Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Химера однополярного мира

В.А.Мичурин

Опубликовано // Журнал Журнал "Дети фельдмаршала" , No 6 за 2000 г. (с небольшими изменениями)

Мнения о том, что мы живем в однополярном мире, слышны отовсюду. "Патриоты" говорят об этом с испуганным придыханием и обреченностью во взоре, "космополиты-западники" - с явным торжеством и снисходительным похлопыванием собеседника по плечу, "прагматики" разводят руками - такова, мол, реальность. На первый взгляд, действительно, все очевидные факты подтверждают этот тезис: после второй мировой войны США стали очевидным лидером всего некоммунистического мира, а после краха "мировой социалистической системы" и самого СССР, а также низведения наследницы СССР - Российской Федерации до роли второстепенной державы-должника стран Запада, США получили роль мирового лидера как бы автоматически. Они не собираются отказываться от этой роли и всячески ее рекламируют.

Так что же такое однополярный мир: действительно, "конец истории" ? Или может быть иллюзия, укоренившаяся в массовом сознании ? Или же реально возникший исторический парадокс ?

Постараемся дать ответ, исходя из теории этногенеза Л.Н.Гумилева. Эта теория, прежде всего, позволяет отказаться от того, что сам Л.Н.Гумилев называл "аберрацией близости", когда "лицом к лицу лица не увидать". Каждый человек может поставить эксперимент: поднести ладонь близко к лицу - она покажется больше, чем стоящий в пяти метрах от экспериментатора шкаф. Если человек незнаком с понятием перспективы, он так и подумает. На бытовом уровне ошибка очевидна. Если же говорить о понимании современных событий в реальной исторической перспективе, без объективного взгляда, учитывающего закономерности взлетов и падений цивилизаций и народов, не обойтись.

Дело в том, что большинству людей современные им события и явления всегда кажутся грандиозными и эпохальными, а древние - покрытыми пылью веков и не столь значительными. От этого эмоционального перекоса трудно избавиться.

Поясним наш подход к теме на конкретном примере. Вся западная ветвь человечества уже один раз входила в новое тысячелетие, считая себя находящейся в "однополярном мире". Это было в начале новой эры, когда понятия "Римская империя", "цивилизованный мир", "весь свет" были в общественном сознании синонимами. Для этого были все основания - у Рима не было серьезных конкурентов, он более или менее эффективно управлял тогдашним "Pax romana". Сознание первых христиан правомерно связано с однополярным восприятием мира. И что же ? "Конец света" был предсказан и он наступил в эпоху "великого переселения народов". Прошли столетия, и на месте западной части Римской империи, которая некогда казалась вечной, появился пестрый конгломерат "варварских" государств, население которых совершенно не помнило об античной традиции. А сейчас, в ХХ веке, даже появляются люди, которые вообще отрицают, что Римская империя когда-либо существовала.

Этим мы хотим сказать, что первая точка зрения ( мировое лидерство США как знамение "конца истории") не может быть нами даже серьезно рассмотрена. Концепция "всемирного растворения в интернетном рынке" под эгидой США - очередного рода "коммунизм", то есть, пропагандистский фантом, требующий веры, а не сознательного отношения. Тот факт, что наличие мирового финансового рынка, доллара как мировой валюты и Интернета не отменяет законов этногенеза, доказывает на каждом шагу жестокая реальность.

Поэтому обратимся к реальным фактам.

***

В ХVIII-XIX веках в Северной Америке из потомков переселенцев из преимущественно протестантских регионов Европы - англичан, голландцев, немцев, французов, скандинавов - сложился совершенно новый, но в то же время безусловно относящий себя к Западной цивилизации этнос. Его будет правильно называть WASP ( "белый англосакс - протестант" ) или "янки", во избежание путаницы с гражданско-правовым понятием "американец". Современникам скоро стало очевидно, что уже участники "бостонского чаепития" или "минитмены" - это не просто взбунтовавшиеся против английских же властей англичане, а нечто принципиально новое.

Новый этнос сложился из наиболее пассионарных представителей протестантских этносов Европы. Эти люди не находили применения своим силам на родине и несли в себе достаточно энергии, чтобы перебраться за океан и адаптироваться в непривычных, весьма непростых условиях. Можно сказать, что освоение Северной Америки и появление там нового энергично расширяющегося этноса - последний серьезный всплеск пассионарности Западного суперэтноса. Фронтьеры, осваивающие "Дикий Запад" ( то есть совершенно новые ландшафты ), являют собой последнее крупное сообщество пассионариев, порожденное Европейской цивилизацией. После этого в ХХ веке Запад породил ряд ярких личностей, но в целом пассионарии в западных этносах - исключение, а не правило, их доля невелика и все время уменьшается.

