Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа

А.П.Новосельцев

Глава третья. ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА V - первой половины VII в. И ОБРАЗОВАНИЕ ХАЗАРСКОГО ГОСУДАРСТВА

1. Гуннское нашествие и Восточная Европа

Большие изменения на карте Восточной Европы обычно связывают с так называемым Великим переселением народов IV-VII вв. Однако на деле этот процесс начался раньше и завершился позже указанных столетий. Так, германские племена пришли в движение еще во II-I вв. до н. э. [1], а нашествие сармат в области Северного Причерноморья имело место еще раньше - в III в. до н. э.

Однако разница между этими передвижениями и начавшимися в IV в. н. э. большая. Во-первых, до IV в. речь идет либо о внутриевропейских перемещениях племен, либо о приходе племен (сармат), родственных ранее там обитавшим (скифам). Во-вторых, передвижения до IV в. сдерживались и ограничивались сильными политическими объединениями, прежде всего Римом, а также Парфией. Во II-III вв. ситуация изменилась. Римская империя вступила в полосу стабильного кризиса и уже не могла активно противостоять натиску германских и иных "варваров". Ослабла, а затем и пала Парфия. Ее, однако, сменили Сасаниды, которые смогли создать заслон от кочевников на своих границах [2].

В Европе ситуация складывалась иначе. Сарматы "давили" не только на римские владения в Подунавье. Они контактировали с жившим к западу от них "великим народом" венедами [3] т.е. славянами. Последние же, в свою очередь, теснили обитавших в Южной Прибалтике германцев, часть которых, а именно готы, в III в. устремились на юго-восток, в Причерноморье.

Сведения о готах в этом районе и их государстве дает в основном готский историк VI в. Иордан, возможно алан по происхождению [4]. Иордан использовал более раннюю историю готов Кассиодора и различные предания, в которых историческая роль готов, несомненно, преувеличена. Но и отрицать ее полностью оснований нет. Между тем историография готской проблемы наглядно показывает, как в пылу полемики, подогреваемой не только научными интересами, но и националистическими страстями, можно шарахаться из одной крайности в другую.

В старой историографии, особенно немецкой, но также и русской [5], господствовало мнение о существовании в Северном Причерноморье сильного Готского государства, разгромленного гуннами в 70-х годах IV в. Однако среди славянофильски настроенных русских, а также у украинских историков обнаружилось весьма критическое отношение к такому пониманию готской проблемы. Показательна позиция М. С. Грушевского, который считал известия о "готской державе Германариха" [6] в основном легендарными. Вопрос приобрел особую остроту, когда в фашистской Германии готская проблема была взята на вооружение с целью доказать "исконную цивилизаторскую миссию" германцев на востоке. Это встретило естественные и в принципе справедливые возражения советских историков, но в итоге иногда приводило к полному отрицанию присутствия самих готов в Причерноморье, что также было крайностью. Еще в 50-х - начале 60-х годов в нашей литературе сосуществовали старая концепция "готской державы Германариха" [7] и почти полное замалчивание самого существования готов в Причерноморье [8].

В то же время успехи советской археологии позволили поставить проблему в иной плоскости, а именно с точки зрения сущности тех или иных археологических культур. Для II-IV вв. речь идет о так называемой черняховской культуре, охватывающей значительный ареал современной Украины и прилегающих областей [9]. Высказывались разные точки зрения об этнической принадлежности ее носителей. В настоящее время установлена преемственность между скифо-сарматскими культурами более раннего времени и черняховской культурой и признано, что "черняховцы в значительной части были потомками местного ираноязычного населения" [10]. Это принципиально важный вывод, который не оставляет места для беспочвенных манипуляций псевдопатриотического толка [11].

Ну, а как быть с готами, с их политическим объединением, которому в западной историографии и теперь уделяется большое внимание? [12] Сопоставление данных археологии, лингвистики [13] и письменных источников позволяет, думается, дать следующий ответ. Поскольку готы действительно создали в Северном Причерноморье сильное политическое объединение [14], которое осуществляло походы, в том числе и морские, на территории, подвластные Риму [15], есть основание говорить о политической гегемонии готов на значительной части Северного Причерноморья. В то же время готы, несомненно, попали под влияние более высокой местной цивилизации, вошли в нее настолько, что археологически их почти невозможно выделить. С подобной ситуацией политического господства более отсталого народа мы сталкиваемся и позже (гунны, татаро-монголы и т. д.). В то же время далеко не все ираноязычное население юга Восточной Европы подчинялось готам. Независимыми были аланы; поданным Иордана (если они достоверны), боролись с готами анты, которые, как это ныне доказано, в значительной части были славянизированными иранцами [16]. Следовательно, "держава Германариха" являлась, скорее всего, рыхлым, неустойчивым политическим объединением и достаточно было появиться сильному врагу, чтобы она распалась.

