Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Может ли произведение изящной словесности быть историческим источником?

Л.Н. Гумилёв

Опубликовано // Рус. литература. - 1972. - N 1. - С. 73-82.

Постановка проблемы. Для новейшего периода истории литературы - XVIII - XX веков - сама постановка вопроса кажется странной и ненужной. Ну, кому придет в голову составлять историю Северной войны, опираясь на ╚Полтаву╩ А. С. Пушкина, или описывать поход Наполеона 1812 года по ╚Войне и миру╩ Л. Н. Толстого?! Но как только мы углубляемся в историю, проблема приобретает остроту и становится спорной. Сведения о древности и раннем средневековье столь скудны, что историки пополняют их путем чтения художественной литературы изучаемых эпох и фольклора. Это бесспорно плодотворный путь, однако он таит в себе возможность многих ошибочных представлений, от которых можно уберечься, если принять во внимание некоторые коррективы, о чем и пойдет речь.


Не только художественное произведение, но часто даже деловая проза далеких от нас эпох воспринимается нами неадекватно, если мы не учитываем принятой в то время манеры выражаться. Так, в сухих китайских хрониках были приняты стандартные формулы по отношению к кочевым народам. ╚Ограбил границу╩ - означало рейд тюрок или хуннов в тыл китайской армии; полководец (такой-то, конечно китайский) ╚не имел успеха╩ - полный разгром его армии и т. д. [+1]. Такие выражения, которые нельзя понимать буквально, встречаются столь часто, что к ним легко привыкнуть и корректировать их реальным ходом событий. Однако гораздо сложнее с поэмами и романами, где, кроме метафор, гипербол и патриотической тенденциозности, всегда имеется вымысел, часто искусно замаскированный.

Вымысел - не ложь, а литературный прием, позволяющий автору довести до читателя ту мысль, ради которой он предпринял свой труд, всегда тяжелый. И тут, даже при наличии большого количества упоминаний исторических фактов, последние являются лишь фоном для сюжета, а использование их - литературным приемом, причем точность или полнота изложения не только не обязательны, но просто не нужны. Значит ли это, что мы не должны использовать сведения, заключенные в древней литературе, для пополнения истории? Ни в коем случае! Но соблюдение некоторых мер предосторожности обязательно.

Прежде всего, необходимо установить цель, ради которой написано произведение изящной литературы. Это просто, если мы знаем биографию автора или дату создания памятника, как например историю написания ╚Шахнамэ╩, начатого в X веке и законченного в XI веке. Фирдоуси начал писать героическую историю, Ирана легким и изящным языком для персидской династии Саманидов, опиравшихся на дехкан, т. е. персидское дворянство Хорасана. После падения Саманидов поэма потеряла актуальность, что и вызвало конфликт автора с тюрком Махмудом Газневи и его бегство в Египет. Поэтому нет сомнения, что страницы, посвященные арабскому завоеванию Ирана в VII веке, написаны не очевидцем, а историком, умевшим писать стихи. Гораздо сложнее с произведениями, где неизвестен ни автор, ни год написания, как ╚Слово о полку Игореве╩. Но, и тут можно найти выход - путем исследования языка, реалий и описанной ситуации.

Надо согласиться с Д. С. Лихачевым, что ╚Слово о полку Игореве╩ древнее ╚Задонщины╩ [+2], из чего, однако, не вытекает, что оно написано очевидцем и участником похода Игоря на половцев. В литературе вопроса приведено несколько веских доказательств, что автор ╚Слова╩ упоминает события 1202 и 1205 годов, сведения о которых, как и о походе 1185 года, он мог почерпнуть из Ипатьевской летописи [+3]. Следовательно, это произведение возникло не раньше начала XIII века. Исходя из этого, автор данной статьи предложил, как наиболее с его точки зрения вероятную дату составления ╚Слова╩ - 1249-1252 годы. Основанием для такой датировки были некоторые ориентализмы памятника и анализ международного положения Руси, зажатой между немцами и татарами [+4]. При этом я рассматривал ╚Слово о полку Игореве╩ не как сухую запись событий, а как произведение художественное, включающее в себя элементы тенденции (политической) и вымысла, неизбежно применяемого в эпосе, ибо только он делает хронику элоквенцией или изящной словесностью.

Вымысел в произведениях исторического жанра лишь иногда предполагает введение в сюжетную канву героя, рожденного фантазией автора; но всегда идет преображение реальных исторических лиц в персонажи. Персона - маска античного актера. Значит, в отличие от деловой прозы, в художественном произведении фигурируют не реальные деятели эпохи, а образы, под которыми бывают скрыты вполне реальные люди, но не те, а другие, интересующие автора, однако не названные прямо. Именно этот литературный прием позволяет автору предельно точно изложить свою мысль и одновременно сделать ее наглядной и доходчивой. В нашем примере мысль автора - призыв к борьбе со степными ╚погаными╩, т. е. язычниками; следовательно, все остальные детали должны рассматриваться как вспомогательные.

Вспомним слова К. Маркса в его письме к Ф. Энгельсу от 5 марта 1856 года, что ╚Слово о полку Игореве╩ написано непосредственно перед вторжением татар [+5]. Но в 1185 году монгольские племена еще не были даже объединены, а Тэмуджин, потерпев поражение от Джамухи при ущелье Далан-Балджутах, руководил лишь маленьким улусом. От похода Игоря до вторжения Батыя прошло 52 года и, следовательно, дату создания поэтического памятника следует искать в XIII веке. Если же учесть, что автор ╚Слова о полку Игореве╩ не мог предусмотреть набег Батыя, поскольку тот был решен летом 1235 года, после разгрома чжурчжэньской империи Кинь, когда освободились войска, ранее связанные войной в Китае [+6], то вероятнее считать, что имелся в виду не этот, а следующий поход, проведенный под начальством Неврюя в 1252 году. В самом деле, переход войска из восточного Забайкалья до берегов Оки, т. е. от 6 до 7 тысяч километров, занял около 13 месяцев. Это значит, что войско Батыя проходило 40 - 50 км в сутки, с учетом обязательных дневок, без которых кони пали бы; оно не могло быть многочисленным, так как не хватило бы подножного корма для второго эшелона, и шло на рысях, что обеспечило неожиданность набега.

