Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

3. Армия

В Великом княжестве Литовском не было постоянной армии. Вооруженные силы собирались, когда на рубежи великого княжества нападал враг, или ожидалось его нападение, или планировалось наступление на врага.[+36] Первый Литовский Статут 1529 г. в Разделе II устанавливал, что "каждый землевладелец обязан служить во время войны".

Главным родом войск в армии была кавалерия. Она была необходима в степных операциях во время войн с татарами, а также в дальних походах на тевтонских рыцарей, а позднее - на Московию. Искусство наездников, так же как и разведение коней, могло процветать на земельных угодьях, особенно на больших. Это было одной из причин того, что ведущую роль в мобилизации литовских вооруженных сил играли аристократия и дворянство. Кроме того, каждый знатный человек, естественно, считался военным предводителем своей свиты. Литовская армия, следовательно, состояла из двух категорий всадников: (1) вельможи и их свита и (2) полки местного дворянства. Именно вельможи составляли основную часть армии великого княжества.

На основании армейского реестра 1528 г. можно определить, что сановники вербовали порядка 8 000 всадников, то есть, около двух пятых литовской кавалерии. Не будет лишним назвать имена князей и вельмож, которые обеспечивали наибольшие контингента. Кезгайла набирал 768 всадников; Радзивиллы - 621; Гаштольды 426; князья Острожские - 424; Остиковичи - 337; Глебовичи -279, Заберезинские - 258; Кишки - 244; князья Сангушка - 170; Ильиничи - 160; Зеновевичи -155; князья Гольшанские - 154; Сапеги 153; князь Мстиславский - 152.[+37] Степень участия знати в мобилизации армии объясняет, почему влияние аристократии и дворяне правительстве и администрации было столь велико.

Пешие солдаты (draby) редко использовались в регулярной армии за исключением опасных ситуаций в местных или национальных масштабах.

Предполагалось, что горожане, также как и дворянство, должны были предоставлять всадников для армии великого княжества и платить за содержание своего контингента на протяжении всей войны. Когда армия вторгалась в иностранное государство, она существовала за счет ресурсов завоеванной земли. В первой четверти XVI века население было обязано поставлять в армию одного полностью экипированного всадника на каждые десять служб. В 1529 г. это отношение изменилось: один всадник на каждые восемь служб. Дворянин, под контролем которого находилось только восемь служб или меньше, обязан был лично явиться на сбор. Согласно решению сейма от 1507 г., был установлен штраф в . мере ста рублей для каждого, кто не явился на военный сбор в назначенный срок. Каждому, кто не появлялся вовсе или дезертировал из армии во время военных действий, грозила смертная казнь Сейм 1514 г. принял решение применять высшую меру наказана с конфискацией имущества даже к тем, кто не явился вовремя.

Несмотря на суровость законов, мобилизационная квота обычно была неполной, а если война затягивалась, многие дворяне нередко возвращались домой, из опасений что их уделы будут разорены. По этой и иным причинам великие князья пытались усилить свои вооруженные силы наемниками, по примеру Польши и Германии. Таких солдат называли жолнеры (zholners). Их, как правило, набирали в Чехии, Моравии и Силезии на определенный срок или на время проведения кампании. При Сигизмунде I было завербовано пять тысяч наемников. Частично ими укомплектовывали личный состав крепостей, воздвигнутых вдоль южной границы Украины для защиты страны от татарских набегов. Наемникам платили четыре раза в год. Лучшими среди наемных войск считались чешские солдаты и артиллеристы, которые пользовались хорошей репутацией как в Польше, так и в Литве.[+38]

Содержание наемных войск требовало больших затрат. Иной раз, когда на условиях оплаты служили несколько тысяч солдат и офицеров, годовые затраты на наемные войска составляли от 3 до 6 миллионов грошей (от 25 000 до 50 000 рублей). Это было тяжелым бременем для великого князя, которому, чтобы покрыть расходы, зачастую приходилось закладывать часть владений короны. Чтобы улучшить финансовое положение великого княжества, сейм 1507 г. проголосовал за особый серебряный налог - серебщину - который должны были платить все владельцы или арендаторы земельных угодий.