Таким врагом стали гунны. Гуннская проблема к настоящему времени исследована неплохо [17], но неясностей по-прежнему немало.

В основном по китайским источникам и данным археологии изучены история Гуннской державы в Центральной Азии [18], взаимоотношения гуннов с Китаем и западными соседями, каковыми были восточноскифские (сакские) племена юэчжей и усуней [19]. Войны гуннов с последними и являются, по сути дела, предысторией гуннского нашествия на Европу. Именно в последние века до н. э. и первые два столетия н. э. происходили события, плохо освещенные в источниках, но имевшие серьезное значение для истории Евразии. Речь идет о широкомасштабных этнических изменениях на огромной территории от Монголии до Волги. Раньше здесь в степной полосе обитали преимущественно иранцы, а в лесостепной - угры. В указанное же время ситуация стала меняться. Ныне доказывается, что основная масса племен собственно Гуннского союза состояла из прототюрок [20]. Единственным остатком их по языку в наше время являются чуваши, в раннее же средневековье наиболее известными прототюркскими этносами были булгары и хазары.

В течение I-II вв. гунны боролись с Китаем и одновременно с другими соседями: саками, протомонголами и древнекиргизскими племенами бассейна Енисея [21]. В конечном счете, ослабленные в этой борьбе, гунны в середине II в. н. э. потерпели поражение от протомонгольских племен сяньби и были оттеснены на запад, в пределы современного Казахстана. В этом движении они увлекали за собой побежденных ими саков, большая часть который подвергалась тюркизации, а также угров, являвшихся, по-видимому, союзниками гуннов. Во II в. западные источники (Дионисий и Птолемей) фиксируют гуннов в Прикаспии [22].

Началось интенсивное проникновение тюрок в Среднюю Азию, а затем в Европу, где они ассимилируют или вытесняют старые иранские этносы. Причины этого пока еще не ясны, а между тем выяснение их многое бы поставило на свои места. Ведь более тысячелетия тюркские языки активно внедрялись в самых различных областях Западной Азии и Восточной Европы, и процесс этот приостановился только в новое время. Для пантюркистов это доказательство торжества особых качеств тюркских народов (легкость их языка, демократичность мировоззрения или, наоборот, особая стойкость верховной объединительной власти и т. п.). В реальной же истории каждый случай тюркизации имел свои причины, выявление которых не входит в цели настоящей работы. Но необходимо подчеркнуть следующее: ассимилируя другие этносы, часто находившиеся на более высоком уровне цивилизации, тюрки воспринимали очень многое у "поглощенных" ими народов. Здесь и антропологические черты, и формы хозяйства, и модели духовной культуры, и лексика. Одним словом, как это бывало и с другими народами, тюрки в своем движении на запад росли и множились как тюркские племена, но одновременно и теряли многие свои изначальные черты. Это необходимо постоянно иметь в виду при изучении истории Восточной Европы I тыс. н. э.

Появление гуннов на границе Европы и Азии во II в. прошло практически незамеченным, и два столетия в Европе о них почти ничего не знали. Можно, однако, предположить, что на протяжении этих веков гунны вели борьбу с аланами, чьи кочевья простирались от Каспийского моря до Дона. Очевидно, это была упорная борьба, завершившаяся к 70-м годам IV в. поражением алан, в котором, вероятно, была вина их западных противников - готов. Разгромив алан [23], гунны обрушились на своих невольных союзников - готов и подвластных последним "черняховцев". Почти неизвестное до этого племя, они стали бичом европейских народов. Гуннский погром областей Северного Причерноморья, как это явствует из письменных источников [24] и данных археологии [25], был ужасен по своим последствиям. Исчезла "несложившаяся народность" [26] - "черняховцы" с их культурой, были разрушены древние города Боспорского царства. Старые и главные враги гуннов - аланы пострадали особенно сильно: многие были уничтожены, часть вместе с готами бежала на запад, часть была увлечена в походы победителями-гуннами, часть осталась в Подонье и на Северном Кавказе.