После образования на Волге Золотой орды призыв к борьбе с ╚погаными╩ стал актуален, так как возникла опасность для самостоятельности Руси [+7]. Но, переходя к исторической канве, мы констатируем, что еще имел место натиск католического Запада, жертвами которого стали захваченные крестоносцами Византия и Прибалтика. По нашей мысли, тогда на Руси сложились две политические тенденции: ориентация на союз с католиками против монголов и другая - на союз с Золотой ордой против католического Запада [+8] и главного монгольского улуса, базировавшегося на завоеванный монголами Северный Китай или империю Кинь [+9]. Представителем второй тенденции был Александр Невский. Ему удалось отколоть Золотую орду от дальневосточного и персидского улусов, и он же стимулировал своей поддержкой междоусобную борьбу среди монголов, начавшуюся в 1259 году, а равно использовал татарскую конницу против ливонских рыцарей. Противниками Александра были ого брат Андрей и Даниил Галицкий. Столкновение Александра с Андреем произошло в 1252 году, который, следовательно, является предельной верхней датой памятника. Подробная аргументация этого тезиса и обоснование подхода содержатся в специальной книге [+10] и не могут быть изложены в краткой статье. Здесь важно другое: первый опыт полемики против нашего тезиса, т. е. проверка его ╚на прочность╩.

Б. А. Рыбаков из пятнадцати глав моей книги рассмотрел только одну - тринадцатую и возразил на нее с полным отсутствием научной корректности. Отрицая возможность датировки ╚Слова╩ тринадцатым веком, он протестует против характеристики эволюции отношений Руси с кочевниками, а изучение ╚Слова╩ как художественного произведения, содержащего вымысел, называет ╚маскарадом╩ [+11]. Последнее особенно важно. Филологи-слависты, полемизируя с концепцией А. Мазона и А. А. Зимина, подчеркивали отличие поэтического текста ╚Слова╩ от деловой прозы летописей. Ф. Я. Прийма пишет: ╚... сложность и иерархический характер социальной структуры Киевской Руси отражены далеко не во всех звеньях ╚Слова╩... Это не реляция и не летописное предание о реальной битве, а скорее ее поэтическая символизация. И мостили ли русичи в половецком поле в мае 1185 г. - мостили ли они мосты именно япончицами и кожухами - все это столь же условно, как и див, кричавший ╚вверху древа╩╩ [+12]. С нашей точки зрения, это правильно, но та же условность присутствует и в характеристиках удельных князей, и в паломничестве Игоря, и в упоминаниях иноземных народов, потому что задача изящной словесности не в пересказе сведений, а в создании эмоционально-смысловой нагрузки, адресованной определенному читателю и воздействующей на его ум и чувство. С этой задачей автор ╚Слова╩ справился блестяще, но нельзя забывать, что ╚Слово╩ - не летопись и не синодик, а художественное произведение и что во всех без исключения художественных произведениях на историческую тему - от ╚Песни о Роланде╩ до русских народных исторических песен и украинских народных дум присутствуют - различного рода нарушения исторического правдоподобия╩. [+13].

При учете этой трактовки предмета, а истинность ее несомненна, позиция Б. А. Рыбакова противоречива. С одной стороны, он называет ╚Слово о полку Игореве╩ ╚страстной поэмой╩ [+14], с другой - требует, чтобы все сведения литературного источника воспринимались буквально. Следовательно, вымысел, интонационный подтекст, прием иносказания, метафоричность и намеки, порождавшие у современников нужные автору ассоциации, в тексте отсутствуют. Но если так, то ╚Слово╩ никак не поэма, а репортаж о событиях, зачем-то составленный очевидцем в 1185 году для таких же очевидцев тех же самых событий. Однако так ли это просто? Б. А. Рыбаков сам отмечает важное несоответствие фактов древнерусской истории трактовке этих же фактов автором ╚Слова╩. Он приводит известный пассаж из обращения к Всеволоду Большое Гнездо: ╚Ты бо можеши посуху живыми шереширы стреляти - удалыми сыны Глебовы╩, - и комментирует его так: в 1185 году дети замученного Всеволодом III Глеба Ростиславича Рязанского ╚вышли из повиновения, но об этом автор ╚Слова╩ еще не знал, когда писал эту часть своей поэмы╩ [+15]. Из этого тезиса Б. А. Рыбакова вытекает, что поэма писалась фрагментарно, но тогда становится непонятно, почему автор ее, узнав о возмущении рязанских князей против Всеволода III, не внес в текст исправления. Узнать же об этом он должен был немедленно, потому что подстрекателем распри был Святослав Всеволодович, при дворе которого, согласно Б. А. Рыбакову, составлялось ╚Слово о полку Игореве╩.

Этот факт показывает, что если встать на позицию Б. А. Рыбакова и считать ╚страстную поэму╩ отчетом о событиях 1185 года, то придется признать этот отчет недостоверным, хотя бы в деталях. Но если мы будем рассматривать ╚Слово╩ как литературное произведение, написанное несколькими десятилетиями позже, то подобные мелкие анахронизмы не могут быть поставлены в вину автору. Больше того, они были неизбежны, так как цель произведения была не в фиксации отдельных событий, а в призыве к борьбе с могучим степным противником, для чего была необходима консолидация всех сил страны. Но тогда это не половцы, а монголы. Еще более странно, что автор ╚Слова╩ ввел в свой точный, по мнению Б. А. Рыбакова, рассказ пассажи о Всеславе Полоцком, Изяславе Васильковиче, будто бы, убитом литовцами, Мстиславе Тьмутараканском, о немцах, венецианцах, греках и моравах, радующихся в 1184 году поражению Кобяка, до которого им не было никакого дела. Последний пассаж Б. А. Рыбаков объясняет в своей книге ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники╩ (стр. 210) таким, несколько странным, образом: ╚Днепровский путь в Южную Европу - ╚Гречник╩ - был очищен, безопасность торговли восстановлена, и не удивительно, что именно в этом случае автор ╚Слова╩ говорит о восторженных похвалах греков, венецианцев и других европейцев╩. Нет, это весьма удивительно!

