Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 2. Северо-Восточная Русь и монголы в 1237-1238 гг. (Опыт критического изложения)

Часть 1. Вторжение монгол. Рязань, Москва, Коломна

Рязань

В "лето 6745 зимою" у замка Онуза, приблизительно в 200-250 километрах от Рязани, стали лагерем монгольские войска. [1] За год до этого, т.е. в 1235-36 году, началось грандиозное наступление сразу на трёх фронтах: восточном, переднеазиатском и западном. Главным было восточное направление, где воевали отряды сына Угэдэя Кучуна. [2] Значительные силы были сосредоточены на Кавказе под командованием Чагатая и Чармагана. [3] Войска Батыя были направлены на Запад. Вначале были покорены башкиры и разбито войско булгар, которые вначале покорились, но затем восстали и были разбиты вновь, причём в ходе подавления восстания были разрушены все крупнейшие города страны. [4] Одновременно велись "войны" с мордовскими племенами, буртасами и саксами, причём в Саксине монголы встретили яростное сопротивление и были вынуждены отступить. [5] С берега Каспия монголы двинулись к Дону, по ходу движения подавляя выступления алан и кипчаков, и присоединяя к себе всех недовольных. [6] О степени сопротивления говорит тот факт, что Батый был вынужден оставить одну четвёртую часть войска под руководством Мунке сражаться с кипчаками. [7] К остальным они присоединились только в 1240 году перед нападением на Киев. Осенью 1237 года, находясь в столь желанной для себя степи Дашт-и-Кипчак, [8] "царевичи сообща устроили курултай, и, по общему соглашению, пошли войной на русских". [9]

Обратим внимание на крайнюю противоречивость сведений различных источников, касающихся взятия монголами Рязанского княжества. Прежде чем воспроизвести путь монгол по Рязанской земле, нам необходимо попытаться разобраться в известиях русских летописей. В большинстве новгородских летописей, в летописях Северо-Восточной Руси, в сводах XV в., по всей видимости, отражен один рассказ. Этот рассказ также лег, скорее всего, в основу "Повести о разорении Рязани Батыем". Хронологически этот рассказ древнее Лаврентьевской летописи и Синодального списка Новгородской первой летописи, наиболее цельный вариант которого сохранился в летописях, близких Софийской I. [10] как это часто случается в русском летописании, поздние своды сохранили более первоначальные чтения, чем ранние летописи. Ниже мы попробуем опираться на этот текст, гипотетически реконструированный на основании сверки сведений разных летописей, каждый раз обосновывая наши предположения. Существует точка зрения на "Повесть" и как на произведение XVI века, синхронное и родственное циклу повестей о Николае Заразском. Не обсуждая подробно аргументы в пользу этого предположения, заметим, что "Повесть" скорее всего не является "единовременным" произведением, что несколько снижает достоверность ее сведений, но оставляет нам право ими пользоваться при некоторой осторожности.

Итак, монголы, придя, по Лаврентьевской летописи "от восточные страны... лесом", стали у города "Нухля" ("Нузла", "Узла", "Онозе", "Онуза"), взяв ее штурмом, и, по Симеоновской и Никоновской летописям, "пожгоша" город. Существует множество вариантов месторасположения этого города. Из основных гипотез отметим следующие: А.Н.Насонов связывал его с "Онозе" "Списка городов", но он находился на запад (условно) от Рязани, если план размещения городов по "Списку", составленный М.Н. Тихомировым, верен. [11] По Новгородской I летописи, место остановки татар предшествовало или совпадало с районом реки Воронеж. [12] В.П. Загоровский отождествлял гипотетический "город" Воронеж с "Онузой" и одновременно замком "Овхерух" Юлиана. [13] По мнению П.Н. Черменского и Л.Г. Кузьмина, изначально в тексте присутствовало название "Нухля" или "Узла", которое позднейшие летописцы заменили на более знакомое им по "Списку" название города "Онозе". [14] Название "Нухля" и его варианты ведут к мордовской топонимике. Можно предложить и другое объяснение, не увязывая все с ошибками летописцев. Дело в том, что местоположение "Онозе" к западу от Рязани не противоречит данным источников о передвижениях монгол по Рязанской земле. По Юлиану, готовясь к нашествию, они разделились на 4 части. Одна со стороны реки Этиль(Волга) подступила к Суздальскому княжеству, другая нападала на Рязанское княжество с юга, третья остановилась напротив замка Овхерух. [15] Отождествляя Овхерух с Онузой НПЛ, получаем, что пока Юрий Рязанский бился с монголами "в Воронеже", другие монголы разоряли беззащитные Пронск, Бель, Долгов. Впрочем, в этом случае недостоверными оказываются данные русских летописей о маршруте монгольских войск и хронологические выкладки. Оставим эту проблему нерешенной, и перейдем к дальнейшему изложению событий.

