Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

ГЛАВА V

В АРЕАЛЕ ЗАТУХАЮЩЕЙ ПАССИОНАРНОСТИ (2 часть)

48. Обновленный Китай - династия Тан

Пассионарный толчок - такое же явление природы, как засуха или наводнение. На рубеже VI-VII вв. на полосе от Мекки до Японии увеличилась активность людей настолько, что они сломали все старые социальные и этнические перегородки и преобразились в новые молодые этносы.

Арабы приняли ислам - кто искренне, кто лицемерно, и за 100 лет завоевали страны запада от Луары и востока - до Инда и Сырдарьи. Иран остался севернее линии толчка, но в Синде произошла "раджпутская революция", свергнувшая наследников династии Гупта и уничтожившая буддизм в Индии, за исключением Непала и Цейлона. В Южном Тибете возникла могучая военная держава, 300 лет оспаривавшая у Китая гегемонию в Восточной Азии, а в Японии наступила эпоха великих перемен, и созданный тогда порядок дожил до реставрации Мэйдзи. Но самое главное и важное произошло в Северном Китае. Там возникли два этноса: северо-китайский, активно боровшийся против пережитков табгачского господства, и этнос окитаенных сяньбийцев, смешавшихся с китайцами. Тюрки называли его по привычке табгачским, как византийцы именовали себя "ромеями".

Эти два этноса создали две империи: китайцы - Суй (581-618 гг.), а псевдотабгачи - Тан (618-907 гг.). Этих последних мы будем называть "имперцы", ибо фактический создатель империи Тан -Тайцзун Ли Шиминь, подобно Александру Македонскому, попытался объединить два суперэтноса: степной и китайский. Из этого, конечно, ничего не вышло, так как законы природы не подвластны произволу царей. Зато получилось нечто непредусмотренное: вместо противостояния Великой степи и Срединной равнины возникла третья сила - империя Тан, равно близкая и равно чуждая кочевникам и земледельцам. Это был молодой этнос, и судьба его была замечательна.

Окинем взглядом ход событий. К 577 г. Тюркский каганат расширился на запад до Крыма. Это значит, что силы тюркютов были рассредоточены. А Китай (Северный) объединился: Ян Цзянь, суровый полководец царства Бэй-Чжоу, завоевал царство Бэй-Ци, а вслед за тем подчинил Южный Китай: Хоу-Лян и Чэнь, в 587 г. и в 589 г. Китай стал сразу сильнее каганата, пережившего первую междоусобную войну и к 604 г. расколовшегося на Восточный и Западный каганаты. Тогда же погиб общетюркский хан, убитый тибетцами, и два новообразовавшихся каганата оказались вассалами империи Суй.

В начале VII в. как бы воссоздалась коллизия Хань и Хунну, но перевернутая на 180 градусов. Разница была еще в том, что молодая империя Суй, находившаяся в фазе подъема, была сильнее, богаче и многолюднее каганата, уже вступившего в инерционную фазу. Казалось, что Китай вот-вот станет господином мира, но человечество спас преемник Ян Цзяня - Ян Ди. Это был человек, в котором сочетались глупость, чванство, легкомыслие и трусость. Роскошь при его дворе была безмерна; пиры-оргии с тысячами (да-да!) наложниц, постройки увеселительных павильонов с парками от Чаньани до Лояна, смыкающимися между собой; подкупы тюркютских ханов и старейшин, поход в Турфан и войны с Кореей - абсолютно неудачные, ибо сам император принял командование, не зная военного дела, и т.д.

Налоги возросли и выколачивались столь жестоко, что китайцы, ставшие молодым этносом, восстали. Восстал и тюркютский хан, отказавшийся быть куклой в руках тирана, восстали пограничные командиры, буддийские сектанты, поклонники Майтреи, и южные китайцы, завоеванные отцом деспота. Ян Ди укрылся в горном замке и там пировал со своими наложницами, пока его не придушил один из придворных.

Этот подробный рассказ приведен для того, чтобы показать, что личные качества правителя, хотя и не могут нарушить течение истории, но могут создать в этом течении завихрения, от которых зависят жизни и судьбы их современников. Подавляющее большинство китайцев, сильно- и слабопассионарных, стремились к национальному подъему и поддерживали принципы Суй, но коронованный дегенерат парализовал их усилия, и победу в гражданской войне 614-619 гг. одержал пограничный генерал Ли Юань, обучивший свою дивизию методам степной войны и отразивший тюркютов, пытавшихся вторгнуться в Китай.

Фамилия Ли принадлежала к китайской служилой знати, но с 400 г. оказалась в связи с хуннами, потом с табгачами и, наконец, добилась власти, основав династию Тан. Опорой династии были не китайцы и тюркюты, а смешанное население северной границы Китая и южной окраины Великой степи. Эти люди уже говорили по-китайски, со сохранили стереотипы поведения табгачей. Ни китайцы, ни кочевники не считали их за своих. По сути дела, они были третьей вершиной треугольника, образовавшегося за счет энергии пассионарного толчка.

Сам Ли Юань был просто толковым полководцем, но его второй сын Ли Ши-минь оказался мудрым политиком и правителем, подлинным основателем блестящей империи Тан. По его совету Ли Юань, взяв Чаньань, объявил амнистию, кормил голодных крестьян зерном из государственных амбаров, отменил жестокие суйские законы и назначил пенсии престарелым чиновникам. Новая династия приобрела популярность.

Будучи талантливым полководцев. Ли Ши-минь подавил всех соперников - пограничных воевод (с 618 по 628 г.), победил восточных тюркютов в 630 г., отразил тибетцев, разгромил Когуре (Корею) в 645-647 гг. и оставил своему сыну в наследство богатую империю с лучшей в мире армией и налаженными культурными связями с Индией и Согдианой. Оставалось лишь подчинить Западный каганат... и это произошло в 658 г. С этого года империя Тан была 90 лет гегемоном Восточной Азии. Искусство и литература эпохи Тан остаются до сих пор непревзойденными [+261].

Примечательно, что мыслители VII в. заметили смену "цвета времени". Ли Ши-миню приписана формулировка: "В древности, при Ханьской династии, хунну были сильны, а Китай слаб. Ныне Китай силен, а северные варвары слабы. Китайских солдат тысяча может разбить несколько десятков тысяч их" [+262].

