Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

СМЕРТЬ КНЯЗЯ ДЖАМУГИ

Л. Н. Гумилев

 


Опубликовано //  Гумилёв Л. Н. Дар слов мне был обещан от природы : Лит. наследие. Стихи. Драмы. Переводы. Проза : [полн. собр. художеств. твор. наследия] / Л.Н.Гумилев ; Мемориал. музей-квартира Л.Н. Гумилева, Фил. музея Анны Ахматовой в Ленинграде. - СПб. : Росток, 2004 (ППП Тип. Наука). - 622, [1] с.; 21 см. - (Серия "Неизвестный XX век" / Норил. никель, Заполяр. фил., Б-ка ОАО ГМК "Норил. никель").

Трагедия в 5 действиях (окончание)

Действие происходит в Монголии в начале XIII века

ДЕЙСТВИЕ V

ДЕЙСТВИЕ V

Ставка Темучина. На сцене Есугань (одна).

Есугань

Как счастливы Хан и Княжна,
Нойоны и Хана родня.
А я никому не нужна,
Зачем они держат меня?

Орда √ несчастлúва она,
Величие Хана кляня.
Но я ей совсем не нужна,
Зачем они держат меня?

Бесстрастно сияние дня,
Но я ведь и им не нужна,
Зачем они держат меня?
А смерть бесконечно страшна,

Сбирая привычную дань,
Но я даже ей не нужна -
Она не берет Есугань.

Входят Темучин, Борте и нойоны.

Темучин

(к Есугани )

Я вижу от участи тяжкой
Ты вовсе иссохнешь, скорбя.
Что сделать теперь для тебя,
Скажи, не пугаясь, бедняжка.

Есугань

Ты знаешь: дружка моего
Похитила Злая Луна.
Теперь не хочу ничего:
Ни жизни, ни смерти, ни сна.

Теперь мне не скучно в плену.
Не страшно нойонов твоих.
Я вечно смотрю на Луну,
Где бродит мой мертвый жених.

Темучин

Мою ты отринула милость?!
Не так отвечают Царю.
Я вижу, ты жить утомилась,
Так смерть я тебе подарю.

Борте

Оставь эту девочку. Разве
Ты кровью доселе не сыт?
Зачем прикасаешься к язве
Ее не забытых обид?
Или хочешь глумиться над плачем,
Рожденным безумством твоим?

Темучин

Но все же...

Вбегает Субутай.

Субутай

О, Хан мой! Удача!
Джамуга попался живым.

Темучин

Я брежу, или вижу виденье...

Субудай

Окончилась наша страда.
Он схвачен моею тюменью
И скоро прибудет сюда.

Темучин

Я вижу: ко мне благосклонен
Чингис, мой приемный отец.
Чужие раздроблены брони,
И распрям положен конец.

Введите их сюда поскорее.
Нойоны: построить полки.
Пусть всюду по воздуху реют,
Пред аньдом моим бунчуки.

Клади сюда шкуру медведя,
Тут сядет мой названный брат.
Хоть рад я внезапной победе,
Но встрече √ я более рад.

Борте

(в сторону)

Приблизился гибельный час.
А сердце, как пленная птица.
Ведь если Джамуга предаст,
То мне никуда не укрыться.

Мне хочется, хочется жить,
Но мне не увидеть пощады.

(громко)

Изменников надо казнить!

Темучин

Царица √ советов не надо.

Входят Нухуры и связанный Джамуга.

Первый нухур

На руках √ аркан,
На ногах √ подпруга.
Пощади нас, Хан,
Вот твой враг √ Джамуга.

По знаку Темучина Джамугу развязывают.
Он спокойно садится. Нухуры стоят сзади.

Джамуга

Копья брошены на землю,
И в пыли конец туга.
О мой хан, мой аньда, внемли
Голосу врага.

Пусть они тебе расскажут.
Пусть они тебя научат,
Как вождя Нухуры вяжут,
Как Холопы Князя мучат.

