Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Зулус Чака. Возвышение зулусской империи

Э. А. Риттер

Глава 22. Смерть воина

Однажды в начало октября 1826 года Чака сидел в Булавайо, окруженный своими советниками. Он сокрушался о том, что нация, лишенная такой тренировки, как война, вырождается. Но вдруг перед ним предстал гонец. Воин задыхался от усталости и был весь в поту. Он принес волнующую весть о том, что все войско возрожденной северной конфедерации ндвандве во главе с Сикуньяной приближается к границе. Вместе с ним движутся женщины и гонят скот, так как Сикуньяна намерен отвоевать владения ндвандве, утраченные отцом его Звиде.

Чака пришел в восторг и немедленно отдал приказ о всеобщей мобилизации. Затем он вызвал из округа Мфуле своего главного военного врачевателя Мг▓алаана, чтобы тот провел опрыскивание воинов. Кроме того, король хотел поблагодарить его за правильное предсказание действий Сикуньяны ≈ наследника Звиде.

По сообщению Фина, Мг▓алаан ╚обработал╩ более сорока тысяч воинов: из них тридцать тысяч состояли на действительной службе, а остальные, получившие в свое время разрешение на брак, находились в запасе. Обработка знахарскими зельями обязательно, притом немедленно, давала нужные результаты (разумеется, по убеждению зулусов). В данном случае она и в самом деле имела успех. Не успела еще армия выступить в поход, как врага охватил трепет, и он отошел на расстояние по крайней мере двух дней марша. Как ни странно, Чака узнал об этом благодаря доброму предзнаменованию ≈ настоящему дождю из цветочных лепестков. Разумеется, только сам Чака мог так истолковать это знамение. Айзекс сообщает, что он и товарищи его ≈ европейцы ≈ сидели на земле перед входом в хижину Чаки, как вдруг заметили, что с кустарника, росшего поблизости, слетело множество белых цветочков. Лепестки носились в воздухе над всем краалем, пока задувший ветерок не унес их вдаль.

╚Король попросил нас объяснить это явление, но, увидев, что мы в растерянности, сказал: └Это знак того, что враг отступил". Пока мы с ним беседовали, прибыл гонец, подтвердивший этот факт.

В ставку Чаки был срочно вызван └английский отряд мушкетеров". Он состоял из всех белых, поселившихся в Порт-Натале, и находившихся там моряков. Отряд получил указание ни в коем случае не оставлять в тылу свою волшебную палатку, не говоря уже о громобоях (большая часть ружей нуждалась в ремонте, к тому же не хватало пороха). └Ага! ≈ воскликнул Чака, увидев, что белые разбили палатку. ≈ Если уж это не заставит ндвандве оцепенеть от страха, то, значит, они ничего не боятся. Впрочем, я уверен, что победа будет легкой". Он был до такой степени убежден в эффективности палатки, что тут же отпустил └отряд мушкетеров", освободив его от дальнейшей службы. Европейцы побрели обратно в Порт-Натал, и только Фин отправился с Чакой и участвовал в великой битве при Ндодолваане╩.

Чака шел в авангарде главных сил, Нзобо и Ндлела командовали флангами. Вторую, меньшую часть войска он подчинил Мдлаке. Мгобози находился подле Чаки. Войска проходили в среднем сорок миль в день. На низменных равнинах зулусы страдали от жары, жажды и пыли, а во время ночных привалов на возвышенностях нынешнего округа Врейхейд дрожали от холода.

Таким образом, войскам пришлось в течение нескольких суток испытывать большие лишения, пока наконец они не достигли реки Понголы и не перешли ее вброд. Эта река считалась северной границей собственно государства зулусов. Далее воины направились к реке Эм-Томбе и расположились на отдых в лесу, устроив себе из веток, покрытых листьями, удобные заслоны от ветра. Поблизости стояли, как близнецы, два холма: Ндололваан и Нц▓ака. На склоне первого, почти у самой скалистой вершины, выстроилось войско ндвандве, выше находился скот, еще выше ≈ женщины и дети.