Что Ли Ши-минь подразумевал под "силой"? Явно, не, число подданных и не техническую оснащенность. Он имел в виду тот уровень энергетического напряжения этносистемы, который раньше назывался "боевым духом". Ныне его материальная природа вскрыта, и описаны энтропийные процессы, ведущие систему к распаду. В III-I вв.. до н.э. хунны были молодым этносом, т.е. находились в фазе подъема, а Хань - в фазе угасающей инерции. В VII в. положение изменилось диаметрально: потомки хуннов и сяньбийцев находились в инерционной фазе, в этнической старости, еще не дряхлости, а Северный Китай - на подъеме, так же, как его ровесник - Арабский халифат.

Оба они прошли через тот уровень пассионарного напряжения, при котором расцветают культура и искусство, и оба были сожжены пламенем пассионарного перегрева. В Китае это произошло так.

Китайские националисты, поборники Суй, ненавидели поборников Тан, не считая их за китайцев. Тюркюты и уйгуры служили императорам Тан, называя их ханами, но "имперцев" они своими не считали. Китайские грамотеи, служившие чиновниками, боролись против ненавистного им этноса путем лжи, доносов и интриг, вследствие которых танские богатыри гибли на плахе. Этим империя Тан ослаблялась. Тюркюты, видя, что китайские интриганы, добившиеся должностей казненных танских воевод, вернулись к традиционной политике высокомерия, поняли, что их уже не любят, а используют. Это их обидело, а когда императрица У захватила власть, истребив почти всех принцев династии Тан, то кочевники порвали с Китаем.

В 682 г. Кутлуг Эльтерес-хан восстановил Тюркский каганат, и до 745 г. тюрки отражали китайские набеги на Великую степь. Борьба была неравной. Китайцы путем дипломатии лишили тюрок союзников и подвергли истреблению, еще более страшному, чем хуннов.

Но уже в 751 г. китайские армии потерпели поражение на трех фронтах: арабы победили китайцев при Таласе, чем принудили их покинуть Среднюю Азию; кидани разгромили китайский карательный корпус в Манчжурии; лесные племена Юннани, освободившиеся от власти Китая в 738 г., у озера Сиэр начисто уничтожили 60-тысячную оккупационную армию, а их союзники тибетцы вытеснили китайцев с берегов озера Кукунор. Танская агрессия захлебнулась так же, как на 600 лет раньше - ханьская, и, что особенно важно, по тем же причинам.

Реальной силой империи Тан была наемная армия, вербовавшаяся среди иноземцев, ибо для придворных китайцев терпимость династии Тан была одиозной, как по отношении к буддизму, так и в плане компромиссов со степняками. Однако благодаря интригам придворных, китайские порядки восторжествовали сначала при дворе, а затем проникли и в армию. Это вызвало среди воинов такое недовольство, что один из генералов, Ань Лушань, сын согдийца и тюркской княжны, в 756 г. возглавил восстание трех регулярных корпусов, составлявших ударную силу армии. Восстание было подавлено лишь в 763 г. благодаря военной поддержке врагов Китая: уйгуров и тибетцев, которые отнюдь не щадили население, отданное им в жертву императорским правительством. За семь лет население Китая сократилось с 52 880 488 душ до 16 900 000 душ. Конечно, надо учесть потерю населения почти всех застойных владений, но и остальное - ужасно! После восстания Китай перешел к обороне границ и был вынужден довольствоваться собственной территорией, южнее Великой стены. Степи Центральной Азии поделили уйгуры и тибетцы.

49. Конец тюркютов

Итак, с VI века Северный Китай набухал пассионарностью. Но только после 626 г., когда власть сосредоточилась в руках Тайцзуна Ли Ши-миня, перевес империи Тан над каганатом стал очевиден. Степные племена начали отпадать от тюркютов и передаваться "табгачскому хану", т.е. Тайцзуну, которого тюрки считали "полусвоим". Это решило судьбу каганата. В 630 г. китайские войска при поддержке телесских племен разбили и взяли в плен последнего самостоятельного тюркютского хана, и тюрки "пятьдесят лет отдавали табгачскому хану душу и силу" [+263]. Тайцзун проявил к побежденным милость, чем добился их искренней привязанности.

Затем наступила очередь Западного каганата, завоеванного новыми кочевыми подданными империи Тан в 659 г., капитулировавшими и ставящими опорой династии. Автономия "десятистрельным тюркам" был оставлена, но правителей им назначали "в Китае. До Хазарии китайцы не дошли. Их отвлекли тяжелые войны с Кореей и Тибетом. Корею удалось победить в 668 г., предварительно отогнав японский флот, а война с Тибетом затянулась до IX в., да и тогда кончилась вничью, хотя было 3 млн. против 57 млн. китайцев. Но ведь Тибет лежал на линии пассионарного толчка VI в., так что с позиции этнологии здесь ничего удивительного нет.

Удивительно другое: как исчез без остатка этнос, находившийся в инерционной фазе и объединивший своей доблестью половину Северной Азии. Должны же были остаться от него какие-нибудь реликты!

Да, кое-что осталось. В центре Горного Алтая сохранилась кость телес [+264], существовавшая самостоятельно до XVIII в., после чего она слилась с теленгитами, бежавшими в горы от маньчжуров и китайцев, истреблявших народ ойратов. О своем происхождении они забыли, но этноним помнят.

От западных тюркютов остались потомки в Средней Азии. Это род тюрк-кальтатай, противопоставляющий себя узбекам и киргизам и выводящий своих предков из "Татарстана", откуда они пришли 1200 лет назад [+265]. Точность хронологии поразительна.

Но большая часть тюркютов подчинилась "табгачскому хану", по совместительству императору Срединной империи (Тайцзуну Ли Ши-миню). Он щадил захваченных в плен, давал им высокие чины в армии, прекратил систему доносов и кляуз, утверждая, что "царствующий не должен никого подозревать". Китайцы относились к нему скептически, а тюркский царевич Ашина Шени на похоронах своего повелителя и друга решил последовать за ним в загробный мир, но стоявшие рядом китайцы отняли у него кинжал, которым царевич хотел заколоться.

