Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Зулус Чака. Возвышение зулусской империи

Э. А. Риттер

Глава 15. Вторая война с ндвандве

Cтолица Чаки ≈ Булавайо ≈ находилась всего в пяти милях от северной границы его государства ≈ реки Уайт Умфолози; на почти прямой линии между столицей и рекой были расположены военные краали Эси-Клебени и Белебеле. Первый отстоял от границы на три мили, второй ≈ на одну.

За рекой, в направлении владений Звиде, жили дружественные зламини, а немного ниже по течению той же реки ≈ нейтральные зунгу. Эти два маленьких государства являлись единственными буферами, сохранившимися между Чакой и Звиде.

Молодой и неопытный вождь зунгу по имени Манзини располагал полком праздных юношей, которых он называл ╚Дикими собаками╩. Чака, всегда озабоченный пополнением своих сил, сделал Манзини неожиданное предложение: уплатить за каждого воина этого полка (всего их было человек двести) по теленку, и еще двадцать быков за полк в целом. Манзини ухватился за это предложение, и Чака с помощью Мгобози быстро превратил ╚Диких собак╩ в мужественных, дисциплинированных воинов, а их полк ≈ в настоящую воинскую часть [+1]. Когда надо было пролить кровь, они по храбрости не уступали зулусам. Со временем в зулусской армии появились представители трехсот различных кланов нгуни. В этническом и лингвистическом отношении они составляли одну нацию, во всяком случае в такой же мере, в какой принадлежат к одной нации многочисленные кланы шотландцев.

Вскоре после этой сделки Манзини получил еще одно заманчивое предложение ≈ на этот раз с севера. Могущественный Звиде сообщил, что хочет выдать замуж лишних девушек своего племени, и намерен устроить пляски любви (иджаду), чтобы зунгу могли выбрать себе подруг. Ничего не подозревавший Манзини согласился, и радостная пляска любви снова была превращена вероломным Звиде в кровавую бойню. Правда, Манзини и многим его соплеменникам удалось спастись, переплыв через вздувшуюся реку Уайт Умфолози. Достигнув южного берега, они укрылись под крылом у Чаки.

В мае 1819 года, сразу же после уборки зерновых, Чака приказал всему населению сорокамильной полосы, простиравшейся от северной границы до реки Тугела, засыпать урожай в предоставленные им мешки и спрятать в отдаленных пещерах и дебрях леса Нкандла. Остальным жителям было предложено укрыть зерно где придется. В каждом краале разрешалось держать только то, что необходимо для текущих нужд.

Между тем Нолуджу ≈ доверенный советник Звиде ≈ энергично старался заманить своего повелителя в западню. Под предлогом разведывательной деятельности в стане противника он нанес визит Чаке и окончательно согласовал с ним план, целью которого было ослабить и измотать войско ндвандве, втянув его в бесконечную погоню, притом на пустой желудок. Убедившись, что Чака действительно готов к войне, он поспешил назад к Звиде и доложил ему, что существует прекрасная возможность ╚застичь зулусов спящими╩. Поверив в это, Звиде мобилизовал всю конфедерацию ндвандве, и огромное войско двинулось на юг, имея при себе трехдневный запас просяного теста.

У Чаки агентурная разведка была организована настолько хорошо, что уже за день до выступления армии ндвандве из столицы конфедерации он эвакуировал в лес Нкандла всех до единого жителей из коридора шириной в сорок миль, куда намеревался заманить врага. На остальной территории все женщины, дети и домашний скот были эвакуированы из краалей в леса Эдлинза близ Эшове, Дуку-Дуку и другие.

Во главе войска ндвандве стоял прославившийся впоследствии грозный Сошангаан, а одним из его восемнадцати полков командовал Звангендаба, который привел в дальнейшем свои легионы завоевателей-нгуни на берега озера Виктория-Ньяза, в двух тысячах миль от этих мест.

Сошангаан извлек должные выводы из поражения ндвандве на холме Г▓окли и в дополнение к двум метательным копьям большинство его воинов было теперь вооружено той или иной разновидностью тяжелого короткого ассегая для рукопашного боя. Однако они все еще были обуты в сандалии, хотя это делало их гораздо менее мобильными, чем зулусы. Значительно улучшились выучка и дисциплина.