Великие князья пытались укрепить свою военную машину также людьми, специально подготовленными к военной службе. В конце XIV века великий князь Витовт расселил в районах Трокая и Новогрудка несколько тысяч татар. Некоторые из них были военнопленными, а иные перешли на литовскую сторону из-за того, что в междоусобных войнах между двумя татарскими ханами оказались на стороне побежденного.[+39]

В XV веке в Литву переехало еще больше татар, ногайцев и чувашей. В конце концов, их всех стали называть татарами. В XVI веке их было около четырех тысяч человек. Татары несли воинскую повинность в крепостях к западу от Вильно и Трокая, предназначенных для защиты Литвы от нападений тевтонских рыцарей. На условиях несения военной службы им были дарованы земельные угодья. Многие имели слуг и управляли крестьянами-арендаторами, из которых частично формировали воинские соединения во время мобилизации. На литовской территории проживали также казаки, которые могли для военной службы предложить только самих себя. Татары имели такой же статус, что и мелкопоместное дворянство. Их полком командовал татарский офицер, имевший звание хорунжего, так же, как и командиры полков мелкопоместного дворянства. Казаки были организованы в роты, каждую из которых возглавлял атаман.[+40] ) Некоторые из татар поселились в городах и занялись торговлей лошадьми и скотом. В пограничных областях между Московией и Польшей, с одной стороны, и татарскими степями, с другой, русские казаки со временем создали свою организацию. Более подробно о казаках в Литве будет сказано ниже.

Еще одна социальная группа, небольшая по размерам, нашла свое место в системе обороны Великого княжества -Литовского. Это - караимы.

4. Социальные классы

Роль дворянства - знати и шляхты - в формировании и деятельности правительства и администрации Великого княжества Литовского была очерчена в двух предыдущих разделах. Дворянство, однако, несмотря на его политическое лидерство, было более чем частью нации. Основная масса населения как собственно в Литве, так и в русских землях великого княжества принадлежала к крестьянству. Третий социальный слой составляло город кое население. Оно не было ни особо многочисленным, ни влиятельным в политическом отношении, но играло значительную роль в развитии торговли и ремесел. С городами были тесно связаны евреи и караимы, которые были организованы в свои собственные общины.

Следует отметить, что вне этой системы общественных классов находилась группа, лишенная личной свободы и личных прав рабы. С исторической точки зрения рабы в Великом княжестве Литовском, как и в Московии, являлись пережитком русской социальной структуры киевского периода.

За исключением рабов, эволюция каждого из трех основных общественных классов - дворянства, крестьян и горожан - имеет определенные схожие черты. Общей тенденцией внутри каждого класса было достижение единообразия в правах и обязанностях. В ранний период, когда объединение западнорусских земель под сюзеренитетом великого князя уже было завершено, положение и права различных групп дворян, крестьян и горожан в различных частях нового государства было неодинаковым. Позднее правительство, ориентируясь на Польшу, пыталось привести права разных территориальных и отдельных социальных групп к общему юридическому стандарту. Само дворянство требовало равных прав и привилегий. Политически нацией становилось именно дворянство. Единственной обязанностью, признаваемой дворянством, являлась военная служба.

Что касается крестьян, новая тенденция сказалась в ущемлении их прав и более жестком определении их обязанностей. Это в конце концов привело к ограничению их свободы. Крестьяне стали угнетенным общественным классом, который был обязан трудиться на благо великого князя и дворян и обеспечивать их продуктами своего труда (в вещественном или денежном эквиваленте). Таким образом, крестьяне стали "людьми тяглыми".

На судьбу горожан в Великом княжестве Литовском сильно повлияло желание литовского правительства уничтожить остатки древнерусской городской общины, в основе которой, как известно, было вече. Введение, согласно Магдебургскому праву, муниципальных корпораций значительно изменило жизнь городов и положение городского населения.

