Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

2) Общие популярные обзоры истории Византии

Историческая литература имеет в своем распоряжении несколько обзоров византийской истории, предназначенных для широкой публики и в большинстве случаев не имеющих серьезного научного значения. Тем не менее подобные популярные очерки, хотя бы и не самостоятельные, могут принести известную пользу и возбудить у читателя дальнейший интерес к судьбам Византийской империи. Большинство популярных очерков по истории Византии написано на английском языке.

Ярко написана и снабжена хорошими рисунками английская книга Омана "Византийская империя" (Oman. The Byzantine Empire, 3-е издание, Лондон, 1892). Англичанин Гаррисон сделал, на основании трудов Финлея и Бьюри, попытку выяснить значение Византии с точки зрения западноевропейской цивилизации в своей небольшой книжке (63 стр.) "Византийская история в раннее средневековье" (F. Harrison. Byzantine history in the early middle ages. Лондон, 1900) [+47]. Любопытная попытка нарисовать картину социальной и политической эволюции Византийской империи сделана французом Гренье, человеком, никогда не занимавшимся историей Византии, в его двухтомном труде "Византийская империя: ее социальная и политическая эволюция" (Pierre Grenier. L'Empire Byzantin: son evolution sociale et politique. Париж, 1904). Несмотря на неудовлетворительность общей конструкции эволюции и на большое число крупных и мелких промахов и недостатков, что является вполне понятным для неспециалиста, пожелавшего охватить то, что до сих пор было недоступным и для специалистов, сочинение Гренье может быть прочитано не без пользы, так как дает весьма много разнообразных и разносторонних сведений, правда, далеко не всегда точных, из области византийской истории.

Краткую, но содержательную историю Константинополя в связи с общей историей империи можно найти в английской книжке Хаттона "Константинополь: История старой столицы империи" (W. N. Button. Constantinople: the Story of the Old Capital of the Empire. London, 1904).

Краткий и очень сухой обзор истории Византии написан Ротом "История Византийского государства" (К. Roth. Geschichte des Byzantinischen Reiches. Leipzig, 1904, 125 S.; есть русский перевод). Профессор Скала дал во "Всемирной истории" Гельмольта очень cодержательный, продуманный, основанный на хорошем знакомстве с источниками и литературой очерк истории Византии под заглавием "Эллинизм со времен Александра Великого" (R. von 'Scala. Das Griechentum seit Alexander dem Grossen. - В пятом томе изд.: Helmolt. Weitgeschichte. Leipzig, Wien, 1904, 116 S.; есть плохой русский перевод). В последнем очерке автор с вниманием остановился на анализе византийской цивилизации и на выяснении ее значения. На английском языке существует краткий, серьезный и составленный по очень наглядному плану очерк ру-мынского историка Иорга под заглавием "Византийская империя" N. Iorga. The Byzantine Empire. London, 1907). Наконец, на английском же языке, с прекрасными рисунками, появилась в 1911 году живо написанная книга Фурда "Византийская империя - арьергард европейской цивилизации" (Е. Foord. The Byzantine Empire - the Rearguard of European Civilization. London, 1911). Жаль, что в этой книге чрезмерно кратко и поверхностно изложена история Византии в эпоху ее падения, т. е. после 1204 г.

Краткий очерк истории Византии можно найти во "Всеобщей истории с IV века до наших дней" Лависса и Рамбо (Е. Lavisse et A. Rambaud. Histoire generale du IV-ieme siecle a nos jours). Работа итальянца Турки (N. Turchi) "Византийская цивилизация" (La civilta bizantina. Torino, 1915) представляет собой ценный очерк византийской культуры.

В 1919 г. Ш. Диль опубликовал "Историю Византийской империи" (Histoire de I 'Empire Byzantin). В этой книге Ш. Диль попытался дать более, чем просто обзор политической истории Византийской империи, он дал очерк наиболее важных внутренних процессов и объяснение значения византийской цивилизации. Книга имеет краткую библиографию, а также много карт и иллюстраций. Эта работа выдержала во Франции много изданий. [*9]

В работе "Византия: величие и упадок" (Byzance: Grandeur et Decadence. Paris, 1919) Ш. Диль изобразил блистательную картину внутренней жизни Византии. Он рассматривает причины величия и упадка империи, влияние византийской цивилизации на соседние народы, византийское наследие в Турции, Руси и балканских государствах. [+48] Август Гейзенберг (August Heisenberg) дал серьезный и хорошо написанный очерк жизни и цивилизации Византии в книге: "Государство и общество византийского царства" (Staat und Gesellschaft des Byzantinischen Reiches), которая составляет часть издания "Культура современности" (Die Kultur der Gegenwart), изданной П. Хиннебергом (P. Hinneberg). Норман X. Бейнз (N. Н. Baynes) дал подобную картину в своей "Византийской империи" (Byzantine Empire. London, 1926), которая охватывает период от IV века до времени взятия Константинополя крестоносцами в 1204 г. История Византийской империи до конца одиннадцатого века была кратко описана Л. Альфеном (L. Halphen): "Варвары: от великих нашествий до турецких завоеваний XI века" (Les Barbares: des grandes invasions aux conquetes turques du XIe siecle. Paris, 1926). В книге есть хорошая библиография. Еще одна книга общего характера - R. Byron. The Byzantine Achievement. An Historical Perspective A. D. 330-1453. London, 1929. Небольшая французская книжка Огюста Байи (Auguste Bailly) "Византия" (Byzance. Paris, 1939) в популярной форме излагает всю византийскую историю. Книга не только приятна, но и полезна для чтения. "Императорская Византия" (Imperial Byzantine), английское издание оригинальной немецкой работы Берты Динер (Bertha g'Diener), появилось в 1938 г. [+49] Завися от современных византинистов в том, что касается фактов, она изложила историю империи в несколько живописном стиле, как предполагают названия глав. Глава Ш названа "Ангелы и евнухи", а последняя, которая coдержит общий обзор положения в империи после четвертого крестового похода, соответственно названа "Сон в летнюю ночь середины лета" (Midsummer Night's Dream). Короткая, но очень хорошая "История Византии" (Histoire de Byzance) П. Лемерля была опубликована в Париже, в 1943 г. [+50] Краткие, но заслуживающие внимания общие обзоры византийской истории даны Е. Герландом (E. Gerland) в "Catholic Encyclopedia" и Дж. Б. Бьюри в одиннадцатом издании "Encyclopedia Britannica".

