Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Белявский - звезда первой величины советской ассирологии

Редколлегия

В. А. Белявский Фото Виталия Александровича Белявского (1924≈1977), из группового снимка кафедры истории Древней Греции и Рима Ленинградского Государственного Университета им. А. А. Жданова (1957). Здесь он студент последнего курса.

Звезда первой величины в советской ассириологии Виталий Александрович Белявский (1924√1977) [+1], так же как и его старший товарищ Л. Н. Гумилев, был защитником Родины.

Молодым мальчишкой Виталий Александрович  ушел на фронт и принял непосредственное участие в боевых действиях Великой Отечественной войны. Был контужен и дважды ранен. В возрасте 21 года, в составе одного из армейских подразделений 3-го Белорусского фронта, он стал участником Восточно-Прусской стратегической операции (январь√апрель 1945 г.). Исполняя свой воинский долг, Виталий Белявский неоднократно проявил личное мужество и отвагу. За проявленные при защите Отечества военные заслуги, за подвиги храбрости и бесстрашия В. А. Белявский был награжден высокими боевыми наградами √ орденом Красной Звезды, орденом ╚Славы╩ III-й степени, высшей медалью СССР ╚За отвагу╩, а также медалями ╚За взятие Кëнигсберга╩, ╚За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941√1945 гг.╩ и др.

В 1953 г. В. А. Белявский демобилизовался из рядов Советской Армии, а в 1954 г. поступил на Исторический факультет Ленинградского Государственного университета (ЛГУ) им. Жданова. Он с отличием закончил обучение на кафедре истории Древней Греции и Рима и получил специальность ╚историк-античник╩. Но Виталия Александровича влекла другая, более древняя история √ история Ассирии и Вавилона.

У истоков русской ассириологической школы стоял специалист в области семитских языков академик П. К. Коковцов (1861√1942). Его учениками были В. К. Шилейко [+2] и В. В. Струве. Был увлечен историей Шумера и поэт Николай Гумилев, сделавший перевод вавилонского эпоса ╚Гильгамеш╩ [+3]. Василий Васильевич Струве (1889√1965) впоследствии основал школу изучения истории древних цивилизаций с социально-экономических позиций и смог стать в СССР рersona gratissima.

Струве был египтологом, но с 1933 г. он сконцентрировался на шумерологии, и в связи с этим оказал значительное влияние на судьбу многих знакомых юности Л. Н. Гумилева √ Николая Ереховича [+4], Теодора Шумовского [+5] (впоследствии проходивших с ним по одному делу) и др. В 1933/34 учебном году В. В. Струве читал курс истории Ассирии и Вавилонии студентам Николаю Ереховичу, Льву Липину и Игорю Дьяконову [+6]. Осенью 1934 года именно на квартире Струве впервые увидел Леву Гумилева Тадик Шумовский. Им ученый читал лекции по истории Древнего Востока на дому[+7].

С 1941 г. В. В. Струве возглавлял Институт востоковедения АН СССР (ИВ АН), а в 1952 г. стал руководить кафедрой Древнего Востока старейшего востоковедного факультета страны √ Восточного факультета ЛГУ[+8]. Струве открыл при кафедре ассириологическое и египтологическое отделения. Виталий Белявский после окончания учебы в 1959 г. поступил в аспирантуру именно на ассириологическое отделение, и его научным руководителем и учителем стал именно В. В. Струве.

Но к тому времени история, экономика и язык Шумера прочно вошли в круг научных интересов и личных амбиций бывшего студента академика Струве (ставшего к тому времени кандидатом наук) √ И. М. Дьяконова. Между коллегами развернулась нешуточная научная полемика. Существенные разногласия во взглядах на устройство политической и экономической жизни древнего общества Месопотамии оказались настолько важны для конфликтующих сторон, что раскололи вокруг них и научную среду. Неприязнь вышла за рамки научной корректности и этических норм. А позже желание утвердить свою единственную точку зрения на причины падения древнего Царства привело и к подавлению иномыслия (и это в вопросе-то об укладе жизни древнего вавилонского общества!) и даже смогло изменить судьбы не только непосредственных участников дискуссии, но и многих советских ученых-востоковедов [+9].

