Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Зулус Чака. Возвышение зулусской империи

Э. А. Риттер

Глава 18. Война с тембу. Новый Булавайо. ╚Черепаха╩ Чаки. В Натале восстановлен порядок. Измена Мзиликази

Зимой 1820 года Чака направил послов на запад от реки Баффало ко двору Нгозы, верховного вождя тембу, победителя кузе, мбата, ситоле, нтули, беле и других. Послы передали его слова: ╚Давай мы, двое могучих, объединим наши силы и станем править миром в согласии╩. Нгоза вызвал к себе некоего Сигвегве, известного своим мужеством, и приказал:

≈ Ступай к Чаке и скажи ему, чтоб готовил копья. Возьми с собой тростник и воткни перед ним в землю как символ.

Смысл этого символа состоял в том, что даже вечно гнущийся тростник может стоять прямо перед королем зулусов. То было объявление войны, притом в оскорбительной форме.

Чака велел дать посланцу столько пива, сколько тот сможет выпить, и подарить ему трех жирных быков: одного для питания в пути и двух в качестве дара, а потом сказал Сигвегве:

≈ Ступай к Нгозе и передай ему, чтоб он ждал меня после новолуния. ╚Тот, кто, обращаясь к другим, ожидает ответа╩ сделал ему дружеское предложение, но он отверг его дружбу. Пусть знает, что светило, которое он увидит после полнолуния, это не месяц, а Чака.

Вернувшись к Нгозе, Сигвегве сказал:

≈ Вот я несу его (врага) на спине.

Нгоза так же хорошо понял эту метафору, как Чака ≈ значение тростника. Поэтому он направил срочное послание Мац▓ингвану ≈ вождю ц▓уну, прося его взять под свою охрану броды в нижнем точении реки Баффало. Он же, Нгоза, преградит путь противнику в верхнем течении реки, у горы Хлазакази. Весь скот племени вместе с женщинами и детьми был укрыт на нравом берегу нижней Баффало, во владениях ц▓уну.

Зулусское войско было разделено на две части, видимо, для того, чтобы оно могло действовать на обоих флангах армии тембу, во главе которой стоял Нгоза. Одна часть двинулась по равнине и прошла через область ц▓уну. Воины ц▓уну, охранявшие броды, под напором зулусов отступали до тех пор, пока не оказались далеко за рекой Тугелой. Там их не мог настигнуть враг. Чака впервые избрал роль зрителя и расположился на одной из вершин гряды холмов Г▓удени. Вероятно, он сделал это для того, чтобы иметь возможность как можно лучше наблюдать за продвижением обеих частей своего войска.

Разделение зулусской армии несомненно преследовало одну цель: не дать Нгозе спастись бегством, если его войска будут разгромлены. Со стратегической точки зрения план имел свои достоинства, но был сопряжен с немалым риском.

Та часть зулусской армии, что двигалась по низменности, случайно наткнулась на беззащитных женщин и детей тембу, которые вместе со стадами племени были тщательно спрятаны в зарослях, тянувшихся вдоль реки Баффало. Большинство их было убито или захвачено в плен.

Вторая часть армии перевалила через гору Эсипези и перешла реку Баффало у холма Хлазакази, где встретилась с объединенными силами тембу и их союзников. Зулусам удалось форсировать реку Баффало, но в сражении, которое разыгралось у столицы тембу, им был нанесен сильный урон. Нападающим пришлось отступить и переправиться через Баффало в обратном направлении. Только замечательная дисциплина зулусов и хладнокровие Мдлаки, командовавшего войсками, предотвратили полный их разгром.

Между тем Чака со своего наблюдательного пункта (на вершине одного из холмов гряды Г▓удени) пристально всматривался в глубокую, широкую и сильно пересеченную долину Баффало, лежавшую у его ног. Местами она была покрыта густыми зарослями колючих кустарников, кое-где виднелись одинокие деревья мимозы. Он устремил свой взор направо, в сторону столицы тембу, которая лежала где-то за холмами, окаймлявшими долину с запада, а затем налево, где действовала часть его войск, отделенная от другой расстоянием в добрых двадцать миль.

