Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа

А.П. Новосельцев

Глава четвертая. ХАЗАРСКОЕ ГОСУДАРСТВО. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЕГО РАЗВИТИЯ

4. Государственный строй (окончание)

Бак (бек) - это, очевидно, иранское "баг" ("господин, владыка") [534], заимствованное тюрками у восточных иранцев (скифо-сармат, согдийцев и т. д.). (Кстати, с этим словом связано и общеславянское "бог", хотя тут единого мнения нет [535].) В тюркских языках "бек" стал означать "правитель, господин, вождь, князь" [536]. Упоминание бека (бака) Хазарии для IX-Х вв. является для тюркоязычного мира одним из древнейших.

Как сказано выше, первый раз о беке (пехе) Хазарии пишет Константин Багрянородный. Повествуя о построении Саркела, он отмечает, что с просьбой о сооружении этой крепости к императору Феофиду обратились хакан и пех Хазарии. В то же время у Константина в связи с хазарскими делами VIII-IX вв. в остальных случаях фигурирует только хакан [537]. Хакан же предстает как реальный глава государства и в восточных источниках в связи с событиями конца VIII в. [538], и в грузинских - для 70-х годов VIII ст. [539] Следовательно, есть основания предположить, что выдвижение шада-бека на первый план относится к более позднему времени. Привлекая материалы о принятии главой русов титула "хакан" [540], можно отнести его приблизительно к первой трети IX в.

М. И. Артамонов именно в это время усмотрел "гражданскую войну" в Хазарии [541] (точнее говорить о борьбе среди правящего класса Хазарии). Мне представляется, эту борьбу надо связать с победой иудаизма среди части хазарской знати, во главе которой стоял шад-бек. И древнееврейское "мэлэх" здесь просто передает новый титул хазарского шада-бек. Титул "шад" в IX в. еще употреблялся, но в Х в. уже вышел из употребления, и источники его не фиксируют. Уже во второй половине IX в. шад-бек не просто равноправный с хаканом правитель, каковым он выглядит для событий 30-х годов этого века, но истинный государь Хазарии.

Именно таковым он предстает в рассказе Ибн Русте - Гардизи. Источники этой группы сообщают, что у хазар два правителя (малика). Один-шад, в руках которого сосредоточена вся власть. Другой-высший ("ал-азам, бозорг"), называемый хакан, у которого лишь титул. Шад командует войском, собирает подати [542]. Из этих описаний ясно, что во второй половине IX в. вся реальная власть была в руках шада, но хакан официально являлся верховным главой государства. Таким образом, если говорить о двоевластии у хазар, о чем столь много пишут в литературе со времен В. В. Григорьева, то его надо хронологически приурочить к IX в., когда шад (бек) постепенно оттеснил хакана на второй план.

В 921/922 гг. в Булгаре на Волге побывал Ибн Фадлан, который записал некоторые сведения о Хазарии. Ибн Фадлан сообщает, что у хазар есть малик, которого называют хакан и который показывается (народу, знати?) один раз в четыре месяца. Его называют также "хакан ал-кабир" ("большой хакан") [543]. У него есть "халифа" ("заменяющий в делах", см. выше), именуемый хакан-бех [544]. Этот хакан-бех командует войском, управляет, руководит делами государства, и "ему подчиняются цари, находящиеся с ним по соседству" [545]. Затем Ибн Фадлан отмечает, что хакан-бех оказывает большому хакану всякого рода формальные почести, граничащие с унижением [546]. Однако это не более как церемониальная формальность, так как она заканчивается тем, что хакан-бех садится вместе с царем, т. е. в конечном счете становится как бы равным ему.

Как видим, ситуация, описанная Ибн Фадланом, отличается от той, о которой писал Ибн Русте, или, точнее, его источник: реальная власть у хакан-беха, хакан от нее отстранен и заточен в свою резиденцию, куда к нему имеет доступ лишь его "заместитель". Никакого двоевластия уже нет. Сам титул "заместителя" "хакан-бех" очень симптоматичен. Его можно перевести как "хакан-государь", т. е. реальный хакан, тогда как у настоящего хакана осталось лишь превосходство в титуле ("большой хакан"), церемония вхождения к нему "заместителя" да почетные похороны, описание которых со ссылкой на Ибн Фадлана есть у Йакута [547].