Днепровский путь вел из Киева, не в Моравию и Германию, а в Константинополь; поэтому чехам и немцам он был не нужен. Венецианцы, торговавшие в XII веке с Византией, были в 1182 году перебиты греческим населением, а Андроник Комнин закрыл для Венеции Дарданеллы. Радоваться в 1184 году могли только одни греки, но очень недолго. В 1185 году император Андроник был убит, а Исаак Ангел изменил политический курс. Об этом не мог не знать автор ╚Слова╩, если он действительно писал его в 1185 году. Следовательно, буквальное толкование текста приводит к противоречию с бесспорными данными мировой истории XII-XIII веков. Объем статьи не позволяет увеличить список ╚недоумений╩, но достаточно и тех, которые приведены. Не следует, кстати, забывать, что эти странные, не вяжущиеся друг с другом моменты дали повод не только А. Мазону и А. А. Зимину, но и И. Свенцицкому [+16] и А. Вайану [+17] усомниться в принадлежности ╚Слова╩ к древнерусской литературе.

Сложность русско-половецких взаимоотношений и постоянное переплетение союзов ханов с князьями отмечает А. Г. Кузьмин и сам Б. А. Рыбаков. Например, ╚в середине XII века ╚дикие половцы╩ постоянно сопровождают войско Юрия Долгорукого в его походах на Киев, а в 1152 году с ним шла ╚вся Половецьская земля что же их межи Волгою и Днепром╩ (стлб. 455)╩ [+18]. Летописи приводят столь много примеров русско-половецких союзов, что нет необходимости их перечислять все. ╚Слово╩ же столь же категорично считает половцев врагами Русской земли в целом. И надо согласиться с Д. С. Лихачевым, что ╚Слово╩ - художественное произведение; летопись художественные цели не ставит на первое место╩ [+19], и дальше он указывает, что Святослав Всеволодович - это обобщенный образ главы русской земли, подобный образу Карла Великого в ╚Песни о Роланде╩. Это верно, но, с точки зрения Б. А. Рыбакова, - это такой же ╚маскарад╩, как и предложенная мною трактовка внутреннего смысла ╚Слова╩ как литературного произведения. Может быть, я не прав в деталях и даже в датировке, но не в принципе. Поэма отнюдь не реляция, а элоквенция - не составление отчета.

Не проще ли принять мнение Д. С. Лихачева и Ф. Я. Приймы, что ╚Слово╩ само по себе факт, и настолько значительный, что следует изучать его как памятник мыслей и настроений, а не как фиксацию упоминаемых в нем событий. Ведь не соглашаясь с ними, Б. А. Рыбаков противоречит сам себе. Заявляя, видимо правильно, что XII век на Руси нельзя считать эпохой кризиса или упадка [+20], он приходит к столкновению с автором ╚Слова╩, призывающим русских князей взяться за защиту своей страны и с болью заявляющим, что князья начали ╚сами на себе крамолу ковати. А погании с всех стран прихождаху с победами на землю Рускую╩. Вряд ли можно считать благополучным время, когда на всех фронтах приходится терпеть поражения. Следовательно, либо автор ╚Слова╩ лжет, либо имеет в виду нечто иное, прямо не названное. Действительно, в XIII веке Русь потеряла Прибалтику, Полоцк, гегемонию в южных степях и, наконец, независимость. Тогда призыв к войне с грозным врагом, пришедшим с востока, стал уместен [+21].

Итак, при датировке памятника необходимо знание общего хода истории, потому что любая историческая ситуация неповторима [+22]. Только таким образом можно снять возражения против древности создания ╚Слова о полку Игореве╩, а попутно разъяснить некоторые темные места, которые Д. С. Лихачев отметил как подлежащие дальнейшему исследованию. Но и тут Б. А. Рыбаков выступает с протестом против попытки укрепить позицию, защищающую древность памятника, но предлагающую несколько сместить дату. Он обвиняет автора статьи в незнании и игнорировании русской истории, и в неправильном цитировании источников. Посмотрим, прав ли он. Разберем, несколько его возражений по пунктам.

Хины и Деремела - оба слова загадочны. Б. А. Рыбаков безоговорочно заявил, что этноним ╚хины╩ означает ╚хунны╩, и что ╚ни в одном источнике, ни в русском, ни в восточном, ни в западноевропейском, татаро-монголов никогда не называли ╚хинами╩ (стр. 155). Однако мною приведены три цитаты из ╚Задонщины╩, где ╚хинами╩ названы именно золотоордынские татары: ╚возгремели мечи булатные о шеломы хиновские на поле Куликове╩. Мамай назван ╚хиновином╩. И, наконец, объяснено ╚хиновя поганые татаровя бусормановя. Те бо на реке на Каяле одолеша род Афетов╩ [+23]. В последней цитате ясно показано, что золотоордынские язычники именовались ╚хинами╩, а мусульмане - татарами. Видимо, с победой ислама второе название постепенно вытеснило первое. Сам Б. А. Рыбаков называет золотоордынских татар ╚погаными хиновинами╩ [+24]

Название ╚хины╩ встречается и в более поздних источниках, например в завещании кн. И. Ю. Патрикеева, составленном около 1499 года: ╚А людей своих даю... Алешка Мерлеица, стрелка, с женою, да Иванца трубника Андреевых детей Хинскиг(о)╩ [+25]

[+25] Это уже наверняка не гунны.

И самое досадное, что Б. А. Рыбаков (очевидно, для убеждения доверчивого читателя) сократил цитату из ╚Слова╩, ставшую предметом спора. В перечислении врагов Руси, побежденных Романом Волынским, упомянуты: ╚Хинова, Литва. Ятвяги, Деремела╩ и половцы, вместо которых у Б. А. Рыбакова стоит многоточие. Следовательно, половцы и хины - современники. Однако хунны исчезли в Восточной Европе в V веке, а половцы появились в ней в XI веке: Роман ходил на половцев впервые в 1202 году и затем в 1205 году (Лаврентьевская летопись под 1202 и 1205 годами) [+26].

Б. А. Рыбакова удивляет, как попало название ╚хины╩ с берегов Тихого океана на Русь. Но это лишь показывает, насколько ему чужда история монголов. В числе регулярных монгольских войск имелась тьма, составленная из чжурчжэней (кинов), передавшихся монголам. В числе войск, унаследованных Батыем от деда, указаны и мангыты, народ, обитавший в Забайкалье. Известно, что монголы предпочитали использовать контингенты покоренных народов вдали от родины [+27], и естественно, что часть войска Батыя была укомплектована чжурчжэнями, тогда как в войсках его кузена Хубилая, владевшего Китаем, служили кыпчаки (половцы), аланы и русские [+28]. Все это подробно изложено в моей книге (стр. 398 - 400) но осталось вне поля зрения оппонента.