В то время как Чака, окруженный немногочисленным штабом, всматривался в даль, на вершине в сопровождении сильного отряда появился Джобе ≈ вождь племени ситоле и союзник Нгозы (его владения прилегали к гряде Г▓удени). Ни Джобе, ни Чака не отличались одеянием от зажиточного старейшины, а высокий рост Чаки не был заметен, так как король сидел на корточках.

Обменявшись приветствиями, каждый из них, по обычаю нгуни, сообщил, куда и с какой целью направляется. Однако хронисты не зафиксировали, что именно было сказано. Оба вождя провели большую часть дня на вершине холма, обсуждая текущие события и обмениваясь откровенными замечаниями по поводу недавно появившегося зулусского выскочки Чаки. При этом они говорили, какие надежды связывают с конфликтом, и напряженно всматривались в западную часть горизонта.

Беседу их прервал запыхавшийся и взволнованный гонец, который доложил Чаке:

≈ О, король, наше войско отброшено и продолжает отступать.

Чака поднялся, как башня гнева, ╚разъяренный словно лев, попавший в сеть╩, и громовым голосом приказал ╚убить глупого болтуна╩ ≈ злополучного гонца, который одновременно раскрыл его обман и поведал о позорном поражении. Несчастный стоял как вкопанный и, объятый ужасом, смотрел на Чаку. К гонцу подошел палач и тяжелой палицей раскроил ему череп. После этого Чака величественно проследовал к броду через реку Баффало, сопровождаемый своей свитой. Он даже не соизволил взглянуть на Джобе, а тем более попрощаться с ним.

╚И глаза Джобе раскрылись, и он узнал его; и весь остаток дней своих он не переставал славить своих духов-хранителей, спасших его от того, чтобы └ступить ногой в это". Но, дав Чаке уйти, когда он мог расправиться с ним, Джобе навлек на себя проклятия друзей-тембу. Однако Чака всегда был к нему милостив╩.

Даже издалека Чака разглядел, что у брода, где Мдлака приостановил победоносное продвижение войск Нгозы, развернулась ожесточенная битва. Чака был разъярен до предела, особенно потому, что осторожный Мдлака не советовал ему делить армию на две части. Если та половина, которая двигалась по равнине, не будет иметь успеха, игру придется считать проигранной, а результаты этого дня ≈ унизительными.

Тут прибыли гонцы из этой части войска ≈ ею командовал Нзобо (Дамбуза) и его помощник Ндлела. Они доложили, что весь скот тембу захвачен и угнан, а большая часть женщин и детей уничтожена или взята в плен. Чака смягчился. Ведь эти результаты компенсировали потери, понесенные частями Мдлаки, и к тому же Мдлака, по-видимому, сумел удержаться у брода.

Поздно вечером Нгоза прекратил боевые действия и отошел к своей столице. Зулусы тоже отошли, чтобы соединиться с другой половиной войска и тем самым сохранить захваченный скот. Обе части встретились близ холма Эталени (Плоская вершина) в современном округе Нкандла. На следующий день Чака отдал приказ: выявить и судить всех трусов и уклонявшихся от боя. Каждый воин, который не мог предъявить ассегай павшего врага, попадал под подозрение и должен был доказать, что сражался храбро.

В конце концов около пятидесяти несчастных были сочтены виновными и казнены на виду у всей армии [+1].

После этого перед строем провели захваченных женщин и детей тембу. Чака знал, что теперь, когда женщины и скот в его руках, за ними вскоре последуют многие мужчины тембу, а если они не явятся, он сам найдет женщинам новых мужей, и таким образом это племя быстро сольется с новой нацией, которую он создавал. Он особенно дорожил тембу, которые, подобно зулусам, принадлежали к настоящим нгуни нтунгва [+2].