Но, как показывают новейшие изыскания, разрушительные последствия гуннского нашествия у позднеантичных авторов все-таки преувеличены. Гунны разрушили города, уничтожили укрепленные поселения на своем магистральном пути на запад, но они не были способны уничтожить все и всех. Как в XIII в. монголы истребили или прогнали на запад сопротивлявшихся им кыпчаков, но оставили на месте покорившихся, так и в IV в. гунны поступили с местным населением юга Восточной Европы. Стратегия и тактика кочевников в принципе всегда были одинаковы, как был в целом одинаков и уровень их общественного развития в IV и XIII вв., ибо и гунны, и монголы переживали в разное время одну и ту же стадию развития родового строя и образования раннеклассового общества.

Одним из основных противоречий средневековья была крайняя неравномерность исторического развития отдельных племен и народов, проявлявшаяся едва ли не наиболее явственно в столкновении двух форм экономики - оседлой (земледельческой по преимуществу) и кочевой. При этом тогдашний уровень развития производительных сил противопоставлял экономически более развитым оседлым обществам в организационном и военном отношениях более сплоченные кочевые. Последние благодаря обмену могли в полной мере использовать достижения ремесла в городах своих оседлых противников, что в сочетании с централизацией и организацией, присущими раннеклассовым обществам, давало им преимущественно и приносило победу. Так было в конкретной ситуации IV в., так протекали события и в XIII в. Положение изменилось лишь в новое время с генезисом капитализма и связанным с ним переворотом в развитии производительных сил и производственных отношений.

Волна гуннского нашествия "принесла" в Восточную Европу новые племена. Среди них были угры, родственные финским племенам лесной полосы Восточной Европы, и прототюрки. К сожалению, в той пестрой мешанине этнических названий, которые появляются для Восточной Европы в V-VII вв., не всегда можно отделить тюрок от угров и тех и других от более старых насельников степной и лесостепной полосы Восточной Европы - иранцев. Очевидно, так было и в реальной жизни, когда шел процесс смешения, взаимовлияния, ассимиляции различных пришлых и аборигенных этнических элементов. Если добавить сюда широкое движение на восток в V-VII вв. славян [27] и ассимиляцию ими иранцев, балтов, частично финно-угров, то картина еще более усложнится. Одним словом, период гуннского нашествия и последующие столетия - время сложных этнических изменений, перестройки этнической карты Европы. И если на западе Европы ведущая роль принадлежала германцам, то на востоке сходная (но не тождественная) миссия выпала на долю славян и тюрок. При этом как германцы, так и славяне и тюрки тесно взаимодействовали с другими этносами (иранцами, фракийцами, балтами и т. д.), и возникшие в итоге культуры и общественные структуры следует рассматривать как продукт сложного синтеза.

Конгломератное и эфемерное Гуннское объединение распалось в 50-х годах V в. после смерти его известнейшего главы Аттилы, резеденция которого находилась в Паннонии. Основная часть гуннской орды после этого ушла в причерноморские степи [28], где продолжались указанные выше сложные процессы этнического взаимодействия.

2. Наследники гуннов в степях Восточной Европы

Наши сведения о Восточной Европе V-VII вв. черпаются почти исключительно из византийских источников. Последние же, как правило, фиксировали лишь события, связанные с империей или представлявшие для последней интерес. Читающему византийские исторические сочинения VI в. бросается в глаза множество этнонимов, из которых одни более или менее ясны, другие толкуются поразному.

Большой и в целом стабильной силой на юге Восточной Европы VI в. являлись анты. Византийские авторы описывают их как восточную часть славян [29], населявшую обширную территорию от Дуная до Дона. Очевидно, речь должна идти о лесостепной части этой территории, так как степные пространства заполняли сменявшие друг друга кочевники. Название анты - иранское [30], и сами анты V-VI вв., скорее всего, сложный конгломерат славяноиранского населения, в котором славянский элемент господствовал политически и возрастал этнически за счет ассимиляции скифо-сарматского населения лесостепи современной территории Украины. Политическая активность антов в VI в. то возрастала, то уменьшалась в зависимости от разных причин, среди которых не последнее место занимала ситуация в соседней степной полосе.

Анты исчезают из источников в начале VII в., и можно полагать, что это связано с разгромом Антского союза аварами (точнее, псевдоаварами), о которых в форме "обры" упоминает ПВЛ [31].