Еще досаднее с загадочным словом ╚Дермела╩. Б. А. Рыбаков пишет, что это слово давно считается ╚обозначением одного из литовских, ятвяжскпх племен (Derme)╩, и ссылается на А. В. Соловьева, выдвинувшего это мнение как гипотезу. Д. С. Лихачев ее не принял и был прав, так как это слово читалось Dernen пли Dern(m)e. В моей книге опечатка (стр. 319) - Derme, которую воспроизвел. Б. А. Рыбаков, но сослался при этом на работу А. В. Соловьева, где опечатки нет. И ╚коварно подвели╩ слова ╚Хинова╩ и ╚Деремела╩ не меня, отрицающего буквальное толкование текста ╚Слова о полку Игореве╩, а самого Б. А. Рыбакова, ибо война Романа Волынского и Галицкого с ятвягами имела место в 1196 году, т. е. через 11 лет после предполагаемой Б. А. Рыбаковым даты создания ╚Слова╩.

Внутренние противоречия в работах моего оппонента. Б. А. Рыбакову показался неубедительным наш тезис, что характеристика Ярослава Осмомысла в ╚Слове о полку Игореве╩ противоречит реальной деятельности этого князя. Осмомысл охарактеризован в ╚Слове╩ как сильный князь, тогда как на самом деле он был пленником собственных бояр, которые сожгли его любимую женщину Настасью, заставили жить с постылой жен ой и пьяницей сыном, а самого ╚князя╩ держали под домашним арестом. Б. А. Рыбаков в 1966 году писал о конфликте 1173 года между галицким князем и боярством, когда княгиня Ольга с сыном Владимиром и боярами бежала в Польшу, а через восемь месяцев Ярослав Осмомысл был арестован боярами, его сторонники, половцы (sic!), изрублены, а Настасья сожжена на костре. Конфликт продолжался. На следующий год Владимир был вынужден бежать, и нашел приют у своей сестры и шурина в Путивле, пока Игорь не примирил его с отцом. Осенью 1187 года скончался Ярослав Осмомысл, завещав престол Олегу ╚Настасьичу╩, но бояре выгнали сначала Олега, потом Владимира [+29], не посчитавшись с последней волей князя.

Так писал Б. А. Рыбаков в согласии с трактовкой С. М. Соловьева [+30], и так же описывает эти события борьбы князя с боярами В. Т. Пашуто [+31], а я с ними согласен. Но в 1971 году Б. А. Рыбаков пишет иное: ╚...соседние князья очень опасались грозного князя и, когда его сын Владимир убегал из Галича, соседи боялись приютить беглеца┘ ни ╚Святополк Туровский, ни Давыд Смоленский не приняли сына Ярослава Галицкого. Даже далекий Всеволод Большое Гнездо не приютил родного племянника: он ╚ни тамо обрете себе покоя╩. Как же можно писать о том, что Ярослав был лишен боярами власти, если Ярослав выгонял законного наследника, любимца бояр княжича Владимира, и на протяжении пути в две с половиною тысячи километров только один князь, его шурин Игорь, осмелился принять изгнанника?╩ (стр. 156). Однако едва ли Всеволод в Суздальской земле боялся галицкого князя. Скорее он разделял его чувства по отношению к недостойному сыну, блокировавшемуся с врагами своего отца, боярами, противниками княжеской власти, равно неугодными всем князьям. Зачем же не учитывать наличие социальной борьбы, когда она налицо?

Далее, Б. А. Рыбаков в 1971 году пишет: ╚Но мы обязаны еще раз вспомнить, что ко времени написания ╚Слова о полку Игореве╩, к середине 1180-х годов, минуло уже полтора десятка лет с той поры, как Ярослав переживал ╚нервные травмы╩, и (как это ни абсурдно с точки зрения Л. Н. Гумилева), что в июле 1184 года Ярослав послал своих воевод в помощь Святославу Киевскому против Кобяка. Почему же обращение к могущественному князю, дочь которого могла попасть в руки половцев в сожженном ими Путивле, стало абсурдом и вздором через 10 месяцев после разгрома Кобяка с помощью галицких войск?╩ (стр. 156). Однако и тут он не точен.

Войско послало боярское правительство Галича, которое не допускало Ярослава лично командовать войском (см. у С. М. Соловьева, там же), и выручало оно брата того князя, который приютил боярского любимца, изгнанного отцом Владимира. Как известно, в городах Киевской Руси XI - XIII веков власть делили между собою князь, опиравшийся на дружину, и вече, руководимое ╚лутшими людьми╩, т. е. родовой знатью. В одних городах князья сводили на нет значение веча; в других, например в Новгороде, князя превращали в оплачиваемого вождя военного отряда, выполнявшего указания руководителей веча. В Галиче борьба князя против боярства была особенно острой. Сам Б. А. Рыбаков в 1966 году четко показал, что в XII веке власть в Галиче на деле принадлежала не князю, а боярской клике, которой князь сопротивлялся, но, в общем неудачно. Особенно трагичны для Ярослава Осмомысла были последние годы его жизни, когда он обратился к боярам с просьбой санкционировать передачу престола любимому сыну, и компенсировал старшего сына, пьяницу Владимира, Перемышлем. Бояре дали князю умереть и выгнали обоих его сыновей, одного за другим. Сам ход событий показывает, что галицкие бояре были сильнее князя именно в те годы, которые совпадают с походом Игоря. И, наоборот, в XIII веке ╚второй этап феодальной войны характеризуется следующими явлениями: укреплением княжеской власти путем проведения карательных мероприятий против крупного оппозиционного боярства в условиях развития крестьянского антифеодального движения; ростом и укреплением пешего войска, формируемого ╚мужами градскими╩ и тем боярством, которое оказалось под рукой Даниила Романовича; полным очищением русских земель от венгерских захватчиков; расширением внешнеполитических горизонтов волынских князей, которые... активизируют свою политику в Литве, Польше, Венгрии и других странах╩ [+32].