На следующий день, вскоре после восхода солнца, Чака и его штаб тайно вышли из леса и с целью рекогносцировки поднялись на холм Нц▓аку. Чака быстро убедился, что шпионы его не преувеличивали, донося о чудовищной мощи и численности врага. Ему необходимо было противопоставить такое же чудовищное по силе наступление. Сикуньяна избрал очень сильную позицию, которую нельзя было обойти ни с флангов, ни с тыла. Из находившихся с ним сорока тысяч человек, по словам Фина, не меньше половины составляли воины, ибо Сикуньяна взял с собой не всех женщин и детей. С Чакой же было свыше двадцати тысяч воинов, не считая у-диби, и столько же вел Мдлака, так что общая численность зулусской армии достигала сорока тысяч человек. Однако Мдлака находился далеко на северо-западе, осуществляя охватывающий маневр.

Вернувшись после полудня из разведки, Чака собрал зулусские полки и обратился к ним с вдохновенной речью. Он рассказал о том, что увидел у врага и чего ожидает от своих людей, и предложил добровольцам проложить путь сквозь сомкнутые ряды противника.

Мгобози, который в это время осматривал ряды воинов, не мог, конечно, упустить такую возможность броситься в самую гущу боя. Брайант пишет: ╚Тут из рядов выбежал Мгобози, этот храбрец, не имеющий себе равных. Он яростно, словно безумный, запрыгал, дико размахивая щитом и нанося копьем направо и налево смертельные удары невидимым врагам. На местном наречии вся эта дикая жестикуляция именуется гийя. Очистив поле боя от воображаемого противника, он остановился, широко расставив ноги, и, с трудом переводя дыхание, обратился к собравшимся: └Так копье мое проложит мне путь сквозь ряды врага, и я либо выйду ему в тыл, либо погибну. Так должны поступить все мы ради отца нашего"╩.

Все слышали эти слова Мгобози, и Чака не мог не поддержать своего любимца, иначе честь последнего была бы затронута. Однако король очень встревожился за своего старого друга.

Примеру Мгобози последовали другие храбрецы. На следующий день они должны были пробить брешь в строю противника и вдохновить своим подвигом, остальных воинов.

В этот вечер Чака, Мгобози и Нг▓обока, вождь сокулу, сидели втроем у небольшого костра и вели беседу. Чака был молчалив и печален. Он был уверен, что на следующий день Мгобози погибнет, но не мог спасти друга. Мгобози сказал королю:

≈ Отец мой, все мы рано или поздно умрем, и если настал мой час, ничто не может отдалить его. Лучше, гораздо лучше пасть, когда радость боя наполняет сердце, чем подохнуть в краале от старости или как больной бык. Я жил с копьем в руках, от него и погибну. Это смерть, достойная мужчины. Ты не лишишь меня ее, ведь ты не только отец, но и друг мне.

≈ Нет, Мгобози, но мне тяжело расставаться с тобой.

Чака послал за пивом и, отпив немного, передал горшок Нг▓обоке.

≈ Нам много не нужно, ≈ сказал он. ≈ Сегодня ночь Мгобози.

≈ Нобела предсказала мой конец, ≈ весело болтал неуемный Мгобози, ≈ а она кое-что знала. В последний миг она поняла, что мне не по сердцу такая жестокость, как вбивание колышков, что я за быструю казнь. Впервые в жизни я заметил, что взгляд ее смягчился, и она посмотрела на меня, как мать. Потом она сказала, что мне нечего бояться, что я умру самой славной и завидной смертью, какая только возможна в стране зулусов, и буду осыпан почестями. А еще она сказала, что духи предков царствующего дома зулусов устроят большой праздник в честь меня, своего приемного сына, и позаботятся о том, чтобы я приятно проводил время в преисподней.

Затем Мгобози совершил необычный поступок: опорожнив очередной горшок с пивом, он отказался приняться за следующий.

≈ Нехорошо будет, если ╚ребята╩ увидят меня ╚пасущим коз╩ накануне битвы. К тому же благодаря щедрости моего отца я полон пивом до самой глотки. Да и не следует засиживаться в гостях дольше, чем это приятно хозяину, а я знаю, что отцу моему надо остаться наедине со своими мыслями и обдумать, как нам действовать завтра. Я жду его приказания.

≈ Счастливого пути, Мгобози С Холма! Счастливого пути, сын клана Мсане, который так хорошо обучал мои полки! Ты был мне самым дорогим другом.