Казалось, что империя Тан, объединившая тюркский воинский дух, китайское трудолюбие и образованность, буддийскую силу воображения и табгачскую веротерпимость, вот-вот овладеет всей Азией, но случилось наоборот. Уже при слабосильном сыне основателя империи китайские грамотеи оттеснили от престола тюркских рубак и вернулись к политике традиционного высокомерия. Они не угнетали своих степных подданных, но постоянно унижали их пренебрежением, невниманием к заслугам, несправедливостью в суде и т.п. Китайские подданные такое отношение терпели, а тюрки в 679 г. восстали[+266] (см. карту).

Народное ополчение, даже полное энтузиазма, не может долго противостоять регулярной армии. У тюрков не было ни надежного тыла, ни союзников, ни численного превосходства. Уйгуры на севере пустыни Гоби готовились встретить тюрок с оружием в руках, китайцы наступали с юга. Дважды тюрки были разгромлены, а их вожди погибли на плахе. Лишь третий вождь, Кутлуг, вместо бессмысленных сражений с китайцами "ограбил токуз-огузов (уйгуров) и разбогател лошадьми". Это дало ему возможность сделать свой отряд мобильным и увести его, вместе с семьями, на север от Гоби, а тем самым оторваться от противника. В 693 году Кутлуг умер, а престол унаследовал его брат Мочур, с титулом Капаган-хан.

Капаган-хан показал себя незаурядным полководцем и выдающимся политиком. Он использовал государственный переворот в Китае, произведенный императрицей У, главой китайских шовинистов. Былые сторонники династии Тан -добровольно подчинившиеся тюрки, оказались в опале и, следовательно, в оппозиции к правительству. Это использовал Капаган-хан. Поскольку границу охраняли именно опальные тюрки, он переманил многих из них на свою сторону и принудил Китай к позорному миру.

Но этот умный и энергичный хан очень плохо относился к своим племянникам, царевичам-сиротам. Он посылал их в самые опасные походы, явно надеясь, что они погибнут в бою и престол можно будет передать своему сыну, носившему титул "Кучук-хан". Хана поддерживала сильная партия бегов, т.е. командного состава войска, составлявшего весь народ. Мудрый Тоньюкук был его советником. Казалось бы, положение сыновей Кутлуга было безнадежно, но когда мужество объединяется с талантом, то логика истории делает зигзаги, пусть короткие, но для персональных биографии вполне достаточные.

Бытующее среди западных ученых мнение, что хан кочевого народа - деспот, произвол которого не ограничен, крайне ошибочно. Хана сдерживает традиция, общественное мнение и обычай, по которому хана нельзя сменить, но можно убить. Капаган-хан это знал. Поэтому опальные царевичи рисковали жизнью в боях, а не в ставке хана, который не смел их убить.

Капаган-хан назначил старшего племенника - Могиляня -шадом тардушей (западное крыло войска). Хотя тому шел семнадцатый год, а его брат Кюль-тегин был на год младше, обоих царевичей послали на войну в Джунгарию, где обстановка была очень сложной. Войска империи Тан - табгачи оспаривали эту область у ворвавшихся туда тибетцев - тангутов, так как по северным склонам Тянь-Шаня шел великий караванный путь - единственный источник богатства для государства, контролирующего его.

Тюрки разгромили тибетский экспедиционный корпус в 700 г. и получили богатую добычу из пленных девиц и скота [+267]. На следующий год шад тардушей вместе со своим братом победили народ Алты-Чуб - потомков "малосильных" хуннов, т.е. тех хуннов, которые во II в. не ушли от наседавших сяньбийцев (древние монголы) на запад, а укрылись в горных долинах Тарбагатая и Саура. позднее, в V в., они покорили Семиречье и Западную Джунгарию, а в VI-VII вв. вошли в состав Западнотюркского каганата, сохранив автономию и приобретя влияние на ханов династии Ашина, ибо те не могли обходиться без толковых и храбрых подданных. В научной литературе принято называть их "чуйские племена".

Справиться с этими доблестными кочевниками тюркским царевичам, видимо, не удалось, зато они победили народ "согдак", т.е. согдийские поселки, расположенные на великом караванном пути, здесь победа была легкой, а добыча - обильной.

Однако, выйдя на трассу караванного пути, тюрки не могли не натолкнуться на китайцев. Сражение, о котором китайские историки умалчивают, произошло в 701 г. при Ыдук-баше (Святой горе). Кюль-тегин лично взял в плен китайского воеводу и покрыл себя славой: Но война на этом не кончилась. В 706 г. воевода империи Тан, Чача-сенгун, был снова разбит шадом тардушей -Могилянем и Кюль-тегином при Минша, в Северном Китае [+268].

Этот краткий экскурс показывает, как причудливо переплетаются судьбы людей, деятельных и патриотичных, с судьбами многих самостоятельных этносов, часть коих вообще исчезла с арены истории, оставив ей только имена. Конечно, такие коллизии бывают не часто, но тем более ценны биографии Бильге-зан и Кюль-тегина, а также их соратников: мудрого Тоньюкука, Альп Эльэтмиша, Куличура и замечательной женщины По-бег, дочери Тоньюкука и жены Могиляня, не губившей, а спасавшей погибавших людей. Через биографии этих богатырей и мудрецов как бы просвечивает история не только тюркского народа, но и всех его соседей. А коль скоро так, то попробуем представить читателю действующих лиц развернувшейся трагедии, пусть не на персональном, но на этническом уровне.

На южных склонах Алтая кочевали карлуки, делившиеся на три раздела (уч-огуз). Их мечи упомянуты в "Слове о полку Игореве" - "мечи харлужные", - и владеть ими они умели прекрасно. По происхождению и языку карлуки были близки к тюркам, но предпочитали свободную жизнь подчинению даже самым сильным ханам. Они составляли племенной союз.

Другой племенной союз - басмалы, обитавшие в Восточной Джунгарии, состоял из тридцати родов (отуз-огуз), но был немногочислен, ибо сложился из осколков разных племен, и слово "басмал" означает "помесь". В 703 г. Могилянь - шад тардушей напал на них и заставил подчиниться и платить дань [+269]. Если бы он знал, во что обойдется этот его поход вдове и детям, надо думать, он договорился бы с ыдук-кутом басмалов иным способом.