Какой же ситуации отвечает характеристика Галицкого княжества в ╚Слове о полку Игореве╩?

Всеволод Болыиое Гнездо и князь Игорь. Б. А. Рыбаков спрашивает: ╚Откуда Л. Н. Гумилеву известно, что в 1185 году Всеволод Юрьевич был враждебен к Святославу Киевскому и Игорю Северскому? Ведь надо же знать, что после битвы на Влене враги помирились, что ╚Всеволод же Суждальскнй... прия великую любовь с Святославом и сватася с нимь и да за сына его меншаго свесть свою╩. А на следующий, 1183 г. Всеволод получил от Святослава большую военную помощь╩ (против булгар, - Л. Г.) (стр. 155) [+33].

Посмотрим, как было дело в действительности.

В 1180 году мир между Святославом Киевским и Всеволодом Большое Гнездо нарушился из-за происков младших рязанских князей Всеволода и Владимира, просивших помощи против своего старшего брата Романа. Всеволод Большое Гнездо выступил против последнего походом и арестовал в Коломне сына Святослава Киевского Глеба, отослав его во Владимир в оковах. Святослав Киевский не мог активно помочь сыну, потому что вблизи Киева стояли враждебные ему смоленские Ростиславичи. Святослав напал на Давида Ростиславича, нарушив пир, и принудил того бежать. Вслед за тем, забрав дружину и половину союзных с ним половцев, он пошел на север и ╚положиша всю Волгу пусту╩, т. е. пожег все города, не дойдя сорока верст до Переяславля Залесского. Всеволод Большое Гнездо остановил Святослава на реке Влене, где оба войска простояли до оттепели, после чего Святослав, ╚вборзе╩, т. е. бросив обозы, отступил.

Между тем Киев стал объектом боев между Ростиславичами и Игорем Святославичем, двоюродным братом Святослава Киевского. Игорь привлек на свою сторону половцев и полоцкого князя с толпами ливов и литвы. Ростиславичи бросили против них черных клобуков и разбили половцев Игоря у Долобского озера. Но возвращение Святослава в Киев выровняло соотношение сил, и в 1181 году был заключен мир, а затем брачный союз, о котором говорит Б. А. Рыбаков.

Итак, Святослав и Игорь удержали свои позиции лишь благодаря половецкой и литовской помощи. Верхнее Поволжье и Киевщина были усеяны трупами и пожарищами. Мир на основе status quo не удовлетворил обе стороны, и в ╚каких бы выражениях он ни был оформлен, дело от этого не менялось. Суздальский князь не стал продолжать войну за Киев, разоренный его братом в 1169 году, но в искренность его примирения со Святославом после стольких убийств и предательств верить трудно [+34]. А коль скоро так, то призывать на помощь могучего врага - это значит обречь себя на гибель.

Поясняю. Еще в 1177 году Всеволод III захватил в бою при Колокше рязанского князя Глеба Ростиславича, который с рязанскими и половецкими войсками сжег Москву. По требованию населения г. Владимира он бросил Глеба в поруб, а его родственников - Ростиславичей - ослепил. Глеб умер в темнице, но молодые рязанские князья - Роман, Игорь, Ярослав, Володимир, Всеволод и Святослав Глебовичи получили свободу при условии подчинения великому князю. Во время вышеописанной войны Роман Глебович попытался восстать по наущению Святослава Всеволодовича Киевского, но был усмирен. В 1185 году он уговорил старших братьев убить своих младших братьев. Младшие братья были спасены лишь своевременной помощью, присланной великим князем Всеволодом. Но как только Всеволод Глебович уехал во Владимир на совет, старшие рязанские князья, вернулись к Пронску и обольстили, т. е. переманили на свою сторону, Святослава Глебовича, который за обещание оставить его в Пронске в покое выдал жену своего брата, верных ему бояр и позволил разграбить имущество Всеволода. Огорченный изменою брата, Всеволод Глебович сел в Коломне и начал воину со своими братьями на стороне великого князя. Только один из шести рязанских князей (sic!).

Роман Глебович в 1186 году, обманув, при посредничестве епископа Черниговского Порфирия, Всеволода III, возобновил войну, приведшую к новому карательному походу великого князя на Рязанскую землю: ╚и взяша села вся и полон мног, и възвратишася всвояси опять землю их пусту створише и пожгоша всю╩ (Лаврентьевская летопись, 1187).

Похожа ли действительная картина на описание ╚Слова╩, где дети замученного в тюрьме Глеба изображены послушными исполнителями воли Всеволода Большое Гнездо - ╚живыми шереширы╩, - что Б. А. Рыбаков переводит как сосуды с греческим огнем, а Д. С. Лихачев - как ╚копья╩? Всеволод, как мы видим, вынужден был крушить эти ╚шереширы╩, тем более что они направлялись в его грудь при моральной поддержке черниговских князей Ольговичей, в это время державших Киев.

Итак, трактовка взаимоотношений Всеволода III с рязанскими князьями и других событий в летописи и в ╚Слове╩ противоположна [+35], но, видимо, следует искать у поэта не историческую точность, а внутренний смысл, который в поэзии всегда не лежит на поверхности. Буквализм при чтении художественных произведений противопоказан.

Азия и Русь. Если держаться за цитаты, то следует помнить, что в рукописях бывают описки, а в книгах - опечатки.