Маршрут движения, по крайней мере, основных сил, представляется следующим - "восточные страны" - Воронеж (Онуза, Овхерух ?) - Пронск - Рязань.

Послав "жену чародейку и двух мужей с нею к князьям рязанским", монголы потребовали десятину "в князьях, и в людях, и в конях". Увы, но печальный опыт 1223 года ничему не научил русских. [16] Послы были убиты, возможность мира тоже. "князи же рязанстии Гюрги ингворов брат Олег, Роман Инъгоровичь и муромьскы и проньскыи не впустяче к градом, выехала противу их на Воронажь, и рекоша им князи: олна нас не будеть, тоже все ваше будеть" [17] Одновременно были отправлены послы во Владимир и Чернигов с просьбой о помощи. Помощь не пришла, но вряд ли в этом виноват Михаил Черниговский или Юрий Владимирский, как укоряет последнего новгородский летописец. Было желание "биться особо" или нет, но помочь Рязани было невозможно. [18]

Рязанские дружины не участвовали в битве на Калке и не имели представления о военной тактике монгол. Трудно сказать, когда именно состоялось сражение, но и "Повесть о разорении Рязани Батыем", и Никоновская летопись утверждают, что оно состоялось до осады города, возможно, именно в "Воронеже". Рязанцы были разбиты и укрылись за стенами своей столицы. Трудно судить и о характере битвы. Никоновская летопись использует трафарет "бысть сеча зла". "Повесть" отмечает: "едва одолеша их сильные полки татарские". По другой версии, вначале были разорены Пронск, Бель, Долгов, Ижеславль. [19] Видимо, Пронск был действительно взят в числе первых русских городов. Направление движения монгол к Пронску как к крупной цели подтверждается и сообщениями Ипатьевской летописи. Трудно сказать, насколько достоверен ее рассказ, не имеющий прямого подтверждения в источниках. Согласно Ипат, взятый хитростью в плен Юрий рязанский был отправлен к Пронску, где в то время находилась его жена. Выманив ее из города, монголы убили обоих, а пронский князь Кир Михаиловичь со своей дружиной бежал к Суздалю и "поведа великому князю Юрьеви безбожных агарян нашествие". [20] Значение Пронска как крепости подтверждается летописными данными об осаде города в 1186 и 1207-1208 гг., когда город удавалось взять, только лишив жителей воды. Существует даже мнение, что именно Пронск является городом "Арпан" Рашид-ад-Дина. Пронск был взят. 16 декабря началась осада монголами Рязани, имевшей мощную систему укреплений, включавшую две линии валов до 10 м. высотой и рвы глубиной до 8 м. Город был обнесен тыном, и после пяти дней непрерывного штурма все было кончено. [21]

Экспедиция А.Л. Монгайта в Старой Рязани обнаружила за валами города фундаменты трёх белокаменных церквей (Борисоглебской, Успенской, Спаса), якобы разрушенных в 1237 году, и, казалось бы, подтвердила тезис советской исторической школы о полном разрушении города. [22] С этим тезисом соглашались Л.Гумилёв и частично Дж. Феннел, но отсюда, по их мнению, (а также мнению автора "Повести") отнюдь не следовал вывод о неспособности города оправиться от разрушений. [23] Лев Гумилёв напоминал о полном уничтожении города суздальцами и выселении жителей за 19 лет до нашествия. Джон Феннел, критически относясь к русским источникам, утверждал, что Рязань быстро восстановилась и была покинута лишь 79-80 лет спустя из-за участившихся княжеских междоусобиц. [24] Безусловно, анализ политической географии и летописных свидетельств указывает на другую причину переноса столицы княжества из Рязани на новое место - набеги татар, и здесь Феннел скорее всего неправ, но зачем, и надо ли переносить на середину XIII века события начала века XIV. [25]