Превосходным введением в историю Византии является монументальная работа О. Зеека (О. Seek) "История упадка античного мира" (Geschichte des Untergangs der Antiken Welt), опубликованная между 1895 и 1930 гг., в которой события доведены до 476 г. Двумя другими очень полезными введениями в византийскую историю являются исследования Э. Штайна (Е. Stein) "История поздней империи" [*10] и Ф. Лота (F. Lot) "Конец античного мира и начало средних веков" (La fin du monde antique et le debut du Moyen Age. Paris, 1927). Последняя книга включает эпоху Юстиниана Великого. Второй том Э. Штайна, освещающий события 476-565 гг., опубликован в 1949 г.

 

Византийская литература. Настольной книгой для знакомства с византийской литературой и для различных справок в ее области является второе издание капитального труда мюнхенского профессора Карла Крумбахера "История византийской литературы от Юстиниана до конца Восточно-римского государства" (Karl Krumbacher. Geschichte der byzantinischen Litteratur von Justinian bis zum Ende des ostromischen Reiches. Munchen, 1897, 1193 S.). Богословская литература во втором издании Крумбахера составлена профессором Эрхардом (A. Ehrhard); там же помещен, как было уже отмечено выше, "Очерк политической истории Византии" Гельцера.

Введение к труду Крумбахера и главы об историках и хронистах вышли в русском переводе в "Очерках по истории Византии" под редакцией проф. В. Н. Бенешевича (вып. III. СПб., 1913; и вып. IV. Пг., 1915).

Труд Крумбахера есть главное, основное пособие для изучения византийской литературы, поражающее громадным количеством привлеченного материала и показывающее глубокие познания и необычайное трудолюбие автора. Крумбахер был хорошо знаком с русским и другими славянскими языками, и поэтому русские и вообще славянские работы всегда принимались им в расчет. Конечно, труд Крумбахера предназначен лишь для специалистов; обычному читателю он не подходит. Но сам Крумбахер в другом месте изложил для широкой публики в доступной форме на 50 страницах историю византийской литературы под заглавием "Греческая литература средневековья" (Die griechische Literatur des Mittelalters (Leipzig, Berlin, 1912), в сборнике "Die Kultur der Gegenwart", под редакцией Hinneberg'a). Эта последняя работа Крумбахера вышла в свет после его смерти. Для народной греческой литературы имеет значение книга К. Дитериха "История византийской и новогреческой литературы" (К. Dieterich. Geschichte der byzantinischen und neugriechischen Literatur. Leipzig, 1902).

Ценный историко-литературный материал включен в написанную по-итальянски книгу Г. Монтелатичи (G. Montelatici) "История византийской литературы, 324-1453" (Storia della letteratura bizantini, 324-1453), опубликованную в Manuali Hoepli, serie scietifica (Milano, 1916). Эта книга не является повторением работы Крумбахера, она была опубликована девятнадцатью годами позже и включает большое количество новой информации. С. Меркати (S. Mercati) написал детальную рецензию на эту книгу с перечислением многих ошибок (Roma е l'Oriente, VIII, 1918, pp. 171-183). Краткий обзор византийской литературы на польском - Ян Сайдак (Jan Saidak. Litteratura Bizantynska. Warszawa, 1933) - доверия внушает. Для раннего периода византийской литературы, начиная с IV века, очень полезна книга В. Криста "История греческой литературы" (W. Christ. Geschichte der griechischen Litteratur. Bd. II. Munchen, 1924). Три другие ценные книги: "История поздегреческой литературы от смерти Александра в 323 г. до н. э. смерти Юстиниана в 565 г. н. э." Ф. А. Райта (F. A. Wright. A History of Later Greek Literature from the Death of Alexander in 323 В. С. to the Death of Justinian in 565 A. D. New York, 1932), "Папирология" Отто Барденхевера (О. Bardenhewer. Papyrologie. 3. Aufl. Freiburg, 1910) и его же "История литературы древней Церкви" в 5 томах (Geschichte der altkirchlichen Literatur. Freiburg, 1910). В последней работе особенно важны завершающие три тома, охватывающие период с IV по VIII вв. Н. Иорга кратко проанализировал византийскую литературу в статье "La litterature byzantine, son sens, ses divisions, sa portee" (Revue historique du sud-est europeen, vol. II, 1925, p. 370-397).

3) Очерк разработки истории Византии в России

В России русские ученые стали серьезно заниматься историей византии со второй половины XIX столетия.

 

Академики-немцы. В первой половине этого века историей Византии интересовались у нас приехавшие в Россию немцы, которые, будучи избраны членами нашей Академии наук, оставались В Санкт-Петербурге до самой смерти. Главный их интерес заключался в выяснении значения Византии и византийских источников для русской истории. Из этих академиков можно назвать Ф. Круга (1764-1844) и А. Куника (1814-1899).

 

Западники и славянофилы. Среди наиболее выдающихся представителей русского общества в первой половине XIX века Византия очень часто служила материалом для подкрепления тех или других общественных течений; так, например, некоторые славянофилы [+51] черпали из истории Византии данные, полезные для поддержания и исторического оправдания их теорий; западники брали из того же источника данные, которые должны были показать отрицательное значение византийской истории и выяснить всю опасность для России, если бы последняя вздумала следовать заветам погибшей империи. В одном из своих произведений Герцен писал: "Древняя Греция изжила свою жизнь, когда римское владычество накрыло ее и спасло, как лава и пепел спасли Помпею и Геркуланум. Византийский период поднял гробовую крышку, и мертвый остался мертвым; им завладели попы и монахи, как всякой могилой, им распоряжались евнухи, совершенно на месте, как представители бесплодности... Византия могла жить, но делать ей было нечего; а историю вообще только народы и занимают, пока они на сцене, т. е. пока они что-нибудь делают". [*11] Другой наш западник, Чаадаев, говорил: "Повинуясь нашей злой судьбе, мы обратились к жалкой, глубоко презираемой этими народами Византии за тем нравственным уставом, который должен был лечь в основу нашего воспитания. Волей одного честолюбца эта семья народов только что была отторгнута от всемирного братства, и мы восприняли, следовательно, идею, искаженную человеческой страстью". [*12] Но надо помнить, что подобные отзывы этих безусловно талантливых и образованных людей не имеют никакой исторической ценности, так как ни тот, ни другой никогда историей Византии не занимались.

