Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Лекарство при переломах, или нечто о смене столиц

В.А. Мичурин

Опубликовано // Журнал "Дети фельдмаршала" , No 3 за 2001 г. - http://www.grif.ru/shtml/j2001/mar01-3.shtml.

От пришедшего к власти на фоне больших "общественных ожиданий" Президента В.В.Путина все ждут неких ярких, неординарных шагов. Природа этих "общественных ожиданий" - широко распространившееся среди жителей страны отвращение ко всему идейно-политическому наследию фазы надлома. Кого-то больше тошнит от былой тотальной лжи коммунистов ("уже это поколение советских людей будет жить при коммунизме"), кого-то - от вранья выползших из гроба КПСС либералов ("рынок, и ничего, кроме рынка, и скоро будем жить, как в Швеции"). К концу 90-х годов та небольшая часть населения, которая продолжала еще интересоваться какими-то идеологемами, оказалась совершенно дезориентированной, большинство же просто плевалось, заслышав само слово "идеология".

В этой атмосфере В.В.Путин неожиданно легко стал не только общепризнанным лидером, но и фокусом всеобщих надежд - все ему пытаются давать "верноподданнейшие советы". А ведь "ключик" от сердец россиян, заложенный в стиле поведения Путина, прост, как все гениальное - он просто перестал неприкрыто врать и лицемерить, чем порвал с незыблемой традицией руководителей эпохи надлома. То, что высший руководитель страны перестал произносить "нужную" обтекаемую ложь и стал называть вещи своими именами, всех шокировало: многие пришли в восторг, некоторые испугались. Именно поэтому у Путина нет внятных противников в публичной политике - отсутствие вранья само по себе является смертельным оружием против изолгавшейся трусливой политтусовки.

Благодаря своему удивительно удачному имиджу "честного, хорошо воспитанного военного", которому чужды любые отжившие идеологии, Путин имеет карт-бланш для совершения масштабных действий. Если эти действия будут открыто заявлены и подчеркнуто решительно осуществлены, то они вызовут если не всеобщее одобрение, то хотя бы поддержку по принципу "если старший так сказал, значит, ему виднее". То есть, недовольства в обществе не вызовут никакие шаги Путина, кроме одиозно ассоциирующихся с недавними эпохами. При этом нестандартные, волевые поступки еще более укрепят его авторитет.

***

С недавнего времени в воздухе витает идея переноса новым Президентом столицы страны. Эта идея обсуждается пока как бы в шутку, но, как говорится, во всякой шутке есть доля шутки. У этих разговоров есть два различных по своей природе истока: накопившееся на просторах страны раздражение против сытой и лукавой Москвы и нескрываемые симпатии самого В.В.Путина к фигуре Петра Великого (который, как известно, столицу из Москвы перенес на новое место). При этом тема переноса столицы дискутируется в основном на уровне культурно-символическом и сакрально-метафизическом, то есть совершенно неконкретно. Однако за истекшее тысячелетие местоположение столицы нашей родины менялось несколько раз, и тому были веские и вполне конкретные, а не "сакральные" причины.

Пользуясь теорией этногенеза Л.Н.Гумилева, давайте проследим, почему нашему народу и государям приходилось идти на столь тяжелое мероприятие, как смена столицы, и нужно ли нечто подобное сейчас.

***

К XIII веку Древняя Русь, цивилизация, являющаяся наследником этнической традиции древнего славянства, перешла в финальную фазу этногенеза - обскурацию, утеряв при этом единство. Соответственно, Киев, столица некогда мощного восточноевропейского государства - Киевской Руси, воспринимавшийся всеми как естественный центр всей Русской Земли, утерял свое значение. Немалую роль в этом сыграло двухкратное жестокое разорение Киева: в 1169 году Ростовско-Суздальским князем Андреем Боголюбским и в 1203 году - Смоленским князем Рюриком Ростиславовичем в союзе с другими князьями и половцами.

После этого долгий период ни о какой столице речи быть не могло ввиду отсутствия даже намека на единство русских земель, являвшихся в то время ареной междоусобицы и борьбы различных внешних сил. Формально "федеральным центром" после монгольского нашествия был Владимир, так как ярлык от золотоордынского хана получал "Великий князь Владимирский". Престол митрополита также с 1299 г. находился во Владимире, но все это, конечно, не делало Владимир реальной столицей страны.