Между Саянским хребтом и Алтаем жили азы, в верховьях Селенги - изгили, близкие родственники уйгуров, на малых речках, составлявших истоки Енисея, - чики, в Прибайкалье - курыканы, в Забайкалье - байырку. Но самым сильным племенем были токуз-огузы, или уйгуры [+270], населявшие степь между Толой и Орхоном. О прочих мы говорить не будем, потому что они в этой драме либо были статистами, либо заслуживают отдельного описания.

Рисуя картину, нельзя упускать из вида фон. Несмотря на одержанные победы, тюрки оказались в трудном положении, которое лаконично и исчерпывающе описан мудрый Тоньюкук:

"Каган табгачский был нашим врагом. Каган "десяти стрел" (так называли западных тюрков, но в данном случае тюргешский хан Согэ. - Л.Г.) был нашим врагом. Но больше всего был нашим врагом кыргызский сильный каган. Эти три кагана, рассудив, сказали: "Да пойдем мы на Алтунскую чернь (лиственный лес)... отправимся в поход и уничтожим его (хана тюрков)". Положение было критическим, но Тоньюкук нашел выход. Он предложил перехватить инициативу и бить врага по частям.

Саянские кыргызы VIII в. были многочисленным народом, освоившим ирригацию и земледелие с отгонным скотоводством, имевшим развитую металлургию и замечательное искусство, а значит, и хорошее оружие. Кыргызская держава была сильнее тюркской орды, но мудрый Тоньюкук использовал фактор внезапности. Взяв с собой обоих царевичей и отборный отряд, он, при помощи местного проводника, провел людей и коней "через снег глубиной с копье" и спустился в Минусинскую котловину в том месте, где его не ждали. Тюркам пришлось долго скакать, прежде чем они достигли поселка кыргызов. Зато они напали на них "во время сна"... Кыргызскому хану все-таки удалось собрать войско, но Кюль-тегин на белом жеребце возглавил атаку, сам застрели одного и заколол двух врагов. Хан кыргызов был убит, воины сдались. Одним врагом стало меньше.

Вторым соперником тюрков были тюргеши, храбрые, энергичные, многочисленные. Они долгое время помогали согдийцам отражать нападения арабов и на некоторое время остановили их. Но беда тюргешей была в отсутствии монолитности: они делились на "желтые" и "черные" роды, всегда соперничавшие друг с другом. "Желтые" тюргеши были потомками племени мукри, пришедших из Уссурийского края в конце II в., преследуя вместе с другими сяньбийцами отступавших хуннов. Вековая засуха III в. прижала их к склонам Тянь-Шаня, а наступление на запад остановлено героическими абарами, в VI в. в. вошедшими в Великий тюркский каганат. Когда же каганат распался, мукрины и абары составили новый каганат - тюргеши были степняки, мукрины - горцы. Они постоянно ссорились друг с другом и в конце концов разделились: потомки мукринов стали называться киргизами, а потомки абаров - каракалпаками. Но в 710 г. хан Согэ, из "желтых" тюргешей, повел против тюрков войско, "подобное огненному вихрю".

Тоньюкук с обоими царевичами немедленно предпринял контрнаступление, перешел через лесистые отроги Алтаин-нуру, переправился через Черный Иртыш, за одну ночь достиг р. Чолчу (Урунгу) и, напав на спящих тюргешей, нанес им небольшое поражение. Тюргеши ответили ударом на удар, но тюркская латная конница смяла их и погнала: ушли только те, у кого были резвые кони. Хан Согэ попал в плен и был казнен по приказу Капаган-хана в 711 г.

Развивая успех, тюрки двинулись на юг, но были остановлены арабами, рвавшимися на север. Только героизм Кюль-тегина позволил тюркам оторваться от превосходящих сил противника и отойти к Алтаю. Но и там их подстерегала опасность: карлуки "ради свободы и независимости" вытеснили тюрок на восток, в Джунгарию, а эту страну снова пытались захватить тибетцы, заключившие союз с арабами. Запад был тюрками потерян: война перенеслась на восток.

Народы Маньчжурии: кидани (кытаи) и татабы отнюдь не хотели менять тюрок на китайцев. В 712 г. татабы разбили китайскую экспедиционную армию и выдали пленных Капаган-хану, а тот их казнил. Китай, в котором не прекращались дворцовые интриги, наветы и отравления, вынужден был согласиться на мир и выдать за тюркского хана княжну с титулом царевны. 714 год был кульминацией тюркского могущества. Но Капаган-хан с огорчением видел, что успехами он обязан не сыновьям и окружавшим его бекам, а племянникам и тестю Могиляня - мудрому Тоньюкуку. Поэтому, будучи и ранее жестоким, в старости "стал глупее и неистовее". Эти черты характера не замедлили дать плоды.

Конечно, поведение правителя орды имеет некоторое значение, но гораздо важнее установка, т.е. политическая программа. А она была такова: покорить народы, живущие по четырем углам, склонить их головы и заставить преклонить колени. Кому это может понравиться?

Несмотря на все победы, каганат был окружен врагами, которые даже в одиночку были сильнее его. Империя Тан, Тибет, Арабский халифат располагали, сравнительно с тюрками, огромными армиями, но степь защищала кочевников от пехоты противников, которую всегда связывали обозы с провиантом и снаряжением. Но когда вздумали сказать свое слово сами кочевники, не желавшие "склонять головы и стоять на коленях", тюркскому хану стало туго.

В 715 г. все покоренные племена восстали против ханского гнета и "бесчеловечности". Карлуки, западные тюрки, татабы, кидани, изгили, уйгуры, байырку стали защищать свою свободу. Тоньюкук был уже стар - 70 лет. Спасать каганат пришлось Кюль-тегину. Он нанес поражение карлукам, потом - изгилям, потом -четыре побоища с уйгурами и, наконец, будучи оставлен ревнивым к славе Капаган-ханом на охране ставки, отразил набег карлуков, "заколол девять богатырей и не отдал орды", чем спас от смерти или рабства женщин и детей.