Но сознание важности изучения Византии было налицо уже у нас в середине XIX века. Один из самых глубоких славянофилов, А. С. Хомяков, в пятидесятых годах писал: "По нашему мнению, говорить о Византии с пренебрежением - значит расписываться в невежестве". [+52] В 1850 году знаменитый Т. Н. Грановский писал: "Нужно ли говорить о важности византийской истории для нас, русских? Мы приняли от Царьграда [+53] лучшую часть народного достояния нашего, т. е. религиозные верования и начатки образования. Восточная империя ввела молодую Русь в среду христианских народов. Но кроме этих отношений, нас связывает с судьбой Византии уже то, что мы славяне. Последнее обстоятельство не было, да и не могло быть по достоинству оценено иностранными учеными". [+54] Успешное решение наиболее важных задач византийской истории, по мнению того же Грановского, возможно было в его время только русским или вообще славянским ученым. На нас лежит, по его словам, некоторого рода обязанность оценить явление, Которому мы так многим обязаны. [+55]

 

Васильевский. Настоящим основателем ученого византиноведения в широком смысле этого слова был профессор Санкт-Петербургского Императорского университета, академик В. Г. Васильевский (1838-1899), одаривший русскую науку целым рядом важных исследований по специальным вопросам византийской истории, как внешней, так и внутренней, а также посвятивший много труда и тонкого аналитического таланта на изучение русско-византийских отношений. Некоторые работы Васильевского имеют крупное значение и для всеобщей истории; так, например, без его работы "Византия и печенеги" нельзя теперь никому обойтись при исследовании вопроса о первом Крестовом походе, что признается и в западноевропейской литературе. [+56]

 

Профессор Н. П. Кондаков, который скончался в 1925 г., и академик Ф. И. Успенский, также являются выдающимися учеными, первый - в области византийского искусства, второй - в области византийской социальной истории.

Мы не будем здесь останавливаться на разборе и на посильной оценке трудов этих трех наиболее видных представителей нашей науки. Задача настоящего очерка дать сведения об общих трудах по истории Византии. Между тем, В. Г. Васильевский оставил лишь работы по специальным вопросам; Н. П. Кондаков дал великой ценности труды, иногда общего характера, но только в области искусства. [+57] Исключение составляет Ф. И. Успенский, о двух томах общего характера по византийской истории (опубликованы в 1914 и 1927 гг.) которого речь пойдет ниже.

Итак, до последнего времени основная роль наших наиболее выдающихся византинистов заключалась в детальной разработке и всестороннем освещении различных специальных вопросов, иногда в высшей степени важных. [+58]

 

Ертов. Попытки приступить к печатанию общей истории Византии были сделаны русскими учеными лишь в последние годы. Правда, еще в 1837 году было напечатано в трех частях сочинение И. Ертова "История Восточно-Римской, или Константинопольской, империи, выбранная из всеобщей истории". Последнее прибавление в заглавии объясняется тем, что в начале тридцатых годов (1830- 1834) была издана в пятнадцати частях "Всеобщая история и Продолжение всеобщей истории о переселении народов и образовании новых государств в Европе, Азии и Африке, от основания государства российского до разрушения восточной греческой империи" того же автора. Из последнего труда и было извлечено первое сочинение. И. Ертов - сын купца, писатель-самоучка - составил свое сочинение об истории Византии, имея в виду, что "для русских читателей нужнее наперед повествовательная история". Источниками Ертову, по его собственным словам, служили, "кроме многих извлечений из разных книг и журналов (на французском языке), "История" Руайу, сокращение "Истории Восточной империи" Лебо и "История" Гиббона, сокращенная Адамом и переведенная на французский язык". [+59] Конечно, компиляция Ертова, излагающая события византийской истории до падения Константинополя, никакого научного значения не имеет; но я счел возможным сказать о его книге несколько слов, как о любопытном явлении для своего времени.

 

Ю. А. Кулаковский. Первая попытка написать серьезное сочинение по общей истории Византии принадлежит профессору университета св. Владимира, Ю. А. Кулаковскому. Будучи специалистом в области римской словесности, проф. Кулаковский работал над римской древностью, над историей римских учреждений, преимущественно императорского периода, и преподавал в университете римскую историю. С 1890 года он начал уделять часть своего времени на христианскую археологию и на византийскую историю. Как бы введением в историю Византии послужил сделанный проф. Кулаковским в начале нашего столетия (1906-1908) русский перевод известного римского языческого историка IV века н. э. Аммиана Марцеллина. В 1910 году автор выпустил в свет первый том своей "Истории Византии", охватывающий события с 395 по 518 гг. В 1912 году появился второй том, а в 1915 году третий том, в которых излагаются судьбы империи с 518 по 717 гг, т. е. до эпохи иконоборчества. В 1913 году вышло уже второе, пересмотренное, издание первого тома. С необыкновенным трудолюбием и неослабной энергией автор изучил византийские источники, греческие, латинские и восточные (в переводах), и на основании их и хорошего знакомства с литературой предмета подробно изложил внешнюю историю Византии до выше указанного времени. Явления внутренней истории, которых также касается проф. Кулаковский, теряются в массе подробностей из жизни внешней.

В своем изложении автор, по его собственным словам в предисловии к первому тому, старался, предлагая вниманию читателя события живой действительности, дать ему возможность чувствовать дух и настроение тех давних времен. "Наше русское прошлое, - продолжает автор, - связало нас нерасторжимыми узами с Византией, и на этой основе определилось наше русское национальное самосознание". С горечью в сердце отмечая факт устранения греческого языка из программы средней школы, проф. Кулаковский пишет: "Быть может, поймем и мы, русские, как понимают в Европе, что не в последнем слове современника, а в первом слове эллинов заключено творческое начало высокой европейской науки и культуры". В предисловии к третьему тому автор еще раз определяет свой план истории Византии такими словами: "Моей целью было представить последовательную, точную в хронологическом отношении и по возможности полную картину жизни империи на основании непосредственного изучения свидетельств источников на уровне современной разработки материала, как она Дана в монографиях, относящихся к этому периоду, а также в многочисленных исследованиях по отдельным частным вопросам, появлявшихся в разных периодических изданиях, посвященных византиноведению". Сочинение проф. Кулаковского может принести немалую пользу тому, кто захотел бы на русском языке познакомиться подробно с фактической историей Византии или прочитать в русском изложении главнейшее содержание источников; попутно читатель ознакомится и с некоторыми выводами современной исторической литературы по главнейшим вопросам византийской истории, как внешней, так и внутренней. Чересчур подробное изложение фактического материала привело к тому, что в трех первых вышедших томах, т. е. более чем на 1400 страниц, события доведены лишь до начала VIII века. [*13]