Взяв Рязань, монголы повернули на северо-запад, к Коломне и Москве. Неизвестно, было ли здесь оказано большое сопротивление монголам. Ока и Москва-река буквально усыпаны древнерусскими памятниками военного зодчества. Казарь, Переяславль, Борисов-Глебов, Ростислав ль, ещё как минимум 5 городов, известных только по данным археологии - всё это были в XIII веке крупные крепости, на овладении ими могло уходить очень много времени. [26] Где-то в это время монголами было отправлено посольство во Владимир, к Юрию. Возможен вариант, что Батый, нежелавший рисковать, оставляя у себя в тылу крупные силы половцев и мордвы, хотел заключить мир, искренний или притворный. Учтём, что информации о Владимирской земли он к тому времени и так имел более чем достаточно, так что объяснить факт отправки посольства только целями разведки невозможно. Послы, как и в случае с Рязанью, потребовали от Юрия дани и покорности. Юрий отказался, но послов не убил, отпустив с дарами, и отправив вслед сына Всеволода с дружиной. [27]

Коломна и Москва

Именно здесь была предпринята, пожалуй, самая серьёзная попытка остановить монгольское войско. Под Коломной собрались: дружина Романа Ингваревича, дружины из Пронска и Москвы, местные силы, а также отряд, присланный Юрием из Владимира. Скорее всего, эта была его личная дружина, с опытным воеводой Еремеем Глебовичем. [28]

Попробуем представить ход мыслей русских военачальников перед битвой. Русские не привыкли отсиживаться за стенами крепостей, так что было решено дать бой в "чистом поле". Но горький опыт рязанского приграничного столкновения показывал, что в открытом столкновении монголы непобедимы, тем более когда на их стороне численный перевес. В итоге было принято решение драться за надолбами. Действительно, ведь надолбы могли помочь устоять против монгольской конницы, и 14 лет назад на Калке Мстислав Киевский, применив подобный приём, сумел отбить все штурмы и погиб из-за предательства бродников. Еремей Глебович возглавил передовой полк и сумел "уследить" неприятеля. Таким образом, к битве русские были готовы.

Трудно понять, что произошло дальше, но так или иначе, дружины не смогли усидеть за надолбами и атаковали врага. Отличная вооружённость профессионалов из Владимира и Москвы плюс опыт рязанцев и прончан вначале дали им некоторое преимущество. Возможно, что был осуществлён и прорыв вражеских порядков, так как в ходе битвы был смертельно ранен чингизид Кулькан, согласно монгольским правилам ведения битвы, находившийся позади войска. [29] Но в конце концов монголы обошли русских с фланга (подобный приём позже получит название "тулгама") и погнали их к надолбам, где, окружив, уничтожили. Пробиться из окружения смогла только московская дружина и Всеволод, бежавший "прямоезжей" дорогой к Владимиру. После битвы была взята Коломна и лежавший неподалеку Свирелеск. Города имели типичные укрепления: рвы, валы и стены без башен, но защищать их было уже некому. [30]

После победы под Коломной монгольским военачальникам предстоял выбор. Напомним, Всеволод бежал к Владимиру, "а москвичи к Москве". Выбран был на первый взгляд неудобный путь к Москве. Обычно это объясняется географическим положением Москвы, соединённой с Владимиром кратчайшим и удобнейшим путём по Клязьме. Самому городу отводится роль пограничной заставы на торговой дороге. Но взглянем на эти положения под немного другим углом зрения. Конечно, путь по Клязьме удобен для купцов, но вряд ли выгоден для неприятеля. Если взять карту, то даже без линейки ясно, что во Владимир гораздо легче(и, главное, быстрее) хотя бы по реке Цна. Учтём также, что если монголы передвигались по льду рек, то аргументы о неудобстве этого пути частично отпадают.

