Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Зулус Чака. Возвышение зулусской империи

Э. А. Риттер

Глава 15. Вторая война с ндвандве (окончание)

Изолированные ндвандве вскоре увидели, что настал их последний час. Они поняли, что бежать некуда, и построились в каре. Если бы они лучше усвоили уроки битвы на холме Г▓окли, то избрали бы круговое построение и тогда смогли бы продержаться дольше и нанести зулусам гораздо больший ущерб.

Зулусский полк Зуек действовал совместно с полком Фасимба. Сделав пол-оборота, атакующие перестроились: вместо колонн по пять человек в шеренге появилось пять боевых линий фронтом около трехсот ярдов, каждая из которых насчитывала примерно двести воинов. Идя на сближение с ндвандве, находившимися в центре, зулусы запели звучную боевую песнь. С очень быстрого бега воины полка Фасимба перешли на неторопливый шаг: добыча была загнана в тупик, и не следовало начинать бой запыхавшись. Зуйки поступили так же, чтобы ударить по врагу одновременно. Наступающие шли, сохраняя почти идеальное равнение. На расстоянии одного броска копья раздался страшный боевой клич зулусов, перешедший в такое зловещее шипение, словно тысячи разъяренных змей готовились ужалить свою жертву. То был сигнал к атаке. Столкнулись сотни щитов, засверкали копья.

Натиск двух зулусских полков, ударивших по врагу с противоположных сторон, отбросил ндвандве, прижав друг к другу и лишив возможности свободно двигаться. Однако ндвандве сопротивлялись с бешеным упорством, поразившим зулусов, в том числе и Чаку. Оба полка ндвандве погибли, но и Чаке их уничтожение стоило больших потерь: из убитых и раненых можно было составить почти целый полк.

Как только стало ясно, что изолированные части ндвандве обречены, Чака прекратил давление на фланги армии Сошангаана. Когда же Сошангаан попытался атаковать его по всему фронту, Чака уклонился от боя и отошел, но лишь настолько, чтобы между двумя армиями оставалась дистанция в два броска копья. Он неуклонно сохранял этот мучительный для противника интервал и продемонстрировал превосходную дисциплину своих полков, которые шли, как на параде. Никакие насмешки и оскорбления ндвандве не могли поколебать их строй.

После того как зулусы отошли на полмили, Сошангаан понял бесцельность дальнейшего преследования; быстро двигавшаяся вражеская армия удерживала инициативу в своих руках. Он приказал своим воинам сделать поворот кругом и снова взял направление на родной крааль. Армия построилась так, что каждый полк был развернут в одну линию фронтом от полутора до двух тысяч ярдов. Полков было шестнадцать, следовательно, и глубина боевого порядка составляла шестнадцать шеренг.

Главные силы зулусской армии снова последовали за ндвандве, но каждый полк ≈ всего их было шесть ≈ держался компактным отрядом. Впереди армии Сошангаана оставались четыре других полка зулусов, которые при уничтожении двух полков ндвандве потеряли примерно четверть своего состава.

Пока ндвандве шли по равнине, они соблюдали походный порядок, который обеспечивал им безопасность. Но стоило им попасть на пересеченную местность, как шеренги их расстроились. Между ними появились большие разрывы, образовались заторы. Зулусам не раз удавалось отрезать арьергарды, задержавшиеся в ложбинах, сквозь которые прокладывали себе путь главные силы ндвандве. Их стройные шеренги из-за неровного рельефа превращались в беспорядочные толпы.

Действия зулусов с фронта также приводили врага в смятение. Они то словно растворялись в воздухе, то снова появлялись как из-под земли, притом в самое неудобное для ндвандве время. Разведчики и патрули Сошангаана почти не приносили ему пользы: зулусы, как пантеры, бросались на них с хорошо замаскированных позиций и поголовно уничтожали.

Достигнув более открытой местности, Сошангаан снова остановил на ночь свою голодную и павшую духом армию. Чтобы избежать резкого ночного ветра, он укрылся в долину Умлатузи, близ слияния ее с Мвузане, где было достаточно топлива.