В степях же к югу и юго-востоку от антской территории шло постепенное перемещение кочевых племен. В этнической принадлежности их порой очень трудно разобраться. Например, такие фигурирующие в византийских источниках племена, как кутургуры и утигуры [32], во второй части названия содержат явно угро-финский этноним "у(г)ры", однако не исключено, что в VI в. эти племена были полностью или частично тюркизированы. В этнониме "сарагуры" [33] первая часть - тюркское слово "белые", вторая - те же "у(г)ры", и трудно сказать, были сарагуры VI в. тюрками или уграми.

В тесных контактах угорского и тюркского этносов верх все более одерживал последний, что объясняется постоянным притоком тюркских племен с востока, из Азии. Впрочем, оттуда прибывали и угорские племена. Но создается впечатление, что угры шли на запад, теснимые превосходящими объединениями тюрок, которые вкрапливались и в племенные союзы, где главную роль играли угры, Тюрки, несомненно, были среди авар и даже в составе венгерских племен IX-Х вв. Не случайно Константин Багрянородный применял к последним наименование "турки". Эта "сменяемость" степных племен, угорских и тюркских, при все возрастающем превосходстве последних - главная черта этнических процессов в степях Восточной Европы во второй половине I тыс. н. э.

В данной работе нет смысла заниматься выяснением этнической принадлежности всех упомянутых источниками кочевников Восточной Европы V-VII вв., тем более что, как показывают прежние исследования, эти задачи в большинстве случаев малоперспективны [34].

Прежде чем перейти к собственно хазарской проблеме, есть смысл остановиться на роли Тюркского и Аварского каганатов, а также Булгарского племенного объединения. Начну с последнего, так как булгары появляются в источниках уже в V в.

Булгарская проблема в настоящее время изучена основательно, прежде всего благодаря трудам болгарских и советских ученых [35]. Поэтому целесообразно коснуться лишь некоторых ее аспектов.

Первый из них - происхождение булгар (протоболгар) и их этническая принадлежность. Этноним "булгары" во второй части, несомненно, отражает их первоначальную связь с уграми, а в первой части, очевидно, восходит к тюркскому "булга" ("смешивать") [36], и тогда все слово означает "смешанные угры", т. е. первоначально булгары представляли собой тюркизированных (когда - неясно) угров и были одним из племен, обитавших, скорее всего, где-то в северной части современного Казахстана и увлеченных на запад в период гуннского нашествия [37]. Впрочем, упоминание vulgares латинского Хронографа 354 г. в районе Кавказа может означать, что эти булгары первоначально были среди племен, бежавших от гуннов, а затем им подчинившихся. Фиксация булгар в этом источнике - самая древняя, так как принимать на веру более ранние упоминания их в армянских источниках [38] можно, только не зная особенностей последних. Локализация булгар в Хронографе довольно неопределенна, но, сопоставляя его сведения с более поздними источниками, ее логично дать в Западном Предкавказье. Иордан также очень неопределенно располагает булгар над Понтииским морем [39], так что и здесь вполне закономерно видеть Западное Предкавказье с прилегающими районами.

У Прокопия Кесарийского, нашего основного информатора о событиях первой половины VI в., в описании юга Восточной Европы этнонима "булгары" нет, а в качестве восприемников гуннов выглядят утигуры и кутургуры [40]. Первые из них обитали на востоке, вторые на западе от Меотиды и р. Танаис (Дон) [41]. Из этого исследователи делают заключение, что булгары скрываются под наименованием утигуров и кутургуров [42]. В этом можно усомниться, если предположить, что булгары у Прокопия скрываются под названием "брухии", которые обитали между абасгами и аланами [43], т. е. в Западном Предкавказье. Этот район был, по-видимому, изначальным местом обитания булгар, откуда отдельные их группы в IV-VI вв. могли уходить на запад [44]. Именно этот район у Феофана и Никифора называется Великой Булгарией [45]. Здесь же фиксируют булгар Псевдозахария [46] и "Армянская география" VII в. [47].