 

Ф. И. Успенский. В 1914 году вышел в свет первый том "Истории Византийской империи" Ф. И. Успенского - академика и директора Русского археологического института в Константинополе. "История" Ф. И. Успенского, - роскошное, с картами, таблицами и многочисленными рисунками издание, доводящее на 872 страницах первого и пока еще единственного вышедшего тома изложение истории с IV века по начало VIII века, т. е. до эпохи иконоборчества. Это - первая попытка написать общую историю Византии. Человек, который сделал это, является одним из наиболее известных исследователей в области византийской истории и культуры. Он посвятил свою долгую и плодотворную жизнь почти исключительно изучению различных аспектов и эпох сложной истории империи. Он умер в Ленинграде в 1928 г. в возрасте 83 лет. Имея в виду дать читающей публике историю в общедоступном изложении, Ф. И. Успенский не дает большого научного аппарата ни в подстрочных примечаниях, ни в конце глав, а ограничивается лишь указанием руководящих пособий. Первая половина второго тома, опубликованная в 1927 году, содержит описание иконоборческой эпохи, а также проблемы славянских апостолов Кирилла (Константина) и Мефодия.

Первый том труда Ф. И. Успенского представляет собой в его большей части как бы обширное введение в историю Византии, когда слагались главные элементы "византинизма" и создавалась сложная византийская культура. Автор не может удержаться от того, чтобы в явлениях прошлой жизни Византии не видеть некоторых "уроков" для современности. Говоря о преобладающем значении для Византии ее восточных провинций и указав на то, что именно в Малой Азии, в Никейской империи, сохранилась и созрела идея восстановления Византийской империи в XIII веке, Успенский заключает: "Урок истории должен быть строго проверен, взвешен теми, кто в настоящее время ожидает дележа наследства после "опасно больного" на Босфоре". [+60] В другом месте автор говорит: "По отношению к оставленному Византией наследству мы напрасно стали бы себя обманывать, что в нашей воле уклониться от деятельной роли в ликвидации дел по этому наследству. Хотя вообще от наследника зависит, принимать наследство или отказаться, но роль России в Восточном вопросе завещана историей и не может быть изменена по произволу, если только какое-либо определенное потрясение не даст нам способности забвения, не отшибет память о том, чем мы жили, к чему стремились, от чего страдали". [+61]

Обращая в своем изложении очень большое внимание на выяснение славяно-византийских отношений, автор в конце предисловия, написанного в октябре 1912 года, говорит: "Пусть читатель вдумается в содержание глав, посвященных южным славянам, и поищет там иллюстраций к переживаемым ныне печальным событиям на Балканском полуострове!", т. е. к событиям второй Балканской войны. [+62] [*14]

Успенский поставил себе целью дать в руки русского читателя такое чтение, которое, с одной стороны, своей строгостью и серьезностью давало бы ему идею о продуманной и тщательно взвешенной системе, а с другой - оставило бы добрую память об авторе, который убежден в том, что утверждение знаний о Византии и выяснение наших к ней отношений в высшей степени обязательно для русского ученого и не менее полезно как для образования, так и для направления на верный путь русского политического и национального самосознания.

Успенский, выступая защитником византинизма, не раз на протяжении своего изложения возвращается к выяснению этого понятия. По мнению автора, "самая существенная черта, которой открывается византинизм, заключается в иммиграции варваров в империю и в культурном и религиозном кризисе III-IV вв.". [+63] В другом месте мы читаем: "Византинизм есть исторический принцип, действия которого обнаруживаются в истории народов юга и востока Европы; этот принцип заправляет развитием многих народов до настоящего времени и выражает особый склад верований и политических учреждений и, можно думать, особый вид организации сословных и земельных отношений". [+64] Под византинизмом, который есть результат слияния романизма со старыми культурами - иудейской, персидской и эллинской, "прежде всего разумеется совокупность всех начал, под влиянием которых постепенно реформировалась Римская империя в V-VIII вв., прежде чем преобразоваться в Византийскую империю". [+65] "Многообразные перемены вызвали германская и славянская иммиграции, произведшие реформы в социальном и экономическом строе и военной системе империи. Под действием новых начал реформируется Римская империя на востоке, приобретая характер византинизма". [+66] "Проявляется же византинизм в следующих признаках: 1) в постоянной отмене господствовавшего латинского языка и замене его греческим или, собственно говоря, византийским; 2) в борьбе национальностей из-за политического преобладания; 3) в оригинальном характере развития искусства и в появлении новых мотивов, влиявших на создание новых памятников, равно как в своеобразных чертах литературных произведений, где вырабатывается постепенно новый и оригинальный метод под влиянием восточных культурных преданий и образцов ". [+67]

Из слов Успенского, что Римская империя на Востоке приобретает характер византинизма к VIII веку, видно, что мнение его в этом отношении совпадает с мнением английского византиниста Финлея.

Общие тезисы Успенского не доказаны в первом томе и поэтому могут быть надлежащим образом обсуждены и оценены лишь тогда, когда мы перед собой будем иметь законченную историю Византии или, по крайней мере, доведенную до латинского завоевания.

Наиболее важными вопросами в первом томе, охватывающем, как было отмечено выше, события до начала иконоборческого .периода в VIII веке, нужно признать: 1) вопрос о славянской иммиграции на Балканский полуостров и о ее последствиях для византийской жизни; 2) о землевладении в Византии и 3) о фемном, т. е. областном, строе империи. Если данные вопросы и не находят настоящего решения на страницах книги Успенского, то, во всяком случае, предложенное автором толкование их возбуждает желание и потребность подвергнуть эти сложные проблемы дальнейшему изучению.

Задуман труд был автором более четверти века тому назад, и писался, очевидно, долго и с перерывами, поэтому ценность его в различных частях далеко не одинакова. Наряду с главами в высшей степени живыми, свежими и интересными, мы имеем главы, основанные на устаревшем материале и не стоящие на уровне современного положения того или другого вопроса в науке. Особенно это чувствуется в главах об арабах и мусульманстве. К достоинствам книги безусловно принадлежит то, что автор много уделяет места явлениям внутренней жизни империи.