Армия ндвандве, насчитывавшая восемнадцать тысяч человек, снова переправилась через реку Уайт Умфолози в страну зулусов, где она уже побывала однажды. Войско миновало холм Г▓окли, усеянный белыми костями, но не встретило там главных сил зулусов. Навстречу попадались только разведчики, а иногда ≈ сильные патрули. Продолжая наступление, ндвандве увидели, наконец, первый полк зулусов, медленно двигавшийся на юг, через высоты Тонджанени.

В конце первого дня ндвандве стали лагерем на голом плоскогорье Мелмот. Зима уже наступила, было холодно и даже морозно. Не имея топлива, воины сильно продрогли, к тому же они страдали от частых боевых тревог. Целые роты зулусов предпринимали ложные атаки на их лагерь, оглашая окрестности, погруженные во мрак, страшными боевыми криками.

Ндвандве отправились в поход, имея трехдневный запас провианта, ибо рассчитывали пополнить его за счет зулусских зернохранилищ. Однако, к их удивлению, закрома оказались совершенно пустыми. Нигде не было ни горсти зерна, а полное отсутствие признаков жизни в зулусских краалях пугало пришельцев, производя на них гнетущее впечатление.

Утром они покинули плоскогорье Мелмот и продолжали марш на юг, преследуя неуловимый поток зулусов. К этому времени у них оставалось очень мало просяного теста, ибо они потратили почти два дня на то, чтобы достигнуть границы, а затем королевской ставки и военных краалей, где рассчитывали в изобилии найти продовольствие.

На второй день марша по вражеской стране (четвертый после выступления из своей столицы) ндвандве совершили гибельную для них ошибку: около ста голов своего скота они поместили в самом конце колонны. Внезапно, как из-под земли, появился целый полк зулусов, легко справился с немногочисленной охраной и угнал бόльшую часть быков.

Нападение произошло незадолго до наступления сумерек. Отходя на запад, зулусы использовали ущелья и другие неровности рельефа для арьергардных боев. Так они успешно отбивались от врага и отбрасывали его, пока ночь не прекратила преследование.

Эту ночь голодные ндвандве провели на южном берегу Умлатузи ≈ большей частью без сна из-за холода и ложных атак зулусов. Их главные силы расположились поблизости от восточной опушки леса Нкандла, где под защитой деревьев было немного теплее.

Теперь Чака больше всего тревожился о том, как бы голодные ндвандве не повернули вспять. Поэтому в ту же ночь он велел перегнать быков из следовавшего за ним стада в пункт милях в двух к югу от противника и разбрызгать здесь кровь недавно заколотого животного. Как обычно в таких случаях, быки принялись громко реветь. Рев далеко разносился в чистом зимнем воздухе, и голодные ндвандве услыхали его. У них создалось впечатление, что быки совсем близко. Поднялся шум: воины хотели тут же отправиться за ╚мясом╩. Но осторожный Сошангаан почуял западню и настоял на том, чтобы сначала выслать разведку. Зулусы намеренно не тронули разведчиков. Стараясь создать видимость, что они испугались ндвандве, они стали кричать друг другу, что надо поскорее угонять скот. У разведчиков сложилось впечатление, что все зулусы вместе со своим скотом либо уже переправились, либо переправляются через Тугелу напротив Нтунджамбили (Кранскоп), спасаясь бегством на юг.

Выслушав донесения разведчиков, Сошангаан решил дождаться утра, а затем как можно быстрее начать преследование противника. На рассвете ндвандве увидели, что отряды зулусов вместе со стадами переваливают всего в семи милях от них через восточные отроги холма Сунгульвени, к востоку от леса Нкандла. Голодные полки бросились в погоню.

Зулусы с помощью этой уловки заставили врагов преодолеть чуть ли не бегом расстояние в тридцать пять миль, отделявшее их от Тугелы, затем увели у них из-под носа скот, послуживший приманкой, переправили через реку, а сами построились на противоположном берегу, в ожидании атаки ндвандве. Однако некоторые броды охранялись настолько слабыми отрядами, что подозрительный Сошангаан не позволил своим воинам, обезумевшим от голода, продолжать погоню. Его поддержали Звенгендаба и Нк▓аба, огорченные тем, что ндвандве так и не настигли зулусов. Поэтому было решено начать ложный отход, а затем укрыться в восточном отроге леса Нкандла и там ожидать дальнейших действий зулусской ╚лисицы╩. В то же время командование послало в восточном направлении фуражиров, поручив им во что бы то ни стало добыть скот, ибо последних быков, остававшихся у ндвандве, уже закололи и, хотя рацион был уменьшен в четыре раза, запас мяса кончился. В степи и открытой саванне встречалось мало дичи ≈ об этом позаботились зулусы. В густом лесу Нкандла можно было рассчитывать на более удачную охоту, но там были вероятны и внезапные атаки противника. К тому же все нгуни испытывали глубокое отвращение к мрачным диким лесам в стране противника, хотя очень ценили такое убежище на собственной территории.

