Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Это страшное слово "геополитика"

Лавров C. Б.

Опубликовано // В каком мире мы живем? (размышления геополитика)╩, СПб, ООО ╚Время╩, 2001 г.

Текст статьи любезно предоставлен Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

апрель 1995 г.

Недавно в ╚Литературной газете╩ появилась панически ерническая заметка ╚Творцы ╚русской геополитики╩, где сообщалось об ╚экстраординарном событии - появлении новой науки╩.

Ничего другого, кроме элементарной неосведомленности и перепутанности корреспондентки ╚ЛГ╩ из Екатеринбурга - какая это может быть... ╚русская геополитика╩ (взять ее в кавычки!), - эта публикация не продемонстрировала.

Новой наукой геополитика, естественно, не является - ее рождение датируется началом XX века, о чем можно прочитать в учебниках по истории и географии. Может ли быть ╚русская геополитика╩? Думается, что она всегда была, что она родилась с появлением российского государства, которое должно было определиться с пространством, с границами, со сферой жизненных интересов. Ведь идеи Петра I о выходе России к морям на северо-западе и на юге - тоже геополитические идеи...

Однако термин ╚геополитика╩ долгое время после Второй мировой войны находился, как бы, в анабиозе - его боялись не только наши авторы, но и зарубежные. Во Франции, например, он ╚ожил╩ только в 80-х годах, когда начал издаваться журнал ╚Геродот╩ - журнал географии и геополитики, - со всеми оговорками о порочном прошлом этого термина. А оно действительно было - в фашистской Германии данный термин выражался в ╚теориях жизненного пространства╩, расизма и т.д. Но была и страна, где не боялись говорить вслух о геополитике, - это США с их политикой ╚сдерживания╩ и ╚отбрасывания╩ СССР.

В России же о геополитике широко заговорили после распада СССР. И это естественно - биполярный мир, когда все было ясно (две сверхдержавы, два военных блока и т.д.), кончился, наступила эра ╚постбиполярного╩ мира, в котором много неясностей. Думать, что этот ╚постбиполярный╩ мир устойчивее, чем прошлый, по меньшей мере, наивно. В математической теории графов доказывается, что система, состоящая из трех и более элементов, устойчива, если все отношения между элементами положительны. Этого, как известно, нет, и значит, после ликвидации биполярности мировая конфликтность, наоборот, резко возросла.

По мнению некоторых российских геополитиков, идет третий передел мира (третий после Версаля и Ялты). И с этим можно согласиться, т.к. теперь вряд ли кто-нибудь вспоминает о решениях Хельсинки-75, провозгласивших незыблемость послевоенных границ...

И, видимо, России как стране, претерпевшей самые колоссальные изменения и потери во всем за эти ╚перестроечные╩ годы, следует прежде всего определиться - кто мы сейчас и как нам жить дальше.

Реалии, как модно сейчас выражаться, достаточно мрачны.

Во-первых, наш внутренний валовой продукт (ВВП) сейчас по меньшей мере в 3 раза уступает ВВП бывшего СССР, он равен примерно 500 млрд. долларов (ВВП США - более 5 трлн. долл., Японии - более 3 трлн. долл., КНР - по меньшей мере около 2 трлн. долл.). Эти цифры не очень-то афишируются в нашей массовой печати, ибо они достаточно убедительно говорят о порочности избранного пути. Мы скатились в ╚таблице лидеров╩ мира на 9-е место по этому синтезирующему показателю. Встает вопрос - великая мы держава или уже ╚региональная╩? И если надоедливым шаблоном властных структур являются бесконечные заявления о партнерстве России и США, то сам президент России признал, что ╚с этим партнером надо еще уравняться╩. Известный же американский политолог З.Бжезинский высказался еще циничнее: ╚Россия - не партнер, а клиент╩.

Во-вторых, территория России на 5,3 млн.кв.км (!) меньше территории бывшего СССР, а кроме того, она на юге рассечена на главной магистрали Запад - Восток (посмотрите на какую-нибудь старую карту СССР, и это будет понятнее).

В-третьих, по конфигурации границ мы без всяких преувеличений отброшены к допетровским временам. Где наши выходы к морям на северо-западе и юге? На Балтике надо строить новые ╚компенсирующие╩ порты, на юге - вести новую нитку нефтепровода к будущему глубоководному порту около единственного российского там Новороссийска. Все это обходится России ╚растащиловкой╩ ее экспорта при проходе через территорию стран СНГ, высокими поборами за транзит или перегрузку нефти, газа, других предметов
массового экспорта.

