Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 3. Последствия нашествия. (Основания для сомнений)

"После этого, значит, вследствие этого" - говаривали римляне. Видимо, неплохо знали латынь наши историки, коль принцип сей стал краеугольным камнем всей концепции послемонгольского развития Руси. Интересно было бы приложить его и к другим "звездным часам" нашей истории. Представьте, что кризис экономического развития России в первой половине XIII века был вызван войной 1812 года и нашествием Наполеона или экономический подъем 1880-ых - завоеванием Средней Азии. Представили? Вряд ли требуются дальнейшие комментарии.

Мадьяры, тюрко-болгары, хазары, торки, черные клобуки и печенеги стремительно сменяли друг друга на страницах русских летописей, то проходя грозным вихрем сквозь южнорусские степи, то осаждая русские города и разоряя окрестные деревни.

Мадьяры прошли и надолго исчезли с горизонта истории, болгары стали одним из торговых партнеров Руси, хазарское владычество рассеялось как дым, торки и черные клобуки стали вассалами киевских князей, а печенегов уничтожил очередной посланец "врат народов" - половцы. [*1] С их приходом многое изменилось. На условной границе [*2] Леса и Степи гораздо чаще можно было увидеть колею от торговых повозок, чем следы конных отрядов. О глубине проникновения, симбиозе культур свидетельствуют и стены собора в Юрьеве-Польском, запечатлевшие рядом с ликами святых узкоглазых степных воинов в остроконечных шапках и с характерными деталями вооружения.

Закономерен вопрос, насколько взаимоотношения Руси и Орды отличались от существовавших до этого? Насколько непосредственным было влияние последней на внутренние процессы, до сих пор вытекавшие из собственных условий развития? Если основания для сомнений в их (влияний) катастрофичности?

Как ни странно, для начала ответа нам придется продолжить тему русско-половецких отношений. История их не оканчивается ни 1223-им, ни 1237 годом. Приведем знаменитое описание Джучиева улуса, данное Эл-Омари: "В древности это государство было страной кыпчаков, но когда им завладели татары, то кыпчаки сделались их поданными. Потом они смешались и породнились с кыпчаками, и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их, и все они стали точно кыпчаки, как будто одного с ними рода". В исторических трудах очень часто цитируется этот гимн географическому детерминизму, но степень его соответствия истине так и не установлена. Действительно, половцы настолько органично влились в улус Джучи, что термин "Дешт-и-Кыпчак", первоначально обозначавший только половецкие степи, стал синонимом названия "Орда", включая в себя также Крым, Саксин и Булгар. Половецкое население постепенно превращается в оседлых городских жителей, к XIV веку в Орде складывается уникальная система торгово-ремесленных городов и их степной периферии. Вряд ли новая система отношений была настолько чужда русским, что могла поддерживаться только военным господством. [*3] Русские князья, как ни странно, оказались психологически готовы к признанию ордынского владычества. Складывавшаяся на Руси система вассалитета, [*4] которая не могла быть полностью реализована из-за слабости великокняжеской власти, была перенесена на взаимоотношения с Ордой. У пирамиды появился верх, не зависящий от субъективных желаний низа, т.е. впервые в истории появилась возможность реализовать принцип иерархии. (На Руси не было "богоизбранной" королевской династии или чего-то подобного, и когда Русь посягнула на место Орды в системе международных отношений, ей срочнопришлось искать "независимые" факторы легитимации своего места под солнцем.) В XIII же веке хан органично занял место, подобное тому, которое занимал константинопольский патриарх в церковной организации Киевской Руси. Естественно выглядело и приобретение им титула "царя", т.е. признания его высшей светской властью. Именно с помощью монгольских войск Михаил Палеолог освободил Константинополь из-под власти крестоносцев, он же принял ярлык монгольского хана, признав, таким образом, его старшинство. Но превосходство Орды имело и экономическую подоплеку, о которой мы скажем ниже.

Итак, основания и возможность у Орды для вмешательства во внутренние процессы на Руси были. Но наличие мотива преступления это еще не доказательство преступления "априори". Ниже мы рассмотрим две стороны жизни Руси "post hoc" и попытаемся найти в них "ergo propter hoc".

Ссылки и примечнания

[*1] Разумеется, речь идет об остатках канглов-печенегов, которые, слившись с частью торков и берендеев, образовали племенной союз, известный в летописях как "Черные клобуки".

[*2] Степь в это время была покрыта островками леса - рощами и борами. Хозяйственный уклад русских и половцев в приграничной зоне сближался - переложная система земледелия и скотоводство у русских и стойбищное скотоводство с элементами земледелия у половцев, что дало дополнительные основания для складывания нового народа - бродников. См., например: Гаель А.Г, Гумилев Л.Н. Разновозрастные почвы на степных песках Дона и передвижение народов за исторический период.// ИАН. Сер. география. No 1. 1961.