Пока военачальники ндвандве совещались, Чака и его штаб, расположившись на возвышенности Нкандла, в тылу противника, разглядывали его лагерь на берегу реки, в нескольких милях вниз по течению; множество костров разгоняли ночь. Вместе с вождем зулусов находились Мзиликази, будущий король матабеле, и Мдлака, который стал теперь первым после Чаки лицом в его войске. Чака, как и всегда, был неутомим: весь день он собственными глазами следил за каждым шагом вражеских войск. Он был в отличном настроении и заметил: ╚Крокодил опасен в воде. Но замани его на сушу, и справиться с ним будет легко. Ндвандве голодны, несчастны, находятся далеко от дома... Надеюсь, что они переправятся через реку, но если даже этого не случится, скоро они ослабеют настолько, что можно будет их атаковать╩.

На следующее утро Сошангаан отозвал оба отряда, переправившиеся через Тугелу, и начал отход вверх по крутому северному берегу реки. Еще до наступления вечера вся его армия укрылась в восточном отроге леса Нкандла. Маневр был осуществлен с большим искусством, его прикрывали многочисленные разведчики; однако еще до наступления темноты Чака был обо всем осведомлен. Его силы находились в глухой чаще леса, всего лишь в трех милях к западу от войска ндвандве. На бесчисленных небольших кострах жарилось мясо, причем был отдан приказ приготовить его и на завтра.

За исключением Мдлаки ни одна живая душа не знала планов зулусского короля. Чака всегда заботился о том, чтобы они хранились в тайне, пока не наступало время нанести удар. В дальнейшем, когда король зулусов больше не сопровождал свою армию в наиболее отдаленных походах, он посвящал в свои стратегические замыслы только главнокомандующего и его заместителя. Такая секретность предотвращала утечку информации. Именно благодаря этому зулусской армии почти неизменно удавалось застигнуть противника врасплох, как бы далеко он ни находился.

В эту июльскую ночь 1819 года дикий лес представлял собой жуткое, но величественное зрелище. Десять тысяч зулусских воинов расположились под сенью больших акатников. Тыльная сторона их листьев отражала огни тысячи костров, блеск ассегаев и щитов. Воюют дикари, но какой замечательный повсюду порядок, какая дисциплина!

Король Чака сидел, прислонившись спиной к стволу лесного гиганта, которому было полторы тысячи лет от роду. Перед ним ярко горел костер. Слева от него находился молодой Мзиликази, справа ≈ мрачный Дингаан, его двадцатидвухлетний сводный брат и будущий король зулусов. Другой сводный брат ≈ пятнадцатилетний Мпанде ≈ в то время был одним из у-диби. Впоследствии он стал королем и тридцать два года подряд правил зулусами. Пока что он подавал мясо и пиво своим братьям. Присутствовал в качестве у-диби и будущий вождь Сигананда Ц▓убе [+2]. В лагере противника находились три человека, будущее которых было не менее величественным. В ту ночь этот лес заключал в себе судьбу половины Африки.

Чака изложил своим военачальникам план первых наступательных действий против ндвандве. В течение дня он сформировал специальный сводный отряд из пятисот человек. Он должен был подкрасться к спящим ндвандве с восточной, то есть дальней стороны, изображая возвращающихся фуражиров. Зулусы и ндвандве говорили на одном языке и носили похожую форму. Отличить в темноте друга от врага без заранее согласованного пароля было невозможно. Таким образом, все преимущества внезапности оказались бы на стороне зулусов. Им предстояло проникнуть в расположение противника, ориентируясь на почти погасшие, но еще тлеющие костры ндвандве.

