языка и письменности в Риме, никогда не составляли большинства римского населения.

Правление латино-сабинских и этрусских царей представляет собой разные периоды царской эпохи, но они не разделены в области социального развития непроходимой стеной. В первый период происходило количественное накопление элементов разложения родо-племенного строя и зачатков новых форм в сфере социальной жизни и управления обществом. Во второй период начался переход в новое качество, подготовленный прогрессом экономики и развитием рабства. Элементы древней родовой организации стали использоваться как орудие господства формирующегося класса-сословия патрициев по отношению к плебеям. В условиях этих противоречий укреплялась публичная власть, закладывались основы гражданства.

3. ИСПАНИЯ

Испания в древности являясь ключом и Атлантике, поставлявшей в Восточное Средиземноморье олово и янтарь, и сама, будучи богата металлами, была связана тесными узами с различными регионами Средиземноморья. Эти связи проявились особенно в I тыс. до н. э., когда Испания стала привлекать все возрастающее внимание со стороны финикийского, греческого, а затем и римского обществ. Весь спектр влияний, оказанных ими, придал истории и культуре Испании большую специфику, ускорив становление классового общества и государства, формирование оригинальной культуры и до сих пор не разгаданного языка. В то же время истоками своими ее история всегда была связана с европейским миром.

Испания подразделялась на три региона - Тартессида, Иберия и испанская Кельтика. Тартессида долгое время считалась загадкой ╧ 1 древнеиспанской истории. Тартессида - это понятие этноисторическое, оно включало единую, нерасчлененную совокупность земли и людей, их предков и божеств, существовавшую в Южной Испании в IX-V вв. Процесс этногенеза тартессиев протекал на местной основе, так как оии были тесно связаны с создателями андалузской мегалитической культуры III-II тыс. На заключительной стадии формирования, совпавшей по времени с наиболее ранними иммиграциями восточносредиземноморских народов, обитатели Южной Испании ассимилировались с северными сирийцами, эгейцами и, конечно, финикийцами. Видимо, аналогичный путь проделали в своем этногенезе восточные соседи тартессиев - массиены, или мастиены. К северу обитали племена иглетов, этманеев и илеатов, а с VI в. до н. э.- представители кельтского мира - кемпсы и кельтики.

Уровень развития экономики Тартессиды определяли добыча металлов (олово, медь, золото, серебро, железо), их обработка и обмен па международном рынке. Немалую роль играли земледелие и скотоводство, а также промыслы. Другим важным показателем развитости тартессийской экономики являлась торговля. В IX-VII вв. особого размаха достигает ее атлантическое направление. Важным стимулом явилось подключение к ней финикийцев и греков. Красноречивыми свидетельствами существования прямого торгового пути Британия - Ирландия - Италия - Восток служат находки торговых стоянок, кладов и отдельных предметов средиземноморцев по атлантическому побережью Европы, южноиспанских бронзовых изделий в Сардинии и Италии, грузов кораблей (подобно найденному в устье Одиэля) с товарами из различных регионов Европы, затонувших в Средиземноморье, известность тартессийской бронзы р Греции, а меди и серебра - в Египте. Металлургическое и горнодобывающее производства, специализация и ориентированность на рынок способствовали появлению поселений городского типа, а позже и городов (например, Серро Саломон, Картел, Карамболо).

Античные авторы указывают на богатства тартессийских правителей, погребальный инвентарь которых состоял из многочисленных золотых вещей и драгоценностей. Имеет большое значение развитие военной техники, строительство фортификаций, создание особого типа оборонительных сооружений - крепостей по окраинам Тартессиды, стабилизация ее границ. Важным показателем уровня развития тартессиев служит письменность, возникшая в конце VIII - начале VII в. Страбон называет их самыми культурными из обитателей Испании, имевшими свою систему письма, исторические сочинения и свод законов.

Рассмотрение основных характеристик тартессийской цивилизации приводит к выводу о том, что ее основы были местными, хотя нельзя элиминировать и влияние восточносредиземноморских народов. Это позволяет выделить ее как явление самостоятельное наряду с культурой Этрурии, Рима и даже Греции.

Обстановка на Пиренейском полуострове изменяется с VII в., когда в борьбе за богатства европейского Запада успех все более сопутствует Пунийцам, к середине V в. до н. э. лишившим тартессиев торговой монополии и удержавшим свое господство на юге Испании вплоть до римского завоевания.