Далее под большим сомнением оказывается и роль Москвы. Само движение войск Батыя было подобно стреле, стремящейся поразить крупную цель. Была ли ей Москва в XIII веке? На положительный ответ нас наталкивают как детали летописных сообщений о городе, так и данные археологических исследований.

Ещё М.Н. Тихомиров обратил внимание на эпизод, характеризующий положение Москвы среди других городов Северо-Восточной Руси. [31] После смерти Всеволода Большое Гнездо его сыновья поделили между собой "Суздальскую землю". Четвёртый сын, Владимир, получил богатый плодородными землями Юрьев-Польский. Москва досталась Юрию, ставшему великим князем, " впридачу" к столице. Но Владимир в Юрьеве не усидел, и, захватив Москву неожиданным броском, "седе ту". [32] Что же сделал Юрий? Он осадил Москву и вынудил Владимира поменять город на далёкий и когда-то третий центр Киевской Руси Переяславль-Русский. Т.о, Москва оказывается на более высокой, чем Юрьев, ступеньке феодальной лествицы. Вряд ли Владимир стал ввязываться в военную усобицу с великим князем из-за пограничной заставы. Признав тот факт, что Москва находилась в семёрке крупнейших городов Владимиро-Суздальской земли, становится понятно, почему монголы двинулись именно к Москве, отклонившись на столь значительное, отклонившись на столь значительное, особенно в условиях суровой зимы, расстояние.

Результаты археологических работ в центре Москвы также свидетельствуют, что к середине XIII века Москва представляла собой значительную по масштабам крепость, с развитым ремеслом и торговлей. [33]

Москва оказалась для монгол крепким орешком. Предоставим слово самому летописцу. "Взяша Москву татарове, и град и церкви святыя гневи предаша, и манастыри все и сёла пожгоша и много именья вземше отъидоша". [34] Опять не похоже на описание крохотного городка[35]. Князем в городе сидит второй сын Юрия Владимир, при нём находится воевода Филипп Нянька.

Войска Батыя подошли к Москве где-то в середине января. В.Н. Татищев называет датой взятия Москвы 15 января. Хронологические выкладки в целом дату подтверждают. На путь от Рязани до Владимира у монгол ушло 40 дней, 5 из которых они провели под Москвой. Москва находится на примерно одинаковом расстоянии от Рязани и Владимира. Но на пути к Москве расположены многочисленные крепости, а на пути к Владимиру лежало лишь Осовецкое городище.

Существуют две версии взятия города. Краткая, изложенная в Лаврентьевской летописи, сообщает лишь о взятии города и убийстве воевода. По другой версии, изложенной А.Д. Горским, осада длилась несколько дней, монголы использовали метательные орудия, москвичи решились на вылазку, когда и были разбиты. [36] Длительность осады подтверждается восточными источниками, [37] сообщением Герберштейна, [38] а также рассказом из "Скифской истории" Лызлова, возможно, опиравшемся на недошедшую до нас летопись. [39] Косвенным подтверждением длительности осады могут служить и находки в Московском Кремле предметов воинского снаряжения, явно принадлежавших "высокопоставленным" дружинникам (к примеру, меча западноевропейского производства). [40]

Учитывая, что на Владимир было затрачено 4, а на Москву 5 дней, у нас появляется хотя бы приблизительное представление о мощности городских укреплений (тем более, что, по сообщению В.Н. Татищева, москвичи не успели утвердить стен города). Конечно, Москва сильно пострадала во время штурма, но город быстро вернулся к нормальной жизни. В результате раскопок в культурном слое центральных районов современной Москвы, Кремля и Зарядья, была открыта прослойка угля - след пожара, уничтожившего город. Но непосредственно на этой прослойке вновь лежал культурный слой, т.е. восстановление города началось непосредственно после нашествия, иначе над углём осталась бы "стерильная" прослойка.