Ты, и в чреве бывший смелым,
Ты, и в чреве верным бывший,
Знаешь сам, что нужно делать
С честь и верность позабывшим.

Темучин

Довольно! Я знаю, кто враг, кто не враг,
Кто смеет дышать, кто не смеет.
Эй стража! Хватайте презренных собак!
Рубите их гнусные шеи!

Коням их немедля пронзите сердца!
О, злое, нечестное племя.
Родню их найти, истребить до конца,
Чтоб сгибло предателей семя.

Нухуров уводят.

К Джамуге:

Мой аньда, я долго скорбел о вражде,
В нее мы нечаянно впали.
Искал я свиданья всегда и везде...

Борте

Я тоже, Джамуга.

Джамуга

Едва ли.
Свиданья вам было не трудно найти.
Мой аньда и Солнце-жена.
Повсюду я вам перерезал пути,
Нас всюду сводила война.

Я поднял орду тайжиутов в набег,
Бергутов и черных татар.
Но твой Субутáй, меж беспечных телег,
Затеплит жестокий пожар.

Тогда от меркит, стрелометной орды
Привел я могучий отряд.
И вместо меркитов курганов ряды
С Ононá до Тóлы стоят.

Ван-хан кераитский мне вóздал почëт,
Зажег я безжалостный бой.
И кровь кераитов доселе течет
В воде Селенги голубой.

Я поднял найманов, и сам Кучулук -
Царевич, напряг тетиву.
Но сломан его несгибаемый лук,
А стрелы упали в траву.

Но мертвым соратникам верность храня,
Свиданья с тобой я искал.
Досель не слезая с боевого коня,
Кольчуги досель не снимал.

Нойонов и Ханов кругом истребя,
Прославилась доблесть твоя.
И звезды судили, чтоб раньше тебя
К их сóнму причислился я.

Темучин

Мы видели много зияющих бед,
Но мы их сносили, не плача.
Теперь я вступил на сверкающий след
Монгольского Бога Удачи.

Чингис, дух полнощный, пронзающий тьму,
Шептал мне свои наставленья.
Отныне я имя Чингиса приму
На новые годы правленья.

И ныне я полною властью богат
На благо нойнов и черни.
Прими же пощаду, возлюбленнй брат,
Мне доблестью равный соперник!

Нойоны, вы видите радостный час.
Окончились наши напасти.
И я вопрошу у счастливых, у вас
В чем жизни бесспорное счастье?

Белгутай

Наше счастье √ на полном скаку,
На следу уходящих волков,
Вынув лук и припав на луку,
Быстролетных спускать соколов.

И следить, как, кружа, сокола
Остановят стремительный бег,
И услышать, как свиснет стрела,
Волчью кровь выпуская на снег.

Хубилай-буху

Черным соболем мой малахай оторочен,
Мой расшитый кафтан из хотáнской парчи.
Черный панцирь с насечкой и легок, и прочен
И из стали дамáсской ножи и мечи.

И когда между юрт пролетает по склону
Иноходец кипчакский, сравнимый с волной,
⌠Расступитесь и дайте дорогу нойону■, -
Весь народ говорит и любуется мной.

Найя

Коней отбивал я и верным их роздáл,
Я много добычи в Т у р ф á н е достал,
Но где та добыча, то ведомо звездам.
С коней и добычи я счастлив не стал.

Но нынче стою я при счастье на страже,
Я длинное к юрте поставил копье.
В ней карие очи моей Намсарайджаб,
В ней черные косы, в ней счастье мое.

Мухули

Я вижу, как бродят в степях табуны,
Как облаку горные кедры равны,
Как быстрой водою струится река,
Как легкие ноги несут сайгакá.

И видя, как высятся горы мои,
Как с горных вершин ниспадают ручьи,
Как звери блуждают в просторе степей,
Я счастлив √ в привольной Отчизне моей.