[*3] Впрочем, военные отношения тоже очень часто напоминали прежние времена: "Князь велики Василей Ярославичъ ... с великим баскаокм володимерским ... и со \своим зятем\ князем Айдаром и со многыми татары царевами воеваша Новгородцкиа власти и возвратишася со многим полоном в Володимерь". В это же время "Князь велики тферский Святослав Ярославич ... иде с татары царевами, и воеваша Новгородцкиа власти: Волок, Бежичи, Вологду, и со многим полоном возвратишася в Тферь". Подставьте вместо слов "татары царевами" "половцы поганыя", и текст ничем не будет отличаться от записи XII века.

[*4] Ее связывают обычно с изменением значения термина "наделок", переходящий к началу XIII века из сферы отношений наследования к значению земельного княжеского лена, который можно отдать вассалу на правах, схожих с западноевропейским баналитетом.

Последствия нашествия для сельских местностей Руси.

Казалось бы, ничто здесь не должно вызывать серьёзных споров. Очевидно, что при любых военных действиях в первую очередь страдают не города и их население, зачастую имеющие возможность отсидеться за крепкими стенами, но беззащитные сёла и деревни. Вспомним слова летописца: "Не было места, ни волости, ни сёл таких, где бы не воевали [татары] на Суздальской земле". Татары "по волостям, по сёлам, дворы грабили, кони и скот и имущество отнимали". В огне погибали жилища и хозяйственные постройки, люди уводились в плен или убивались на месте. Вопрос о судьбе пленников частично рассмотрен выше, но каков был масштаб непосредственного ущерба, какой процент территории был затронут нашествием?

В.В. Каргалов в одной из своих работ собрал и проанализировал результаты археологических исследований сельских местностей Руси после нашествия. [+1] С тех пор археология продвинулась далеко вперёд, но вопрос во многом остался прежним: резкое сокращение числа поселений, их населённости, безусловно, имело место, но насколько подобное изменение связано с "монгольским" фактором?

В.В. Седов подсчитал, что в центре Смоленской земли домонгольских поселений обнаружено около 90, после нашествия их осталось 52, причём количество дворов в них, а следовательно, и население, сократилось вдвое. [+2] Данные эти достаточно показательны, тем более, что изучение русской деревни XIII-XV вв. находятся в зачаточном состоянии, и, во-вторых, на эти данные ссылаются некоторые советские историки, видя в них доказательства катастрофы, подобной землетрясению, постигшей русские земли.

Помимо В.В. Седова, остатки селищ того времени изучал в Среднем Поднепровье В.О. Довженок, сделавший, во многом, противоположенные выводы. [+3] В целом круг источников крайне узок, ибо по письменным источникам можно исследовать сёла лишь с XIV-XV вв. Даже в фундаментальном труде Г.Е. Кочина упоминания о состоянии деревни после нашествия ограничиваются общими утверждениями. [+4] Археологическое изучение этой категории поселений затруднено разрушенностью культурного слоя и его небольшой толщиной. Кроме того, часть слоя оказывается перекрыто застройкой XVI-XIX вв. Поэтому в принципе количество известных поселений этого времени ни в коей мере не отражает реальной ситуации. Что же касается данных В.В. Седова, то трудно валить на монгол вину за исчезновение смоленских деревень. Смоленское княжество пострадало от нашествия на порядок меньше, чем, например, Черниговское. Отдельный монгольский отряд, если и подходил к Смоленску, то был отбит и ушёл догонять остальных, двигавшихся по направлению к Козельску. Гораздо более вероятно, что враждебным внешним фактором здесь были литовцы, захватившие к тому времени Полоцк, и, возможно, Смоленск. В 1239 году первым мероприятием нового великого князя Ярослава была война именно с этими литовскими отрядами, что свидетельствует о первостепенности угрозы. Ярослав разбивает литовцев и захватывает в плен их вождя. Пожалуй, логичнее предположить, что значительная часть упомянутых деревень была сожжена именно тогда и в ходе последующих боевых действий на этих территориях. Не могут являться прямым свидетельством и редкие находки наконечников стрел "монгольского" типа, так как в середине века они очень быстро распространяются по всей Восточной Европе. [+5]

Результаты археологических работ непосредственно в Северо-Восточной Руси также неоднозначны. Исследователи стремятся связывать прекращение жизни на поселениях именно с "игом". Так, работами в 1955-1956 гг. в районе Углича М.В. Фехнер было зафиксировано прекращение жизни на всех (!) 16 обследованных селищах и связано "с нашествием татар", так как было отмечено полное отсутствие находок XIII-XIV вв. [+6] Но если так, то почему работы в Ярославе дали совершенно иные результаты, хотя монголы появлялись в районе Углича лишь в 1293 году, а в 1237/1238 гг. Углич не пострадал, в отличие от Ярославля. Более того, почему в ходе работ не был выделен слой первой половины века, обычно предельно насыщенный находками.