Следующая (хронологически) версия источников о баке (беке) представлена в сочинениях ал-Истахри - Ибн Хаукаля. Эти авторы, рассказы которых в основном идентичны, описывая государственный строй Хазарии, преимущественно говорят о царе (малике). Этот царь, согласно ал-Истахри и Ибн Хаукалю, на языке хазар именуется бак [548]. Он командует войском, взимает налоги и пошлины, является высшей судебной инстанцией [549]. О хакане эти географы пишут, что он выше царя, но назначается последним из лиц известной фамилии ("ахл байт ма'аруфин") [550]. Сама процедура избрания хакана весьма оригинальна: кандидата сначала душат шелковым шнуром и, когда он начинает задыхаться, спрашивают, сколько лет тот желает царствовать. После того как он в таком состоянии называет цифру, его утверждают хаканом. Если он умирает раньше срока, то это считается нормальным, если достигает указанной им даты и умирать не собирается, то его убивают. Власть хакана номинальная, но ему воздают божественные почести [551] и в случае опасности выводят к народу как символ (национальной традиции?). Похороны хакана осуществляются в форме государственного траура [552].

Как видим, здесь ситуация уже иная. Хакан окончательно лишен власти и остается символом, освященным традицией.

Это еще в более рельефной форме вырисовывается из описания ал-Мас'уди, хронологически приблизительно того же времени.

Рассказ ал-Мас'уди частично подтверждает, частично дополняет сведения ал-Истахри - Ибн Хаукаля. Хакан лишен власти и содержится во дворце царя, он происходит из определенного знатного рода и является традиционным символом власти. Но у ал-Мас'уди хакан превратился в подобие некоего жертвенного животного. В случае какого-либо бедствия (голода, войны и т. п.) знатные люди и народ приходят к царю и требуют выдать им хакана, которого считают ответственным за эти несчастья. Царь может выдать хакана, казнить его сам, но может и сохранить хакану жизнь [553]. Ал-Мас'уди записал эти сведения где-то в начале 40-х годов во время своего путешествия вдоль побережья Каспийского моря. Через десяток лет тогдашний хазарский царь Иосиф в своем письме Хасдаю ибн Шафруту не счел нужным вообще упоминать о существовании хакана. Однако традиционное представление о хакане как символе верховной власти сохранилось в Хазарии вплоть до ее гибели. Это видно из сообщения ПВЛ, согласно которой против Святослава выступили хазары с князем своим каганом [554].

Таким образом, эволюцию верховной власти у хазар можно представить следующим образом. В VII - первой половине VIII в. во главе государства стоял хакан, в руках которого находилась вся власть. Хакан опирался на хазарскую знать (тарханов). Следующим после хакана лицом был шад, из числа ближайших родственников хакана (VII в.). Шад командовал войском, и, возможно, в его руках находились (или в его руки переходили) внешние сношения. Поражение в войне с арабами в 30-х годах VIII в. привело к конфликту среди хазарской знати, в результате чего шад постепенно оттеснил хакана на второй план, приняв титул бака (бека). Именно в IX в. в Хазарии существовало своеобразное двоевластие, которое в Х ст. сменилось властью бака (бека), лишившего хакана всякой реальной власти и влияния.

Власть верховного правителя Хазарии (хакана, затем шада-бека) была, по сути дела, неограниченной, хотя есть основания полагать, что даже в последний период существования Хазарской державы роль родовых традиций была сильна, главным образом в плане обязательной принадлежности правителя к определенной семье - роду [555].

Из персоналий центрального управления Хазарии нам известны судьи ("кади") для людей разных вероисповеданий [556]. Ал-Истахри и Ибн Хаукаль применяют к ним термин "хаким" (мн. число - "хоккам") [557], который означает не просто "судья", а "правитель", очевидно обладавший судебной властью. Однако последнее слово было за царем, который ведал столичными делами через особое лицо - сафира, буквально "посредника" [558]. У ал-Мас'уди лица, судившие мусульман, иудеев и христиан, обозначены как кади [559].

Основные функции центрального управления сводились к руководству войском, сбору налогов и пошлин, судопроизводству и культу (точнее, культам).

В тексте "Словаря" Йакута упомянуты два лица, замещающие царя [560] хазар в государственных делах [561]; кундур-хакан и джавишгар [562]. Других известий об этих лицах нет. Кундур сравнивается (В. Ф. Минорским, а за ним А. П. Ковалевским [563]) с к. н. д. - так в "Шахнаме" назван некий воин, сражавшийся в войске туранского хакана [564], или с алтайским титулом "кюндю" [565]. Джавишгара пытаются сопоставить с чаушем османской эпохи [566].