Экономическим гегемоном севера Руси был Новгород, однако это "демократическое" ( а на самом деле олигархическое ) торговое государство и не претендовало на роль объединяющего страну центра, противопоставляя себя остальной Руси - "низовским землям".

Не произойди XIII веке пассионарный толчок, проявившийся впервые в очень эффективной политике Александра Невского и небольшого числа его приверженцев, сумевших отстоять этноконфессиональное своеобразие Руси в самый тяжелый для нее период, а затем - в возвышении Москвы, как "центра кристаллизации" нового великорусского этноса, то вопрос о столице Руси отпал бы вообще. Если бы в то время в нашей стране не начался пассионарный подъем, то русские земли были бы просто растащены соседями, а от Руси осталось бы лишь имя на страницах истории. Но так как новый, быстро усиливающийся русский этнос возник, появилась и столица будущего великого государства.

Не будем обсуждать весь сложный комплекс причин, сделавший именно Москву таким уникальным центром. Отметим главное: "кадровая политика" в Московском княжестве строилась таким образом, что подбор людей осуществлялся исключительно по деловым качествам. Иван Калита принимал на службу и татар (язычников и христиан), бежавших из Орды после победы там ислама, и литовцев, не принимавших победившего в Литве католицизма, и просто большое количество пассионарных русских людей, желающих найти место, где были бы востребованы их таланты и энергия (а таких людей стало рождаться много - это и есть пассионарный толчок). Единственным обязательным условием поступления на московскую службу было добровольное крещение, в остальном же человек быстро мог показать сам, чего он стоит - дел хватало.

Таким образом, в XIII-XV веках произошла не просто "смена столиц", а затухание всей старой древнерусской традиции вместе с олицетворявшими ее Киевом, Владимиром и Новгородом (в 1456 г. Новгород был разгромлен Василием Темным, а в 1478 г. Иваном III лишен независимости, включая ее символ - вечевой колокол). Появилась совершенно новая общность и историческая сила - Московское государство великороссов.

***

Роль Москвы как центра всего бурно растущего Российского суперэтноса была непререкаемой до момента начала реформ Петра I. Вопреки расхожим представлениям, Петр I вовсе не открыл Россию и Европу друг другу: иностранцев активно привлекали на службу и ранее, а в Московской Руси и в помине не было никакого "железного занавеса". На самом деле Петр отказался от ориентации на католические страны Запада (то есть, от неудачной политики царевны Софьи и Василия Голицына) и впервые очень решительно повернул к активным контактам с протестантскими странами севера Европы, заимствованию у них технических и административных навыков и изобретений. Кстати, Петр I вовсе не был "западником" в современном смысле этого слова, его отношение к Западу было чисто потребительским (он говорил - "Европа нам нужна лет на сто, а потом мы повернемся к ней задом").

Положение России к началу правления Петра I было очень тяжелым: пассионарные окраины страны бурлили, армия была слаба, так как бунтовавшие стрелецкие войска самому же Петру пришлось уничтожить, а других обученных воинов было очень мало; с запада грозила весьма агрессивная в ту пору Швеция, затаившихся внутренних врагов тоже хватало. Проблемы были столь остры, что требовали самого радикального решения, и Петр, не колеблясь, пошел по этому пути: провел кадровые чистки, создал почти что с нуля армию "иноземного строя" и военную промышленность (заводы Демидова), ввел чудовищно жесткую систему налогооблажения (подушную подать и круговую поруку) и, что главное для нашей темы - построил новую столицу. Встает вопрос - зачем ? Других дел не хватало? Или только чтобы создать форпост на Балтийском море?

Думается, что не в этом главная причина переноса столицы Петром I. Военно-морскую базу и торговый порт на Балтике можно было построить, не перенося туда столицу страны. Суть дела в другом. Несмотря ни на какие чистки, старая политическая элита страны не хотела и не могла принять темпа и направленности реформ царя. Поэтому он решил создать новую политическую элиту на новом месте! Люди опять-таки подбирались по деловым качествам, обязательным условием при этом была лояльность царю и полная, эффективная самоотдача в нужный момент. В "гнездо петрово" потянулись и искренние патриоты, и авантюристы, и откровенные карьеристы и мерзавцы. Но всех их роднила повышенная пассионарность, без которой в таких условиях было не выжить. Эксперимент с волевым переносом столицы удался, традиция Санкт-Петербургской империи была создана.