Описание монгольской религии в русской летописи неправильно понято Б. А. Рыбаковым. Монголы поклонялись единому божеству с двумя ипостасями - мужской (небо) и женской (земля). Это - распространенный на Дальнем Востоке тип дуализма, где обе части составляют единое целое, а не борются друг с другом. Подобная концепция для православных была непривычна, и они сопоставили женское земное начало с Дьяволом. И вот Б. А. Рыбакову показалось, что культу природы, (а не трансцендентного божества) сопутствует культ ада и его хозяина. Но в монгольской религии, как и в шаманизме, нет понятий рая и ада, а есть понятия ╚верхнего╩ и ╚нижнего╩ миров, идентичных нашему ╚среднему╩ миру. Там же, где ощущалось влияние буддизма или бона, господствовала теория метампсихоза (переселения душ). Все это подробно изложено мною в специальной главе ╚Двуединый╩ (стр. 279 - 301), но не было удостоено внимания. Хуже того, термин ╚земле-дьяволу╩ Б. А. Рыбаков прочел слитно, приняв дефис за перенос. Можно согласиться, что наборщик мог бы набрать текст лучше, но как можно не понять то, что объяснено на многих страницах книги (стр. 279 - 301)? И, кроме того, о шаманизме и боне (тибетской религии) есть прекрасные пособия на доступных языках. Информация, содержащаяся в них, достоверна и легка для восприятия современного ученого. Поэтому она может быть использована для прояснения темных мест источников путем широких сопоставлений. Конечно, новый материал заставит нас изменить некоторые привычные, но неправильные мнения, однако именно в этом путь развития науки. Мой оппонент правильно отмечает, что я опираюсь не на цитаты. Действительно, этот метод давно отвергнут историками. Я схожу из несомненных фактов, что специально оговариваю [+36]. С другой стороны, Б.А. Рыбаков пишет о ╚чудовищном искажении летописей╩ (стр. 158), не замечая, что одно положение исключает другое. Еще раз поясню свою позицию.

Мы люди XX века, знаем многое, неизвестное нашим предкам XII - XIII веков, но не все, что знали и воспринимали они (пусть с нашей точки зрения неправильно). Любой автор пишет для своих современников, рассчитывая на всю сумму их представлений и систему ассоциаций. Следовательно, чтобы понять его буквально, мы должны спуститься до уровня науки XII - XIII веков, что невозможно и не нужно. А раз так, то при восприятии памятника древней литературы нам следует применять дополнительный анализ, без которого обходился современник. Отсутствие прямых ссылок на ПСРЛ вовсе не говорит о недостаточном к ним уважении. Автор просто считает, что данные летописей, будучи сведены в солидные исторические труды, не вызывали никаких сомнений за последние полтораста лет; например, аргументировать еще раз ссылками на ПСРЛ то, что в Галицком княжестве существовала сильная боярская партия, значит проявить неуважение к читателю. Это должно быть известно не только ученым-историкам, но и студентам исторических факультетов.

В самом деле, манера составления монографии как мозаики из цитат, выбранных из трудов старинных авторов, далеко не всегда дает положительный результат. Никогда нет гарантии, что собранных цитат достаточно для освещения сюжета, что нет противоречащих, по каким-то причинам упущенных и что наше понимание древних текстов правильно, т.е. адекватно.

И, наконец, в XX веке мы знаем историю гораздо шире, нежели автор того или другого летописного рассказа мог знать ее в XIV веке, потому что мы ввели еще в XIX веке в научный оборот большое количество восточных источников. Да и техника обработки сведений в наше время более совершенна, так как мы можем применять приемы синхронии и диахронии. Поэтому-то мы полагаем, что каждый источник требует критического подхода, внимания к особенностям автора, его вкусам, целям и манере выражаться. Поэтому прямую информацию историк может почерпнуть не путем простого пересказа или цитирования источника, а из его критической обработки, где события изложены как таковые, а не как художественный прием. Конечно, это затрудняет работу историка, но ведь в этом и заключается его задача; иначе он будет просто компилятором, а не исследователем. Ведь в науке принято считать доказательством соответствие мнения автора всем известным фактам, а не набор цитат, произвольно выдернутых из источника. Стоит ли возвращаться к средневековой методике аргументации цитатами, которая даже в схоластике была подвергнута жестокой критике Пьером Абеляром в XII веке? Именно стремление найти объективную систему отчета побудило меня написать книгу, которую Б. А. Рыбаков осуждает, игнорируя основную часть и систему доказательств, на которой основан предполагаемый подход.

Б.А. Рыбаков пишет: ╚Нельзя так походя, без доказательств, без разбора, без данных для пересмотра отбрасывать существующие в нашей советской науке взгляды на историю русско-половецких и русско-татарских отношений в XI - XIII веках╩ (стр. 158 - 159).

Поясняю. В советской науке за последние десятилетия много сделано для изучения взаимоотношений Руси с тюрко-монгольскими кочевыми народами. Развивая и уточняя выводы А. Н. Насонова, Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского [+37], ряд новых веских положений высказали М.И. Артамонов [+38], Л В. Черепнин, Н. Ц. Мункуев, В. Т. Пашуто [+39] и др. И речь идет не о пересмотре основных представлений об истории нашей страны, а о синтезе накопленных данных. Это естественный процесс развития науки. В этом русле идет и наша работа, дополненная учетом физико-географических, этнологических, исторических и системологических наблюдений и обобщений.

Объективный читатель, познакомившись с текстом моей книги, может легко убедиться, ╚походя╩ ли (т.е. без доказательств, без детального разбора сведений) рассматривается в ней эволюция русско-половецких и русско-монгольских взаимоотношений, или в ней дан систематический анализ этих сложных явлений. Но, конечно, оппонента, игнорирующего доказательства, убедить нельзя.

Итак, мы видим, что основное различие между Б. А. Рыбаковым и мною заключается в принципиальной оценке самого существа литературного произведения как исторического источника. Отстаивая буквалистскую позицию, Б. А. Рыбаков продолжает в отношении ╚Слова╩ ту тенденцию, которая характерна для его работ о русском фольклоре [+40]. В литературе вопроса уже подвергалось критике настойчивое стремление Б. А. Рыбакова отождествить сообщения древнерусских былин с мельчайшими событиями русской истории [+41]. Методика работы Б. А. Рыбакова с фольклорными и литературными памятниками одна и та же. Однако, с нашей точки зрения, каждое великое и даже малое произведение литературы может быть историческим источником, но не в смысле буквального восприятия его фабулы, а само по себе, как факт, знаменующий идеи и мотивы эпохи. Содержанием такого факта является его смысл, направленность и настроенность, причем, вымысел играет роль обязательного приема. Так, в использованном нами примере автор ╚Слова╩ правдив в том смысле, что он призывает русских людей к войне со степняками, но не в буквальном, как мы бы сказали - историческом, описании ситуации 1185 года. Исторический жанр использован им в той же мере, как А. С. Пушкиным в ╚Полтаве╩ или ╚Борисе Годунове╩. И именно это снимает возражения против подлинности ╚Слова╩, т. е. его принадлежности к древнерусской литературе. Особенности жанра объясняют те анахронизмы, которые подметил А. А. Зимин и которые невозможно объяснить, стоя на позициях буквализма. Последние могут только компрометировать даже верный тезис, как если бы кто-либо стал объяснять характер Лжедимитрия и Марины Мнишек, базируясь на ╚сцену у фонтана╩. Этого не нужно было бы объяснять профессионалам-филологам, но, увы, историки не все это знают, а отсюда проистекают недоразумения, иной раз пагубные для науки.