Вернёмся к Северо-Восточной Руси зимой 1237/1238 гг. Русь лежит в глубоких снегах, все водные пути покрыты толстым слоем льда, что и было блестяще использовано монгольскими полководцами. Начало войны не летом, но зимой могло обеспечить в лучшем случае тактическую внезапность. [+7] На продвижение к Торжку от Рязани ушло более двух месяцев, несмотря на отсутствие организованного сопротивление. Как было только что сказано, двигались монголы в основном по льду рек. Снега и русские леса были труднопроходимым препятствием для низкорослых монгольских лошадок. Хотя отдельные молниеносные броски конница совершать могла, о чём свидетельствует появление на реке Сить перед стоящим "не имеющи сторожи" Юрием, но, экстраполируя данные В.О.Довженка, увидим, что скорее всего население деревень, а около 70% процентов деревень составляли поселения по 3-6 дворов, а, значит, они были сильно рассеяны, укрывалось при виде зарева на месте соседней деревни со скарбом и скотом в лесу, а по уходу монгол возвращалось на пепелище. Построить же деревянный дом на Руси никогда не составляло особой проблемы.

На уменьшение и уход населения мог повлиять и климат.

Начало средних веков совпало с наступлением малого климатического оптимума, т.н. Архызского периода влажности и оледенения, который датируется сер. VIII-XIII вв. н.э., характеризующийся пониженной увлажнённостью, во время которого произошло смещение населения из-за смешения климатических зон на 200-300 км. к северу. [+8] Наиболее тёплый период на территории нашей страны - 950-1200 гг. Многие поселения, расположенные в малом климатическом оптимуме на первой надпойменной террасе (сейчас это пойма рек) с XIII века начали подтопляться и впоследствии были перекрыты мощными слоями аллювиальных отложений. Населению пришлось перейти на более высокие места или на водоразделы рек, из-за наступления нового ледникового периода. [+9] На уход населения оказывало влияние не только повышение увлажнённости в районе поймы рек, но и более высокая температура на возвышенностях, чем в низинах. [+10] Существовал и другой фактор. Переход от переложной к паровой системе земледелия в её начальной стадии требует особо плодородной почвы и минимальной амплитуды температуры и влажности. Процесс же почвообразования в поймах рек в это время вообще прекратился.

Летописи дают возможность проследить, как на Руси проявилось похолодание. XIII век был для Руси воистину несчастливым. Он начался дождями, которые непрерывно шли в течении всего лета. Результатом был голод. В 1203 году наступили жестокие морозы. Потом наступила засуха. Повсеместно отмечались неурожаи. В первую треть XIII века наблюдается одна из самых продолжительных группировок особо опасных явлений, обусловившая 17 голодных лет. Из них два голода продолжались по несколько лет. В 1214-1216 гг., и особенно в 1230-1233 гг. население Руси резко сократилось. Большие потери понесли города, ненамного меньшие сёла, так как оторванности от земли в русских городах не было. Далее бедствия лишь усиливались. вся вторая половина века характеризуется частыми бурями, дождями, наводнениями, усилением холодов и жестокими зимами. На конец XIII века приходится максимальное похолодание за последние две тысячи лет. [+11] Летописец недаром отмечал "великую нужду в народе". Очевидно влияние этих процессов как на городские, так и сельские демографические процессы. Население по всей Руси резко сокращается. На севере и в центре селища становятся малодворными деревнями, располагающимися на возвышенных местах. На юге, наоборот, появляются новые селища, обычно неукрепленные, и расширяется зона собственно хозяйственной деятельности населения. [+12]

Что касается сравнительно несложного сельскохозяйственного производства и промыслов, то они быстро восстановились. Однако развитие его в дальнейшем шло очень неравномерно. В Южной Руси, как и в Новгороде, наблюдается увеличение размеров, и соответственно, веса сельскохозяйственных орудий, в то время как на Северо-Востоке основные сельскохозяйственные орудия, в том числе пашенные, ничем не отличаются от домонгольских. [+13] Авторы фундаментального труда "Очерки по истории русской культуры XIII-XV веков" считали это результатом тяжести ига. [+14] Однако политические изменения не могут препятствовать восприятию инноваций, что многократно доказано на примере оружия. Как монголы, не имевшие на Руси даже постоянного представительства, могли создать культурный заслон между Тверью и Торжком, Новгородом и Владимиром. А ведь во второй половине века вторжений на территорию Северо-Западной Руси было не меньше, чем на территорию Северо-Восточной. И практически каждый раз летописцами отмечаются разорение сёл и волостей. Наконец, очевидное господство монгол в районах Южной Руси не привёло к остановке процесса совершенствования орудий труда. В исследуемое время не меняется соотношение зерновых материалов по сравнению как с предшествующим, так и последующим периодом. О культуре земледелия в это время говорит тот факт, что если в X - первой половине XIII века сорняки составляли 65,4% всего количества скоплений, то со второй половины XIII века эта цифра снижается до 57,6%. [+15]