Скота зулусы захватили много, но несравненно меньше, чем за год до того в войне с ндвандве.

Победа, добытая дорогой ценой, не обманула Нгозу. Понимая, что вторичное столкновение с войсками Чаки закончится для него менее благополучно, он решил покинуть родные места. Передвижения тембу, мбата и кузе сопровождались обычными в таких случаях зверствами.

Чака не стал преследовать быстро уходившего Нгозу с его тембу. Он решил построить новую столицу, более достойную короля Великой Зулусии. Для этого Чака выбрал место на южных склонах долины нижней Умлатузи. Здесь, на обширном пространстве, усеянном мимозами (древовидными акациями), и была сооружена новая столица, которая, как и первая, получила название Булавайо.

╚Новую столицу вполне можно уподобить гигантской тарелке, покоящейся на широком пологом склоне (направо от современной дороги Эшове ≈ Эмпангени), примерно в семнадцати милях от прежней дороги. Там, где был вход в столицу, растет дерево умкиваан (дикая смоковница). Застроенная территория представляла собой пологий круглый участок шириной в милю. Вокруг столицы тянулась ограда. Полторы тысячи жилищ (хижин) окружали открытый центральный загон для скота, тоже огороженный. В верхнем выгороженном сегменте круга находилась священная резиденция короля и толпы прислуживавших ему девушек. Хижины по обе стороны от нее были заняты двумя тысячами холостых воинов. Главный вход в крааль представлял собой широкий проем в нижнем конце внешней ограды. Через него входили и выходили мужчины и скот. В священной части, предназначенной для короля, имелось два малых входа, каждый из которых охранялся часовым. Одним из них мог пользоваться только король, другой предназначался для его девушек. Король имел также собственный вход во внутренней ограде, окружавшей скотный двор. Этот проем находился непосредственно против хижины Большого совета. Широкий главный вход всегда охранялся караульной ротой, в составе которой находилось несколько офицеров. Комендантом всего крааля был Мбопа, строго следивший за выполнением правил этикета и поддержанием порядка╩.

Уборных у зулусов не было. Их заменяли специально отведенные в кустах участки для мужчин и женщин. Участки эти всегда находились значительно ниже источников и рек, из которых брали воду для питья. Вместо туалетной бумаги пользовались пучками травы или мягкими листьями.

По ночам сотни гиен и шакалов ╚очищали╩ эти участки. Днем хищники укрывались вдалеке, а потому их собственные экскременты рассеивались на обширной территории и уничтожались навозными жуками, странствующими муравьями и горячем африканским солнцем, которому помогали ветер и дождь. В дневное же время на участках, отведенных для удовлетворения естественных потребностей, подвизались в первую очередь вороны.

Может возникнуть впечатление, что огромный скотный двор, находившийся в самом центре столицы, отравлял воздух зловонием. На самом деле это не так. Если скот питается одной лишь травой, навоз почти не издает запаха. К тому же он быстро высыхает. Поэтому в зулусском загоне для скота обычно пахнет лучше, чем, скажем, в конюшне. Напротив, навоз скота, который кормят по европейскому образцу концентратами, турнепсом, огородной капустой и т. п., крайне неприятен для обоняния людей. Мне хочется особенно подчеркнуть это обстоятельство, ибо европейцы ≈ даже большинство тех, кто живет в Южной Африке, ≈ никак не могут понять, почему там и в наши дни коровий помет широко употребляется для натирки земляных полов в хижинах, школах и церквах. В степи, где не хватает древесного топлива, из коровьего помета, кроме того, делают брикеты, которые горят не хуже, чем торф; они быстро высыхают на каменных оградах краалей.