Богурчи

Наши кони, как ветер, наши девы красивы,
Но ведь кони устанут, девы станут ревнивы,
И привольные степи заметает пурга.
Мне другая утеха: позабыв про ненастье,

Сев с моими друзьями перед ярким огнем,
Наши чаши наполнить неизмечивым счастьем,
Нашим счастьем единым √ искрометным вином!

Субутай

Дороги мне были везде широки √
В Саянских ущельях, у Желтой реки,
В Голодной пустыне, в манчжурских лесах
И в самых глубоких тангутских снегах.

Что Хану хотелось, он мог приказать,
И все добывала послушная рать.
Повсюду мое доставало копье.
И светел был Хан мой. Вот счастье мое!

Темучин

Нет. Счастье, нойоны, неведомо вам,
Но тайну я эту открою.
Врага босиком повести по камням,
Добыв его с долгого бою;

Смотреть, как огонь пробежал по стенам,
Как плачут и мечутся вдовы,
Как жены бросаются к милым мужьям,
Напрасно срывая оковы;

И видеть мужей затуманенный взор
(Их цепь обвивает стальная),
Играя на их дочерей и сестер,
И с жен их одежды срывая.

А после, врагунаступивши на грудь,
В последние вслушаться стоны
И в сердце вонзивши, кинжал повернуть┘
Не в этом ли счастье, нойоны?

Джамуга

Нет, счастье, мой аньда, не знаешь и ты,
Владеющий миром просторным.
Под черною тяжестью вражьей пяты
Валяться в пыли √ непокорным.

Почувствовав в тело вползающий нож,
На муку ответить улыбкой.
Пусть ты победителем в мире пройдешь,
Спины мне не сделаешь гибкой.

Я видеть не буду √ и этому рад
Твой рабский народ и безродный.
Убей же меня, мой возлюбленный брат,
Последний не мертвый - свободный!

* <На небе закатном расплавилось олово
И тихо стекло в полутьму.
Джамуга смотрел, как последние головы
Катились под ноги ему.

Туман опускался над осенью парной.
Весь лагерь на время затих.
Так слушал Джамуга, душой благодарной.
Последние стоны своих.

Когда же огни затрещали упруго
И начало пламя пылать,
Пришли палачи, - то поднялся Джамуга
И дал свои руки вязать.>

Темучин

Он видеть не должен грядущего дня!

Джамугу убивают.
Темучин выходит на авансцену
.

Но он победил, умирая.
Взамен соколов окружает меня
Воронья послушная стая.

Он смел издеваться и умер у ног
Властителя степи великой.
Он умер, мой аньда, и я одинок,
Бессмысленной черни владыка.

Но ныне ничто мне не страшно вокруг.
Я - Хан, и окончились беды.
Пусть вьëтся на туге девятый бунчук
Бесспорной, но горькой Победы.

Лишь звезды горели на небе истлевшем,
О чем-то чужом говоря.
Стоял Темучин
Над костром догоревшим,
На мертвого аньду смотря.

Всю ночь он не слышал ни стона, ни крика.
Потом, оглядевшись вокруг,
На длинную пику всемирный владыка
Повесил девятый бунчук.

Занавес

К о н е ц

*<Пусть в памяти сгибли навеки
Года из войны и огня,
Но горы, деревья и реки
Остались, преданье храня.

Природа скрывает страницы
Деяний отважных и злых
И я не могу не стремиться
На Род и н у предков моих.>

***

Надгробная надпись

Земная слава, как дым,
Земная слава √ живым.
А мертвым √ черная высь,
Где тесным кругом сплелись,
Верша земные дела,
Созвездья добра и зла.
Но в звездный круг, не боясь,
Входи, заколотый Князь!
Внизу поносит народ
Тебя √ причину невзгод,
Но вечных звезд хоровод
Теперь твой дом и народ.

Перевод монгольских слов, встречающихся в тексте:

Нухур √ дружинник.

Нойон √ князь, генерал.

Тюмень √ дивизия, 1000 человек.

Туг √ знамя.

Аньда √ названный брат.

Малахай √ шапка.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top