Как же развивалось общество Великой Булгарии, с которой были тесно связаны соседние хазары? Источники, к сожалению, об этом говорят немногое, поскольку наши главные информаторы - византийцы фиксировали главным образом события, связанные с племенами, с которыми империя имела непосредственные отношения (в том числе и с той частью булгар, что по разным причинам уходили на запад), а дальние районы Прикубанья попадали в поле зрения историков очень редко. Что основная часть протобулгар продолжала обитать в Приазовье, кажется, общепризнано [48]. Их судьба наиболее для нас интересна. Можно предполагать, что они попали в зависимость от Тюркского каганата [49].

В VI в. роль тюркских племен в Восточной Европе усилилась. В 50-60-е годы под напором тюркских орд устремились на запад авары, народ неясного, очевидно, смешанного тюркско-угорского происхождения. В степях же Восточной Европы в середине VI в. утвердилась верховная власть Тюркского канагата. Центр его находился в районе Алтая, но пределы простирались от Желтого моря до Причерноморья. Тюрки сокрушили эфталитов (563-567 гг.) - союз ираноязычных племен в Средней Азии [50] - и закрепились в этом регионе. Но их держава существовала как цельное образование недолго и в 588 г. распалась на Западный и Восточный каганаты.

В период могущества единого каганата он первоначально объективно был союзником Сасанидов, веками боровшихся с эфталитами на своих северо-восточных рубежах [51]. Но уничтожение эфталитов тюрками сделало последних врагами Ирана и естественными союзниками Византии. Этим объясняется посылка византийского посольства в ставку тюркского хакана в 568 г. Ей предшествовал приезд в Константинополь тюркского посольства вместе с делегацией согдийцев во главе с Маниахом. Согдийцы - "торговый народ" [52] - нуждались в торговле с Византией, а поскольку персы не разрешали им проезжать через Иран, Маниах уговорил тюркского владыку послать посольство к императору Юстину II. Таким образом, посольство преследовало двойную цель: политическую и торговую. Для окончательного утверждения союза с тюрками в их резиденцию на Алтай отправилось ромейское посольство во главе с киликийцем Зимархом. Дошедшее до нас описание этой поездки дает неоценимые сведения о разных областях Евразии, в том числе и о тех, о которых в Европе ничего не знали. Но политические результаты экспедиции Зимарха были невелики. Слишком далеко была расположена империя тюрок, и единственным участком, где тюрки могли выступать как союзники Византии против Ирана, была Средняя Азия.

Позже состоялись еще несколько обменов посольствами (в 70-х годах VI в.), но о них мы знаем мало. В 572 г. умер хакан Истеми, а в 588 г. Тюркский каганат распался.

Для нас важно установить роль Тюркского, а затем Западнотюркского каганатов в Восточной Европе. Как сказано, формально юг Восточной Европы подчинялся владыке тюрок. На обратном пути из резеденции Истеми Зимарх пользовался поддержкой уйгуров и алан. Вождь первых был вассалом Истеми, правитель же алан Сарозий выглядит не более чем союзником повелителя тюрок. В VI в. племена и народности Северного Кавказа и Предкавказья вовлекались разными способами в ирано-византийские конфликты и становились союзниками той или иной державы. Это и позволяло им сохранять самостоятельность. Уйгуры, с которыми встретился Зимарх где-то в районе (Нижней?) Волги, - это, скорее всего, опять-таки угры, а не тюрки. Впрочем, возможно, что это те же утигуры [53]. Скорее всего, однако, речь идет о предках мадьярских племен. Нижняя Волга - район их обитания - была подвластна тюркскому хакану. В Предкавказье же ситуация была, очивидно, сложнее. Однако и самостоятельными булгары в VI - начале VII в. не выглядят.

Сложность изучения событий этого времени в запутанности и неопределенности этнической терминологии византийских источников. Например, кочевников Восточной Европы они традиционно называют гуннами, иногда тюрками. Феофилакт Симокатта пишет, что северные соседи персов - гунны, которых привыкли называть (в его время) тюрки [54]. То же у Феофана [55] и других авторов. Да и армянские писатели даже в VII в. охотно применяют наименование "хоны" ко всем северным кочевникам/ не обязательно тюркам [56]. Уже говорилось о различении в источниках булгар и утигуров, но Никифор называет Куврата государем уногундуров [57], хотя это и не означает тождества уногундуров с оногурами и утигурами, как полагает, например, А. В. Гадло [58].

Согласно источникам, Куврат восстал против авар [59] и, следовательно, в первой трети VII в. булгары подчинялись аварскому хакану. В VI в. ситуация была сложнее, и, во всяком случае, в 60-70-е годы, в период могущества Тюркского каганата, власть авар на Приазовье вряд ли распространялась.