Помимо общественных классов, упомянутых выше, будут рассмотрены еще две группы, одна - давно сформировавшаяся, другая - образовавшаяся недавно: духовенство и казаки. Речь о них пойдет ниже.

5. Аристократия

Следует вспомнить, что аристократия Великого княжества Литовского состояла из князей и нетитулованной знати.[+42]

Большинство князей было потомками либо Рюрика, либо Гедимина, но некоторые из них происходили от "меньших" литовских князей, которые правили частями литовской территории до царствования Гедимина, или при Гедимине в качестве их сюзерена. Князья Глинские были монгольского происхождения.

Корни нетитулованной знати шли от литовских или русских бояр, которые были советниками при Гедимине или при русских князьях из дома Рюрика (Смоленских, Полоцких, Витебских и Киевских, например).

Князья обладали правами наследственной единоличной власти в своих владениях, а также властью над людьми, живущими на землях. Власть и престиж вельмож опирались на огромные земельные угодья и богатство. Некоторые из вельмож были более могущественными, нежели князья. Юридически статус нетитулованных вельмож сначала основывался на старых обычаях и традициях. Он принял более четкие очертания после унии с Польшей в 1385 г. и последующих соглашений с Польшей, а также принятия великокняжеских привилеев в Литве.

В Польше "рыцарские права" (prawo rycerskie; по-латыни - jus militare) освобождали вельможу от власти королевских должностных лиц, закрепляли наследственное владение земельными угодьями и устанавливали его юридическую власть в этих угодьях. Каждый благородный род получал, по западноевропейской модели, свой собственный герб.(+42) Рыцарские права вскоре распространились в. Польше и на всю шляхту. Сначала в Литве только вельможи обладали всей полнотой этих прав (plenum jus militare) и полной юрисдикцией (judicia maiora) в пределах своих владений.

Согласно великокняжеской грамоте 1387 г., литовским боярам были дарованы права и привилегии польской шляхты, но права мелкопоместного дворянства в Литве в то время еще не были четко определены. Грамота 1413 г. даровала литовским боярам право. иметь герб. Каждая из сорока семи благородных польских семей "усыновила" по литовской боярской семье, разделив с ней свой польский герб.)

Древнерусское "боярин" было заменено словом "пан", что на старославянском языке означало - вельможа. Определение "боярин" все еще продолжало использоваться, но изменило свое значение - боярами почти во всех землях стали называть только некоторых представителей низшего дворянства, за исключением Смоленска, Полоцка и Витебска, где под боярами по-прежнему подразумевались вельможи.

Одной из важных привилегий вельмож было формирование во время мобилизации своих собственных полков (состоявших, главным образом, из членов их свиты) под личным командованием и со своими знаменами. В соответствии с этим их называли "паны удруговные". Кроме того, вельможи должны были подчиняться только самому великому князю и были свободны от власти великокняжеских советников и старост.

Что касается территориального распределения основных земельных угодий князей и нетитулованных вельмож, главный "куст" -княжеских семей находился в Волыни. Огромные угодья нетитулованных вельмож располагались, главным образом, в самой Литве и в Подляшье.[+43]

Среди князей русского происхождения, населявших Волынь, были Острожские, Чарторыйские, Вишневецкие, Збаражские и некоторые другие. Мстиславское княжество в Восточной Белоруссии имело большое политическое значение, поскольку находилось на пограничной территории между Литвой и Московией. Первые князья Мстиславские ("из Мстиславля") вели свое происхождение от Ольгерда. В конце XV века князь Михаил Иванович Заславский (Жеславский), потомок Явнута - брата Ольгерда, женился на княжне Мстиславской и присвоил себе титул. В 1526 г. сын Михаила Мстиславского, князь Федор Мстиславский, перешел на сторону Москвы и занял видное положение среди московских бояр. Обе эти княжеские фамилии - Заславские и Мстиславские - принадлежали к греко-православной церкви и вели русский образ жизни.