На рассвете в полумиле от них показалась зулусская армия. Она заняла возвышенность, господствовавшую над позицией ндвандве. Настроение у зулусов было превосходное, успехи, достигнутые накануне, заставляли их рваться в бой. Но Чака приказал им сесть на щиты. Сошангаан предпочел бы тут же сразиться, однако озабоченный подозрительной неподвижностью зулусов, зная, что в отличие от противника его изголодавшаяся армия не может ждать, решил немедленно начать отход. Он приказал своим шестнадцати полкам, которые теперь насчитывали всего около двенадцати тысяч человек, начать переправу через реку. Ширина брода позволяла переходить реку шеренгами по двадцать воинов.

Чака стоял на одной из вершин, господствовавших над бродом. Ему необходимо было одержать в этот день полную победу, чтобы раз навсегда избавиться от опасности со стороны ндвандве и подготовиться к борьбе с коалицией тембу и ц▓уну, угрожавшей ему с запада. Пирровой победы, которой закончилась битва на холме Г▓окли, теперь было уже недостаточно. Ндвандве надо было уничтожить. Однако их численное превосходство и талантливое руководство Сошангаана, казалось, делало это невозможным.

Но тут появился совершенно непредвиденный шанс, нечто не входившее в расчеты Чаки. Как говорится, ╚куропатка сама залетела к нему во двор╩. Сошангаан, изменив своей обычной осторожности, выделил гвардейский полк и приказал ему охранять брод, действуя сомкнутым строем. Под прикрытием гвардии должны были переправляться другие полки, развернутые фронтом к реке. Таким образом, каждый полк опять построился, как и накануне, в одну линию протяжением две тысячи ярдов. Но Сошангаан не принял мер к тому, чтобы по мере ухода полков к переправе фронт укорачивался, и сохранялась прежняя плотность боевого порядка. Эту ошибку можно объяснить только тем, что, находясь внизу, в долине, он не мог видеть, что происходит у брода.

Десять полков Чаки насчитывали примерно восемь с половиной тысяч копий. Когда около половины ндвандве переправились через реку Умлатузи, а вторая половина, за исключением гвардейского полка, прикрывавшего переправу, оставалась растянутой по фронту в две тысячи ярдов, Чака понял, что настало время действовать. Резким голосом он отдал приказ, который немедленно передали вдоль шеренг сотники и другие командиры. Несколько мгновений спустя из-за гребня возвышенности появилась, словно по волшебству вторая, ранее скрытая половина зулусского войска, которая уселась на свои щиты позади товарищей.

Оставив в резерве всего один полк, Чака бросил остальные девять на врага, проводив их словами:

≈ Встаньте, дети Зулу, ваш час настал! Встаньте и уничтожьте их всех!

Свыше семи тысяч зулусов вскочили на ноги. ╚Байете!╩ ≈ вскричали они. Семь тысяч правых ног топнули о землю, так что гул пошел. Затем человеческий вал в полном молчании понесся вниз, на врага, растянувшегося на две тысячи ярдов. Зулусы ринулись в атаку семью идеально стройными шеренгами по тысяче человек в каждой. Дистанция между рядами составляла около десяти ярдов.

На расстоянии четырех бросков копья от противника зулусы запели боевую песню. Величественные звуки ее прокатились по долине, как раскаты грома. С бега воины перешли на ритмический шаг пляски смерти. Через каждые десять шагов они притопывали правой ногой, да так, что земля содрогалась. Когда до врага оставалось не больше одного броска копья, пение внезапно прекратилось. Наступило мертвое молчание, пауза, необходимая для того, чтобы сделать глубокий вздох. Затем загремел страшный боевой клич зулусов ╚Сигиди!╩, и воины бросились на врага.

Операция закончилась очень быстро. Те ндвандве, которые не были убиты, либо оказались сброшенными в реку, либо кинулись в нее сами. Только гвардейский полк продолжал охранять брод, сохраняя плотный боевой порядок. Яростно обороняясь, гвардейцы под натиском ╚Лишенных головного кольца╩ начали без паники переправляться через реку.