Первый том труда Успенского дает теперь возможность ознакомиться с начальным периодом византийской истории, написанной ясным языком и вышедшей из-под пера специалиста, посвятившего сорок лет своей научной работы почти исключительно изучению Византии. В 1948 г. был опубликован третий том его "Истории Византийской империи", охватывающий период 1081- 1453 гг. Вторая половина второго тома не публиковалась.

С. П. Шестаков. В 1913 году в Казани вышли "на правах рукопией" "Лекции по истории Византии" профессора Казанского университета С. П. Шестакова; в 1915 году эти же лекции напечатаны были 2-м изданием, исправленным и дополненным (том 1), причем на заглавном листе гриф "на правах рукописи" уже не стоял.

Лекции Шестакова излагают события, начиная с поступательного движения варварского мира в пределах западной и восточной половин Римской империи в III-V вв. и кончая коронованием Карла Великого в 800 году. Книга дает немало сведений, иногда неточных, о внешних делах, внутренней жизни, историографии и Литературе предмета. [*15]

Вопрос о постановке византиноведения в России

Давно и часто говорили, что русским в деле изучения Византии должно принадлежать первое место, так как Россия получила наибольшую часть византийского культурного наследия, так как она ближе и вернее других государств и народов может понять и оценить явления византийской жизни. Эта необходимость сознавалась многими наиболее выдающимися умами русской науки; но, к сожалению, вопрос этот далее теоретических рассуждений и платонических пожеланий не шел.

Обоснованным пессимизмом звучат слова Ф. И. Успенского, когда он пишет о современном состоянии вопроса об изучении Византии в России. "Была пора, - и это не так давно, - когда на русских возлагались надежды, что они возьмут на себя всестороннюю разработку темы о византинизме и о культурном его значении и дадут разрешение занимавшей многих загадки. Но в настоящее время, когда изучением византийской истории и литературы усердно занимаются немцы, французы, англичане, итальянцы и другие народы, когда за границей появились специальные научные органы, посвященные византиноведению, нами утрачено и, вероятно бесповоротно, бывшее за нами право сказать новое слово в этой области". В другом месте Успенский замечает: "У нас нет научной византийской школы и, по-видимому, глохнут и византийские традиции".

Действительно, Западная Европа, для которой византийские интересы должны были бы казаться более далекими и чуждыми, чем нам, раньше нас поняла важность изучения Византии. Почин принадлежал Германии, где в 1892 году в Мюнхене была учреждена баварским правительством при университете кафедра византийской филологии, порученная Карлу Крумбахеру. В 1907 году при Парижском университете была также учреждена кафедра византийской истории, во главе которой встал французский византинист Шарль Диль (Charles Diehl). Конечно, благодаря созданию двух таких очагов византиноведения дело изучения Византии пошло в этих странах быстро вперед, и в семинариях обоих этих ученых, прекрасно оборудованных (особенно в Мюнхене) вспомогательными средствами в виде прекрасно подобранных специальных библиотек, собрания диапозитивов с памятников искусства и фотографических снимков с рукописей, работали не только немцы и французы, но и целый ряд приезжающих иностранцев, в том числе славян вообще и русских в частности. В 1906 году кафедра византийской филологии была основана при Римском университете, а в 1907 году профессура по новогреческой филологии была учреждена в Лейдене (Голландия).

В России дело византиноведения обстояло очень плохо. В университетах до последнего времени история Византии, приуроченная к кафедре всеобщей истории, не имела специальных центров. Поэтому очень немногие лица, посвящавшие лишь часть своего времени изучению Византии и обязанные главные общие курсы читать по западноевропейской истории, не могли, конечно, отдаться вполне излюбленному делу и создать то, что Россия нравственно давно должна была иметь, и что Западная Европа, как мы видели, уже имеет, т. е. специальную отрасль византиноведения в обширном смысле этого слова. Нужен был исключительный талант В. Г. Васильевского, который, работая при столь неблагоприятных условиях, смог оставить после себя нескольких византинистов, но работа последних, в смысле близких им византийских интересов, где они могли бы принести посильную пользу, протекала в очень тяжелых условиях.

Правда, в 1900 году в Одессе была учреждена экстраординатура по византийской филологии; но подобная, вызванная случайными обстоятельствами профессура, представитель которой, если только он не перейдет на другую кафедру, никогда не может сделаться ординарным профессором, конечно, задачи не решала. Поэтому то немногое, что выходило в России по византиноведению, было довольно случайным, хотя в научном отношении часто и представляло большую ценность. Немало пользы принесли византийским занятиям, особенно в области изучения церковных вопросов, работы Духовных Академий. Основанный в 1894 году Русский археологический институт в Константинополе, имеющий ближайшей своей задачей изучение византийской археологии и истории, также дал ного ценного материала для византиноведения в своих "Известиях" (вышло 16 томов).

В настоящее время, при продолжающемся отсутствии отдельной кафедры византиноведения, в обиход университетского преподавания введена история Византии в виде отдельного предмета. Насколько мне известно, проект нового университетского устава предусматривает отдельную кафедру византиноведения. К. Н. Успенский. Очень сильное и свежее впечатление оставляют его "Очерки по истории Византии", ч. 1, М., 1917 [+68]. Книга имеет 268 страниц и содержит интересное общее введение и обзор социального и экономического развития Римской империи. Книга дает возможность читателю ощутить важные проблемы византийской истории. Рассказ завершается концом иконоборческого периода и восстановлением иконопочитания в 843 г., во время царствования Феодоры. Отличительная черта "Очерков" - подчеркивание вопросов внутренней организации империи, религиозной и социальной эволюции; политические события приведены только в той мере, в какой автор считает их ценными для объяснения определенных феноменов социальной жизни. К. Н. Успенский старательно развил свою основную и совершенно правильную идею о греческой (Hellenistic) природе римской и византийской империи. Он сделал интересную попытку исследовать процессы феодализации византийской жизни как в светском, так и в церковном землевладении. К. Н. Успенский особенно интересовался иконоборческим периодом и последние главы "Очерков" заслуживают особого внимания. Он анализировал образование первых варварских королевств в рамках империи, административные реформы и финансовое состояние при Юстиниане, организацию фем, крестьянство VI, VII и VIII веков и так называемый "Земледельческий закон", проблемы землевладения и экскуссии. Небольших размеров, но богатая по содержанию, эта книга весьма ценна.

