Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Синхронный текст из передачи "Грани Российского этногенеза" из цикла "Этносы Земли" Ленинградское телевидение

Лев Николаевич Гумилёв

Запись 1989 года, первый эфир 3.10.94 года. Подготовлено к печати О.Г. Новиковой.

Интервью любезно предоставлено Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

Вопрос: Лев Николаевич, в последнее время в нашем обществе заговорили о феномене русофобии, чем это можно объяснить?

Л.Н. Гумилев: Я слышал об этом в Москве. У нас я как-то не слыхал, а в Москве я слышал, потому, что Москва - смешанный город, сейчас она очень смешанный регион, я не хочу сказать, что Москва химерна, нет, еще нет, до этого не дошло, но этническая смесь там чрезвычайно большая. И поэтому усваиваются чужие традиции, так же , как кидани усваивали традиции Срединного Китая и стали полу-китайцами - полукочевниками, так у нас в больших городах очень усваиваются европейские традиции. А мы начинаем пренебрегать своим и любить чужое.

Кстати сказать, началось это при Екатерине II, не при Петре, когда из Европы брали только технически нормы поведения. А так, Петр в баню ходил и водку пил и палкой Меньшикова лупил за дело, то есть вел себя как русский человек. Екатерина-то была немка, поэтому при ней в моде были сочинения Фонвизина, хороший автор, но, что он делал - две знаменитых его пьесы - "Недоросль", где он издевается над русским образованием и русским бытом (Митрофан) и "Бригадир", где он издевается над приехавшим из Франции Петиметром, это щеголь такой, сноб, который все перенес в Россию, некритически восприняв на Западе. Но, практически, Митрофаны были отодвинуты от главного русла жизни, а эти самые Петиметры, они при Екатерине некоторое время занимали крупное положение и укрепились.

Правда, когда дело пошло всерьез, Наполеоновские войны, то победили не щеголи, не снобы, не пижоны, как тогда говорили, "пижон", буквально - "голубь" по-французски, а победили настоящие, обыкновенные, русские солдаты, офицеры и генералы. И к ним потребовалось оказать внимание, потому, что Ермолов, Елексей Петрович, со своей генеральской прямотой и непосредственностью, издевательски обратился к императору Александру I и попросил: "Ваше Величество, за оказанные мною Отечеству услуги, произведите меня в немцы!" Потому, что Александр, любимый внук Екатерины, он тоже покровительствовал иностранцам.

Если вы вспомните сочинение того времени Грибоедова, то Грибоедов-то ведь уже тогда заметил эту странную русофобию. Как перевесть "мадам" или "мадмуазель"? "Уж ли, сударыня, забормотал мне кто-то..." т.е. слово сударыня, русское слово, оно казалось безвкусным, нехорошим, а когда Чацкий заявил, что у нас все обычаи иноземцев и даже ⌠фрак■ - хвост сзади, спереди какой-то глупый выем, рассудку вопреки, наперекор стихиям", то вообщем, кончилось скандалом и его из московского, богатого дома, известного, в котором он был с детства принят, его поперли. То есть, вот вам первый пример русофобии - Фамусов.

Но линия Фамусова продолжалась и перехватывалась молодыми людьми с полной охотой. Они старели, они говорили, что неужели читать "Псалтырь" или там, хотя это великолепные стихи, в прекрасном переводе, или там, "Руслана" - "Что? Сказки! Ха, ха!" Что это за народ! Нет, у нас Возрождение, Кварточенто! Я вам рассказывал, какой это был кровавый ад, это Возрождение. И какой это был огненный ад с Инквизицией. Но они это пропускали, они создали себе миф из соседней страны. Эта русофобия была весь XIX век.

Россия справилась, переварила их, они обрусели, они постепенно стали забывать свой немецкий язык, и даже их мамы, это я вам рассказываю по воспоминаниям моей матери, в Царском селе там была немецкая колония, их мамы ругали своих дочек, что вот русская фрейлен вот видите как знает языки, а вы не знаете. А мама была просто способна к языкам. Но они говорили по-немецки так: "Штеллен зи ми банка мит варенье, ант дем порк". Но, понимаете, такое западное влияние имело один результат - тот, который у вас, вы смеетесь. И тогда похохатывали над ними, они оказались не очень агрессивны, эти немцы, и довольно симпатичные.

Но вот когда более активный суперэтнос, не западноевропейский, а мирового масштаба, проник у нас в Россию, а это было в начале 20 века, еще до революции, я сошлюсь опять на свою собственную родную мать, которая говорила: "Мы всю молодость провели в смешанном русско-еврейском обществе". Так оно и было и потом она сохранила огромное количество еврейских знакомств. Но, евреи, народ очень крепкий, если они сумели выдержать испанскую инквизицию, провансальскую инквизицию, немецкие гонения, если они смогли выдержать гонения после Маздака, к которому они примыкали, в Персии. И тут они смогли выехать. То, что не удалось немцам, то им, в значительной степени, удалось. Они создали особую популяцию среди русских, особый тип, для которого все традиционно российское - чуждо. Вот это и есть русофобия.

По этому поводу написал самиздатское сочинение академик Шафаревич, очень хорошее сочинение, очень убедительное. К нему ничего добавить не могу.[*]

Примечание

[*] Текст последнего абзаца был вычеркнут редактором по цензурным соображениям и в передачу не вошел.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top