В 1962 г. В. А. Белявский закончил аспирантуру в ЛГУ и подготовил кандидатскую диссертацию на тему ╚Образование Ново-Вавилонского царства[+10]. Но ╚по не зависящим от него причинам╩ (смерть научного руководителя и целый ряд др.), он не смог ее защитить в Ленинграде. Позже он представил свою работу в Москве и получил в 1970 г. на заседании кафедры истории Древнего мира Исторического факультета МГУ рекомендацию к защите этой работы на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Но защита не состоялась [+11]. Дипломированным кандидатом наук В. А. Белявский не стал, но стал ученым со своей научной позицией. Ныне его научные взгляды широко известны.

Возможно, всë это произошло в том числе и из-за того, что Белявский В. А. был человек прямой и тоже не признавал компромиссов. Известно, что в штат научных институтов его не брали. Да и он сам не хотел иметь a priori формальную работу (но, зато ╚по специальности╩), т.е. быть "советским востоковедом", которая бы отнимала его время и нервы. И, кроме того, по факту, он был бы зависим от начальства. Бытовавшие тогда околонаучные интриги и склоки, его не интересовали, а только мешали заниматься любимым делом √ изучением истории Древнего мира. Он немного преподавал в школе, поработал в Библиотеке АН СССР (БАН). В. Белявский ушёл и оттуда, навсегда (хотя возможность вернуться у него оставалась). Но он отнюдь не прекратил изучение истории Шумера, он стал неформальным ученым. Занимался он днем (переводил древние манускрипты, составлял картотеки и др.), а ночью его экологической нишей до конца жизни оставалась работа┘ сторожем на Радиотехническом приборостроительном заводе им. Н. Г. Козицкого (СПб., 5-я линия Васильевского острова, д. 70). В. А. Белявский был женат, его супруга √ Белявская О. П. работала в Библиотеке АН СССР.

Разрыв с формальной востоковедческой наукой только активизировал научную жизнь Виталия Александровича. Он писал: ╚я имею довольно надёжную материальную базу, достаточно свободного времени и полную независимость╩ (из переписки В. Белявского). Он считал, что ситуация была для него исключительно выгодной и могла бы стать темой для юмористического журнала √ ведь ╚вся официальная наука, разные акад., док., канд. и просто полотёры от науки, с остервенением ведут борьбу ┘ с заводским сторожем! Ну, как не прочитать, чем это заводской сторож сумел так насолить этим сверх-учёным мужам!╩. Ученый-неформал, он был в восторге от того, что он √ историк, как ╚заводской сторож представляет на конгрессе в Чикаго советскую науку╩, а ╚после каждой визгливой рецензии спокойно и весело отвечает и публично тыкает носом в научную безграмотность╩.

Поэтому не удивительно, что Белявский В. А. ╚пробивал свои работы <по востоковедческой тематике> через ожесточённое сопротивление╩. В письме к другу в 1970-е годы он писал: ╚Надо добиваться публикации работ. Это нелегко, но возможно╩. Из-за сокращения возможности печататься в СССР он стал печататься за рубежом.

Круг научного общения Белявского В. А. включал многих зарубежных учёных, например, он поддерживал дружеские отношения с аккадистом-лингвистом из ГДР, фигурой номер один в ассириологии, издателем трёхтомного словаря аккадского словаря Akkadisches Handworterbuch Вольфрамом фон Зоденом (1908√1996). Со студенческой скамьи и до конца жизни поддерживал дружеские отношения с историком-античником Ю. В. Андреевым. В середине 1970-х гг. Белявский В. А. стал выступать с докладами в Географическом обществе (ГО) СССР. В то время Л. Н. Гумилев руководил в ГО отделением этнографии. Белявский вновь стал публиковаться, был ответственным редактором сборников докладов ГО.