Примечания

[+1] Л. Н. Гумилев. Древние тюрки. Изд. ╚Наука╩, 1967, стр. 89.

[+2] Д. С. Лихачев. Черты подражательности ╚Задонщины╩ (к вопросу об отношении ╚Задонщины╩ к ╚Слову о полку Игореве╩). ╚Русская литература╩, 1964, ╧3.

[+3] См.; Д. Дубенский. Слово о плъку Игореве Святъславля пестворца старого времени. М., 1844, стр. 165; Д. Н. Альшиц. О времени написания ╚Слова о полку Игореве╩. В кн.: IV Международный съезд славистов. Сборник ответов на вопросы по литературоведению. Изд. АН СССР, М., 1958, стр. 39 - 40. Приводились и другие аргументы в пользу ХШ вика: В. Л. Янин. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины, вып. 3. Изд. ╚Наука╩, Л., 1970. стр. 169 (бела стала денежной единицей не ранее второй половины XIII века). См. также: М. Ф. Котляр. Чи мiг Роман Мстиславич ходити на половцiв ранiше 1187 р.? ╚Украiнський историчний журнал╩. 1965, ╧ 1, стр. 117 - 120; Ilia Goltnistschew-Kutusow. Das ╚Igorliad╩ und seine Probieme. ╚Sowiet-Literatur╩, M., 1965, ╧ 3, S. 140 - 148; В. В. Мавродин. К. Маркс о Киевской Руси. ╚Вестник Ленинградского университета╩, 1968, вып. 8, стр. 8.

[+4] Л. Н. Гумилев. Монголы XIII в. и ╚Слово о полку Игореве╩. ╚Доклады Отделения этнографии Географического общества СССР╩, вып. II, Л., 1966; L. N. Gumi1еv. Les Mongols du XIII-e siecle et le Slovo о polku Igorеve. ╚Cahiers du Monde Russe et Sovietique╩, Paris - Sorbonne, 1966, vol. VII, cahier 1; JI. H. Гумилев. Поиски вымышленного царства. Изд. ╚Наука╩, М.. 1970, стр. 334.

[+5] Карл Маркс и Фридрих Энгельс, Сочинения, т. 29, стр. 16.

[+6] Л. Н. Гумилев. Поиски вымышленного царства, стр. 193. Если ╚Слово╩ написано, как я полагаю, в 1249-1252 годах, то со времени набега Батыя прошло 13-16 лет. В течение этого достаточно долгого срока в северной Руси татарских гарнизонов не было, дань не взималась и, следовательно, актуальность Батыева набега для русского читателя миновала.

[+7] Численности половецких отрядов были ничтожны, что отметил Б. А. Рыбаков в своей книге ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники╩ (изд. ╚Наука╩, М., 1971): в 1184 году при капитуляции Кобяка - 7000 пленных и 417 князей (стр. 209); в 1185-м у Гзы - 5000 (стр. 262); у Игоря было тоже 5000, тогда как Андрей Боголюбский в 1173 году послал на Киев 50 тысяч и был отбит равными силами. Значит, столкновения на границе - не более как одна десятая от большой войны и, следовательно, должны рассматриваться как малая война, которая в средние века во всем мире считалась нормальной жизнью. Отказываясь от широкого сопоставления истории Руси с историей стран Азии - Кыпчакского родоплеменного союза и Великого монгольского улуса, Б. А. Рыбаков лишает себя возможности даже проверить достоверность летописных сведений, не говоря уже о соразмерности описываемых в них событий с другими и, значит, о степени их исторической значимости. Так, например, в Ипатьевской летописи под 1185 годом (ПСРЛ, т. II, стлб. 634) имеется фраза: ╚Пошел бяше оканьный ибезбожный и треклятый Кончак со мьножествомь Половець на Русь, похупаяся, яко пленити хотя грады Рускые и пожещи огнемь╩. На первый взгляд, как считает В. А. Рыбаков, текст ясен - Кончак предпринял завоевание Руси. (╚Вопросы истории╩, 1971. ╧ 3, стр. 153).

Однако при учете обстановки и предшествовавших событий все выглядит по-иному. Сам Б. А. Рыбаков привел богатый материал о союзах половецких ханов с русскими князьями, нанимавшими кочевников для ведения междоусобных войн. После победы Владимира Мономаха в 1116 году, когда он ╚пил золотым шоломом Дон, приемши землю их (половцев, - Л. Г.) всю╩ (Б. А. Рыбаков. ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники, стр. 79), и до западного похода монголов в 1236 году, т. е. за 120 лет, только в 1184-1185 годах два половецких хана оказались противниками киевского князя Святослава Всеволодовича и его племянника новгород-северского Игоря Святославича. Все остальное время, до и после, половцы выступали как союзники тех. или иных князей. Это значит, что русско-половецкая война (если рассматривать несколько пограничных стычек как таковую) занимала меньше 2% времени, наполненного ежегодными войнами.

[+8] В то время как гибеллины и Никейская империя искали союза с монголами, папа Иннокентий IV 11 июня 1245 года перечислил- ╚пять скорбей╩ католической церкви: 1) татары; 2) православные; 3) еретики-катары; 4) хорезмийцы в Палестине; 5) император Фридрих II (Николай Осокин. Первая инквизиция и завоевание Лангедока французами. Казань, 1872, стр. 222).

[+9] Координацию действий с китайскими монголами против восточного христианства папы осуществили лишь в конце XIII века через миссионера Джованни Монтекорвино, по попытки контакта имели место с 1248 года.

[+10] Л.Н. Гумилев. Поиски вымышленного царства. Изд. ╚Наука╩, М., 1970.

[+11] Академик Б. А. Рыбаков. О преодолении самообмана (по поводу книги Л. Н. Гумилева ╚Поиски вымышленного царства╩. М., 1970). ╚Вопросы истории╩, 1971, ╧ 3, стр. 153 - 159 (далее ссылки приводятся в тексте).