≈ Счастливо оставаться, отец мой. Счастливо оставаться и тебе, вождь сокулу. ≈ С этими словами Мгобози удалился во мрак ночи и пошел к себе спать.

Чака и Нг▓обока молча поглядели ему вслед. Говорить им было не о чем, каждый и без слов знал мысли другого.

Ндженгабанту Эма-Бомвини и вождь Сигананда Ц▓убе, который в качество личного у-диби Чаки участвовал в великой битве, разыгравшейся на следующий день, рассказывают о ней следующее.

В первой же схватке Мгобози и многочисленные воины, энергично помогавшие ему, врезались клином в строй ндвандве. Натиск их был настолько яростным, что они прорвались сквозь всю толщу войск противника, включая и полки ветеранов, находившиеся в тылу. Выполнив таким образом свою задачу, они очутились перед огромной скалой, какие часто встречаются на верхушках крутых холмов. Когда-то они и отделились от этих верхушек. Когда ветераны ндвандве ринулись на зулусов, Мгобози и его отряд смельчаков встали спиной к скале. Они едва успели передохнуть, как ндвандве сблизились с ними, и начался бой невиданной ожесточенности. Ветераны ндвандве были страшно разъярены, так как узнали Мгобози, убившего в битве на холме Г▓окли большинство их принцев.

Мгобози был в наилучшей форме. Правда, он получил уже несколько ран, но они не задели кости, и он почти их не замечал. Отрезанный от зулусского войска, буквально прижатый к стене, он вместо обычной своей слепой кровожадности стал проявлять рассудительность, быть может, потому что чувствовал ответственность за ╚ребят╩, которые последовали за ним. На этот раз он вел себя как настоящий командир на поле боя и построил своих воинов в плотный полукруг, замкнутый скалой. Так они встретили атаку ндвандве. Воины блестяще действовали копьем, недаром они были знаменитыми удальцами, и Мгобози ворчливо выразил свое одобрение им. Первый натиск противника разбился об ожесточенную оборону зулусов. Ндвандве отошли. Тогда Мгобози подтянул полукруг ближе к скале, чтобы заполнить бреши в своем строю. Эта пауза совпала с затишьем на участке, где действовали главные силы.

Немного передохнув, Мгобози закричал, обращаясь через головы ндвандве к основной массе зулусов, которая находилась менее чем в ста ярдах от него:

≈ Мы тут взяли быка за яички. А вы колите его в грудь!

╚Ребята╩ Мгобози, находившиеся впереди, узнали голос своего любимого учителя. В ответ на эту типичную для него тираду послышался восторженный рев, и схватка возобновилась.

Сигиди! ≈ заорали зулусы впереди.

Сигиди! ≈ откликнулись, как эхо, Мгобози и воины его маленького отряда.

Нгадла! Нгадла!(Я поел! Я поел!)

Торжествующие крики воинов, наносящих смертельные удары, были теперь единственными членораздельными звуками, которые не заглушались шумом битвы. Топот ног, стук и треск сталкивающихся щитов, глухие удары копий, сопровождающиеся стонами умирающих, сливались в неописуемую какофонию. Она вздымалась над морем колышущихся перьев, которыми были украшены головы сорока тысяч отчаянно бившихся воинов.

Полукруг героев во главе с Мгобози зловеще сжимался по мере того, как воины падали по обе стороны от своего командира. Но прежде чем расстаться с жизнью, они производили страшные опустошения в рядах противника, и больше всех ≈ сам Мгобози, у которого теперь кровь лилась из многих ран. Он молчал, стараясь сберечь силы.

Бой сменился новым затишьем. Как и вторая схватка, оно продолжалось гораздо дольше первого.

Из отряда Мгобози уцелело только шестеро, включая его самого. Все они были тяжело ранены. Отдышавшись, он принялся хвалить своих товарищей.