Западнопредкавказские булгары появляются в византийских хрониках в связи с событиями 30-х годов VII в. Это было время активности авар на Балканах. В 626 г. авары вместе со своими союзниками - славянами предприняли осаду Константинополя, которую удалось снять с большим трудом [60]. В этой воине союзниками Ираклия были тюрки (Западнотюркского каганата), активно воевавшие с персами в Закавказье, Средней Азии. Более того, император согласился отдать в жены главе тюрок свою дочь Евдокию. Но брак не состоялся из-за гибели правителя тюрок в 628-629 гг. [61] Можно полагать, что в это же время империя завязала сношения с правителем Великой Булгарии Кувратом, который вскоре восстал против хакана авар и сбросил его власть [62]. У Никифора. сообщающего об этом, сведения о данном событии довольно смутные, и соответствующий пассаж из его рассказа труднокомментируем. Маловероятно полагать, что власть авар в то время распространялась на Приазовье [63]. Однако в данном источнике об этом сказано ясно и определенно. Но можно предположить, что, возможно, хакан авар по ошибке попал в текст вместо хакана (западных) тюрок. Это крайняя гипотеза, но она лучше соответствовала бы реалиям Северного Кавказа той поры.

Великая Булгария ненадолго пережила своего основателя - Куврата. После смерти последнего [64] произошел раскол Булгарского союза, в результате чего одна группа булгар осталась в Приазовье, другая - по соседству с ней за Доном [65], а три ушли на запад - на Балканы (булгары Аспаруха), в Паннонию и Северную Италию [66]. Византийские источники, повествующие об этом, ничего не говорят о миграции группы булгар на Среднюю Волгу, где позже известна Волжская Булгария. Поэтому можно предположить, что булгары откочевали туда позже, в VIII в.

Феофан и Никифор отмечают, что уже после разделения пяти сыновей Куврата из страны Берзилии (Верилии) от сармат или из страны сармат вышел народ хазар, утвердивший свою власть над оставшимися в Предкавказье булгарами. Местные хазарские предания в изложении царя Иосифа освещают эти события несколько иначе. Разбирать это противоречие целесообразно после уяснения вопроса о происхождении хазар.

Примечания

[1] Речь идет о нашествии кимвров и тевтонов на Италию и разгроме их Г. Марием. См.: История древнего мира. М., 1983. Т. 3. С. 31.

[2] Там же. С. 178-197.

[3] Данные Плиния Старшего, Тацита и Птолемея.

[4] Иордан. О происхождении и деяниях гетов / Вступит, статья, перевод, комментарий Е. Ч. Скржинской. М., 1960. Сведения о государстве готов есть и у современного событиям историка Аммиана Марцеллина (XXXI, 3).

[5] Моммзен Т. История Рима. М., 1949. Т. 5. С. 206-214; Schmidt L. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der Volkerwanderung. B., 1904; Соловьев С. М. Соч. М., 1988. Кн. 1. С. 114-115.

[6] Грушевский М. Iсторiя Украiни-Руси. Киiв, 1913. Т. 1. С. 149-150.

[7] Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962. С. 45-49.

[8] Очерки истории СССР, III-IX вв. М., 1958. С. 39-44.

[9] Третьяков П. Н. У истоков древнерусской народности. Л., 1970; Он же. По следам древнеславянских племен. Л., 1982; Седов В. В. Происхождение я ранняя история славян М., 1979.

[10] Седов В. В. Указ. соч. С. 85,

[11] Речь идет о признании "черняховцев" славянами.

[12] Wolfram И. Geschichte der Goten. Munchen, 1979; Scarfdigli P. Die Goten: Sprache und Kultur. Munchen, 1973; MUrea B. Die Goten an der unteren Donav // Studia gotica. Stockholm, 1972; и др.

[13] Ряд древнейших заимствований в славянских языках восходит к готскому, например слово "князь". См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1986. Ч. 2. С. 266.

[14] Аммиан Марцеллин. XXXI, 3.

[15] О них см.: Моммзен Т. Указ. соч. Т. 5. С. 209-215.

[16] Седов В. В. Указ, соч. С. 97-100.

[17] Altheim F. Geschichte der Hunnen. В.. 1959-1962. Bd. 1-5.