Русские князья из другого приграничного региона - Верхней Оки (так называемых "верховских городов") признали сюзеренитет великого князя московского в конце XV и начале XVI веков. С другой стороны, во время царствования Казимира некоторые восточнорусские князья бежали из Москвы в Литву. Князья Шемячичи и князья Можайские, например, поселились на Северских землях. Их завлекли в Москву, а их владения были конфискованы в царствование Василия III.

Многие из наиболее могущественных нетитулованных вельмож были литовцами. Те их них, кто был русским по происхождению, являлись потомками древнерусских бояр. Так, Ходкевичи, Воловичи и, вероятно, Хребтовичи вели происхождение от киевских бояр, а Сапеги, по-видимому, - от смоленских бояр. Согласно Любавскому, Ильиничи и Глебовичи были потомками полоцких бояр, но Грушевский сомневается в этом. Вполне вероятно, что Кишки из Подляшья тоже имели русское происхождение, но точных и определенных свидетельств тому не имеется.[+44]

Многие вельможи не только занимались управлением и ведением хозяйства на их обширных земельных угодьях, но и интересовались образованием и искусствами. Они впитали европейскую культуру и на них оказал воздействие дух Возрождения и Реформации. Они собирали в своих дворцах книги, картины и скульптуры, основывали школы и печатные дворы.

6. Дворянство

Как уже говорилось, во время образования Великого княжества Литовского в нем не было единого дворянского класса. . землях, которыми управлял великий князь, проживали средние мелкие землевладельцы, которые готовы были нести военную службу, когда это необходимо, и которые были либо членами местных оборонительных организаций, либо служили у великого князи, князей или бояр.

Следует вспомнить, что после унии Литвы с Польшей права в привилегии знати определялись польским "рыцарским правом", но сначала распространялись только на вельмож и на высший слой литовского дворянства. Лишь постепенно подобные права пол ли дворяне в русских землях великого княжества.

В течение долгого времени местные группы малых земледельцев и нанимателей земли жили в соответствии со своими традициями. Одних называли дворянами, других - слугами, третьих - боярами-шляхтой. Значительная группа была известна как "земяне" (рожденные на землях люди). Чтобы обозначить небольшие местные объединения землевладельцев и тех, кто находился на военной службе, использовались также и другие названия.

Наиболее важными были "земяне" и бояре-шляхта. Название "земяне" широко употреблялось в Киевской земле, в Волыни в Подляшье, но были "земяне" также и в других русских землях великого княжества. Точно так же, бояре-шляхта упоминаются в Смоленске, Полоцке, Витебске и в Киеве, но они существовали и в других регионах. Обозначение "бояре-шляхта" соответствовало названию "дети боярские", использовавшемуся в Московской Руси.'

В Первом Литовском Статуте "земяне" и бояре-шляхта упоминаются как принадлежащие к классу шляхты (Первый Статут, Раздел II, статья 10, Раздел III, статья 11). Слово "шляхта" используется в статуте как общее понятие, определяющее дворянство. Третий Раздел Статута озаглавлен: "О свободах шляхты".

С точки зрения государственного интереса главной функцией дворянства была военная служба. Исходя из этого, дворянство великого княжества можно разделить на две группы по принципу различного порядка мобилизации. Таким образом, мы можем различить (1) тех, кто служил в местных полках (хоругвях), каждый под командованием местного командира (хорунжего); и (2) тех, кто служил "под знаменами" вельмож; в этом случае вельможа назывался "паном хоруговным".

Основная масса шляхты служила под местными знаменами, и это означало, что они находились в подчинении великому князю, а не вельможам. Некоторые из представителей шляхты имели право "вечного" владения наследственными угодьями. Этот тип владения можно сравнить с вотчиной в Восточной Руси. Другим дворянам предоставлялись лишь ограниченные права на землю - до конца жизни ("до живота"); на "две жизни" ("до двух животов"), то есть, на владение дворянину и его сыну; или "на три жизни" ("до трех животов"), то есть, на владение дворянину, его сыну и его внуку. Такие угодья иногда назывались поместьями - так же, как и в Московии. Принцип "дарения" земли позволял дворянину достойно проходить военную службу, которую он обязан нести для государства. Обладатель "вечных" прав на угодье мог хозяйствовать на своей земле, только если нес воинскую повинность; если же он отказывался служить, его земля подлежала конфискации. Еще одно ограничение для владельца вечного угодья заключалось в том, что великий князь мог по своему соизволению передать свою власть над угодьем и его владельцем князю или нетитулованному вельможе. Только в 1529 г. великий князь торжественно пообещал, что ни он, ни его потомки никогда не будут передавать угодья дворянства князьям и вельможам.