В это время Капаган-хан, командуя главными силами, разбил племя байырку на р. Толе. И надо же... после битвы хан ехал через лес и столкнулся с толпой разбитых байырку, которые стащили его с коня и отрубили ему голову. А Могилянь в это время воевал в Маньчжурии, но несмотря на две победы, не удержал страны, вернувшейся под власть Китая.

Наследником Капаган-хан назначил, вопреки закону, своего любимого сына, носившего титул "Малый (Кучук) хан". Кюль-тегин привлек на свою сторону воеводу Альп Эльэтмиша, .казнил Кучук-хана с советниками, а на престол возвел своего брата, как законного наследника престола, с титулом "Бильге-хан". Тот удивил свой народ несказанно: простил всех своих врагов, как политических, так и личных, а своему тестю - Тоньюкуку вернул титул бойла бага тархана и должность ханского советника. Кюль-тегин получил командование всеми войсками, т.е. диктаторскую власть. Так образовалась "могучая тройка": хан - добр, полководец - храбр, советник - мудр.

Изменилась и политическая программа. Повстанцам было объявлено прощение, а упорные уйгуры и татабы разбиты и разогнаны по лесным чащам, причем табуны их достались тюркам. Поскольку кони - самая большая ценность в степной войне, тюрки снова обрели силу. И тут Тоньюкук наметил новую программу действий: победами вынудить у врага приемлемый мир, не доводя его до крайности. Но добиться этой цели можно было только путем отчаянной войны.

Первую задачу выполнил Кюль-тегин, к 722 г. победивший всех степных сторонников Китая. Вторую - решил Бильге-зан: "...я поднял к жизни готовый погибнуть народ, снабдил платьем нагой народ, сделал богатым неимущий народ, сделал многочисленным малочисленный народ. Там, где верные эли и ханы, я творил добро. Живущие по четырем углам народы я всех принудил к миру... все они подчинялись мне" [+271]. Третью задачу - китайскую -решил Тоньюкук. Если Капаган-хан утверждал, что воюет только против китайского правительства, но любит народ и приемлет китайскую культуру, то Тоньюкук противопоставил учениям Лао-Цзы и Будды тюркскую культуру, как самостоятельную и равноценную [+272].

И он был прав! Даже по уцелевшим памятникам лапидарной литературы, составлявшим едва ли сотую часть той, что была записана на бересте, либо хранилась в памяти степных сказителей, видно, что тюрки имели оригинальное мировоззрение, мифологию, историю и большие сведения по географии. Постоянная пастьба скота приучила их к бережному отношению к природной среде, и боевых коней они уважали, как меньших братьев.

Тюркам для развития культуры были нужны мир и независимость от агрессивного Китая. Бильге-хан сумел добиться того и другого. Он отказался от завоеваний в Сибири, оставив Свободу енисейским кыргызам. Спорные владения в Южной Джунгарии и Семиречье оставил за империей Тан. За тюргешского хана выдал дочь "с большими почестями" [+273], а тибетскому царю отказал в военной помощи против Китая. Этими поступками он обеспечил своему народу двадцатилетний мир (722-741 гг.), покой и уважение соседей.

Мир, достигнутый такими сверхусилиями, принес тюркам, кроме покоя, богатство. По договору 727 г., тюркам за условленное число коней ежегодно выдавалось 100 тысяч кусков шелка. Это значит, что шелк поступал в степь по демпинговым ценам, как замаскированная дань.

В 731 г. умер Кюль-тегин, верный сподвижник своего брата. Памятник его показывает, что культура тюрок VIII в. ничем не уступала культурам других народов того же времени. Бильгехан пережил своего брата на три года. В 734 г. его отравил изменник, тюркский вельможа, бывший послом в Китае и подкупленный императором Сюаньцзуном. Предатель и весь его род были казнены.

Наследник Бильге-хана, его сын Йоллыг-тегин, был талантливый писатель, мыслитель и историк. Он мирно правил Тюркским каганатом до 739 г. Ему удалось сохранить мир на южных границах, так как империя Тан воевала с Тибетом, а хан тюргешей Сулу отражал натиск арабов на Согдиану. Положение Тюркского каганата казалось устойчивым, но грядущая беда пришла, из давнего прошлого, ибо время, подобно пространству, способно сочетать причины и следствия, обрывать эпохи и рассеивать этносы.

Второй Тюркский каганат включал в свой состав кроме немногочисленных тюрков [+274] еще уйгуров, басмалов и карлуков. Хотя они жили по соседству с тюрками, говорили на тюркском языке и были тоже кочевыми скотоводами, они отличались от тюрков стереотипами поведения, внутренней структурой и идеалами, т.е. цели, к которым они стремились, были иными.

Тюрки несли на себе традиции походов и завоеваний, жесткой дисциплины в орде и отличались умением властвовать над народами. Уйгуры мужественно защищали свои пастбища и свою независимость, не покушаясь на чужие земли. Тюрки охраняли свою культуру, уйгуры жадно впитывали чужие мировоззрения, кроме китайских. Тюрки любили побеждать, уйгуры - защищаться. Пути развития этих народов, а также близких к уйгурам карлуков и басмалов, были противоположными.

Пока тяжелый груз тюркской традиции лежал на богатырских плечах Кутлуга и Тоньюкука, Бильге-хана и Кюль-тегина, каганат процветал, но в плане этнологии следует отметить одну важную деталь: вся героическая оборонительная война в течение 42-х лет (681-721 гг.) была проведена по существу одним поколением.

К счастью, благодаря надгробным надписям, нам известны возрасты некоторых полководцев. Мудрый Тоньюкук родился в 646 г., Куличур - в 662 г., сыновья Кутлуга: Бильге-зан - в 683 г., а Кюль-тегин - в 684 г. В 721 г. им было 35-75 лет. Но с 721 по 742 гг. был мир, а за 20 лет мира дети и внуки богатырей привыкли к очарованию степного приволья, безмятежному покою и интригам. А коль скоро так, то они потеряли преимущества способности к сверхнапряжениям, т.е. снизили уровень пассионарности до того, что сравнялись со своими соседями и подданными. И тогда началось!