Чака едва смог сдержать радость, когда установил потери ндвандве в этой первой схватке. Половина их была убита на берегу, другая потеряла копья и щиты, переплывая через реку. Многие плывущие были пронзены метательными копьями, которые зулусы подобрали на поле брани. У Сошангаана осталась только та часть армии, которая успела перейти реку до начала боя, и присоединившиеся позднее гвардейцы. Те, кто переправился вплавь, могли повлиять на исход битвы не больше чем если были бы мертвы, так как потеряли щиты и копья. И весь этот поразительный успех обошелся Чаке менее чем в тысячу человек.

Гвардейцы ндвандве понесли при переправе тяжелые потери, ибо им пришлось отчаянно отбиваться от врага. Но и зулусам не удалось закрепиться на противоположном берегу. Ндвандве контратаковали их с такой яростью, что они были сброшены в реку и отошли по тому же броду.

Тогда Чака попытался осуществить переправу на мелководных участках выше и ниже собственно брода, но ндвандве отчаянно оборонялись на широком фронте вдоль берега. Под умелым руководством Сошангаана и его помощников Звангендабы и Нк▓абы они вступали в бой с зулусами посреди реки, пока Умлатузи не покраснела от крови. Даже полк ветеранов Ама-Вомбе не смог продвинуться вперед. Экс-каннибал и будущий премьер-министр Ндлела, а также Хлати ≈ брат Мдлаки (заместитель Чаки) ≈ получили серьезные ранения.

Чака направил свой резервный полк (Фасимба) вниз по течению с задачей переправиться сначала через Мвузане, а затем через Умлатузи и нанести удар по левому флангу противника. Полк Изи-ц▓ве и другие части, которые по его приказу незаметно отошли после первой стычки, осуществили аналогичный маневр выше по течению реки.

Эти два отряда сумели обойти издали противника настолько скрытно, что ндвандве заметили опасность, только когда зулусы с тыла атаковали их фланги, а затем отбросили к центру. Новая атака очень быстро ослабила сопротивление противника у брода и мелководных участков реки, так что ветеранам полка Ама-Вомбе удалось выйти на противоположный берег и закрепиться на нем. Другие части также форсировали реку, и вскоре зулусская армия закончила переправу.

Остатки армии Сошангаана распались на мелкие группы беглецов. Зулусы яростно преследовали их и ≈ что было еще хуже для ндвандве ≈ гнали не на север, а на восток, то есть в сторону от родных мест.

Неутомимое преследование разбитого врага довершило победу Чаки. Когда наступление ночи заставило прекратить резню, Чака приказал своим наиболее свежим и мобильным полкам ≈ Мбонамби и Иси-Пези ≈ двигаться как можно быстрее к краалю Звиде, чтобы, опередив беглецов, захватить короля и его зловредную мать Нтомбази (устроившую гнусный музей черепов). За сутки полки прошли семьдесят миль и, как им было приказано, подошли к королевскому краалю, распевая национальную песню ндвандве. Полагая, что это возвращается с победой армия Сошангаана, все жители, за исключением короля и Нтомбази, высыпали навстречу. Зулусы поспешили убить пораженных ужасом женщин и детей. Узнав таким образом об угрожавшей ему смертельной опасности, Звиде успел скрыться в окрестных зарослях тростника. Нтомбази же была захвачена зулусами.

На рассвете следующего дня остальные части армии Чаки смертоносным валом прокатились по земле ндвандве, беспощадно уничтожая на своем пути людей и собак, сжигая хижины, угоняя скот.

Звиде тем временем бежал с сыновьями Сикуньяной и Сомапунгой на северо-запад, через нынешний Врейхейд. Затем он устремился прямо на север, переправился через реку Понгола, оставив Свазиленд по правую руку от себя, и перешел реку Инкомати. В верховьях этой реки он и поселился с той частью своего племени, которой удалось спастись. Двести миль отделяли его теперь от прежней родины, которая стала достоянием зулусов в качестве незаселенной территории, где паслись большие стада.