На основании сказанного становится очевидным, что права дворянства на землю в Великом княжестве Литовском не были так незыблемы, как права вельмож и польской шляхты.

Положение круто изменилось после принятия в 1566 г. Второго Литовского Статута, который постановлял (раздел II, статья 2),. что отныне войско будет набираться только с одобрения сейма, за исключением случаев внезапного нападения врага. Даже в состоянии войны никакие налоги не будут собираться до постановления сейма. Великий князь заверил дворян, что их земельные угодья; я отбираться не будут (Раздел III, статья 4), Второй Статут также, разрешал шляхте местное самоуправление и избрание местными ассамблеями депутатов на сейм (Раздел III, статья 5). Таким образом, дворянство получило не только гарантию своих прав на землю, но и возможность контролировать формирование войска и финансирование армии.

Еще до 1566 г. дворянство стало привилегированным классом и его "свободы" охранялись законом. Дворянин был независимым человеком, не обязанным, если ему не хотелось, проживать в своем владении и вольным распоряжаться им как ему заблагорассудиться.[+45] Он мог посещать любую иностранную страну, за исключением тех, с которыми великое княжество находилось в состоянии войны, пребывать за границей сколько угодно и "изучать обычаи рыцарства" (Первый Статут, Раздел III, статья 8).

Без соответствующего разбирательства в суде дворянина не имели права ни казнить, ни подвергнуть телесным наказаниям или тюремному заключению, ни конфисковать его имущество. За оскорбление дворянина виновная сторона должна была платить больше, чем за оскорбление простого человека. На суде дворянин,, считался более надежным свидетелем, нежели простолюдин, и во многих случаях его клятва расценивалась как решающее доказательство. [+46]

Второй Литовский Статут сделал права и привилегии шляхты еще более широкими, а защиту их - более эффективной.[+47] К примеру, было установлено, что простолюдин, оклеветавший дворянина, должен быть подвергнут отрезанию языка (Второй Статут, Раздел III, статья 18). Если дворянина убивала группа дворян, то к казни приговаривался только тот, кто фактически совершил это убийство, но если дворянина убивала банда простолюдинов, то казнили их всех (Второй Статут, Раздел XI, статья 12)

Хотя права и привилегии шляхты росли, дворяне пытались добиться статуса исключительной, высшей группы общества, с одной стороны, через подрыв позиций вельмож, а с другой стороны - через установление преграды против проникновения простолюдинов в шляхетскую корпорацию. Первая цель была достигнута в 1564-1566 гг., вторая - в 1520-е гг.

Как мы знаем, одной из основных обязанностей шляхты была военная служба. Часто трудно было провести четкую границу между воинами благородного и простого происхождения: во время войны они становились равными. Служба на южной границе ввиду опасности татарских набегов требовала бдительности. Многие защитники южных рубежей были мелкими землевладельцами или арендаторами. Они всегда были начеку и могли в случае татарского нападения удерживать оборону до появления регулярных войск. Такое же положение существовало и в Восточной Руси. Поэтому там организовывались казацкие общины, которые также обязаны были служить правительству Польши или Москвы.