Уже через 10 лет город упоминается как столица удельного княжества, где правит Михаил Хоробрит. Силы московского княжества позволили ему успешно бороться за великое княжение Владимирское. К середине века Москва вновь имела сильно укреплённый центр. В ходе штурма 1237 года, видимо, были уничтожены лишь деревянные заборола. Михаил Хоробрит и Даниил Александрович жили за тем же валом, только поставив на нём новые стены. Культурный слой Москвы, относящийся ко второй половине века, достигает полутора метров, превосходя владимирский более чем втрое, что свидетельствует о необычайной активности здесь жизни. Город разрастается, к уже имеющимся монастырям добавляются новые, например Даниловский и Богоявленский, в Москве ведется каменное строительство. [41] В историографии период истории городов московской земли характеризуется как "время упадка", однако на материале Москвы и Коломны констатируется не только восстановление городов, но и их дальнейшее развитие, связанное с интенсификацией собственно городской жизни. [42]

Ссылки и примечания

[1]   Восточные источники сообщают, что монголы осадили город Арпан (Ариан, Риан) совокупно, в то время как по данным Юлиана, готовясь к нашествию, они разделились на 4 части. Одна со стороны реки Этиль (Волга) подступила к Суздальскому княжеству, другая нападала на Рязанское княжество с юга, третья остановилась напротив замка Овхерух. О четвертой части не сообщается ничего, по предположению Кощеева, она предназначалась для охраны тыла. В этом случае снимается часть возражений против численности войск Батыя, т.к. прокормить четыре отдельные колонны легче, чем одну. Действительно, монгольские войска обычно делились на три отдельные колонны, способные действовать самостоятельно. Так было при вторжении в Среднюю Азию, в Европу, и нет никаких оснований утверждать, что в русском походе монголы отступили от своего правила.

[2] Свистунова Н.П. Гибель государства южных Сунов. // Татаро-монголы в Азии и Европе.С.272-273.

[3] Галстян А. Завоевание Армении монгольскими войсками. //Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970. C.162. ; Армянские источники о монголах. М., 1962. С.33-43.

[4] Халиков А.Х., Халиуллин И.Х. Основные этапы монгольского нашествия на Волжскую Булгарию.//Волжская Булгария и монголо-татарское нашествие. Казань. 1988. С.17.

[5] Плано. Карпини Дж. дель. История монгалов. М., 1997. С.61.

[6] Характерно, правда, более раннее, свидетельство Ибн-эль-Асира: "К ним [татарским завоевателям] присоединился ещё [в Грузии] тюркский невольник (один) из рабов Узбека [властителя в Азербайджане] по имени Акуш, который собрал... множество народа". Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II, 1941. С.27-28. Далее: СМИЗО.

[7] Причём задачу свою они далеко не выполнили. В 1241 году на отряды Кутана и Сонкура напали половцы Котяна, борьба с ними продолжалась весь 1242 год. Фёдоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. Карпини сообщал, что к 1245 году была не покорена некоторая часть алан, а во время путешествия Рубрука одна пятая часть войск Сартака была занята покорением всё тех же алан, черкесов и лезгин.

[8] Именно овладение Дешт-и-кипчак было основной целью Великого Западного похода. Ал-Джуздани в своих "Насировых разрядах" (1259-1260) приписывает Джучи такие слова о Дешт-и-Кипчак: "Во всём мире не может быть земли приятнее этой, воздуха лучше этого, воды слаще этой, лугов и пастбищ обширнее этих". СМИЗО, Т.II., С.14.

[9] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т.II. М.-Л., 1960.С.39.

[10] О датировке написания НIЛ смотрите Ляпунов Б.М. Исследование о языке Синодального списка Новгородской летописи. СПб., 1900. Произведением XVI века считал "Повеcть" Д.С. Лихачев (Лихачев Д.С. Повесть о разорении Рязани Батыем.// Воинские повести Древней Руси. М.-Л., 1949.), а А.С. Орлов вообще называл ее "малоисторичной"( Орлов А.С. Героические темы древнерусской литературы. М.-Л., 1945. С. 107.).

[11] Тихомиров М.Н. Список русских городов ... С.239-240; Насонов А.Н. "Русская земля" ... С.212.

[12] НПЛ. С. 74-75.

[13] Загоровский В.П. О древнем Воронеже и слове "Воронеж".