Помимо всего прочего загон для скота играл у зулусов роль гигантской мухоловки. Дело в том, что мухи кладут яйца в свежий коровий помет. Но прежде чем личинки успевали развиться, бесчисленные копыта затаптывали их на глубину нескольких дюймов, в сухой навоз.

Как только сооружение нового Булавайо было завершено, Чака построил для своей матери Нанди такой же крааль, но гораздо меньших размеров. Находился он на широкой плоской вершине холма в трех милях к юго-западу от нового Булавайо. Крааль этот почти опоясывали речки Эматеку и Эмбузаан. К востоку от него находился холм Эмпонго. Назвали крааль Эмкиндини (Пояс), но наименованию селения, существовавшего прежде между рекой Мфуле и современным Мелмотом. Старым Эмкиндини управляла незамужняя дочь Нанди ≈ Номц▓оба, родная сестра Чаки. Читателю будет полезно запомнить топографию нового Эмкиндини, ибо шесть лет спустя там разыгралась одна из величайших трагедии истории.

В оставшиеся месяцы 1820 года и в первой половине 1821 года Чака не предпринимал походов и занимался организацией своих владений. Он всячески поощрял тех, кто переселялся в опустевшую область ндвандве и другие малонаселенные районы. Все это время он никого из соседей не трогал. Однако сразу же после уборки урожая 1821 года ≈ в мае или июне ≈ сильное племя ц▓уну, изменившее союзу с тембу, решило переселиться. В результате через весь Натал ≈ от реки Тугелы на севере до реки Умзимкулу на юге ≈ протянулся широкий кровавый след. Ц▓уну оставляли за собой лишь развалины и горе.

Узнав об опустошениях, произведенных в Натале племенем ц▓уну, Чака с большим отрядом отправился к своей южной границе на разведку. Здесь он форсировал Тугелу, проник на несколько миль в глубь Натала и двинулся вдоль правого берега реки. Никакого сопротивления он не встречал, пока не достиг высокой горы Описвени, где находилась твердыня клана Попета. Вершина этой одиноко стоящей горы имела круглую форму и обрывалась отвесно. Она служила безопасным и неприступным убежищем для членов клана. Отсюда вождь их Мшика (он же Мапинда), сын Кондлваана, осыпал камнями своих противников. Забирались в это убежище с помощью лестницы, по ней же поднимали корзины с продовольствием. Воду брали из источника наверху. Чака с интересом рассматривал естественную крепость и ╚бабуинов╩, которые насмехались над ним, чувствуя себя в безопасности в своем пристанище.

Мдлака посоветовал ему уйти подобру-поздорову. Мгобози презрительно фыркнул и спросил, к чему зулусскому войску охотиться по неприступным скалам за ╚бабуинами╩. Все командиры сошлись на том, что крепость взять невозможно, даже если ее никто не обороняет. Это только раздражало Чаку. Видя это, Мгобози мрачно заметил:

≈ Ты думаешь о жиряках [+3] и бабуинах, отец мой, а не о воинах.

Чака, однако, уперся на своем, еще раз обошел гору и нашел решение. Его острый глаз обнаружил уязвимое место в системе обороны, и он тотчас же вернулся в лагерь, чтобы подготовиться к штурму.

По его приказу было заколото несколько быков, не столько ради мяса, сколько ради шкур. Из них немедленно наделали длинные ремни. Круговой надрез сначала шел вдоль края шкуры, а заканчивался в центре, поэтому получался очень длинный ремень шириной один дюйм, который затем делили на куски по пятьдесят футов. Сырые ремни были очень эластичными. Несколько лучших воинов получили приказ привязать к концу ремня камень и поучиться забрасывать его на самые высокие деревья. Другим было велено укрепить на спине щит и ассегай и карабкаться по ремням вверх. Трюки, которые они при этом выделывали, вызвали много добродушных шуток, особенно когда Мгобози сравнил верхолазов с бабуинами и заметил, что теперь-то они себя покажут. Воины, которые карабкались лучше других, были выделены в особый отряд. Затем Чака построил все свое войско в пять плотных колонн. Те, кто стоял во внутренних шеренгах, держали щиты над головой, так что над всей колонной образовалась крыша; те, кто был на флангах, прикрывали бока, обращенные наружу, щитами, передняя шеренга вытянула их вперед. Это очень напоминало tortoise (черепаху) Цезаря. Когда учения закончились, воинов на время отпустили.