Может быть, вместо кундур надо читать тюркское "кендю" ("свой, собственный") и тогда кендю-хакан - что-то вроде близкого помощника хакана? Второй же термин может быть связан с иранским "джадугар" - "знахарь, маг, колдун". Это только гипотезы, достоверность которых (как и ранее предположенных) нечем подтвердить.

Что касается местного управления в Хазарии, то оно было двойного рода, так как и само это государство состояло как бы из двух разновидностей подчиненных стран и областей. Во-первых, это страны, в которых управляли местные князья, вожди и т. д. Во-вторых, области, непосредственно подчиненные хакану (царю) и управлявшиеся его наместниками. В положении первых находились Волжская Булгария, восточнославянские области (вятичей, северян, радимичей, полян), кочевники-венгры в IX в., возможно, буртасы, а также некоторые части (преимущественно приморские) современного Дагестана.

Когда Волжская Булгария подчинилась хазарам - неизвестно, но в IX в. "царь славян" [567] платил дань Атилю в размере соболиной шкурки с дома ("байт"), а сын булгарского правителя являлся заложником у царя хазар [568]. Об уплате восточными славянами дани хазарам в виде пушнины и деньгами (шэлэг с сохи) сообщает ПВЛ. ПВЛ ничего не говорит о князьях у славянских "племен", подчинявшихся хазарам. Но таковые, возможно, были. Мадьяры, пришедшие в Леведию, а затем в Ателькюзу, имели своих архонтов, которым подчинялись вожди, носившие титулы "гила" и "карха" [569]. Венгерские архонты до ухода мадьярских племен в Паннонию подчинялись хазарам и были их союзниками в борьбе с печенегами [570]. Для буртасов ранние источники (по IX в.) называют только шейхов для каждого места [571]. Если доверять позднему источнику "Моджмал ат-таварих", то, очевидно, в Х в. и у этих племен был правитель, местный титул которого "т-и-в" [572] неясен.

Представители центральной власти на местах назывались тудунами. Титул этот происходит из китайского tu't'ung-"начальник гражданской администрации". К тюркам он попал через восточноиранские (сако-хотанские) языки, где означал "близкий помощник" [573]. Согласно ат-Табари и ал-Бируни, титул тудуна носил правитель Шаша (район Ташкента) [574]. У хазар тудуны - первоначально что-то вроде ближних людей правителя [575].

В Хазарии для начальников существовал, по-видимому, и другой титул, который в Кембриджском документе обозначался как булшци [576], но у Феофана фигурирует как собственное имя Валгиц, который назван архонтом Босфора [577]. В других местах у Феофана, а также у Никифора мы находим тудуна, архонта Херсона [578]. Очевидно, речь все-таки должна идти о хазарском наместнике [579]. Что касается булшци, то смысл слова остается неясным [580]. Кстати, в тексте Кембриджского документа речь идет о Булшци, hмкр Песахе [581], который был наместником Боспора [582]. П. К. Коковцов "hмкр" перевел как "досточтимый" [583]. Н. Голб оставил слово без перевода, а в комментарии предложил исправить его на "hа-пакид", что означает "начальник отряда, гарнизона" [584] (в современном иврите - "чиновник"). Мне это кажется вполне допустимым, но не связано ли это слово со ср.-перс. "hамаркар" (правительственный чиновник, ведавший сбором податей) [585]? Понятие это известно для Дербента VI-VII вв. и вполне могло быть заимствовано хазарами.

Сведений о местном управлении в Хазарском каганате очень мало, но на одно хочу обратить внимание. В Х в. в Самандаре, бывшей столице, сидел собственный царь (малик), но родственник хазарского царя [586]. Это, кажется, свидетельство того, что в Хазарии шел процесс децентрализации и на местах некоторые наместники становились самостоятельными правителями.

Примечания

[534] Согдийские документы с горы Муг. М., 1962. Вып. 2. С. 196-197-

[535] Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1986. Т. 1. С. 181-182.

[536] Древнетюркский словарь. С. 91 (приведены образцы использования слова со значением "правитель, начальник" в орхонских и других ранних тюркских надписях VIII в.).

[537] Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 170-171. и др.