[14] Черменский П.Н. Два спорных вопроса топонимики древней Рязанщины.// "Археографический ежегодник за 1959 год". М., 1960; Кузьмин Л.Г. Рязанское летописание. М., 1965. С.161.

[15] Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII века о татарах в Восточной Европе, // Исторический архив. М., 1940, Т.III.С.83.

[16] НПЛ. С.286. По изложению В.Н. Татищева, требование монгол не было столь категоричным, и даже ответ рязанских князей в принципе оставлял возможность мира. Мнение русских князей, впрочем, не было единодушным. Крайне интересным перед битвой было поведение Юрия Муромского, который предлагал перед лицом превосходящих сил отказаться от боя и выполнить требования татар. В изложении Татищева, который опирался на независимый местный источник ("Муромскую летопись-топографию"), такое поведение представлено не трусостью, а благоразумием. Муромский князь фактически приравнивает монгольское нашествие к княжеским междоусобицам: "Вы вспомните, как прадед ваш Глеб и дед Ярослав, не хотя покориться чести ради Всеволоду, сами тяжко претерпели и землю вконец разоря, принуждены были сильнейшему себе покориться, а того, что погубили, никогда возвратить не могли". (Татищев В.Н. История Российская. Т.III. С.232.) Великолепная иллюстрация к истории Лефевра о замках и драконах. Водораздел, который проходил по русскому обществу середины века, проявлял себя именно в подобные моменты. Преимущества этической системы, которой придерживался муромский князь (а впоследствии Александр Невский и митрополит Даниил), иллюстрируются сравнением дальнейшего поведения муромского и рязанского князей. Юрий Рязанский, обвинявший в трусости муромского князя, бежал с поля боя, тогда как муромский князь погиб, но не отступил.

[17] Там же. С.170.

[18] Исследователи объясняют неучастие Юрия в обороне Рязани по-разному. В.В.Каргалов считал, что он был застигнут врасплох. Кощеев, опираясь на данные Юлиана, считал, что Юрий пытался предотвратить вторжение со стороны Городца-Радилова, а затем перебросил войска в место наибольшей опасности, т.е. к Коломне. Его мнение находит подтверждение и в летописях. По Ипат., Юрий послал Всеволода "со всеми людьми", а согласно Сузд., в их число входили и "Новгородци".( Впрочем, сообщение Суздальской летописи о новгородцах, принявших участие в битве под Коломной, может являться и ошибкой новгородского автора, прочитавшего фразу "Роман Инъвгоровичь" ( Софийская I летопись ) как "Роман и новгородцы".) Тем не менее, дружина не была собрана наспех, как писал В.В. Каргалов. Правда, другое предположение Кощеева о угрожающем манёвре четвёртой части монгольского войска в сторону Черниговского княжества подтверждения в источниках не находит.

[19] "Ижеславец" "Повести о разорении Рязани Батыем". Возможно, часть городов западной половины княжества были взяты в 1239 году, когда у монгол были все возможности(в первую очередь, наличие времени) для этого. В.Н. Татищев под 1239 годом сообщает: "Того же лета приходиша Батыевы татары в Рязань и поплениша всю".

[20] ПСРЛ. Т.2. Стб.518.

[21] По Рашид-ад-Дину, Рязань была взята в три дня. "Повесть" сообщает об использовании ракет при осаде.

[22] Глас автора "Повести" о соборной церкви, стены которой хотя и "погоре и почернеша", но всё же стояли, услышан не был. Более того, церковь Спаса упоминается под 1258 годом как действующая, в ней был похоронен Олег Ингваревич. Крайне интересны заключительные фразы "Повести", в которых автор называет главной причиной бедствий, постигших Русь, "ненависть братьи". Такая оценка кризиса из уст его современника, безусловно, говорит о принадлежности последнего к прослойке людей, способных подняться над сиюминутным пониманием ситуации.

[23] "Повесть" заканчивается словами: "Великий князь Ингварь Ингваревич... седе на стол отца своего. И обнови землю рязанскую, и церкви постави, и манастыри согради, и пришелцы утеши и люди собра. и бысть радость христианам". НПЛ. С.75. Интересно, что летописных известий, касающихся Рязани, от второй половины века сохранилось даже больше, чем от первой половины XIV века.