Наконец Чака отобрал нескольких старших у-диби и велел показать воинам, как взбираться на высокие деревья с помощью длинных ремней и даже без них. Кроме того, он приказал им учиться подтягивать ремни тонкими веревками. У-диби с энтузиазмом выполнили приказ и достигли отличных результатов.

На рассвете Чака предпринял с разных сторон ≈ особенно там, где пепета имели обыкновение подниматься по лестнице,≈ ряд ложных атак на крепость, чтобы отвлечь внимание противника. Колонна же, предназначенная для настоящей атаки, задолго до рассвета исчезла из виду, укрывшись в густых зарослях на нижнем конце оврага, который разрезал гору от вершины до основания. На уровне естественного эскарпа, окружавшего гору, в овраге зияла пропасть, которая, казалось бы, исключала возможность штурма с этой стороны. Однако по краям пропасти, откуда после сильных дождей низвергался водопад, росли удобно расположенные кусты и деревья.

Ловкие у-диби с большим трудом поднялись вверх по оврагу: во многих местах им пришлось забрасывать на ветви деревьев, росших выше, веревки с камнями. К ним привязывали легкие канаты, и с их помощью мальчики подтягивали наверх увесистые ремни из сыромятной кожи. Растительность, а местами и выступы скал совершенно скрывали зулусов от тех, кто с вершины горы осматривал окрестности. Постепенно в нужных местах было закреплено несколько прочных ремней. Благодаря этому колонна, состоявшая из трех рот (╚черепаха╩), медленно, но верно преодолела почти отвесную стену и построилась наверху под прикрытием кустарников. Времени на это ушло немало, и когда был закончен подъем, уже почти наступил полдень. Чака в это время отвлекал внимание пепета на другой участок и принимал на себя все оскорбления, какие только могли измыслить люди этого племени, не говоря уже о камнях, которые они скатывали на псевдоштурмовые отряды.

Тем временем настоящая штурмовая колонна двигалась вперед, оставив у закрепленных ремней в резерве у-диби и отряд воинов. Вскоре колонна очутилась в глубоком овраге, напоминавшем ущелье с отвесными стенами высотой сорок-пятьдесят футов. Дно оврага имело примерно такую же ширину и нигде не поднималось так круто, чтобы по нему можно было скатывать камни. В сущности, овраг представлял собой наклонный желоб с более или менее ровным дном. Большие камни, сброшенные сверху, летели бы прямо вниз и оставались там, где упали, по краям оврага, не причиняя вреда колонне, совершавшей подъем посередине. Впрочем, кидая в зулусов мелкие камни и метательные копья, защитники крепости могли бы превратить ущелье в смертельную западню.

Едва зулусская колонна миновала кусты, которые маскировали ее в нижней части ущелья, как ее заметили сверху несколько женщин пепета. Они немедленно подняли тревогу, и вождь Мшика поспешил послать воинов, а также всех женщин и детей, способных переносить камни, на скалы, тянувшиеся по обеим сторонам ущелья. Зулусы (их было около трехсот человек) немедленно образовали ╚черепаху╩, как им было показано накануне, и продолжали неуклонно двигаться вперед. Их построение походило скорее на приготовившегося к нападению армадилла [+4], нежели на черепаху. Но сами они называли его ╚тысяченожкой Чаки╩.