В. А. Белявский стал автором более 30 работ, статей, рецензий и переводов и монографий. Самая известная его книга ╚Вавилон легендарный и Вавилон исторический╩ вышла в 1971 г. в издательстве ╚Мысль╩. В своей монографии Виталий Белявский приводит свое видение причин падения древнего Вавилона. Белявский В. А. блестяще владел немецким языком и сделал для эпиграфов глав этой монографии переводы фрагментов из поэмы Генриха Гейне и др. [+12] Книга не только профессионально точна, но и написана живым доступным языком, и выдержала несколько переизданий.

На своих лекциях Л. Н. Гумилев в числе немногих книг часто рекомендовал для прочтения студентам именно эту книгу В. А. Белявского. А в одной из своих последних бесед Л. Н. Гумилев, говоря о том, какой непоправимый удар нанесло по русской деревне необдуманное уничтожение поймы Волги, привел пример из истории древней Месопотамии [+13]. Основываясь на данных Белявского, Гумилев говорил, что строительство в VI в. до н. э. грандиозного канала вызвало засоление почв и привело к гибели Вавилона. Постепенно из столицы моноэтничного Аккада Вавилон стал превращаться в зону этнического контакта и урбанистическую агломерацию.

Когда же тучи сгустились над Л. Н. Гумилевым, Виталий Белявский встал на его защиту (в числе очень немногих!) и в 1973 г. написал одну из своих последних статей о правоте взглядов Л. Н. Гумилева и тенденциозности академика Б. А. Рыбакова (1908-2001) в оценке отношений между Древней Русью и Великой Степью [+14].

Из письма Белявского о рецензии ╚О преодолении самообмана╩ Б. А. Рыбакова [+15] на книгу ╚Поиски вымышленного царства[+16] становится ясно, какие методы воздействия на чужое мнение были распространены в то время в научной среде: ╚Если кто и не знает истории, то это √ Рыбаков, о чём блестяще свидетельствует его рецензия. Но там есть ещё и саморазоблачение бандита: он хвастается тем, что затыкает рот оппонентам (Зимину [+17]) и замалчивает их (Гумилёва), а взбешен тем, что книга вышла тиражом в 9500 экз. и потому volens nolens придётся вести явно безнадёжный спор. Гумилёв готовит зубодробительный ответ. Начнётся борьба за публикацию ответа. Рыбаков, конечно, примет все меры, чтобы помешать выходу ответа╩.

Меры, очевидно, были приняты. В 1976 г. Л. Н. Гумилева прекратили печатать (за редким исключением). О том, насколько легко было напечатать свой ответ академику и другие свои работы можно судить из его писем в ЦК КПСС в 1987 г. [+18]. Не проще было и остальным, расходившимся во мнениях с принятым официозом.

Летом 1977 г. Виталий Белявский скоропостижно скончался от инфаркта миокарда. Похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

Примечания

[+1] По воспоминаниям вдовы Л. Н. Гумилева, Наталии Викторовны Гумилевой (1921≈2004), начало отношениям между ее мужем и В. А. Белявским (в сер. 1970-х гг.) положила статья Виталия Александровича, которую тот отдал на рецензию заведующему Научной библиотекой Эрмитажа Матвею Александровичу Гуковскому (1898≈1971), специалисту по средневековью. Статья была по истории Древнего мира, поэтому Гуковский передал ее своему коллеге Л. Н. Гумилеву. Лев Николаевич нашел, что статья стоящая, хорошо написана и достойна публикации. Ученые подружились. Л. Н. Гумилев (при своих весьма ограниченных возможностях) помогал другу, чем мог. Когда он был председателем секции этнографии Географического общества СССР, то привлек Белявского к совместной работе в обществе и несколько раз печатал его в журналах ГО. Они навещали друг друга на дому и в домашней атмосфере продолжали обсуждать свои научные исследования и дискутировать. В архиве Л. Н. Гумилева сохранились неопубликованные письма В. А. Белявского.

[+2] Профессор Владимир Казимирович Шилейко (1891≈1930) √ первый в России профессиональный исследователь и переводчик шумеро-аккадской литературы и автор первых университетских курсов по шумерскому и хеттскому языкам. В 1918√1922 гг. муж А. А. Ахматовой.