При Йоллыг-тегине в тюркской ставке (орде) был порядок, но уже в 741 г. начались интриги и борьба за власть с казнями и убийствами. Тогда в 742 г. уйгуры, карлуки и басмалы восстали... и покатились тюркские головы по степной траве. Часть тюрков была перебита, часть - покорилась хану басмалов, и только вдова Бильге-хана, По-бег, собрала самых мужественных беглецов и увела в Китай, где их зачислили в пограничные войска. Только эти тюрки уцелели от резни. В 756 г. они оказались среди воинов Ань Лушаня и погибли вместе с прочими повстанцами. Так исчез великий тюркский этнос.

50. Авары истинные и ложные

Инерционная фаза описываемого нами витка этногенеза нашла воплощение не только в созданном тюркскими богатырями "Вечном эле". VI-VII вв. стали эпохой каганатов по всей Великой степи от Желтого до Черного моря. Причем все они: Хазарский и Аварский на западе, тюркютский на востоке - возникли и исчезли, с известным допуском, почти синхронно. Случайность совпадения исключается. Во всяком случае единая закономерность этногенеза прослеживается настолько четко, что стоит уделить западным сверстникам тюркютов, хотя они и не были кочевниками в прямом смысле слова, несколько слов. О хазарах и их этногенезе мы уже написали выше, к тому же о них речь еще пойдет в особой книге. А вот о наследниках древнего Турана - аварах необходимо сказать. Но здесь мы наталкиваемся на загадку, над которой еще нужно поломать голову. Авары (обры), появившиеся в Европе в VI в., никакого отношения к истинным абарам-степняками не имели. Более того, и о последних почти ничего не известно. Получается, говоря языком математики, одно уравнение с двумя неизвестными. Что ж, попробуем его решить!

Как мы помним, в 155 г. "неукротимым" хуннам удалось оторваться от преследования Таншихая и уйти на Волгу. Но странно, почему сяньбийское наступление на запад после этого прекратилось и почему в эпоху надвигающейся засухи сяньбийцы отказались от богатых земель Тарбагатая с их роскошными альпийскими лугами - джейляу и склонами, покрытыми лесом, столь ценимым кочевниками. Нет, тут что-то кроется! По-видимому, кто-то сяньбийцев отразил. Но кто?

Действительно, Таншихай отправил в Джунгарию армию, состоявшую из мукринов, приамурского племени тунгусской группы [+275]. Эта армия дошла по северным склонам Тяньшаня до Тарбагатая и была там остановлена племенем абаров [+276], которые считались самыми воинственными в степной Азии. Происхождение абаров неустановимо, ибо они не относились ни к хуннской, ни к телесской, ни к тюркской группе, а составляли "Особливое поколение" [+277]. В истории Азии они упоминаются еще в VII в., после чего были покорены тюркютами.

Истинные абары были реликтом какого-то очень древнего этноса, слава которого гремела до VI в. Можно думать, что именно они разгромили угро-самодийские племена Западной Сибири, вынудив тех спасаться на север, по льду Оби, Волги и Енисея. Вероятно, "тролли" - образ предков лопарей. Это гипотеза автора, предлагаемая на основе обобщения разрозненных фактов: она подлежит проверке.

Но тому, что джунгарские абары были храбрецами, поверить можно, потому что остановленные ими мукрины, или мукри (кит. -мохэ), - этнос, хорошо известный на Дальнем Востоке и неоднократно прославлявшийся мужеством и стойкостью.

Китайские авторы, передавая звучание этого имени, отмечают этнографическое расхождение восточных и западных мохэ после миграции, сказавшееся в изменении быта и культуры. Для приамурских мукринов ключевым знаком является звериная шкура, для джунгарских - трава [+278]. Это часто наблюдаемая этническая дивергенция, вроде разделения хуннов и гуннов, англичан и американцев, саксов - в Британии и саксов - в Германии (саксонцев) и т.д., примеров несть числа.

Однако мукрины и абары воевали друг с другом недолго, ибо им обоим грозила разбойничья держава Жужань. От нажима жужаней мукрины уходили в горы Тянь-Шаня, ибо были привычны к горам Хингана на своей покинутой родине. И они пережили своих обидчиков, которых в 552 г. разгромили тюркюты: с теми ужиться было легко. Потомки их выступают под разными названиями, но ясно, что часть их вошла в узбекский союз [+279], а часть в состав современных киргизов, сообщив последним свой героизм, пронесенный через века. Засуха III века отгородила абаров и мукринов от восточных, северных и западных соседей и дала возможность им уцелеть, пока они не слились в сложный этнос тюргешей, состоящий из "желтой" (мукрины) и "черной" (абары) ветвей. В VII веке тюргеши создали свой каганат, просуществовавший, как Второй тюркский каганат, до середины VII века. Потомки абаров известны: это каракалпаки, часть которых в Х-ХI вв. попала в Древнюю Русь, сохранив свое название: "черные клобуки".

Итак, с истинными абарами как будто все ясно. Но кто такие псевдоавары или вархониты?

В хуннское время в низовьях реки Сейхун (Сырдарья) жил оседлый народ хиониты, которых китайцы называли "хуни [+280]" и никогда не смешивали с хуннами [+281]. Хиониты были сверстниками хуннов, так как происходили из круга народов сарматского мира, поднятого пассионарным толчком в III в. н.э. С хуннами в III-IV вв. они не встречались, а .воевали с персами. Пустыня, располагавшаяся севернее их поселений, спасла их от гуннов, но в VI в. зазеленевшая степь открыла дорогу тюркютам к Аралу. Хиониты не подчинились завоевателю - Истеми-хану и в 557 г. бежали от него на запад, под защиту угров. Всего ушло 20 тысяч человек, к которым позднее присоединились еще 10 тысяч угров, разбитых тюркютами: племена тарниах, кочагир и забендер [+282]. Эта небольшая угорская примесь зафиксирована венгерскими археологами: 80% аварских черепов европеоиды, 20% принадлежат к западносибирскому слабо монголоидному типу.

Прикаспийские народы по ошибке приняли хионитов за истинных абаров [+283], некогда проявивших особую доблесть и свирепость. Это слово по-среднегречески произносилось "авар" и в этом произношении хиониты вошли в историю. Но зачем им понадобился этот этнонимический камуфляж?