[24] Считая, к примеру, Ледовое побоище эпизодом пограничной борьбы Новгорода и Пскова с орденом.

[25] Причём перенесена столица была не на новое место, а в Переяславль-Рязанский, город, существовавший с XII века. Возможно. Это произошло сразу после разорения города в 1288 году, когда город покинул его епископ. Перенос столицы княжества отнюдь не был экстраординарным событием на Руси, перемещались столицы Смоленского и Новгородского, Переяславского и Ростовского княжеств. При этом старая столица часто продолжала существовать ещё несколько столетий (Сарское, Клещин, Городище). Вообще, динамика городского развития в Рязанском княжестве далеко не всегда увязывается с тезисом о прямом влиянии на этот процесс Орды. Пример неоднозначной интерпретации судьбы Рязани после нашествия может быть дополнен историей небольших городов княжества, таких, как Корнике, который не был затронут нашествием, но тем не менее покинут в середине века и вопреки всему восстановлен в начале века XIV. Клянин Р.В. Корнике - город рязанского княжества. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С.144.

[26] Переяславль, впрочем, сдался или был обойдён стороной, так как никаких следов разрушения города археологически не было зафиксировано. Судаков В.В., Челяпов В.П., Буланкин В.М. Археологические работы в Переяславле-Рязанском в 1989-1993 гг.// Археология и история Юго-Востока Древней Руси. Материалы научной конференции. В.1993.

[27] Неизвестно, были ли эти дары требуемой данью или чем-то иным. Если послы требовали десятины, то первое маловероятно, и не прав Прохоров. Вряд ли в этом случае отправление войск с Еремеем Глебовичем было просто мерой предосторожности, ведь под Коломной собрались и москвичи, и, что очень важно, старший сын Юрия Всеволод.

[28] Дружину возглавлял старший сын Юрия, Всеволод, а на Руси именно старший сын обычно водил в поход отцовскую дружину. Еремей Глебович в 1219 году брал штурмом булгарский город Ошель.

[29] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. С.68.

[30] Возможно, битва происходила непосредственно перед стенами Коломны, о чем косвенно свидетельствует преобладание агроландшафта вокруг города и возможное расположение надолбов перед рвом города. С другой стороны, укрепления Коломны до сих пор археологически не зафиксированы. Мазуров А.Б. Археологическое изучение Коломны: основные итоги и перспективы. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С. 228.

[31] Тихомиров М.Н. Древняя Москва. М., 1992. С.17.

[32] Оболенский М.А. Летописец Переяславля Суздальского. // Временник МОИДР. М., 1851. Кн. IX С.111.

[33] Рабинович М.Г. Древняя Москва. М., 1956. С.5.

[34] ПСРЛ, Т.1, С.460-461.

[35] Трудно согласиться с мнением Г.М. Прохорова (Прохоров Г.М. Кодикологический анализ Лаврентьевской летописи.// Вспомогательные исторические дисциплины. Л.,1972. Он же. Нашествия Батыя (по рус. летописям).// ТОДРЛ. Т.XXVIII. Л., 1974.), что составитель Лаврентьевской летописи ничего не знал о взятии Москвы и сделал вставку только с целью повысить значение города в борьбе с Тверью. В конце концов, при описании взятия Суздаля и Киева тоже использовался штамп.

[36] Горский А.Д. К вопросу о взятии Москвы в 1238 году.// Восточная Европа в древности и средневековье.

[37] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. 68.

[38] Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.

[39] Лызлов А. Скифская история. М., 1992.

[40] Шеляпина Н.С., Панова Т.О., Авдусина Т.Д.// Предметы воинского снаряжения и оружие из раскопок в Московском Кремле.// СА. 1979. ╧ 2.

[41] Возможно, их количество было значительно большим, в городе при Данииле появляется архимандрития, но строгий разбор источников не позволяет говорить об этом наверняка. Беляев Л.А. Древние монастыри Москвы по данным археологии. М., 1994.

[42] "Время упадка" см. Юшко А.А. Московская земля IX-XV веков. М., 1991. С.126.

 

Stolica.ru

Top