Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Материалы любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилёва".

К истории стихотворного перевода Л. Н. Гумилёва поэмы Фирдоуси "Шах-намэ"

Впервые Опубликовано // сайт Gumilevica

Хорошо известно, что Лев Николаевич Гумилёв в своих научных работах приводил многочисленные фрагменты русских переводов древних поэтов. Кто был автором переводов, например, отрывков из "Шах-намэ" великого Фирдоуси, которые приведены в гл. 7 "Открытие Хазарии".

Можно, конечно, предположить, что этот перевод принадлежит руке Цецилии Бенциановны Бану (1911≈1998). Она занималась переводом этого эпоса десятки лет. Но до 1966 г. ≈ года, в который увидела свет книга "Открытие Хазарии", до читателей дошли лишь три первые тома этого издания. Но они не затрагивают ирано-тюркские войны, освещение которых пришлось на последние тома, опубликованные лишь в 1980-х гг. Более того, перевод из книги Льва Николаевича детально рассматривает вооружение и тактику раннесредневекового боя, в которых Бану не была сведуща и обычно для научных комментариев приглашала профессиональных историков профессора А. А. Старикова и А. Азера.

Из многочисленных воспоминаний друзей Л. Н. Гумилева известно, что он переводил ╚Шах-наме╩. Таджикский и разговорным фарси он освоил в 1932 г. в Средней Азии, когда работал малерийным разведчиком в совхозах Дангара и Пархар. Совершенствовался в персидском он в 1951 г. в ╚местах не столь отдаленных╩, - общаясь в 10-е лаготделении Карлага с зеками - носителями языка.

Длительная и серьезная работа Льва Николаевича над переводами из ╚Шах-наме╩ началась в ИТЛ Омск-29 Сиблага, куда Л. Н. Гумилев был переведен. 1955 г. в письме от 9.01.1955 он сообщает А. Ахматовой, что: ╚┘ Президиум Академии Наук принял решение о переводе Шах-наме. Я очень бы хотел получить заказ на кусок перевода Сасанидской части┘ язык я не забыл и стихотворным переводом владею╩. В следующем году он просил адресатов писем прислать ему экземпляр книги сасанидского периода на персидском языке, поскольку изданный ╚перевод Шах-наме возмутительная халтура. Переводчик а) не знает языка; б) историю; в) русского стихосложения, но обладает, видимо, наглостью и блатом. Ничего похожего на гениальное произведение великого автора. Если бы Фирдоуси писал так, как Липкин, его бы никто не читал и не знал (письмо от 23.03.1956). (Имеется в виду издание ╚Шах-наме╩ изд. Детгиз 1955 года, переведенное и снабженное предисловием С. Липкиным).

Л. Н. Гумилев невероятно ценил силу поэтического таланта Фирдоуси, поэта, который искал истину: ╚К словам разумным ты ищи пути, весь мир пройди, чтоб знания обрести╩. Создавая свой труд, в котором рассказана история Персии до завоевания арабами и прославлены подвиги шахов, Фирдоуси хотел, чтобы: ╚┘ мудрые, - те, кто владеет пером, меня на земле поминают добром╩. Лев Николаевич Гумилев, рассказывая на своих лекциях об этнической истории народов Средней Азии на примере истории смены режима Караханидов династией Газневидов, читал стихи Шах-наме в своем переводе и рассказывал о мужестве и литературном подвиге Фирдоуси. Но, говоря о нем, Гумилев не забывал и о его предшественнике Дакики (935/942≈976/980?), погибшем от руки раба-тюрка: ╚╚Шах-наме╩-то начал именно он>, вообще ≈ <прославлявшем идею независимости от Халифата и национальные персидские религию> ≈ зороастризм и искусство┘╩.

Не забывал Л. Н. Гумилев о Фирдоуси и в своем научном творчестве. В ╚Шах-наме╩ средневековый поэт настолько подробно и точно описал историю Ирана, что Лев Гумилев счел возможным в использовать поэму в качестве источника при подготовке им кандидатской и докторской диссертаций. В 1955 г. работу Льва Гумилева на соискание степени кандидата наук высоко оценил выдающийся историк и директор Государственного Эрмитажа Михаил Илларионович Артамонов:

╚представленная им в 1948 г. работа ╚Политическая история тюрок тю-кю╩ (точное название этой диссертации - ╚Политическая история первого тюркского каганата╩ - Ред.) обладает весьма высокими научными качествами и свидетельствует о незаурядном даровании автора и о его блестящих знаниях в области избранной специальности. В ней в полной мере сказалась и хорошая лингвистическая подготовка Л.Н. Гумилева. Помимо знания западно-европейских языков, он обнаружил владение иранскими и тюркскими языками, а в приложении к своей работе он дал прекрасный стихотворный перевод большого отрывка из Шах-наме╩.

В 1961 г. на защите своей следующей диссертации уже на соискание степени доктора исторических наук ╚Древние тюрки VI√VII вв.╩ Лев Гумилев цитировал отрывки из этой поэмы в собственном переводе (воспоминания Л. Е. Аренса и др.). 