 

Васильев. "History of the Byzantine Empire" Васильева была сперва опубликована на русском языке в России. Вся работа состоит из двух томов и охватывает всю историю Византийской империи. Первый том был опубликован в 1917 г. в Петрограде под заголовком "Лекции по истории Византии. Т. 1. Время до Крестовых походов". Второй том, охватывающий период от Крестовых походов по падения Константинополя, был опубликован в трех частях:

  • История Византии. Византия и крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081-1185) и Ангелов (1185-1204). Пг., 1923;
  • История Византии. Латинское владычество на Востоке. Эпоха Никейской и Латинской империй (1204-1261). Л., 1925;
  • История Византии. Падение Византии. Эпоха Палеологов (1261-1453). Л., 1925.

Информация о переводах, переработанных и расширенных изданиях включена в общую библиографию. [*16]

 

Безобразов. "Очерки византийской культуры", посмертное сочинение П. В. Безобразова, скончавшегося в октябре 1918 г., было опубликовано в Петрограде в 1919 г. Эта живо написанная книга отличается несимпатичным (unsympathetic) подходом к византийской жизни, которую он изображает в очень мрачных красках. Он обсуждает императоров и императриц, деятелей церкви и государственных служащих, земельных собственников, ремесленников, литературу, представления и развлечения и дела юридические. П. В. Безобразов был очень талантливым исследователем и его книга не только приятна, но и полезна.

 

Левченко. Первая попытка кратко изложить византийскую историю с марксистской точки зрения была осуществлена в 1940 г. в книге "История Византии. Краткий очерк" (М.; Л., 1940), написанной М. В. Левченко. Если отмести в сторону стандартные атаки на "буржуазных византинистов", которые, совершенно очевидно, являются обязательными в России, книга показывает хорошее знание материала, дает интересную, хотя и несколько с предубеждением сделанную подборку отрывков из источников и посвящает много внимания внутренней истории, особенно социально-экономическим проблемам, которые М. В. Левченко связывает с интересами масс. Автор пишет (с. 4): "Как известно, христианство было принято Русью от Византии. Вместе с христианством славяне получили письменность и некоторые элементы более высокой византийской культуры. Ясно, что трудящиеся массы нашей страны вправе заинтересоваться историей Византийской империи, а советский историк должен удовлетворить этот интерес и дать научную историю Византии, построенную на основе марксистско-ленинской методологии".

4) Периодика, справочные издания, папирология

Первым специальным органом по византиноведению был немецкий журнал, издающийся с 1892 года, "Византийский журнал" (Byzantinische Zeitschrift); в нем, помимо многочисленных статей и рецензий на новые книги и издания, ведется подробная библиорафия всего того, что появляется в области византиноведения; большое внимание обращается на русские и вообще славянские издания. Основателем и первым редактором журнала был уже известный нам мюнхенский профессор Крумбахер. До 1914 года вышло двадцать два тома. К первым двенадцати томам в 1909 году издан том превосходного аналитического указателя. В течение Первой мировой войны журнал "Byzantinische Zeitschrift" перестал выходить, однако после войны он возобновился снова. В настоящее время [*17] его издает Ф. Дельгер.

С 1894 года начал издаваться при нашей Академии наук журнал "Византийский временник", под редакцией В. Г. Васильевского и В. Э. Регеля, преследующий одинаковые с немецким журналом задачи. В библиографическом отделе особое внимание было обращено на славянские страны и страны христианского Востока. Журнал издается на русском языке, но иногда в нем можно найти статьи на французском и новогреческом. Его издание также прерывалось в годы Первой мировой войны. К 1917 году было опубликовано 22 тома, но 23-й появился только в 1923 г., а 25-й был опубликован в 1928 г. Шестнадцатый том содержит аналитический индекс к предыдущим пятнадцати, составленный П. В. Безобразовым. Ф. И. Успенский издавал "Византийский временник" до своей смерти. После 1947 года в России началось издание новой серии "Византийского временника". В 1951 году был опубликован четвертый том.

С 1909 года начал выходить в Афинах на новогреческом языке также специальный журнал по византиноведению, издаваемый Афинским Византинологическим обществом под названием "Византия" (BuzantiV). с 1915 года было издано три тома "Византийского обозрения" - журнала, издаваемого историко-филологическим факультетом Юрьевского (Тартуского) университета под редакцией В. Э. Регеля.

Н. А. Веис (N. A. Bees) начал в Берлине в 1920 году издание Byzantinisch-neugriechische Jahrbucher, основная цель которых совпадает с задачами Byzantinische Zeitschrift. Начиная с пятого тома, этот журнал публикуется в Афинах, в Греции, где Веис является университетским профессором.

Во время Пятого интернационального конгресса историков, проходившего в Брюсселе в 1923 г., секция византинистики выразила желание создать новый международный журнал по византинистике. Во время Первого интернационального конгресса византинистов, который проходил в Бухаресте в 1924 году, окончательные планы издания такого журнала были оформлены, и в 1925 г. первый номер появился. Он был назван "Byzantion. Revue Internationale des Etudes Byzantines". Издателями его были P. Graindor, Н. Gregoire. Том был посвящен всемирно известному русскому ученому Н. П. Кондакову и его восьмидесятилетию, но как раз в день выхода журнала пришла весть о кончине Кондакова (16 февраля 1925 г.).

Между 1924 и 1950 годами было опубликовано в Афинах двадцать томов нового греческого издания "EpithriV EtaireiaV Buzantinvn Spoudvn". Многие статьи, опубликованные в этом издании, интересны и важны.

В дополнение к материалам, приводимым в этих специальных изданиях, много ценной информации по исследованиям византийского периода можно быть также найти в журналах, не связанных напрямую с византинистикой. Особенно важны для византинистики греческое издание "Ellhnomnhmwn", издававшееся С. Ламбросом с 1904 г. и продолженное после его смерти многими греческими учеными, а также "Echos d'Orient" и "Revie de l'Orient Chretien".