Автор VII в. Феофилакт Симокатта в своем труде "История" пишет об объединении двух племен, уар и хунни, сначала живших на р. Тил, которую тюрки называли "Черной". Они в 555 г., под давлением тюрок, бежали на запад, назвав себя "аварами" (абары-обры), так как "среди скифских народов племя аваров является наиболее деятельным и способным"  [+284]. Поэтому он называет европейских аваров "псевдоаварами", но тем самым оставляет открытым вопрос: кто же были истинные авары, точнее - абары, хунни и племя "уар" или "вар"? И где текла река Тил[+285]? Отождествление ее с Таримом невозможно, ибо из Такла-Макана в Европу пути не было. Его преграждали тюркюты (древние тюрки) - враги вархонитов.

Литература по этой проблеме столь велика, что здесь не может быть даже перечислена. Однако она критически проработана автором этих строк и изложена в нескольких статьях и главах книги "Древние тюрки" (М., 1967) [+286] и в примечаниях к книге М.И. Артамонова [+287]. Многое прояснилось, но, тем не менее, вопрос не может считаться исчерпанным, так как многие авторы, следовавшие версии Симокатты буквально, оставили нераскрытым этническую принадлежность уар или вар (бар).

Первое сведение о хионитах имеется у Аммиана Марцеллина. В 356-357 гг. хиониты воевали с персами, а уже в 359 г. участвовали в походе Шапура II на Амиду, где на глазах нашего автора погиб их царевич, красавец в глазах грека [+288]. Вспомним, что Аммиану Марцеллину монголоидность гуннов казалась безобразием. Значит хиониты были европеоиды, а угры - монголоиды, не входили в их состав.

Затем, севернее Аральского моря лежит суглинистая пустыня, которая гораздо хуже песчаной. Осадки не впитываются почвой, а образуют быстро высыхающие лужи. Переходы через эту пустыню были возможны только зимой, когда лошади утоляли жажду снегом. Как место развития большого этноса долина между Аралом и лесостепью непригодна, даже при повышенном увлажнении степной зоны. И ведь позднее , когда возник великий караванный путь между Хорезмом и долиной Яика, он был проложен через Усть-Урт, а не севернее Арала.

И наконец, слово "вар" или "уар" имеет значение "река", на гуннском языке [+289], который, будучи тюркским, видимо, включал в себя архаизм, даже для того времени. Это слово как имя собственное сохранилось на Алтае: так называется приток Урсула Уар. Поэтому надо полагать, что слово "вар" (бар) или "уар" было эпитетом к этнониму - хиониты: видимо, "вархониты" значило "речные хиониты"  [+290], действительно жившие по берегам большой реки. Для греков, франков и славян этимология этого слова была неясна, и они приняли эпитет за этноним. Славяне называли хионитов, поселившихся на берегах Дуная, - "обры", а слова "хион" или "хунн" не замечали.

И если так, то понятно, что среди казахских родов нет потомков "уар", тогда как потомки хионитов - голубоглазые блондины - встречаются в Младшем джузе, как потомки кара-киданей - найманы [+291] - в Среднем, а потомки кайгюнцев-печенегов и хуннов в Старшем. Казахи, как и все крупные этносы, имеют много предков, т.е. этнических субстратов, спаявшихся в ходе истории в единую этническую систему, где реликты сделались элементами обновленного этноса. Так, современные англичане включают в свой состав остатки кельтов, датчан, норвежцев, анжуйских французов, и разница лишь в том, что на Западе легко забывают далеких предков, а в Великой степи их помнят и знают. И если потомков "уар" нет, хотя есть потомки их соседей - огоров - маждары и западных динлинов - кыпчаки, то можно заключить, что упоминание "уар" у Феофилакта Симокатты - плод недостаточной осведомленности ученого грека, а последующая грандиозная литература вопроса - последствия "переходящей ошибки", вроде поисков Атлантиды или страны Шамбала [+292], а попытку сопоставить китайское этническое название "хуни" с этнонимом "хунну" надо считать неудачной [+293].

Но, видимо, возникновение ошибки было неслучайным. Запоминается наиболее важное, а здесь существенным было то, что свирепые пришельцы, осаждавшие Константинополь и разгромившие антский союз, не были степняками, как гунны или печенеги (канглы), гузы (торки) и куманы (половцы). Они были осколком древнего суперэтноса, расколотого проповедью Заратустры и вынужденного на склоне лет сменить родину. Именно в VI в. Приаралье из "Турана" превратилось в "Туркестан", ибо Время (историческое) имеет такие же границы, как и Пространство. А то, что многие историки до сих пор смешивают авар с кочевниками гуннами, - это их вина. Узкая специализация в истории дает тот же результат, как рассматривание звездного неба через микроскоп.

Именно отсюда возникло предвзятое мнение, что Запад многообразен и бурно развивается, а Восток - серая туча, скучная и бессмысленная, но иногда угрожающая культуре цветущего Запада. Нет ничего более неверного! Этносы Великой степи столь же разнообразны и закономерно изменчивы, как и те, которые живут на берегах Средиземного и Желтого морей, а вред соседям причинять могут не только кочевники, но и оседлые, лишь бы в этом была нужда. Этот тезис доказали авары, т.е. хиониты, перебазировавшиеся с Яксарта [+294] на Дунай.

Грозное имя абаров, заимствованное хионитами, вызвало панику у прикаспийских народов и позволило аварам добраться до безопасной страны - Паннонии, где они в союзе с лангобардами сокрушили гепидов и укрепились на Тисе и Дунае. Затем они победили и взяли в плен франкского короля Сигберта Австразийского, подчинили болгар-кутургуров, живших западнее Дона, и разгромили антов (славянское племя), которые после 602 г. исчезают со страниц истории. Потом они объединили вокруг своего знамени южных славян - склавинов, и до 626 г. вели опустошительную войну против Византии на Балканском полуострове. Почти все древнее население Фракии, Македонии и Греции было истреблено, а земли заняты славянами.

Некоторое время авары считались исчадием кочевой Азии, ибо действительно произвели жестокие опустошения в Германии, на Балканском полуострове и, особенно, в Моравии, но потом они исчезли бесследно. "Погибоша аки обре", - писал русский летописец Нестор.