США создали довольно разумную этносоциальную систему, основанную на невмешательстве в обычаи различных групп переселенцев и этнической терпимости ( именно эта система позволяет по сей день существовать пестрому североамериканскому полиэтническому конгломерату ). В Америку хлынули также активные представители других народов, не близких протестантам, но способных в рамках американской системы уживаться с ними: ирландцев, поляков, итальянцев, евреев. Особенную роль в жизни страны сыграли восточноевропейские евреи, пассионарность которых в XIX - начале XX века была довольно высока.

В дальнейшем США стали прибежищем искателей лучшей доли со всего света, представителей самых разных этносов и цивилизаций. Некоторые из них становились лояльными гражданами США, находя общий язык с этническим большинством страны. Некоторые сбивались в замкнутые этнические мафии. Удельный вес представителей этносов, весьма далеких по своим стереотипам поведения от европейцев, в составе иммигрантов постоянно растет ( процент выходцев из Азии, Африки и Латинской Америки в составе прибывающих в США на постоянное место жительства лиц возрос с 1951 по 1990 год с 12 до 88 % - И.Цапенко "Социально-политические последствия международной миграции населения". МЭиМО. ╧ 3, 1999 г. с. 59-63).В результате Америка превратилась в конгломерат народов, далеко не всегда близких ( комплиментарных ) друг другу, что порождает спорадические этнические конфликты, и не только. Л.Н.Гумилев доказал, что возникновение жизнеотрицающего (антисистемного) мировоззрения связано с зонами отрицательных этнических контактов. Для США эти явления в высшей степени характерны: это и появление совершенно противоестественных тоталитарных сект, и рост немотивированного насилия, и повышенный уровень преступности.

Все эти факторы несут в себе огромный потенциал нестабильности в американском полиэтничном обществе. Исходя из допущения, что США в перспективе удастся сохранить свою роль в мире и тесно связанное с этой ролью стабильное состояние экономики, можно сделать прогноз: американское общество будет устойчиво, пока основной этнос (янки - протестанты) сохраняет достаточный уровень пассионарности, чтобы поддерживать в порядке существующую социальную систему, а этнические группы страны не принуждаются государственной политикой к искусственному смешению. Если бы Америка действительно бы стала "плавильным котлом", а не общежитием этносов, это стало бы залогом ее скорой гибели.

***

Причины того, что Америка стала в XX веке бесспорным лидером Запада, для исследователя, знакомого с теорией этногенеза, столь же очевидны, как и причины наступление лета после весны - для климатолога. Просто США сыграли роль "пылесоса", втягивающего в себя наиболее крепких и предприимчивых людей прежде всего из Европы, то есть концентрирующего в себе европейский пассионарный генофонд. За счет этого общий спад пассионарности, неизбежный для Западного суперэтноса, происходил в США гораздо медленнее, чем в Европе.

Помимо этого, надо сказать, что историческая судьба Америки вкупе с ее географическим положением были в ХХ веке к ней просто фантастически благосклонны. Очень выгодным стало ее положение уже после первой мировой войны. Однако выдвижению США на лидирующую роль мешала уже начавшая снижаться пассионарность их населения, состоявшего из крепких и деятельных, прагматичных и законопослушных людей, думающих только о росте своего благосостояния, а не о всемирной миссии их страны - то есть людей, типичных для инерционной фазы этногенеза. Для этих людей была естественна и понятна идеология изоляционизма, которую можно выразить словами: "зачем нам чужая головная боль ?".

Так что, как это не парадоксально звучит, но можно сказать, что в мировые лидеры США вывели японцы, спровоцировавшие войну на Тихом океане и напавшие в 1941 г. на Перл-Харбор. Мощное изоляционистское лобби, не дававшее Америке вступить в войну, вынуждено было отступить. Далее события пошли развиваться с неумолимой логикой. Япония не имела шансов выиграть у США войну ( из-за чудовищной разницы военно-экономических потенциалов ) и вступило в нее только из-за избытка пассионариев жертвенного типа, появившихся в огромной массе в результате пассионарного толчка, преобразившего Японию после революции Мэйдзи. Все молодое японское офицерство желало погибнуть за императора, и руководство страны ничего не могло с этим поделать ( интересно, что сбросив избыточную, мешающую жить пассионарность, Япония достигла в послевоенные годы выдающихся успехов в экономике. Война сыграла для Японии роль, аналогичную роли кровопускания для гипертоника ). Вступившие в войну США вели ее в соответствии со своими склонностями, представлениями и возможностями, то есть создав на своей неуязвимой для врага территории совершенно беспрецедентный по своим масштабам военно-промышленный комплекс, позволявший армии воевать за счет своего подавляющего количественного ( а зачастую и качественного ) технического превосходства.

Думается, что если бы Америка не была втянута в войну, то прагматичные американцы вряд ли стали бы вкладывать деньги в создание настолько крупного ВПК. Но когда эта гипертрофированная отрасль уже была создана, она превратилась в послевоенные годы в самодовлеющую силу, подталкивающую США к более активному, "силовому" стилю поведения на мировой арене.