[18] Кляшторный С. Г. Гуннская держава на Востоке (III в. до н. э.- IV в. н. э.) // История древнего мира. Т. 3. С. 166-177.

[19] Там же. С. 175.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Попытки некоторых авторов найти тюрок в Восточной Европе и Закавказье в древности не более чем научный курьез.

[23] Аммиан Марцеллин, XXXI, 3.

[24] Данные Аммиана Марцеллина, Иордана.

[25] Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1948. С. 478-484.

[26] Термин Третьякова. См.: Третьяков П. Н. У истоков древнерусской народности. С. 43.

[27] Седов В. В. Указ. соч. С. 101-143.

[28] Иордан. Указ. соч. С. 118-120.

[29] Прокопий Кесарийскин. VII, XIV.

[30] Филин Ф. П. Образование языка восточных славян. М., 1962. С. 60.

[31] ПСРЛ. М., 1962. Т. 1. С. 11-12.

[32] Прокопий Кесарийский. VIII, IV, V.

[33] Т. е. белые угры.

[34] Попытки см.: Артамонов М. И. Указ, соч.; Гадло А. В. Этническая история СеBepного Кавказа, IV-Х вв. Л., 1979,

[35] История на България: Първа Бългорска держава. София, 1981; Артамонов М. И. Указ. соч.; Раннефеодальные государства на Балканах, VI-XII вв. М., 1985. Гл. 2-4.

[36] Golden P. Knazar Studies. Budapest, 1980. Vol. 1, P. 42-46.

[37] Существует теория о приходе булгар из Северо-Восточного Ирана (Altheim F. Ор. cit. Bd. 1. S. 85). но, как представляется, она основана на неверной интерпретации слова Персия в некоторых источниках VIII-Х вв. (например, у Константина Багрянородного). В это время под Персией иногда понимали восточноиранские области, включая Среднюю Азию. А от последней недалеко и до "внутренней" Скифии, т. е. областей современного Казахстана. Именно там локализует прародину булгар Михаил Сириец. См.: Michel Ie Syrien. Chronique. P., 1901, Т. 2. Р. 363-364.

[38] Мовсес Хоренаци. История Армении. II, 6, 9.

[39] Иордан. Указ. соч. С. 72.

[40] Прокопий Кесарийский. VIII, IV-V.

[41] Там же. VIII, V, 23.

[42] Гадло А. В. Указ. соч. С. 58 и др.; Ран нефеодальные государства на Балканах. С. 135-136, Любопытно, что у Феофана и Никифора котраги (кутригуры) названы соплеменниками болгар {Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. М., 1980. С. 60, 162). Отдельно фигурируют булгары и у Псевдозахария. См.: Иностранные источники об Армении и армянах. Ереван, 1976. Т. 8, вып. 1: Сирийские источники. С. 314.

[43] Прокопий Кесарийский. VIII, IV, 1.

[44] Раннефеодальные государства на Балканах. С. 135-136.

[45] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 60. 162.

[46] Иностранные источники об Армении и армянах. Т. 8, вып. 1. С. 314.

[47] Сукри А. Ашхарацуйц. Венеция, 1881. С. 17.

[48] Раннефеодальные государства на Балканах. С. 137.

[49] Сколько-нибудь полное исследование истории Западнотюркского каганата мне неизвестно.

[50] Гафуров Б. Г. Таджики. М., 1972. С. 216-218.

[51] Там же.

[52] Именно так характеризует их даже такой далекий от Средней Азии памятник, как "Армянская география". См.: Патканов К. Армянская география VII в. СПб., 1877. С. 24.

[53] Ср.: Гадло А. В. Указ. соч. С. 98-99. Гадло называет их авары-огоры.

[54] Феофилакт Симокатта. VI, VIII, 5.

[55] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 54.

[56] См. ниже разбор свидетельств Каланкатваци о ранних хазарах.

[57] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 161.

[58] Гадло А. В. Указ. соч. С. 110.

[59] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 161.

[60] Там же. С. 160-161.

[61] Там же, С. 161.

[62] Там же. С. 60-61.

[63] Там же. С. 175.

[64] О дате смерти Куврата см.: Раннефеодальные государства на Балканах. С. 137; Чичуров И. С. Указ. соч. С. 112-113.

[65] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 61. Очевидно, с этого времени булгары обитали в юго-восточной части современной Украины, где их знает ПВЛ в Х в.

[66] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 61, 114.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top