Целью Чаки было вызвать среди ндвандве панику, чтобы они во мраке начали убивать друг друга. Войско проведет бессонную ночь и падет духом. Таким образом, Чака предвосхитил более чем на целое столетие рейды ╚коммандос╩ [+3].

Отряд, предназначенный для рейда, выстроился перед Чакой на лесной поляне. Пылал огромный костер, и было светло, несмотря на очень темную ночь. Чака сообщил воинам пароль, которым следовало пользоваться в случае сомнений. Сомневающийся должен был сказать тому, кто покажется ему подозрительным: ╚Ндвандве!╩ Ответ должен был гласить ╚коболвайо!╩ В противном случае надо было немедленно заколоть того, кто не давал правильного ответа. Услышав же ответ ╚коболвайо!╩, тот, кто заговорил первым, должен был повторить его и тем кончить дело. Слово это означает ╚самый что ни на есть╩, а в соединении с ╚ндвандве╩ ≈ ╚я настоящий ндвандве╩. Такой пароль мог еще больше увеличить смятение в стане неподготовленного противника. Вражеский воин в лучшем случае ответил бы ╚я ндвандве, но не ╚я настоящий ндвандве╩.

Чака тихим голосом проинструктировал каждый взвод в отдельности, так как считал, что лес имеет уши, особенно по ночам. ╚Когда их костры станут гаснуть и все заснут, ≈ шептал он своим испытанным ветеранам, ≈ вы вползете в их стан подобно змеям (нити киси, киси, киси), стараясь заколоть как можно больше спящих. Смотрите не отрывайтесь от своего дела и возвращайтесь не раньше рассвета╩.

Всего в трех милях от лагеря Чаки, в отроге того же леса, сидел у костра Сошангаан, окруженный воинами ндвандве. Им не давали покоя голод и тревога за будущее: дичи, которую им удалось убить, хватило ненадолго, несмотря на гуманный обычай нгуни делить все поровну. Фуражиры не вернулись, многие из разведчиков ≈ тоже. Зулусская армия вела себя как блуждающий огонек, но у нее были зубы и когти, о чем свидетельствовало уничтожение патрулей и постов ндвандве. Все это не походило ни на какую другую кампанию и казалось ндвандве сверхъестественным. Поэтому было решено завтра же идти назад, а, вернувшись домой, ≈ заготовить достаточно зерна, заколоть сколько потребуется быков и начать новую, лучше подготовленную кампанию против зулусов. На лесном биваке было теплее, чем на возвышенностях, открытых всем ветрам, и в сырых долинах рек, где ндвандве провели предыдущие ночи. Усталые воины рано улеглись и вскоре крепко уснули.

Едва начали гаснуть костры ндвандве, как в лагерь проникли и распространились по всей его территории не то люди, не то призраки. Они ориентировались по огонькам костров. На вопросы, которые сонными голосами задавали ндвандве, прикорнувшие у тлеющих в золе угольков, ╚ангелы смерти╩ шепотом давали краткий ответ: ╚Возвращается патруль╩ или ╚Возвращаются фуражиры╩, ≈ а затем шли дальше. Первые зулусские убийцы прошли через весь лагерь, а затем улеглись рядом со спящими ндвандве и стали ждать сигнала.

Внезапно в лесу раздался душераздирающий вопль, затем такие же крики послышались отовсюду. Зулусские воины стали сеять смерть. В мгновение ока лагерь превратился в ад кромешный. Завязались сотни поединков ≈ преимущественно между самими ндвандве. Почти каждый зулус убил намеченную жертву, а затем вышел из боя, притворившись мертвым. Нападающие улеглись подле трупов и лишь изредка смешивались со вскочившими на ноги ндвандве. За первой волной убийств наступила пауза. Ндвандве снова уселись, подозрительно оглядывая соседей, которых они во мраке едва различали.

Такое напряженное состояние продолжалось довольно долго. Наконец, с командного пункта Сошангаана потребовали объяснений. Громкие голоса повторяли запрос, пока он не достиг границ лагеря. Тем же путем на командный пункт пришли сбивчивые донесения, которые только усилили растерянность, как среди рядовых воинов, так и в окружении Сошангаана. Все согласились на том, что общей, организованной атаки не было, и все же смерть вышла из рядов самих ндвандве. Очевидно, тут не обошлось без колдовства, ибо друг убивал друга.