К слову сказать, Л.Н.Гумилев, объективно рассматривая деятельность Петра I, сильно его недолюбливал. Некоторым веселый, жестокий и прагматичный дух петровской эпохи, наоборот, симпатичен. Но дело не в том, что кому-то больше нравятся голландские парусники и курительные трубки, кому-то - окладистые бороды и малиновый звон, а чьему-то сердцу милее привольные степи, кобылицы и ковыль. Это дело вкуса. Но нельзя не признать, а это признавал и сам Л.Н.Гумилев, что реформы Петра были вынужденными, проведены были с чрезвычайной энергией, а требуемый результат был получен. Ясно заявленные цели, эффективность и рациональность политики Петра снискали ему впоследствии всенародную любовь, несмотря на то, что петровская эпоха - одна из самых кровавых страниц в истории России.

***

С приходом к власти большевики повторили путь Петра I из Москвы в Петербург в обратном направлении. Из всего комплекса причин этого опять-таки надо выделить наиболее важную - новую политическую элиту легче формировать на новом месте. Традиция Российской империи прочно была связана с менталитетом и укладом жизни северной столицы. Новой власти, привлекавшей на свою сторону пассионарных представителей многих этнических и социальных групп, не допущенных ранее во властные структуры, важно было подчеркнуть свой разрыв с прошлым. Многим из тех, кто в период гражданской войны убежденно пошел за красными (особенно представителям южных регионов страны, "красного пояса"), туманная, чопорная и сановная северная столица была неприятна. Надо отметить, что Санкт-Петербург до сих пор сохранил утонченно-гнилостный аромат упадка столицы великой империи. Глубокую характеристику процессов, связанных с переносом столицы в советский период истории нашей страны, дал Вячеслав Ермолаев в своей работе "Нашествие из Петербурга в Москву": "поток пассионарных честолюбцев, жаждущих новой власти, потек теперь не в Смольный, а в Кремль. За ними потянулись все, кто искал громкого признания на любом поприще. Они не могли реализовать себя вдали от кремлевских кабинетов. А персоны менее пассионарные, готовые довольствоваться "хозяйственной работой" или интеллектуальными изысканиями, находили свое место и в Питере. Такое сочетание сформировало разницу поведенческого облика двух столиц в советский период." ( "Дети фельдмаршала", ╧ VI, MM, c. VIII ).

***

Таким образом, мы заметили, что исторически отмеченные случаи смены столиц четко связаны с механизмом ротации правящих элит в Российском этногенезе. Для России это особенно важно, так как в отличии от Запада или исламского мира мы очень моноцентрический суперэтнос (даже в большей степени, чем Китай ).

Перед любым правителем, который не желает катиться в русле старой традиции и хочет при этом основать принципиально новый, устойчивый курс, стоит альтернатива: либо провести в старой политической элите по месту ее нахождения беспощадные и неоднократные кадровые чистки (путь И.В.Сталина), либо перебраться в новое место, созвав под свое знамя неудовлетворенных своим социальным статусом, деятельных и способных людей (путь Петра I, Ивана Калиты, Чингис-хана). Очевидное преимущество второго пути заключается в том, что нового руководителя и привлекаемых им эффективных управленцев не оплетают сразу же тысячи незримых нитей интриг, тайных предложений, хитрых схем влияния и т. д. - то есть всего того, чем силен старый центр власти. Старая столица всегда обрастает балластом из людей, которые не хотят и не могут работать, зато умеют создавать "нужную атмосферу". Ведь в столицу, являющуюся центром распределения денег, власти и ресурсов, приезжает не только большое число пассионариев-честолюбцев, но и неменьшее количество паразитов-субпассионариев, желающих тепло пристроиться возле сытного корыта. Все они вместе создают чрезвычайно устойчивую и гибкую систему, гасящую любые импульсы, противоречащие жизненным интересам "столичной элиты".

Пассионариям же, пришедшим служить новому государю ради объявленных им целей или же своей карьеры по заслугам, хочется находиться "среди своих", в деловой и жестокой обстановке, когда быстро летят головы, но и быстро воздается по заслугам. Неверный полумрак и альковные шорохи старых столиц им чужды и противны.

Так как В.В.Путину, хочет он того или нет, придется выковывать некую обновленную традицию Российской государственности (ввиду деградации или исчезновения всех старых), то ему не помешало бы выбрать какой-нибудь небольшой, хороший и чистый среднерусский город в качестве нового места дислокации органов власти России. Многие проблемы, в том числе и финансовые, ко всеобщему удивлению решились бы у нового руководства страны как бы "сами собой".

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top