Предводители этих малых социальных групп со временем стали требовать для себя тех же прав, какими обладало дворянство, но дворяне не желали принимать чужаков. Правительство великого князя вынуждено было уступить давлению со стороны дворянства и утвердить четкие правила, предотвращающие вхождение неблагородных в дворянское сословие. Согласно решению совета вельмож (в 1522 г.), каждый, кто претендовал на дворянское звание, должен был предоставить двух поручителей, бесспорных наследственных дворян из его рода, которые могли бы клятвенно подтвердить, что у них с претендентом общий предок. [+48] Эта процедура была санкционирована Вторым Литовским Статутом (Раздел III, статья 11). Статут добавляет, что если претендующий на дворянство не может предоставить двух свидетелей из собственного рода, он может обратиться за поручительством к представителям других знатных родов, способным подтвердить его дворянское происхождение.

Армейский реестр 1528 г. содержал имена большинства благородных семей, соответственно ему шляхта в Великом княжестве Литовском представляла собой достаточно однородный слой. Все названные в реестре семьи считались благородными, и от членов этих семей не требовали никаких иных доказательств.

Дворянские поместья можно было встретить на всей территории великого княжества. В каждом из регионов дворянские земельные угодья сильно различались по размерам. Некоторые из бояр-шляхты занимали промежуточное положение между вельможами и низшим слоем дворянства. Большинство же дворян шляхетского класса, особенно в южной части Киевской земли и Подляшья, имели небольшие земельные владения. Некоторые дворяне могли предоставить для несения военной службы только одного всадника, и это означало, что в их подчинении было всего восемь или десять служб - то есть, от двадцати четырех до тридцати крестьянских хозяйств. Бывали случаи, когда двое или трое дворян объединялись, чтобы выполнить мобилизационную норму и послать в армию хотя бы одного рекрута.

Примечания

[+36] Любавский, Очерк, ее. 207-211; Kutrzeba, 2, 172-177; Korzon, 1, 331-343.

[+37] РИБ, 33 (1915), 2-231. см. также: Любавский, Сейм, сс. 355-360; его же, Очерк, с. 135; Грушевский (выше, сн. 34), 5, 31; Korzon, 1, 340-341.

[+38] А. Флоровский, Чехи, 2, 302-322.

[+39] См.: Монголы и Русь.

[+40] Список татарских князей и казаков в литовской армии см. в армейском реестре 1528 г., РИБ, 3, кол.109-120. См. также реестр литовской армии 1565 г., РИБ, 33, кол.425-430. О татарах на литовской службе см.: Stokl, pp. 123-135. Я в долгу у г-на Шишмана за нижеследующую библиографию о литовских татарах: S. Kryczyriski, Tataray Litewscy (Warsaw, 1938); M. Tuhan Baranowski, О muslimach Litewskich (Warsaw, 1895); А. Мухлинский, Исследование о происхождении и состоянии литовских татар (С-Петербург, 1858); Л. Кричинский [Kryczyriski], Библиографические материалы о татарах Польши, Литвы, Белоруссии и Украины (С.-Петербург, 1917); Д. Александрович, "Литовские татары", Известия Общества обследования и изучения Азербайджана, 2 (1926), 77-95; Michalon Lituanus, De moribus Tartarorum, Lituanorum et Moschomm (Basileac, 1615).

[+41]

[+41] О дворянстве Великого княжества Литовского см.: Kutrzeba. 2, 45-62; Backus, "Die Reclitsstellung cler litauischen Bojaren"; Любавский, Сейм, ее. 311-427; Лаппо, Великое княжество Литовское, 1, 254-266; Грушевский (выше, сн. 34), 5, 27-40; J. Wolff, Kniazowie litewsko-ruscy od korica cztemastcgo wieku (Warsaw, 1895).

[+42] Kutrzeba, 1, 40-47, 121-127; Wojciechowski, pp. 171-183.

[+43] Грушевский (выше, сн. 34), 5, 32-33.

[+44] Там же, с. 31.

[+45] Любавский, Очерк, с. 126.

[+46] Там же, с. 126; Грушевский (выше, см. 34), 5, 54-56.

[+47] Лаппо, Великое княжество Литовское, 1, 515-522; Грушевский, История, 5, 56-57.

[+48] Любавский, Сейм, с. 440; Грушевский (выше, си. 34), 5, 60.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top