Основной труд по византийскому праву - Geschichte des griechisch-romischen Rechts - принадлежит перу знаменитого немецкого юриста Карла Эдуарда Цахариэ фон Лингенталя. Третье издание появилось в Берлине в 1892 г. Среди более ранних работ следует назвать издание Codex Theodosianus Жаком Годфруа (Godefroy, Gothofredus, 1587-1652). Он родился в Женеве и был послан во Францию изучать юриспруденцию и историю. После тридцати лет работы он подготовил издание Codex Theodosianus, снабдив его важными примечаниями и комментариями, которые очень ценны для раннего периода византийского законодательства. Работа его была опубликована через тринадцать лет после его смерти. Другими важными сочинениями являются: Montreuil. Histoire du droit byzantin в трех томах, опубликованная в Париже в 1843-1847 гг.; немецкий обзор Г. Э. Хаймбаха (G. Е. Heimbach) в издании Ersch und Gruber Enzyclopadie, Bd. LXXXVI, pp. 191- 471; исследование на русском языке Августа Энгельмана (August Engelman) "Об ученой обработке греко-римского права, с обозрением Новейшей его литературы: Опыт введения в изучение Византийской

Юридической истории", опубликованное в в Петербурге в 1857 году. Последняя работа сейчас устарела, но так как она очень редко 'упоминается и скорее недоступна, обзор ее содержания может заинтересовать исследователей: значение истории Византии и греко-римского права, обзор истории изучения греко-римского права, концепция и масштаб греко-римской правовой истории, разделение истории законов на периоды и характеристика каждого периода, основные сюжеты изучения греко-римского права в настоящее время и обзор научной литературы по греко-римскому праву, начиная с 1824 года. Другое русское исследование написано Азаревичем: "История византийского права" (две части, Ярославль, 1876-1877). Весьма содержательный очерк, снабженный ценными библиографическими примечаниями, написан итальянским исследователем Л. Сичилиано (L. Siciliano) в Enciclopedia Giuridica Italiana, vol. IV, part 5, fasc. 451 и 460. Сочинение было опубликовано и отдельно, в Милане в 1906 году. Полезен также труд Альдо Альбертони (Aldo Albertoni. Per una esposizione del diritto bizantino con riguardo all'ltalia. Imola, 1907) вместе с добавлениями H. X. Бейнза (N. Н. Baynes) в журнале "Byzantinische Zeitschrift" (Bd. XXXVIII, 1926, SS. 474-476) и, кроме того, монография Н. В. Витткена (N. W. Wittken. Die Entwicklung des Rechtes nach Justinian in Byzanz. Halle, 1928). Наиболее важными работами по византийскому искусству являются: Н. П. Кондаков. История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей. Одесса, 1876; атлас, Одесса, 1877; французское переработанное издание в двух томах - Париж, 1886-1891; Байе. Византийское искусство (Bayet. L'art byzantin) в рамках "Французской истории искусств", составленной А. Мишелем (A. Michel), тома 1 и III, Париж, 1905 и 1908; сочинение Шарля Диля "Руководство по византийскому искусству" (Manuel d'art byzantin. Paris, 1910), расширенное и дополненное издание в двух томах - Париж, 1925-1926; две работы О. М. Далтона (О. М. Dalton): "Византийское искусство и археология" Byzantine Art and Archaeology. Oxford, 1911) и "Восточнохристианское искусство. Обзор памятников" (East Christian Art. A Survey of the Monuments. Oxford, 1925), вторая из них содержит раздел об архитектуре; а также "Византийское искусство" Л. Брейе (L. Brehier. L'art byzantin. Paris, 1924) и двухтомное "Византийское искусство" Г. Пирса и Р. Тайлера "Византийское искусство" (Н. Pierce et R. Tyler. L'art byzantin. Paris, 1932, 1934) [*18].

Среди работ по византийской хронологии наиболее важны: Н. L. Clinton. Fasti Romani (английское издание в двух томах - Оксфорд, 1845-1850). В работе описание исторических событий доведено до смерти императора Ираклия в 641 г. н. э. Muralt. Essai de chronographie byzantine, два тома, Санкт-Петербург и Базель, 1855 и 1873 гг. Работа охватывает весь период византийской истории до 1453 г., однако пользоваться ею следует с большой осторожностью. О. Seek. Regesten der Kaiser und Papste fur die Jahre 311 bis 476 N. Chr.: Vorarbeit zu einer Prosopographie der christlichen Kaiserzeit. Stuttgart, 1919. Работа весьма полезна, также как и сочинение Ф. Дельгера "Regesten der Kaiserurkunden des ostromischen Reiches" (Munchen, Berlin, 1924-1932), опубликованное в составе "Corpus der griechischen Urkunden des Mittelalters und der neueren Zeit" (Akademien der Wissenschaften in Munchen und Wien). Можно также использовать: V. Grumel. Les Regestes des Actes du Patriarcat de Constantinople. Издано в Стамбуле, в 1932 и 1936 гг. Работа охватывает время 381-1043 гг. Новая обработка византийской хронологии является одной из насущнейших проблем современной византинистики.

Библиографическую информацию общего плана по другим ветвям византинистки, таким как нумизматика, сигиллография и папирология можно найти в "Истории Византийской литературы" Крумбахера, также как и в библиографических разделах специальных византинистических изданий.

Только в последние тридцать или сорок лет большое значение и настоящий интерес византийского времени признано в области папирологии. Предшествующие поколения папирологов, как говорил один из лучших специалистов в этой области Г. А. Белл (Н. I. Bell), смотрели на византийское время скорее неприязненным взором, посвящая основное внимание птолемеевскому и римскому периодам. [+69]

Примечания

[+47] Позднее перепечатано в: F. Harrison. Among My Books: Centenaries Reviews, Memoirs. London, 1912, pp. 180-231.

[+48] Основа этой книги послужила Ш. Дилю базой для текста глав XXIII и XXIV четвертого тома "Кембриджской средневековой истории". Это выявилось в еще более ясной форме в работе "Les grands problemes de l'histoire byzantine" (Paris, 1943, p. 178). (Отметим, что последняя работа существует в русском переводе: Ш. Диль. Основные проблемы византийской истории. Пер. с франц. и предисл. Б. Т. Горянова под ред. С. Д. Сказкина. М., 1947. - Науч. ред.)

[+49] Немецкое первоиздание 1937 г. называлось: "Византия. Об императорах, ангелах и евнухах" (Byzanz. Von Kaisern, Engein und Eunuchen) и появилось под псевдонимом "Сер Галахад". Французское издание было осуществлено в том же году.

[+50] См. весьма положительную рецензию В. Грюмеля на эту книгу: Etudes byzantines, vol. II, 1946, p. 275.