Сошангаан приказал собрать побольше веток и хвороста и разжечь гаснущие костры, чтобы осветить лес. Не успели, однако, ндвандве приступить к исполнению этого приказа, как снова раздались стоны умирающих. Сбор топлива немедленно прекратился. Ндвандве оцепенели от страха перед невидимыми носителями смерти. Не страшась обычных опасностей, они трепетали, когда сталкивались с таинственным. Даже в дневное время они чувствовали себя неуютно в сумрачном первозданном лесу. Таких заповедников первобытной природы сохранилось немного, и ни один не был столь велик, как лес Нкандла. Между тем большинство ндвандве никогда не видели густого леса и чувствовали себя как дома только в открытой парковой саванне или на горных пастбищах. Достаточно было маленького толчка, чтобы в их воображении это мрачное и сырое место превратилось в источник всяческого колдовства.

Сошангаан был человек смелый и находчивый. Он тут же приказал воинам сосредоточиться вокруг его штаб-квартиры и держаться близко друг к другу, насколько это позволяли деревья и подлесок.

В лагере ндвандве началось общее движение, как вдруг позади групп, находившихся дальше всего от центра, снова послышались страшные крики умирающих. Зулусские убийцы пристроились большей частью к хвостам бесчисленных групп ндвандве. Стоны и хрип смертельно раненных раздавались все громче, и оставшиеся в живых бросились стремглав к командному пункту, руководствуясь принципом: каждый за себя, и пусть черт забирает того, кто позади! Громовые крики и огромный костер, видимый на расстоянии двухсот ярдов, указывали дорогу к штаб-квартире.

Когда ндвандве наконец собрались вокруг командного пункта Сошангаана, он приказал сделать поворот кругом и сесть на землю. Командиров полков и многих рот он подозвал для доклада. Большинство командиров склонно было объяснить происшедшее действием сверхъестественных сил. Они считали, что колдуны своими чарами вызвали панику, приведшую к братоубийственной резне. Нашлись, однако, и разумные люди, почти уверенные в том, что резню затеяли зулусские разведчики, проникшие в лагерь. Их поддержал и Сошангаан. Как же, однако, обнаружить и выловить этих разведчиков, если предположить, что они остались среди ндвандве, собравшихся вокруг командного пункта? В лесу было очень темно, ибо дело происходило в новолуние. Месяц скрылся, а свет звезд не проникал сквозь густую листву. В сыром лесу, где мало сухого топлива, разжечь много больших костров было невозможно.

Поэтому Сошангаан решил дождаться рассвета. Чтобы ободрить войско, он обратился к нему с речью, а сотники повторили ее слово в слово.

Ндвандве улеглись и попытались уснуть, но после пережитого это оказалось нелегко. Среди них лежал храбрый молодой зулус по имени Номбанга. Он был начеку и ломал себе голову, как ему выбраться из лагеря, прежде чем рассвет выдаст его врагу.

Через некоторое время, решив, что пора действовать, Номбанга стал всматриваться в неясные очертания фигуры воина, лежавшего рядом с ним, а затем нанес ему сильный удар в грудь. Воин захрипел, среди ндвандве началось смятение, Номбанга еще усилил его, закричав, что его тоже ранил колдун, скакавший верхом на гиене. Все нгуни истово верили в эту невероятную комбинацию, и заявление разведчика вызвало страшное волнение. Постепенно оно охватило весь лагерь, ибо примеру Номбанги последовали другие зулусы. Возникла новая паника, и многие ндвандве закололи своих товарищей.

На рассвете Номбанга явился в штаб-квартиру Чаки. К этому времени две трети воинов разведывательного отряда, которым удалось ускользнуть из лагеря ндвандве до того, как там началась давка, выстроились перед королем зулусов. Номбангу объявили пропавшим без вести, что очень огорчило Чаку. Номбанга был знаменитый воин, получивший много изибонги благодарностей, что в зулусской армии соответствовало награждению медалью или нашивкой. Естественно, что вернувшемуся была оказана самая теплая встреча. Когда он закончил свой рапорт, в котором слегка приукрасил события, Чака снова выразил ему благодарность и, намекая на перья, которые тот носил, назвал ╚птицей-вдовушкой, потерявшейся среди тараканов╩ (╚Ама Пела╩ ≈ ╚таракан╩ ≈ одна из дивизий ндвандве).