Перевод стихов в главе VII. Могилы и размышления своей книги ╚Открытие Хазарии╩ (иллюстрации к которой были подготовлены его супругой Натальей Викторовной) был выполнен в присущей Льву Гумилеву манере, которая позволила произвести ему, уже как ученому, например, подробный военно-исторический комментарий поединка молодого иранского царевича Хосроя и византийского наемника ≈ великана-гота. (См.: Гумилев Л. Н. Подвиг Бахрама Чубины: Подбор и перевод источников, вступительная статья ╚Битва при Герате╩ и комментарий его же. ≈ Л., Изд. Гос. Эрмитажа, 1962).

Евразиец П. Н. Савицкий дал такую оценку работе Л. Гумилева: ╚Подвиг ╚Бахрама Чубины╩ очень меня порадовал √ и содержание, и изяществом оформления. Чувствую и ценю исторические и прозаические качества Ваших переводов из Фирдоуси╩ (письмо от 10.04.1961).

В упоминавшейся выше главе VII книги ╚Открытие Хазарии╩ Лев Николаевич пишет, что он самостоятельно перевел для этого эссе стихотворение и другого средневекового персидского поэта ≈ суфийского шейха Муслих ад-Дин Саади Ширази (1181≈1291). Современник монгольского завоевания Среднего Востока, он в своей газели сумел соединить назидания суфиев с красотой и образностью любовной лирики.

Мы рады привести в этой заметке цитату из научной лекции Гумилева (1988 год):

╚В конце X в. южную часть <Средней Азии> (ныне Афганистан) захватил тюрок-раб (ставший полководцем) √ Себук-Тегин, √ и┘ передал власть своему лучшему помощнику √ Махмуду, который жил в крепости Газна и назывался Махмуд Газневи. Вот при нем, писал и кончил Фирдоуси свою замечательную поэму ╚Шах-наме╩. А начал он еще при Саманидах!

Но понимаете (советую всем принять к сведению!): никогда не надо писать слишком длинные работы. В этой поэме (фактически рифмованной истории) содержится 120 тысяч стихов. (А в ╚Евгении Онегине╩, например, 5 тысяч стихов, в ╚Божественной комедии╩ √ 13 тысяч). Вы представляете, какая это огромная махина была - <поэма ╚Шах-наме╩>, и сколько времени он - <Фирдоуси>, ее писал! (Талант, конечно, колоссальный).

Но за то время, пока он окончил эту вещь, сменилось правительство. (И┘ кардинально поменялись пристрастия верхов. Не стало больше любителей литературы и искусства Саманидов, к власти пришли воинственные тюрки Газневиды. √ Ред.).

Приносит он свой труд, показывает. Ему говорят: ╚Да, конечно, Вы поработали┘ Но! Сейчас это уже не актуально... Ну что ж, оплатите... (там, - по ставке младшего научного сотрудника)╩. Он жутко обиделся. Написал касыду (содержащую эпиграмму на Махмуда Газневи) и┘ сбежал в Египет. ≈ Хотя он знал, что Махмуд Газневи не казнит ни одного человека (никогда не казнил).

Он - <Махмуд Газневи>, говорил: ╚Я могу отнять у человека то, что могу ему вернуть, √ свободу, имущество, жен. Но жизнь-то я ему не могу вернуть. Поэтому я ее не могу отнимать╩. Но сидеть бы бедному поэту в каменном мешке <т. е. тюрьме> до конца своих дней (вот как этот <восточный> гуманизм-то оборачивается!). Так что он - <Фирдоуси>, сбежал в Египет. И написал там другую поэму (уже похуже) - <╚Юсуф и Зулейха╩>, √ об Иосифе Прекрасном (на библейский <коранический> сюжет). Но та никому не была интересна╩.

От себя заметим, что вообще-то, трудно было ожидать другого отношения от шаха. Махмуда Газневи проявил восточный, просто-таки, гуманизм, а он ведь знал эти строки из ╚Шахнамэ╩: ╚Двенадцать месяцев являет год, - На смену шаху новый шах идет┘╩. Фирдоуси пришлось спасаться от его гнева. Да, он до самой смерти жил в нищете, скитаясь по городам и деревням. Но своей поэмой он обессмертил свое имя:

Судьбою дан бессмертия удел
Величью слов и благородству дел.
Всё пыль и прах. Идут за днями дни,
Но труд и слово вечности сродни
╩.

А строки этого эпоса обладали такой невероятной силой, что Фирдоуси своим:

стихом, звенящим как лютня,
гремящим как гром,
заставил воскреснуть погибший Иран
- от гор припамирских до моря Оман
╩.

(См: Эшки (Muрзаде). Печаль о родине. Стихотворение ╚В честь Фирдоуси╩, перевод Л. Н. Гумилева, М.-Л. Гослитиздат, 1965).

О. Г. Новикова

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top