[+51] Славянофилы восхищались русской православной церковью и древнерусскими политическими и общественными учреждениями, существовавшими до времен Петра Великого, реформы которого, как они полагали, сбили Россию с пути. Западники, напротив, утверждали, что Россия должна жить в полном единстве с Западной Европой и что Россия стала цивилизованной страной только со времени реформ Петра Великого.

[+52] А. С. Хомяков. Голос грека в защиту Византии. - В изд.: А. С. Хоков. Сочинения, 4-е изд. Москва, 1914, т. 3, с. 366.

[+53] Русское название Константинополя. (Примечание А. А. Васильева для англоязычного читателя. - Науч. ред.)

[+54] Т. Н. Грановский. Собрание сочинение, 4-е изд. Москва, 1900 с. 378

[+55] Там же, с. 379.

[+56] Столетие со дня рождения В. Г. Васильевского отмечалось в 1938 г. См.: A. A. Vaslliev. My Reminiscences of V. G. Vasilievsky; G. Ostrogorsky. G. Vasilievsky as Byzantinologist and Creator of Modern Russian Byzantology. Обе статьи см.: Annales de I'lnstitut Kondakov, vol. XI, 1940, c. 207-214, 227-235. Очень хорошая статья о Васильевском и значении его трудов появилось в "Историческом журнале" за 1944 г. Автор - В. С. Лебедев.

[+57] См., однако, посмертное издание сочинений Н. П. Кондакова "Наброски и заметки по истории средневекового искусства и культуры" (Прага, 1929, III, с. 455).

[+58] В 1926 г. английский историк Н. X. Бейнз писал: "Вся литература о землевладении и налогах весьма специфична, и лучшее, что в данной области есть, написано по-русски" (N. Н. Baynes. The Byzantine Empire. London, New York, 1926, p. 248).

[+59] "История Восточно-Римской, или Константинопольской, империи", введение.

[+60] Ф. И. Успенский. История Византийской империи, т. 1, с. XII.

[+61] Там же, с. 46-47.

[+62] Там же, с. XIV.

[+63] Ф. И. Успенский. История Византийской империи, т. 1, с. 47-48.

[+64] Там же, с. 16.

[+65] Там же, с. 39.

[+66] Там же, с. 39-40.

[+67] Там же, с. 40.

[+68] Он умер в Москве в 1917 году.

[+69] Н. 1. Bell. The Decay of a Civilization. - Journal of Egyptian Archaeology, vol. X, 1924, pp. 201-216.

Примечания научного редактора

[*9] Здесь А. А. Васильев сообщает об английском переводе этой работы. В данном издании представляется более важным отметить для русского читателя наличие русского перевода: Ш. Диль. История Византийской империи. Пер. с франц. А. Е. Романской под ред. и с предисл. Б. Т. Горянова. М., 1948.

[*10] История работы Э. Штайна сложна. Написана она была по-немецки, однако на немецком языке существует лишь первый том работы -Geschichte des Spatromischen Reiches. Bd. 1. Wien, 1928. По принципиальным соображениям политического характера Э. Штайн отказался от продолжения публикации на немецком языке. В результате работа была издана полностью только по-французски. Второй том работы - это А.. А. Васильев отмечает - был издан в 1949 г. под заголовком "Histoire du Bas-Empire". Через семь лет после второго американского издания работы А. А. Васильева, в 1959 г., на французском языке под тем же заглавием был издан и первый том "Истории поздней империи" Э. Штайна.

[*11] А. И. Герцен. Былое и думы. Части 6-8. М., 1982, с. 379-380.

[*12] П. Я. Чаадаев. Философические письма. Письмо первое, второе. Цит. по изданию: Россия глазами русского. Чаадаев, Леонтьев, Соловьев. Отв. ред. А. Ф. Замалеев. СПб., 1991, с. 30. Во втором письме (там же, с. 39) высказана та же мысль, но с большей силой и без прямого упоминания Византии. Отметим также, что А. А. Васильев цитирует в английском переводе только первое из этих предложений. Между тем, мысль П. Я. Чаадаева без второй фразы непонятна: бедствия России начались с отдаления от Западной Европы после принятия православия и окончательного раскола Церкви.

[*13] Несколько ранее, в 1911 г., А. А. Васильев опубликовал на страницах "Журнала Министерства народного просвещения" подробную рецензию на первый том "Истории Византии" Ю. А. Кулаковского. При корректной словесной форме эта рецензия была резко отрицательной по своей сути, ибо А. А. Васильев тщательно проанализировал и выявил все крупные и мелкие недочеты рецензируемого тома, каковых, особенно последних, в дореволюционном издании Ю. А. Кулаковского действительно немало. Остается только гадать, что именно привело к изменению взглядов А. А. Васильева на сочинение Ю. А. Кулаковского. Видимо, дело в особенностях характера А. А. Васильева. (О рецензии А. А. Васильева см. подробно: А. Г. Грушевой. Ю. А. Кулаковский (1855-1919) и его "История Византии". - В кн.: Ю. А. Кулаковский. История Византии. Том 1. 395- 518 гг. СПб.: "Алетейя", 1996, с. 488-440; И. В. Куклина. А. А. Васильев: "труды и дни" ученого в свете неизданной переписки. - В кн.: Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. СПб., 1995, с. 327).

[*14] В соответствующем месте русской версии есть абзац, не включенный А. А. Васильевым в последующие издания. Между тем, для характеристики отношения А. А. Васильева к Ф. И. Успенскому эти слова представляются важными: "Итак, целью автора является дать читателю в общедоступном изложении "продуманную и тщательно взвешенную систему" в области истории Византии, что должно сослужить большую службу для русского самосознания. Надо сказать, что автор не решил этой поставленной себе трудной и сложной задачи" (А. А. Васильев. Лекции по истории Византии... с. 36).

[*15] В соответствующем месте русской версии (А. А. Васильев. Лекции по истории Византии... с. 38-40) помещен большой раздел, не включавшийся автором в последующие издания - "Вопрос о постановке византиноведения в России". Причина, заставившая А. А. Васильева отказаться от воспроизведения этого текста в переработанных изданиях, понятна. Заявленный вопрос интересен только для русского читателя. Именно Поэтому в данном издании этот текст приводится.

[*16] А также проанализирована в предисловии к настоящему изданию.

[*17] Время жизни А. А. Васильева.

[*18] В соответствующем месте русской версии А. А. Васильев отмечает, что существует русский перевод работы Байе - СПб., 1888 (А. А. Васильев. Лекции по истории Византии... с. 42).

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top