На ╚тысяченожку╩ обрушился град метательных копий, палиц и камней величиной от кулака до половины кирпича, но шестьсот ног ее стоически и ритмично продолжали двигаться вперед. Вскоре, однако, число их стало уменьшаться: один за другим воины выходили из строя и опускались на землю. Щит упавшего немедленно поднимал его сосед: в крыше и стенах, образованных всеми щитами колонны, не должно было оказаться дыр.

Раненых, лишавшихся таким образом прикрытия, легко было прикончить, бросая в них по старинному библейскому примеру камни со скал.

Все пепета, которые могли бросать камни, расположились на скалах по обе стороны ущелья. В племени насчитывалось около тысячи человек, из них боеспособных было семьсот. Ничто, кроме построения в виде тысяченожки, не помогло бы зулусам пройти через это испытание.

╚Тысяченожка╩ размеренным шагом двигалась вперед, словно не обращая внимания на град камней и метательных орудий. Когда она достигла верхнего конца ущелья, ее потери составляли около одной шестой состава. Там ее встретили двести воинов пепета, выстроившихся в несколько шеренг от одной стены ущелья до другой. Зулусская колонна медленно, но верно, протаранивала себе путь сквозь гущу врагов, и, наконец прорвалась к открытой вершине, разрезав строй пепета надвое. Мужество отчаяния не могло возместить защитникам крепости отсутствие выучки и недостаток опыта. К тому же на стороне зулусов было и преимущество численное, так что организованное сопротивление вскоре прекратилось. Началось всеобщее sauve qui peut [+5]! Но где спастись? Подавляющее большинство пепета в панике разбежались во все стороны, преследуемые разъяренными зулусам. А все направления на этой вершине вели к пропасти глубиной двести футов.

≈ Вот они идут, ≈ произнес Чака с сардонической усмешкой, завидев женщин и детей, которые появились на вершине скалы напротив него; бегущих неотступно преследовали зулусы. Некоторые пепета повернулись и грудью встретили окровавленные копья, остальные спрыгнули в пропасть на верную гибель. Падали они с громким криком. Вопль прерывался глухим звуком разбившегося тела, за которым наступала тишина.

Штурм крепости Описвени еще больше поднял престиж Чаки. Теперь, казалось, не было ничего невозможного для зулусского оружия.

Тот факт, что сотни мужчин, женщин и детей бросились с горы в пропасть, предпочтя такую смерть зулусским ассегаям, породил миф, получивший широкое распространение, будто Чака имел обыкновение уничтожать этим способом не только отдельных лиц, но и целые племена. Вот откуда происходят фантастические россказни про едва ли не все пропасти и водопады в Зулуленде [+6] и большей части остального Натала и Пондоленда. Утверждают даже, что Чака практиковал этот вид казни в трех краалях, служивших ему резиденциями: старом и новом Булавайо и Дукузе. Изучение топографии территории, где располагались эти краали, показывает, что палачам вместе с осужденными, а также злорадствующему Чаке пришлось бы каждый раз покрывать расстояние в пятнадцать-двадцать пять миль, чтобы достигнуть утеса или водопада, пригодного для этой цели. Нет ни малейших доказательств того, что Чака казнил хотя бы одного человека, приказав сбросить его в пропасть или водопад.

Примечания

[+1] Ср. с действиями Цезаря, который приказывал казнить в некоторых легионах каждого десятого.

[+2] Науни различают у себя несколько более мелких подразделений, одним из которых является группа кланов нтунгва ≈ Примеч. пер.

[+3] Жиряк ≈ самое мелкое из копытных животных, величиной с кролика, живет в горных местностях. ≈ Примеч. пер.

[+4] Армадилл, или твердопанцирный броненосец, ≈ небольшое млекопитающее, живет в горах ≈ Примеч. пер.

[+5] Спасайся, кто может (фр.) Примеч. пер.

[+6] Зулуленд ≈ в данном случае резерват в современном Натале, созданный колонизаторами на территории разгромленного ими зулусского государства. ≈ Примеч. пер.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top