Сошангаану, сопровождаемому Звангендабой и Нк▓абой, удалось бежать с небольшим сводным отрядом. Только наступление ночи спасло их от гибели.

Полная победа Чаки над ндвандве имела для него важнейшие последствия. Одним сокрушительным ударом он раз и навсегда завоевал сан верховного вождя нгуни. Ни одно племя не оспаривало больше власть Чаки, хотя некоторые вожди пытались сопротивляться его агрессии. Единственное исключение имело место много лет спустя, когда Сикуньяна ≈ сын Звиде ≈ организовал неудачный крестовый поход против победителя ндвандве.

Чака стал преемником Дингисвайо, верховным правителем самых воинственных кланов нгуни. Власть его распространялась на более обширную область и носила более абсолютный характер. Территория в одиннадцать с половиной тысяч квадратных миль, простиравшаяся от Тугелы на юге до Понголы на севере и от реки Баффало на западе до Индийского океана на востоке, образовала теперь Великую Зулусию, которой было суждено стать ядром куда более обширной империи.

Когда зулусская армия, состоявшая первоначально из десяти полков, вышла на парад в краале Звиде, она насчитывала не больше пяти полков.

Чака поблагодарил воинов и сказал, что нет надобности искать среди них трусов, ибо все сражались, как львы. Пусть этот день будет посвящен отдыху и развлечениям, раздаче наград и пирам.

Первая награда Чаки явилась необычайным новшеством для всех нгуни. Указав на поредевшие ряды, он сказал:

≈ Те, кого здесь нет, едят землю, чтобы мы могли жить. Так неужели же мы забудем скорбящих матерей, которые породили их, допустим, чтобы их младшие братья и сестры терпели нужду только потому, что они отдали жизнь за страну зулусов? Разве нет у нас поговорки, гласящей, что желудок, полный мяса, успокаивает сердце горюющей матери? Так вот ≈ отдадим тем, кто в горе, награды, которые получили бы погибшие воины, если б остались жить, отдадим в двойном размере и обеими руками, чтобы во ртах скорбящих не было привкуса горечи, какой оставляет алоэ.

Воины разинули рты от изумления, не веря ушам своим. Почти все они потеряли близких родственников, но, несмотря на это, никому из них и в голову не приходило, что можно оказывать почести погибшим и награждать их посмертно. Вдруг словно небо раскололось ≈ такой раздался гром приветственных кликов: ╚Байете!. Чака такого еще не слышал.

Затем он перечислил награды оставшимся в живых: одинаковое вознаграждение всем воинам плюс премия за каждого убитого врага или подвиг в бою. Взводные получили вдвое больше, чем рядовые, ротные ≈ в четыре раза больше. Командиров полков Чака наградил не менее щедро, в соответствии с их заслугами. Другие офицеры высокого ранга ≈ Мзиликази, Мдлака и Мгобози ≈ получили в среднем по пятьсот голов скота.

Чака лично входил во все детали отбора и распределения скота, которым наградил своих соратников.

Прежде всего, он выбрал самых лучших животных для королевских стад. Это не было эгоистичным поступком ≈ его стада являлись национальным имуществом, казной государства, из которой можно было черпать в трудные времена. Далее, руководствуясь подлинно демократическим принципом, он отобрал лучший скот для рядовых воинов, потом для взводных и так далее. В результате этого единственного в своем роде метода распределения наиболее высокопоставленные офицеры получили самый низкорослый скот, хотя каждому из них досталось куда больше голов, чем их подчиненным. Чака, смеясь, сказал своим военачальникам, чтобы они не огорчались. Пусть радуются тому, что у них много скота, а отборные племенные быки из королевских стад, которые будут им предоставлены, быстро устранят все недостатки. К тому же, по доброте сердечной, он прибавит к этим быкам несколько лучших племенных коров. Таким путем Чака удовлетворил военачальников, рядовые же воины стали просто боготворить короля, который с такой справедливостью заботился об интересах простых людей.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top