[+3] На экземпляре перевода, подаренном поэту М. Л. Лозинскому (1886≈1955), Н. С. Гумилев сделал такую надпись:

Над сим Гильгамешем трудились
Три мастера, равных друг другу,
Был первым Син-Лики-Уинни,
Вторым был Владимир Шилейко,
Михал Леонидыч Лозинский
Был третьим. А я, недостойный,
Один на обложку попал.

[+4] Ерехович Николай Петрович (1913≈1946) √ сын коменданта Аничкова дворца генерал-майора П. А. Ереховича. Крестник императора Николая Второго и императрицы Александры Федоровны. Заработав рабочий стаж, поступил на второй курс кафедры семитологии Ленинградского института истории, философии и лингвистики ЛИФЛИ, сдав экзамены за первый курс экстерном. После убийства С. М. Кирова отчислен, но вскоре восстановлен по ходатайству сестер Ульяновых. Параллельно с египтологией, ассириологией и шумерологией, занимался генетикой и биологией. Его первые научные работы получили высокую оценку академиков В. В. Струве и Н. И. Вавилова. В 1938 г. за 4 месяца до окончания ЛГУ арестован по одному делу со Львом Гумилевым и Теодором Шумовским, которые обвинялись в руководстве ╚молодежного крыла╩ не существовавшей партии прогрессистов, ╚в участии в молодежной антисоветской террористической организации в ЛГУ и в подготовке террористического акта против руководителя горкома Ленинграда А. А. Жданова╩. На основании ст. 17-58-8 УК РСФСР был лишен свободы с содержанием в ИТЛ сроком на восемь лет, с поражением политических прав по ст. 31 УК сроком на три года с 10 марта 1938 г. Отбывал срок на Колыме. По окончании срока был оставлен в ссыльном поселении до конца войны. Сопровождая танки Лендлиза, простудился и тяжело заболел. Умер в центральной больнице Управления северо-восточных исправительных трудовых лагерей. 20 мая 1975 г. дело в отношении Ереховича прекращено за отсутствием состава преступления.

[+5] Шумовский Теодор Адамович (род. в 1913 г.) ≈ лингвист-востоковед, арабист, кандидат филологических и доктор исторических наук. Проходил по одному делу с Львом Гумилевым и Николаем Ереховичем. Арестован в 1938 г. и по окончании срока в 1944 году был оставлен в лагере до конца войны. С 1946 по 1948 г. был на поселении и работал в новгородском институте усовершенствования учителей, параллельно закончил ЛГУ и защитил кандидатскую диссертацию на тему ╚Три неизвестные лоции Ахмада ибн Маджида╩. Второе заключение (1948≈1956) провел в Озерлаге (Красноярский край). Реабилитирован в декабре 1955 г. Работал в Институте востоковедения РАН. Первым выполнил стихотворный перевод Корана на русский язык. Автор 40 монографий и большого количества статей, в том числе книг ╚У моря арабистики╩ (М.: Наука, 1975) и ╚Воспоминания арабиста╩ (Л.: Наука, 1977).

[+6] Востоковеды И. М. Дьяконов (1915≈1999) и Л. А. Липин (1908≈1970) (будущий преподаватель аккадского и шумерского языков, автор первой отечественной хрестоматии и грамматики по аккадскому языку, доц.) стали первыми выпускниками ассириологического отделения.

[+7] Вспоминая об этих лекциях, Т. Шумовский впоследствии написал:

Мы слушали. Народов бич и бремя,
Семи царям грозил Ассаргадон
В завистливо недремлющее Время
За камнем камень падал Вавилон,

Ушла Семирамида, Маккавеи,
Маяк Сидона корабли манил,
Вздымались ввысь дворцы и мавзолеи,
Загадочно глядели сфинксы в Нил...

[+8] Ныне Восточный факультет СПбГУ ведущий мировой центр по изучению культуры, языков, религий и истории стран и регионов современного и древнего Востока.

[+9] Дьяконов И. М. попытался разбить недоработки в теории метра. В начале 1950-х он выступил с рядом статей, направленных на пересмотр взглядов Струве на хозяйственную систему Древнего Шумера. Но к концу 50-х гг. их научная полемика стала носить личный характер, и оставила след не только в судьбах ее непосредственных участников.