Иберия является вторым важным регионом древней Испании. Географически она занимала всю прибрежную часть Испании от Гибралтара до Пиренеев и включала множество племен, наиболее значительными из которых были турдетаны, контестаны, эдетаны, илергеты. В решении вопроса об их происхождении имеется немало трудностей. Более вероятной можно считать гипотезу о местных истоках иберийского этноса, а не о его приходе извне. Население это обитало по преимуществу по берегам рек, сооружая свои поселения на возвышенностях, а некрополи располагая в соседних долинах. Известны крупные населенные пункты - Алкудия, Тоссаль де Манисес и особенно Эльче, который в V в. имел общественные здания, большие статуи для их украшения и т. д. Другая группа поселений, располагаясь в горах, выполняла военно-оборонительные функции, осуществляла контроль над важными торговыми путями (Серрета, Ковальта и др.). Наиболее многочисленными продолжали оставаться небольшие сельскохозяйственные поселения, хаотично разбросанные по всей территории Иберии. Особая их концентрация в Верхней Андалузии и Южной Валенсии и ранняя хронология играют важную роль в решении вопроса о направлении процесса иберизации Испании: начавшись с начала I тыс. до н. э. в области верхнего Гвадалквивира, иберизация охватила в течение V-II вв. все средиземноморское побережье.

Характер иберийского хозяйственно-культурного типа определяется земледелием и скотоводством. С V в. большого размаха достигают добыча и обработка железа, меди, серебра, а их продажа составляла основу иберийской экономики. Торговля иберов была организована в целом по типу тартессийской: на побережье существовала система греческих торговых пунктов (эмпориев), а в глубинных зонах - туземных (Ульястрет, Индика и др.). Все они были взаимосвязаны и взаимообусловлены ибо в древности международная торговля всегда зиждилась на местной межобщинной. Заморские торговцы вплоть до II в. до н. э. вооруженными группами посещали туземные эмпории, куда иберы доставляли продукцию своих полей и недр для обмена на ремесленные товары. Таким образом, и в Иберии, подобно Тартессиде, развивался традиционный вариант торговли, однако важную роль в ней играли менее воинственные, чем пунийцы, греки. Они привезли в Иберию монету, систему мер и весов, прототипы которых были положены в основу местного чекана и метрологии (IV в. до н. э.).

Рассмотрение экономических основ иберийского общества свидетельствует о его эволюции по пути урбанизации, все основные атрибуты которой были налицо уже к V в.: стабильный характер больших укрепленных поселений, наличие ремесленного производства, монеты, метрологии, письменности. Облик иберийских центров определялся степенью и характером иноземных влияний: приморские заимствовали у греков фортификацию, основные принципы градостроения и благоустройства, а глубинные организовывались по модели кельтского города. В Сетабисе V-III вв. существовала, вероятно, своего рода столица иберов - центр их религиозной амфиктионии. Располагавшийся в горах, он был хорошо укреплен и состоял, по существу, из местных храмов и святилищ.

Вопрос о социально-политической структуре иберов не решается однозначно. Для иберизированных центров юга и юго-востока можно считать доказанной тенденцию к концентрации богатства и власти в руках немногих, стремление защитить их силой оружия ("тартессийский" вариант). Это сплачивало представителей богатых слоев соседствовавших поселений и выдвигало на роль предводителя сильнейшего из вождей. Кельты, нередко использовавшиеся иберами в качестве наемников, "вмешивались" в социальные отношения, смещая иберийских и утверждая собственных правителей. Эллинизированные восточноиберийские центры (Индика, Ульястрет) имели аристократический режим, признававший совет старейшин, но чеканивший монету от имени всей общины. Кельтизированные civitates бассейна Эбро (Оска, Илерда) управлялись в IV-III вв. царем, имевшим двух соправителей - reguli, обычно связанных династическими узами. Их власть пользовалась поддержкой знати и была наследственной. Они имели двор (comitatus, как у древних германцев), состоявший из родственников, соратников (soldurii) и клиентов (devoti). В число soldurii могли входить кельты, приобретшие права гражданства. В экстремальных ситуациях власть передавалась в руки совета, состоявшего из представителей знати всех племен и правомочного решать вопросы войны и мира, жизни или смерти правителя. Отношения между иберийскими civitates и populi всегда оставались натянутыми.

Таким образом, этническая неоднородность Иберии, дробность экономических основ не способствовали ее ранней этносопиальной и политической консолидации. Структура общества и власти Иберии более всего тяготела к европейской (кельтской, германской) модели, а не к средиземноморской монархии тартессийского типа.