Ндвандве постарались как можно скорее выбраться из мрачного леса, казавшегося им заколдованным, вернулись в открытую степь и направились домой. Потери, большую часть которых они нанесли себе сами, были весьма тяжелыми, и Чака с удовлетворением отметил это, осмотрев сцену побоища после их ухода. На каждого убитого зулуса приходилось почти десять мертвых врагов. Но важнее было то, что ндвандве не сумели выспаться и в эту ночь, а моральное состояние их еще ухудшилось. Поэтому Чака решил нанести удар в тот же день.

Во главе всей своей армии Чака ринулся в погоню за ндвандве. Быстроногие зулусы еще утром нагнали их арьергард к востоку от холма Сугульвени. Обе армии приняли теперь боевой порядок. Чака знал, что Сошангаан полностью реорганизовал армию ндвандве и вооружил почти всех воинов тяжелыми ударными ассегаями различных типов. К тому же это был весьма способный полководец, имевший много первоклассных офицеров. Основными преимуществами зулусов являлись их железная дисциплина, превосходная боевая подготовка и большая мобильность. Численное превосходство по-прежнему оставалось всецело на стороне ндвандве, армия которых все еще насчитывала шестнадцать тысяч человек против десяти тысяч у Чаки. Зато зулусы хорошо питались, в то время как ндвандве страдали от голода. Все же разница в численности была столь велика, что компенсировать ее могло только превосходство в тактике и стратегии (добиться перевеса в этой области было, впрочем нелегко, пока действия ндвандве направлял Сошангаан), а также высокое моральное состояние зулусских воинов.

Противников разделяло около полумили. Чака приказал завязать бой молодым полкам, входившим в состав бригады Белебеле, в частности Изин-Тенджана (Зуек) и У-Кангела (Гляди в оба). Атака носила весьма необычный характер и удивила Сошангаана. Как правило, перед атакой полк развертывался по фронту приблизительно в триста ярдов при глубине боевого порядка в несколько шеренг. Чака же построил два полка в две колонны по пять человек в шеренге и приказал им обходить армию Сошангаана с обоих флангов. Сошангаан развернул свое войско более широким фронтом, чтобы помешать зулусам обойти его с тыла. Колонны зулусов уклонились тогда еще дальше вправо и влево. Сошангаан понял, что, пожертвовав плотностью своего боевого порядка, он подставит себя под удар главных сил зулусов, построенных сомкнутой фалангой. Поэтому он приказал двум полкам, находившимся на крайнем фланге его войск, продолжать прикрывать главные силы, которые отвел на первоначальные позиции. А Чаке только того и надо было, чтобы Сошангаан отделил от основного ядра войск два полка. Зулусы сделали вид, что решили атаковать позиции ндвандве, но остановились в двух бросках копья от противника, за исключением флангов, где завязали ожесточенный пятиминутный бой. Тем временем два полка зулусов, построенные в колонны, обошли фланги и ринулись прямо на два полка ндвандве, прикрывавшие армию последних.

Сошангаан сразу понял, в каком опасном положении он очутился, но фланги его были скованы, кроме гонцов, он не имел иных средств связи, а потому оставался бессильным свидетелем того, как злой рок надвигался на эти полки сзади. Правда, он мог бы передать приказания по рядам воинов, как передается искра, зажигающая feu de jоie [+4], но выделить из своего боевого порядка новые полки, в то время как масса вражеских воинов находилась поблизости, он не решился, опасаясь сумятицы и боясь создать в своем строю разрывы, которыми не замедлит воспользоваться эта зулусская лиса, вечно измышляющая новые хитрости и каверзы. Сошангаану оставалось надеяться, что его обреченные полки постоят за себя, сумеют измотать противника и не поддадутся панике, очутившись между зулусскими жерновами.

 

Примечания

[+1] Ср. с покупкой британцами гессенских солдат по пять фунтов стерлингов за человека (в XVIII в.).

[+2] Он умер в 1906 г. в возрасте девяноста шести лет и был единственным живым звеном в цепи, соединяющей автора с Чакой и его великими полководцами. См. фотографию на вкладке.

[+3] Диверсионные отряды для действия в тылах противника, созданные английским командованием в период второй мировой войны. ≈ Примеч. пер.

[+4] Фейерверк (фр.). Примеч. пер.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top