Примечательно, что авары (хиониты), ровесники тюркютов, создали такую державу, как и "Вечный тюркский эль", где роль телесских племен играли болгары и славяне. "Дикими" авары отнюдь не были. Их дипломаты восстановили союз с Ираном против Византии и, подобно их предкам, штурмовавшим Эдессу, осаждали совместно с персами сам Константинополь.

Инерционная фаза позволяет консолидировать массы и легко управлять ими, если есть толковые вожди. А такие были и у тюркютов и у авар-хионитов. Но покоренные славяне в VII в. находились в акматической фазе и нашли в себе силы для сопротивления чужеземному гнету. Венеды - предки моравов, чехов, лютичей и бодричей в 623-656 гг. объединились под главенством некоего Само и побеждали аваров. (Отметим для сравнения, что в 659 г. пал Западный тюркский каганат). Кутургуры в 630 г. отложились от Аварского каганата, после чего натиск аваров на Византию ослабел. (В том же году пал Восточный тюркский каганат). Полтора века об аварских набегах было не слышно. Наоборот, в 796 г. франки перешли в наступление и захватили аварские укрепления на окраине Венского леса, где нашли богатую добычу. Однако дальше на восток франки пробиться не смогли.

Чем объяснить такое умиротворение аваров, если исключить концепцию естественного старения этноса? В пользу последней говорит также синхронность этногенезов в Монголии и Паннонии, при различной природе этих стран, ином окружении и несходства в характере и уровне производительных сил и культурно-политических контактов. Авары просуществовали до прихода венгров в 900 г., с которыми объединились и слились. Византия вела себя куда спокойнее, чем грозная и непоследовательная империя Тан, и потому авары пережили не только Тюркский, но и Уйгурский каганат.

Примечания

[+261] Литература вопроса громадна. Библиографию см.: Всеобщая история искусств. Т. 2. Кн. 2. М., 1961. Обзорная статья; Там же, стр. 319-384.

[+262] Вэнси-тункао XVI. Цз. 344. Стр. 17а, 17б/ Пер. проф. Н.В.Кюнгера. Цит по: Гумилев Л.Н. Древние тюрки. Стр. 175.

[+263] Памятник в честь Кюль-тегина; Большая надпись, строка 8.

[+264] См.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки, стр. 231, 259-262.

[+265] Там же. Стр. 151-152.

[+266] Там же. Стр. 270 и cл.

[+267] Малое С.Е. Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. М.; Л., 1959, стр. 20.

[+268] Гумилев Л.Н. Древние тюрки, стр. 297.

[+269] Малов С.Е. Указ. соч., стр. 20.

[+270] Тюркские авторы VIII в. употребляли название "уйгуры" и "токуз-огузы" как синонимы. (См.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки, стр. 274-317.)

[+271] Малов С.Е. Указ. соч., стр. 40.

[+272] См.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки, стр. 318.

[+273] Дочь тюргешского хана вышла замуж за сына Бильге-хана тоже с "большими почестями". (См.: Малов С.Е. Указ. соч., стр. 23-24.)

[+274] Теперь можно назвать их без множественного числа - ут, ибо они лишились подданных. Сами себя они называли "кок (голубые) тюрк".

[+275] См.: Гумилев Л.Н. Три исчезнувших народа //Страны и народы Востока, вып. II, 1961, стр. 107-109.

[+276] Там же.

[+277] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах..., Т.1, стр. 296.

[+278] См.: Гумилев Л.Н. Три исчезнувших народа, стр. 108.

[+279] См.: Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т.II, Л., 1926, стр. 533.

[+280] См.: Гумилев Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV веке, стр. 129-140.

[+281] См.: Артамонов М.И. История хазар, стр. 103-113, приведена литература.

[+282] Подробнее см.: там же, стр. 140-141, 163.

[+283] Там же, стр. 106-107, прим. 12.

[+284] Феофилакт Симокатта. История. (Пер. С.П.Кондратьева), М., 1957 стр. 160.

[+285] Там же. Прим. Осиновой К.А., стр. 211; Тил - Яксарт или низовья Сырдарьи; см. ниже.

[+286] См.: Гумилев Л.Н. Три исчезнувших народа, сто. 103-113,; Он же. Эфталиты и их соседи в IV веке, стр. 134-135; Он же Эфталиты - горцы или степняки // ВДИ. 1967. N3, стр. 91-98; Он же. Древние тюрки, стр. 35.

[+287] Артамонов М.И. История хазар. (Ред. и прим. Л.Н.Гумилева.) Стр. 106-107.

[+288] См.: Марцеллин Аммиан. История. Вып. 1, Киев, 1906, стр. 233.;

Гумилев Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV веке, стр. 134. Хиониты (греч.) или хуни (кит.) потомки сакского племени хиаона. (Fr. Altheim.Geschichte der Hunnen. Bd. 1. 1960. S. 53.) С.П. Толстов обнаружил в низовьях Сырдарьи "болотные городища", которые правильно приписал хионитам (см.: По следам древнехорезмийских цивилизаций. М.; Л., 1948, стр.218.)

[+289] См.: Иностранцев К.А. Хунну и гунны. Л., 1926, стр. 63.;

Артамонов М.И. Указ. соч., стр. 62.

[+290] В смысле "прибрежные, живущие по берегам реки".

[+291] См.: Гумилев Л.Н. Поиски вымышленного царства, М., 1970, стр.136-139.

[+292] См.: Гумилев Л.Н., Кузнецов Б. Страна Шамбала в легенде истории // Азия и Африка сегодня, 1968, М5, стр. 48-50.

[+293] См.: Haussig H.W. Theophilaktus. Exkurs uber die skythischen Volker Byzantion. Т. XXIII. 1953. S. 304-305, 345-362, 413-429; Еnoki К.Тhе Оrigin of the White Huns or Heptalites.East and West. 1955.No3, Р.231-238. Ср.: Бичурин Н.Я. Указ. соч. Т. II. S. 260.

[+294] Яксарт (греч.), Гульзариун (перс.), Сейхун (араб.) - Сырдарья.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top