В-четвертых, новые границы разделяют нас со странами СНГ и Балтии. Последние, не имея чем торговать, торгуют, по удачному выражению одного бывшего советского дипломата, своей политикой. Не говоря о тривиальном (неизбежно предстоящие ╚разборки╩, касающиеся и России: Грузия - Абхазия, Грузия - Южная Осетия, Молдавия - Приднестровье), отметим самую большую для России беду: очевидную нежизнеспособность многих из существующих на территории бывшего Союза стран. Ведь если принять ВВП на душу населения в СНГ за 100, то в Азербайджане он равен 23%, в Армении - 20% (1993 г.). Читатель резонно скажет: ╚Но ведь там идет война╩. Посмотрите на невоюющие - в Киргизии те же 20%, в Молдавии немногим больше - 31 %. Россия остается донором, плохо это или хорошо, увы, это неизбежно...

И геополитический подход здесь особенно важен - ╚вакуумов╩ в геополитике не бывает, или во всяком случае держатся они недолго. Один из современных западных подходов на этот счет достаточно прозрачен: геополитический плюрализм (т.е. ╚выборочная помощь╩ странам СНГ, противопоставление их России), а наиболее циничным выражением этого ╚плюрализма╩ было заявление Госдепартамента США о том, что для России СНГ - не Гаити, т.е., говоря по-русски, Россия вообще не должна иметь сферы жизненных интересов.

Так в чем же в свете вышеизложенных грустных реалий должна состоять геополитика России (╚русская геополитика╩, вызвавшая такой ужас у ╚Литгазеты╩)? И вообще, имеет ли она право на существование?

Думается, второй вопрос скорее риторический, ибо осознана ли, сформулирована ли, но она должна быть у любой страны. В этом быстро меняющемся и высококонфликтном мире. Больше того, западные геополитики справедливо говорят даже о геополитическом кодексе страны...

Здесь прежде всего возникает вопрос о приоритетных векторах внешней политики. Односторонне западная ориентация (╚вестернизация╩ по С.Кургиняну), доминировавшая все годы правления ╚лучшего немца╩ - Горбачева и первые годы реформ, только в последние месяцы сменилась некоторыми ╚всплесками╩ - в основном словесными - насчет того, что нам почему-то не отвечают взаимностью. Видимо, это связано с тем, что понятие ╚патриотизм╩, дабы не оказаться в полной изоляции, вынуждены брать на вооружение и властные структуры.

╚Вестернизация╩ обернулась для России невниманием к великому Китаю, вообще ко всему восточному направлению внешней политики, самому динамичному в мире региону - Азиатско-Тихоокеанскому (АТР). Китай модно было ╚не замечать╩ - ведь он шел по порочному социалистическому пути... А ╚оказалось╩, что сейчас это третья по экономической силе страна мира, что темпы его развития в начале 90-х годов - 10-12% в год (выше, чем у любого из пресловутых ╚четырех драконов╩), что где-то в начале будущего века он обгонит и Японию.

Относительно приоритетных внешнеполитических векторов наиболее точной представляется точка зрения московского политолога К.Сорокина: России, по его мнению, нужна политика ╚балансирующей равноудаленности╩, недопущение чрезмерного усиления отдельных геополитических полюсов, использование существующих и потенциальных противоречий между ведущими мировыми державами и коалициями.

Но никто еще не говорил (и упомянутый автор тоже), что нам нужно отказаться от сферы жизненных интересов и изолироваться даже от стран СНГ. Пожалуй, впервые довелось такое прочитать в статье В.Кузнецова ╚Евразийский Союз. Куда зовет нас Назарбаев?╩ (╚СПб ведомости╩, 11 марта 1995 г.). Прежде всего, надо отметить, что евразийство - русская геополитическая концепция родилась в 20-х гг. в русской эмиграции и создана крупнейшими учеными - географом и историком Петром Савицким, учеными мирового класса Николаем Трубецким (филолог и этнолог) и историком Георгием Вернадским. Затем она была возрождена в СССР - в России Львом Гумилевым, говорившим, что он - последний евразиец. Великий ученый ошибся - евразийство быстро возродилось и, более того, перешло из науки в политику.

Евразийцы говорили, что ╚Россия... не только ╚Европа╩, но и ╚Азия╩ и даже вовсе не Европа, а Евразия╩, Россия - есть ╚континент в себе╩. Концепции ╚универсализма╩ (быть как все) они противопоставляли призыв ╚быть самими собой╩, подчеркивали уникальность евразийской цивилизации.