[+12] Ф. Я. Прийма. Южнославянские параллели к ╚Слову о полку Игореве╩. В кн.:Исторические связи в славянском фольклоре. Изд. ╚Наука╩, М. - Л., 1968, стр. 230. (╚Русский фольклор╩, XI).

[+13] Ф. Прийма. О гипотизе А. А. Зимина. ╚Русская литература╩, 1966, ╧ 2, стр. 78.

[+14] История СССР с древнейших времен до наших дней, т. I. Изд. ╚Наука╩. М., 1966. стр. 573.

[+15] Там же, стр. 626.

[+16] Iларион Свенцiцкий. Русь i половцi в староукраiнскому писменствi. Львiв, 1939.

[+17] A. Vaillant. Les chants epigues des Slaves du Sud. ╚Revue des cours et conferences╩, Paris, 1932, cahier 5,15 fevrier, pp. 434 - 435.

[+18] См.: А. Г. Кузьмин. Мнимая загадка Святослава Всеволодовича. ╚Русская литература╩, 1969, ╧ 3, стр. 105; Б. А. Рыбаков. ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники, стр. 112, 114, 121 - 123, 142, 154, 280 - 290. Однако, вопреки его собственным данным, Б. А. Рыбаков делает вывод: ╚Элементом, связывающим часть с целым, южную Русь со всей совокупностью русских феодальных государств, была борьба с общерусским врагом - половцами╩ (стр. 159). Отметим, что столкновение Ольговичой с Кобяком и Кончаком заняло из 120-летнего периода русско-половецкого контакта (с 1116 по 1236 год), всего два года. Не ясно ли, что это обычная усобица, куда менее кровопролитная, чем битвы с суздальцами в те же годы.

[+19] ╚Русская литература╩, 1969, ╧ 3, стр. 110.

[+20] История СССР с древнейших времен до наших дней, т. I, стр. 574 и сл.

[+21] Л. Н. Гумилев. Поиски вымышленного царства, стр. 327 - 341.

[+22] Соображения и факты, приведенные мною в книге ╚Поиски вымышленного Царства╩, не повторяю.

[+23] ╚Слово о полку Игореве╩ и памятники Куликовского цикла. Изд. ╚Наука╩, М. - Л., 1966, стр. 538, 545, 535; ср. также стр. 537, 539 и др.

[+24] Б. А. Рыбаков. ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники, стр. 28.

+25 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV - XVI вв. Изд. АН СССР, М. - Л., 1950, стр. 345, ╧ 86.

[+26] Анализ текста см.: IV Международный съезд славистов. Сборник ответов на вопросы по литературоведению, стр. 39 - 40; ╚Украiнський историчний журнал╩, 1965, ╧ 1. стр. 117-120.

[+27] С. D'Ohssоn. Histoire des Mongols, depuis Tchinguiz-khan jusqu'a Timour bey ou Tamerlan, t. II. La Haye - Аmsterdam, 1834, p. 62.

[+28] G. Vernadsky. The Mongols and Russia. New Haven, 1953, p. 123.

[+29] История СССР с древнейших времен до наших дней, т. I. стр. 609.

[+30] С. М. Соловьев. История России с древнейших времен в пятнадцати книгах. кн. I. Соцэкгиз, М., 1959, стр. 564 - 565.

[+31] В. Т. Пашуто. Внешняя политика Древней Руси. Изд. ╚Наука╩, М., 1968, стр. 160.

[+32] В. Т. Пашуто. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. Изд. АН СССР, 1950, стр. 207-208 (курсив мой, - Л. Г.).

[+33] Сноска, а следовательно - и дата ошибочны. Вместо ПСРЛ, т. II, стр. 571 - надо стлб. 624 и дата - 1181. Ошибка на один год здесь существенно не меняет дела. Но в монографии Б. А. Рыбаков дает другую дату (╚Слово о полку Игореве╩ и его современники, стр. 156) - 1183 год.

[+34] Впрочем, Б. А. Рыбаков сам этому не верит, так как в книге ╚Слово о полку Игореве╩ и его современники╩ (стр. 31) пишет, что концепция киевского летописного свода конца XII века была ╚действительно враждебна Всеволоду╩. А ведь это были придворные летописцы Святослава.

[+35] Это показал сам Б. А. Рыбаков (╚Слово о полку Игореве╩ и его современники╩), охарактеризовав грозного Святослава Всеволодовича как десятикратного клятвопреступника (стр. 116), а Игоря - как тщеславного бахвала (стр. 18 и 278 - 279), бросившего в плену соратников, в том числе брата и племянника, которых стали ╚стеречь более твердо и истязать ╚многими казньми╩ (стр. 180; ср.: ПСРЛ. т. I, стлб. 400), и после освобождения помирившегося с половцами, породнившегося с Кончаком и участвовавшего в усобицах в Северской земле (см. у Рыбакова, стр. 289). Концепция летописца логических противоречий не содержит.

[+36] Л. Н. Гумилев. Поиски вымышленного царстав, стр. 346 - 348.

[+37] А. Н. Насонов. Монголы и Русь. Изд. АН СССР, М. - Л., 1940; Б. Д. Греков, А.Ю. Якубовский. Золотая орда и ее падение. Изд. АН СССР, М. - Л., 1950.

[+38] М. И. Артамонов. История хазар. Л., 1962.

[+39] См. статьи Л. В. Черепнина - ╚Монголо-татары на Руси (XIII в.)╩, Н. Ц. Мункуева - ╚Заметки о древних монголах╩, В.Т. Пашуто - ╚Монгольский поход в глубь Европы╩ в сборнике ╚Татаро-монголы в Азии и Европе╩ (изд. ╚Наука╩, М., 1970).

[+40] См.: Б. А. Рыбаков. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. Изд. АН СССР, [М.], 1963.

[+41] В. Пропп. 0б историзме русского эпоса (ответ академику Б. А. Рыбакову). ╚Русская литература╩, 1962, ╧ 2, стр. 87 - 91; Б. Путилов. Концепция, с которой нельзя согласиться. ╚Вопросы литературы╩, 1962, ╧ 11, стр. 98 - 111; Б. Путилов. Об историзме русских былин. В кн.: Русский фольклор, т. X, 1966, стр. 103 - 126.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top