Изучение иберийской культуры сопряжено с большими трудностями. Вплоть до середины 1970-х годов исследователи исходили из идеи об особой роли греков и пунийцев в процессе ее формирования. Однако повсеместное и последовательное изучение локальных туземных культур, их сопоставление между собой со все большей очевидностью свидетельствуют в пользу глубокой автохтонности иберийской культуры. Ее истоки следует видеть в культуре Верхней Андалузии и Восточной Валенсии 900-750-х годов, самобытной в своей основе, связанной с атлантическими культурами эпохи европейской бронзы, но в то же время многое заимствовавшей из восточносредиземноморских культур рубежа II-I тыс. до н. э. Под влиянием финикийцев эта некогда единая культура раскололась на две зоны: южную - тартессийскую, появившуюся в результате знакомства с основными достижениями финикийцев, и восточную - собственно иберийскую, продолжавшую развивать местные традиции и одновременно испытывавшую прямое греческое и опосредствованное пунийское влияние. Наиболее яркой иллюстрацией могут служить тартессийская и иберийская системы письма: возникнув на основе силлабария, они развили соответственно финикийский консонантизм и греческий вокализм. При этом Тартессида как этнокультурное целое знала один вариант письма, в то время как для многоплеменной Иберии было характерно наличие контестанского, турдетанского и эдетанского локальных вариантов.

Индоевропейцы, прибывшие в эпоху ранней и средней европейской бронзы (II тыс. до н. э.) из верховьев Роны-Рейна в Центральную и Западную Испанию и ассимилировавшиеся с туземцами (испанская Кельтика), оказались изолированными от постоянных, связей с развитыми прибрежными цивилизациями Испании. Этническая карта Кельтики представляет мозаику различных племен - карпетанов, вакцеев, турмодигов, кантабров, астуров, галаиков, лузитан и т. д. В эпоху поздней бронзы и раннего железа (1200/1100-350 гг.) численность их общин пополняется прежде всего благодаря новым иммиграциям из Центральной и даже Северной Европы. О росте населения свидетельствуют некрополи, содержащие до 1500 (Лас Коготас) и даже 2230 (Ла Осера) захоронений в урнах. Общины обитали в поселениях кельтского типа - крепостях-бургах с двумя-тремя поясами укреплений, серий башен и бастионов. Они развивали зерновое хозяйство и скотоводство, но особых успехов достигли в металлургии и металлообработке. Кельтское общество было организовано по типу трехъярусной пирамиды. Ее нижний уровень составляли большие фамилии (cognationes, аналогичные римским gentes). В средний входили объединения больших фамилий - более 160 gentilitates, продолжавших признавать общность своего отдаленного предка. Верхний ярус образовывали союзы gentilitatum, или племена. Понятие populus осталось неизвестным испанским кельтам даже для периода римского завоевания. Верховная власть принадлежала собранию и совету старейшин. На время войны избирался вождь, а все боеспособное мужское население приносило ему клятву верности.

Эта характеристика образа жизни испанских кельтов нашла свое отражение в их религии. Она обнаруживает прямое родство с религией кельтов Западной Европы, германцев и даже бриттов. Надписи сохранили имена более 200 божеств, хотя их функции и характер культа, за редким исключением, остаются неизвестными. С уверенностью можно говорить о большой роли женских божеств и культов природы. Пантеон кельтских богов знал лишь зачатки иерархизации. Жречество еще не играло значительной социально-политической роли. В его задачи входили только пророчества и предсказания на основе гадания по полету птиц и внутренностям жертвенных животных.

Таким образом, для истории Испании I тыс. до н. э. характерно наличие общих закономерностей становления классового общества и государства, объясняемых единством внутреннего развития трех ее основных регионов. Вместе с тем каждый из них находился на разной стадии этого процесса, что было обусловлено различным по силе и длительности влиянием внешних факторов. От этой специфики зависела степень романизации Испании, начавшаяся со времени появления римлян на Пиренейском полуострове в конце III в. до н. э.

Примечания

[+1] См.: Культура древнего Рима., М., 1985, т. 1, с, 106 - 210.

[+2] Westrup С. W. A Near-Kin within the Kin. Kebenhavn, 1952.

[+3] Peruzzi Е. Aspetti culturali del Lazio primitivo. Firenze, 1978, p. 210.

[+4] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т, 21, с. 164.

[+5] См.: Там же, с. 170.

[+6] Там же, с. 129.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top