Евразийцы творили в тяжелую эпоху после Брестского мира, но они и не мыслили Россию иначе как в дореволюционных, если угодно, ╚имперских╩ рамках, хотя, как известно, собственно Россия в советские годы никак не была ╚метрополией╩ (роль донора унаследована от тех времен).

Идеей евразийцев было укрепление этого пространства (они не могли знать аббревиатуры СНГ), восстановление сильной государственности при всем том, что сами они были выброшены из страны и, мягко выражаясь, отрицательно относились к большевизму. Идеей евразийцев было сохранение исторически сложившегося сосуществования и сотрудничества православия и мусульманства, развитие синтеза культур и цивилизаций.

Нам не уйти от этого, даже абстрагируясь от отношений со странами СНГ, ибо все это характерно и для ╚ядра╩ Евразии - сегодняшней России.

Однако импульс интеграции исходит сейчас, увы, не от России. Ссылаться при этом на то, как делает В.Кузнецов, что в странах СНГ ╚главной задачей остается укрепление... собственной независимости и государственности╩, и они ╚играют в СНГ╩ (последнее во многом верно), значит забывать об известном референдуме 1991 г. о сохранении СССР. Сегодня политики, склонные к сохранению этнократических режимов, еще у власти, но вряд ли это продлится очень долго... Ведь недавние ╚подвижки╩ в итогах выборов, в структуре парламентов говорят о том, что тяга к реальной интеграции набирает силу. Почему бы не провести референдумы по идее Евразийского Союза (ЕС): самой идее, а не ее деталях?

На вопрос же, поставленный в вышеупомянутой статье: ╚Нужна ли нам интенсификация интеграционных процессов?╩, следует ответить, безусловно, положительно по ряду причин: в жестких рамках ЕС России будет гораздо легче решать проблемы 25-30 миллионов русских, проживающих в странах ближнего зарубежья, все возрастающей задолженности стран СНГ, пограничные вопросы и т.д. Кроме того, пребывание в ЕС удержит страны СНГ от ╚сползания╩ в другие ╚внешние╩ интеграционные союзы, что также в интересах России.

Повторяю, сфера жизненных интересов России должна быть четко обозначена (в нее входят и страны Балтии) - это и будет русской (российской) геополитикой. Но при этом прием в ЕС должен быть не только сугубо добровольным, но и ограниченным по ситуации в данной стране (полукриминальные этнократические режимы не могут быть членами ЕС), и Евразийский Союз должен стать не неким ╚асимметричным╩ образованием (одни заключили с Россией военное, другие экономическое соглашение), а жестко увязанным по всем параметрам. В том числе и времени ╚новых приемов╩ в него.

В ЕС надо не зазывать, а приглашать на определенных условиях, и принимать в него должен тот блок стран, который станет основой ЕС (к примеру, Россия - Белоруссия - Казахстан). Конечно, это не проблема завтрашнего дня, но готовиться к ней надо уже сегодня.

Россия сегодня слаба и мало привлекательна, но для обретения ею статуса великой державы есть немало условий:

- экономический потенциал страны все же намного больше, чем масштабы полуразрушенного реформами производства;

- ресурсы России, несмотря на разворовывание, велики, они больше, чем в США. При этом мы понимаем под ресурсами не только минерально-сырьевые, лесные, водные, но и экологические (Сибирь - планетарно значимое чистое экологическое пространство);

- научно-технический потенциал, несмотря на бездумно разрушительную конверсию, остается значительным.

Не хватает ╚идеи-силы╩ (выражение евразийцев). Ведь премьер-министр страны, отвечая на вопрос, какое общество мы строим, отделался словами: ╚не коммунизм, не социализм╩. Так, может быть, этой идеей (пока что лишь на пути ╚собирания камней╩) явится евразийское сплочение тех, кто хочет сплачиваться?

И в заключение несколько слов насчет ╚екатеринбургской истории╩ - научный совет по геополитике действительно образовался в этом городе. А совсем недавно - в конце прошлого года (1994 г. √ прим.ред.)- в Санкт-Петербурге (в рамках Русского географического общества) прошла большая всероссийская научная конференция ╚Геополитические и геоэкономические проблемы России╩. И собрались там не ╚национально озабоченные╩ (это один из перлов екатеринбургской журналистки), а нормальные люди - ученые и представители властных структур, заинтересованные в таком будущем России, которого она достойна.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top