После Второй Мировой войны США опять повезло: они получили идеального врага - коммунизм, позволявшего им сплотить весь некоммунистический мир под своей эгидой, и не имевшего шансов одержать окончательную победу (многим американцам, да и Сталину, было очевидно, что любые, даже призрачные надежды на "победу коммунизма во всемирном масштабе" погибли утром 22 июня 1941 года).

США использовали все выгоды своего положения. Они подчинили себе истощенную войной и утерявшую остатки пассионарности Западную Европу и намертво привязали к себе Японию, ввели доллар как мировой денежный эквивалент, по сути вытеснивший собою золото. Успехи США соседствовали с продолжающимся снижением пассионарности населения страны. Выиграв у японцев, через 30 лет американцы проиграли во Вьетнаме, хотя использовали ту же стратегию массированного применения сокрушительной военно-технической мощи. Просто поколение призывников сменилось.

Далее американцы совместно со своими союзниками умело подталкивали СССР к распаду, стимулируя объективно протекавшие процессы разложения его политической элиты. После августа 1991 г. сама "сила вещей" вкупе с трезвой политикой их руководства вынесла США на лидирующие позиции в мире.

И что же сейчас ?

***

Сейчас мы видим исторический парадокс, когда мировым лидером является страна с апатичным, хотя все еще трудолюбивым населением, не интересующимся внешней политикой вообще (известно, что в предвыборных кампаниях кандидатов в президенты США проблемы внутренней политики абсолютно доминируют, а по данным опросов общественного мнения, только 13% американцев выступает за то, чтобы США были единственным мировым лидером в решении международных проблем - З. Бжезинский, "Великая шахматная доска", М.,1998, с. 249). Военно-техническая мощь США неоспорима, но существует ряд жестких внешних и внутренних ограничений, не позволяющих этой мощи стать абсолютным оружием, способным поставить на колени весь мир.

Отметим, что после Вьетнама военная сила используется американцами только в случаях, когда существенные людские потери у них исключены (Ирак, Сербия). В этом США напоминают человека, который время от времени пинает болонку, чтобы показать, "кто в доме хозяин". С серьезными центрами силы, или "полюсами" (Китаем, Индией, Ираном, и, в последнее время, даже с Россией) США ведут себя более вежливо, стремясь не столько давить, сколько маневрировать. При этом США очень выгодно пропагандистки подчеркивать свое "мировое лидерство", извлекая из этого вполне материальную пользу.

Экономически США тоже очень сильны, но не как мировой гегемон и диктатор, а как одна из важных частей мировой экономики, представляющей собой единую систему и развивающейся по своим законам. Причем сейчас уже нельзя сказать, что их роль существенно важнее, чем роль "Большого Китая" или объединенной Европы (доля США в мировом ВВП снижается - в 1950 г. она составляла около 30, а сейчас - чуть более 20 % - МЭиМО, ╧ 10, 1999 г., с. 27, а их доля в мировом экспорте сократилась еще сильнее - с 60 % в 1950 г. до 12-13 % в настоящее время).

Однополярный мир - это химера. Реальность состоит в другом. Космополитическая по своей сути элита, базирующаяся в слабопассионарном, но удобном "заокеанском продолжении Европы" - США, грамотно воспользовавшаяся уникальной исторической ситуацией, сложившейся благодаря итогам второй мировой войны, обладает сейчас в мире большим весом, чем какая-либо другая элита. При этом она умело играет на противоречиях, имеющихся в современном ( на деле, многополярном ) мире, встраиваясь в реально текущие процессы. При этом миф о вечной и несокрушимой мощи Америки - эффективное оружие пропаганды и запугивания.

Перспективы существования США в нынешнем непростом "псевдооднополярном" мире связаны с тем, сможет ли американская политическая элита балансировать на тонком канате, не давая процессам, связанным с ростом пассионарности в различных регионах мира ( прежде всего - в Евразии ), перейти тот критический рубеж, когда контроль США над стратегически важными для них пунктами и источниками сырья будет утерян, что может подорвать глобальные военные и экономические позиции США. Если этот рубеж будет перейден, дальнейшая судьба США выглядит плачевно: они превратятся в далекое и никому особенно не интересное государство, чья политическая элита останется один на один с этнически пестрым населением, утраченный сверхвысокий уровень жизни которого уже не будет служить для него стимулом держаться в рамках ныне существующей социальной системы.

При всех неоспоримых выгодах нынешнего положения США в мире, основная общемировая тенденция в далекой ( возможно, не столь уж и далекой ) перспективе для них неблагоприятна: пассионарность состарившейся Европейской цивилизации и ее заокеанской части падает, а у многих народов мира, далеко не все из которых готовы смирится с нынешней глобальной ролью США, она растет. Это делает вполне оправданным то чувство "исторической тревоги и, возможно, даже пессимизма", которое, как пишет З.Бжезинский в вышеупомянутой книге ( с. 251 ), "в наиболее сознательных кругах западного общества начинает ощущаться".

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top