В 1959 г. Струве оставил свой пост и стал зав. древневосточным отделом ИВ АН. В том же году вышла в свет монография И. М. Дьяконова ╚Общественный и государственный строй Древнего Двуречья. Шумер╩, в которой он подверг коренной реформе взгляды Струве на древнюю экономику. Он настаивал на существовании в Шумере двух крупных секторов экономики: земли общин больших семей и земли храмов. Политический строй Шумера по Дьяконову, √ это перманентная борьба, но не рабов за свою свободу, а за власть (между общинными и царско-храмовыми политическими группами). В 1960 г. И. М. Дьяконов стал доктором исторических наук, а после смерти Струве (1965) √ ведущим ассириологом страны. Кроме него по этой теме также работали кандидаты наук М. А. Дандамаев и Л. А. Липин и несколько студентов Струве, впоследствии защитившихся у Дьяконова: В. К. Афанасьева и И. Т. Канева. Но согласно мнению ряда российских востоковедом, общая ситуация в научной среде востоковедов изменилась. Полагают, что Дьяконов (к тому времени гл. редактор многих исторических журналов) предпринял ряд шагов, чтобы фактически никто в СССР (кроме него самого и его учеников) ассириологией заниматься не мог . О том, как была построена ╚научная╩ работа в ИВ АНе, см.: Шумовский Т. А.  Свет с востока. СПб.: Изд-во СПб. Ун-та, 2006.

[+10] В первой половине II тысячелетия до н. э. вокруг города Вавилона произошло объединение почти всей долины Двуречья и образовалось Старо-Вавилонское царство. С 729 г. до н. э. Вавилония попала под власть Ассирии. После тысячелетнего плена, в борьбе за свое освобождение родилось Ново-Вавилонское царство. Годом его основания принято считать год 626 до н. э., когда правитель Приморья Набопаласар возглавил мощное восстание вавилонян и Вавилония стала независимой от Ассирии.

[+11] О некоторых причинах перипетий личной и научной судьбы Белявского В. А. можно судить из научной переписки. (1971 г.).

[+12] Иегова! Плюю, глумясь над тобой,
Я ≈ царь Вавилона, недруг твой!

(Генрих Гейне. Валтасар. Глава 3. Величие Вавилона. Пер. В. А. Белявского.)

В стране Шумер и Аккад господствовали
злые силы. Люди, жившие в ней, постоянно
произносили устами ╚да╩, а сердцем ╚нет╩,
говорили ложь... Слабого притесняли и
дарили сильному. В Вавилоне царили
гнет и подкуп, изо дня в день, без конца
похищали имущество друг у друга.
Сын на улице проклинал своего отца.
Раб не подчинялся своему господину,
рабыня не слушала слова своей госпожи.

(Из надписи Асархаддона, царя Ассирии (Глава 7. Дети Вавилона).

Уж полночь близится, и сон 
Объял огромный Вавилон.
И только в царском замке сход,
Там пьянствует, бесится царский сброд.

(Генрих Гейне. Валтасар. Глава 9. Перед закатом. Пер. В. А. Белявского)

См.: Белявский В. А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический. М., Мысль. 1971.

[+13] . Помни о Вавилоне, или История с географией. Беседу с Л. Н. Гумилевым и П. В. Флоренским вела Т. Шутова. // Истоки, 1989, вып. 20, с. 359√372. http://www.kulichki.com/~gumilev/articles/Article62.htm

[+14] . Белявский В. А. По поводу ╚извечного антагонизма╩ между земледельческим и кочевым населением Восточной Европы. [О правоте Л. Н. Гумилева и тенденциозности Б. Л. Рыбакова в оценке отношений между Древней Русью и Великой Степью] // Славяно-русская этнография: Сборник статей. Л., 1973. С. 101√108.

[+15] Рыбаков Б. А. ╚О преодолении самообмана╩. ╚Вестник истории╩, ╧ 3, 1971 г.

[+16] Гумилев Л. Н. ╚Поиски вымышленного царства╩: (Легенда о "Государстве пресвитера Иоанна'"). - М.: Наука. 1970. - 431 с. - 9500., М.