≈ Ну и бой! ≈ хрипло воскликнул он.≈ Вот чего я всегда хотел. ≈ Затем добавил, усмехнувшись: ≈ Не худо бы сейчас выпить горшок пива. Я мог бы осушить его залпом. Это было бы неплохое прощание с жизнью, ведь в следующей схватке мы все станем есть землю. Для нас не взойдет больше солнце, но я во всяком случае не жалею об этом. Я жил с копьем в руке, от копья и умру. Так оно и будет. Посмотрите, какую ╚циновку╩ из тел мы себе приготовили. Это ложе, достойное короля, и вы все ≈ короли. Наши враги тоже мужчины и хорошо бились, но им не очень-то хочется опять схватиться с нами, хоть нас теперь и немного и нет ни одного, кто не был бы изувечен. Затишье было долгим. Мгобози и его раненые товарищи тяжело опирались на щиты. В двенадцати ярдах от них стояли враги, глядевшие на них со смесью ненависти и восхищения.

≈ Отец мой, мы с радостью умрем вместе с тобой. Кто же захочет жить без тебя? ≈ сказал Машайя (Наносящий удары).

≈ Спасибо тебе, Машайя, ≈ ответил Мгобози. ≈ Твои слова вкладывают камень в мой желудок, потому что мне не хотелось тащить вас на верную смерть. А теперь, дети мои, давайте попрощаемся. Враги начинают шевелиться и скоро ринутся на нас. Это будет наш последний бой. Пошлем через их головы прощальные слова нашим братьям ≈ и пусть это будут слова ободрения, так как еще один удар заставит быка ндвандве опуститься на колени. А затем восхвалим нашего короля. Больше я ничего не скажу, дети мои, ибо чувствую, что меня охватывает бешенство боя, и весь мир уже кажется мне красным, как та кровь, что льется из моих ран. Ну, а теперь все разом:

≈ Зулус! Самый настоящий! Привет тебе, король королей! Да исполнится воля твоя!

≈ Наш Мгобози все еще там, ≈ заревело зулусское войско. ≈ К оружию, спасем его.

Сигиди! загремели Мгобози и горсть оставшихся при нем воинов с львиными сердцами. Закипела последняя схватка.

Мгобози пришел в неистовство. Он казался воплощением самого бога войны, обезумевшего от боя. Он бросался на врагов и валил их с такой беззаветной смелостью, с таким смертоносным проворством, что они нередко расступались перед ним. Ндвандве были охвачены смятением. Тогда их удальцы стали нападать на Мгобози по двое, по трое. Пока он отбивался от них, все его товарищи пали один за другим, за исключением Машайи. И он и Мгобози были серьезно ранены, но это словно бы и не мешало им. Прислонившись спиной к скале, они все еще грозили смертью врагам, которые глядели на них с удивлением. Ндвандве предприняли новую атаку, но снова были отброшены двумя охваченными яростью воинами. Однако Машайя получил смертельное ранение в легкие. Ловя ртом воздух, он молча посмотрел на Мгобози. Из ноздрей и горла его полилась кровь. Не произнеся ни слова, он упал на землю и испустил последний вздох.

Мгобози остался один. С уст его срывалась кровавая пена, безумные глаза были красны, как кровь, грудь бурно вздымалась. Так он ожидал последней схватки, уже видя приближение атакующей зулусской армии.

Ндвандве с воплями кинулись на него, но старый воин встретил их, как целая стая африканских волков (диких собак). Снова и снова он направо и налево разил врагов. Снова и снова их копья протыкали его насквозь, но и за те полминуты, на протяжении которых жизнь покинула его вместе с кровью, хлеставшей из зияющих ран, он успел нагромоздить вокруг себя новую гору трупов. И так неукротимый воин опустился в море своих врагов. Мгобози не стало.

Торжество ндвандве было недолгим, мщение приближалось. Вдохновленная бессмертным героизмом последнего боя Мгобози, зулусская армия неутомимо пробивала себе путь через редеющие ряды ндвандве. Вскоре после смерти героя лавина мстителей прокатилась мимо его трупа, тесня отступающих ндвандве к вершине холма.

Пока шел бой, зулусы не теряли времени на заботы о павших, это запрещалось их спартанским кодексом. Воины, преследовавшие ндвандве, оставили тело Мгобози там, где он пал; они миновали стада врага и наконец достигли того места на склоне холма, где побежденные решили дать последний бой, защищая своих жен и детей. Но решимость ндвандве не помогла им. Все они ≈ мужчины, женщины и дети ≈ были уничтожены. Уцелело только несколько человек, которым удалось бежать вместе с вождем их Сикуньяной и укрыться в близлежащем лесу.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top