[538] Бар Гебрей. Тарих мухтасар ад-дувал. Бейрут, 1890. С. 223.

[539] Картлис цховрэба. Т. 1. С, 249-250.

[540] Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя. С. 157-159.

[541] Артамонов М. И. Указ. соч. С. 324-335.

[542] Ибн Русте. Указ. соч. С. 139; Бартольд В. В. Указ. соч. Т. 8. С. 36.

[543] Мешхедская рукопись. Л. 212б. А. П. Ковалевский переводит "великий хакан", очевидно учитывая вариант Йакута ("хакан ан-акбар"). См.: Путешествие Ибн Фадлапа на Волгу. С. 84, 166,

[544] Мешхедская рукопись. Л. 212б. Отметим, что написание титула у Ибн Фадлана идентично варианту Константина Багрянородного, но отличается от Ал-Истахри-Ибн Хаукаля (см. ниже).

[545] Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. С. 84, 166. Здесь малопонятная фраза, которую именно так перевел А. П. Ковалевский. По смыслу речь скорее идет о подчиненных хазарскому царю правителях.

[546] Там же. С. 84.

[547] Там же. Йакут здесь, очевидно, пользовался сведениями ал-Истахри или Ибн Хаукаля.

[548] Ал-Истахри. Указ. соч. С. 220; Ибн Хаукаль. Указ. соч. Т. 2. С. 390.

[549] Ал-Истахри. Указ. соч. С. 220, 221, 224.

[550] Там же. С. 224.

[551] Там же.

[552] Там же.

[553] Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 195.

[554] ПСРЛ. Т. 1.С. 65; Т. 2. С, 53.

[555] Ал-Истахри сохранил любопытный рассказ о хазарском юноше, который обеднел настолько, что торговал на рынке хлебом. Однако он имел больше всех прав стать хаканом, для этого ему надо было лишь отречься от ислама, который он исповедовал, и перейти в иудаизм. См.: Ал-Истахри. Указ. соч. С. 224.

[556] Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 194.

[557] Ал-Истахри. Указ. соч. С. 221; Ибн Хаукаль. Указ. соч. Т. 2. С. 390,

[558] Там же.

[559] Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 194.

[560] Именно царя, а не хакана.

[561] Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. С. 84.

[562] Там же.

[563] Там же. С. 167.

[564] Фирдоуси. Шахнаме. М└ 1967. Т. 6. С. 143. На перс. яз.

[565] Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. С. 167. Не является ли этот титул идентичным титулу мадьярских племен "кинда"?

[566] Там же.

[567] Этот титул Ибн Фадлан применяет к булгарскому царю. Причины неясны.

[568] Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. С. 78.

[569] Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 178. Арабские источники о венграх IX в. называют их главу ("раис") кинда, а того, кто ведает государственными делами, - джила. Последнее можно прочесть и как гила (Ибн. Русте. Указ, соч. С. 142; Бартольд В. В. Указ. соч. Т. 8. С, 37; Sharaf al-Zaman Marvazi... P. 22; Моджмал ат-таварих. С. 421). У Константина Багрянородного особенно интересен титул "карха", очевидно, ирано-тюркского происхождения ("кара-хан" - "правитель народа"; ср. "кар" в современном венгерском-"сословие, корпорация").

[570] Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 170-175.

[571] Ибн Русте. Указ. соч. С. 140.

[572] Моджмал ат-таварих. С. 422.

[573] Согдийские документы с горы Муг. Вып. 2. С. 83.

[574] Ат-Табари. Указ, соч. Сер. 2. С. 1694; Ал-Бируни. Указ. соч. С. 101.

[575] Мовсес Каланкатваци. Патмутюн... С. 163.

[576] Golb N., Pritsak 0. Op. cit. P. 116-117. .

[577] Чичуров И. С. Указ. соч. С. 39. 62.

[578] Там же. С. 40, 64, 156, 164.

[579] Там же. С. 129-130.

[580] Коковцов П. К. Указ. соч. С. 118-119.

[581] Golb N.. Pritsak 0. Op. cit. P. 116-117.

[582] Ibid. P. 137.

[583] Коковцов П. К. Указ. соч. С. 118.

[584] Golb N., Pritsak 0. Op. cit. P. 116-117.

[585] Перихамян А. Г. Указ. соч. С. 11-12.

[586] Ал-Истахри. Указ, соч. С. 222-223.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top