[+17] Зимин А. А. (1920≈1980) - Доктор исторических наук (1959), научный сотрудник Института истории АН СССР (с 1947 до конца жизни) и преподаватель Московского историко-архивного института (1947√1973). Автор нескольких циклов монографических исследований по духовной, социально-экономической и политической истории средневековой Руси-России.

[+18] ╚Публикации моих работ блокируются╩ (Кто и почему отвергал Л. Н. Гумилева). - Источник No 5, 1995. Рубрика: Подоплека событий. Версии.

 

Библиография

1. ╚Всемирная история╩. Энциклопедия: в 10-ти тт. Том II. / Ред. Белявский В. А., Лазаревич Л. Л., Монгайт А. П. М.: Изд. политической литературы, 1956. 900 с. (Том посвящен древней истории рабовладельческих обществ с середины I тыс. до н.э. до II в. н. э. в Европе, Азии и Северной Африке).

2. Струве В. В., Белявский В. А., Ломоури Н. Ю. К. В. Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. √VII в. н. э. // Вестник древней истории. 1960, ╧ 3. С. 174.

3. Белявский В. А. Перевод анналов Ашшурбанапала. В книге ╚Хрестоматия по истории Древнего Востока╩. М., 1963.

4. Белявский В. А. Война Вавилонии за независимость (627√605 гг. до н. э.) и гегемония скифов в Передней Азии. // ╚Исследования по истории стран Востока╩. ЛГУ, 1964.

5. Белявский В. А. Симптомы кризиса рабовладельческого строя в Новом Вавилоне (VI в. до н.э.). // Вестник Ленинградского университета, 1965, ╧ 8.

6. Белявский В. А. Этнос в древнем мире. // Доклады отделений и комиссий Географического общества СССР. Вып. 3. Л., 1967. С. 24√27.

7. Белявский В. А. Землевладение дома Эгиби. // Доклады отделений и комиссий Географического общества СССР. Вып. 5. Л., 1968.

8. Белявский В. А. Семья Кузнецовых. // Доклады отделений и комиссий Географического общества СССР. Отделение этнографии. Вып. 6. Л., 1968.

9. Белявский В. А. Потомки Эа-илута-бани (Из истории средних слоев нововавилонского общества). // Вестник древней истории, ╧ 1, 1968. С. 96√119.

10. Белявский В. А. Рец. на книгу: Ю. М. Кобищанов. Аксум. М., 1967. // ╚Народы Азии и Африки╩, 1969, ╧ 4.

11. Белявский В. А. Шаттин-ну, сын Балатсу, потомок Бэл-яу. ╚Страны Ближнего и Среднего Востока. История. Экономика╩. М., 1969.

12. Белявский В. А. Семья Син-или. // Доклады отделений и комиссий Географического общества СССР. Вып. 15. Л., 1970.

13. Белявский В. А. Канал Пал-лукат. // ╚Народы Азии и Африки╩, 1971, ╧ 4.

14. Белявский В. А. Challenge and Response (вызовы и ответы) или способ производства? // Природа, 1971, ╧ 12.

15. V. А. Веljawski. Dеr politische Kampf in Babilon in den Jahren 562√556 v. Сhr. // In memorian Eckhard Unger Beitrage zu Geschichte, Kultur und Religion des Alten Orients. Ваden-Baden, 1971.

16. Белявский В. А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический. М.: Мысль. 1971. 319 с. 60 000 экз. (Совр. переиздание под названием: Тайны Вавилона. М.: Вече. 2001.)

17. Белявский В. А. Тезисы доклада на 9-м Международном конгрессе антропологических и этнологических наук. (Чикаго, сентябрь 1973).

18. Белявский В. А. По поводу ╚извечного антагонизма╩ между земледельческим и кочевым населением Восточной Европы. [О правоте Л. Н. Гумилева и тенденциозности Б. А. Рыбакова в оценке отношений между Древней Русью и Великой Степью.] // Славяно-русская этнография: Сборник статей. Л., 1973. С. 101√108.

 

Stolica.ru

Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top