Подводя итог, констатируем невозможность на данном уровне развития науки составить картину развития сельского хозяйства этого времени, однако можно с уверенностью говорить о минимальном воздействии на этот процесс монгольского нашествия. Гораздо более значимым может быть негативный фактор, связанный с выплатой "выхода" в Орду и соответствующим налоговым бременем. Однако исследования, посвященные этому вопросу, показывают, что размер подобных сборов никогда не был чрезмерным. [+16] Более того, вряд ли вызывает сомнение тот факт, что многие князья использовали данный налог в целях накопления собственных средств, при этом первоначальный размер сборов резко разнился с тем, который в действительности уходил в Орду. Хрестоматийные примеры из монографии Л.В. Черепнина, когда крестьяне отказывались селиться рядом с дорогой, связывавшей Москву с Ордой, скорее относятся к исключениям, так как у нас есть гораздо больше примеров иного рода.

Ссылки и примечания

[+1] Каргалов В.В. Последствия монголо-татарского нашествия для сельских местностей Северо-Восточной Руси.// ВИ. 1965. No 3.

[+2] Седов В.В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли (VIII-XV вв.). МИА, 1960. No 96.

[+3] Довженок В.О. Среднее Поднепровье после татаро-монгольского нашествия./ Древняя Русь и Славяне. М., 1978.

[+4] Кочин Г.Е. Сельское хозяйство на Руси к. XIII-н. XVI вв. М.-Л., 1965.

[+5] Мугуревич Э. Восточная Латвия и соседние земли в X-XIII вв. Рига., 1965.

[+6] Каргалов В.В. Последствия монголо-татарского нашествия для сельских местностей Северо-Восточной Руси.// ВИ. 1965. No 3.

[+7] Данные Юлиана, впрочем, свидетельствуют о другом.

[+8] Олейников О.М. Климат в районе Верхней Волги в средние века./ Новгород и новгородская земля. Новгород., 1992. С.71.

[+9] У нас нет синхронных письменных свидетельств этому, но некоторую возможность даёт экстраполяция данных XVII-XIX вв. когда наблюдается новый, хотя и меньший, пик увлажнённости, отразившийся в многочисленных преданиях о переносе деревень на более высокие места из-за паводков.// Конецкий В.Я. К истории сельского расселения и хозяйства в долине р. Ловать в эпоху средневековья./Новгород и новгородская земля. Н., 1992. С.43.

[+10] Волобуев В.Р. Почвы и климат. Баку. 1953. С.67. Учтём, что в XI-XIV веках преобладающими типами поселений были приречные и мысовые.// Судаков В.В. Сельские поселения IX-XV веков в округе Переяславля-Рязанского. С.62./КСИА, No 198. М., 1989.

[+11] БорисенковЕ.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI-XVII вв.

[+12] Шекун А.В. Поселения второй половины XIII-XV веков в междуречье Десны и Днепра. // Деснинские древности. Брянск. 1995. С.113-115. В междуречье Десны и Днепра (между Черниговым и Любечем), на территории около 1,5 тыс кв.км. было выявлено 193 древнерусских поселения. Только на 5 из них выявлены материалы второй половины XIII - XV вв., 8 содержат материалы только этого преиода. Подавляющая часть селищ прекращает свое существование в первой половине XIII века, что очень хорошо согласуется с выводамаи по сторожевым городам этого района, сделанными В.О. Довженком.; Цыбин М.В. Древнерусско-половецкое пограничье вт.пол. XIII-XIV вв. в Подонье // Археология и история Юго-Востока Древней Руси. Воронеж., 1993.С. ; Гоняный М.И. К вопросу о динамике заселения района Куликова поля древнерусским населением в XII-XV веках. // Археология и история Юго-Востока Древней Руси. Воронеж., 1993.С.85.

[+13] Беляева С.А. Южнорусские земли во второй половине XIII-XIV вв. Киев., 1982.

[+14] Интересно, что например, Е.А. Рябинин, напротив, писал об антиизоляционном влиянии нашествия, ставя в прямую связь с ним прерывание эволюции курганной обрядности в Поволжье, считая, что "была полностью разбита ... замкнутость "чудских" региональных мирков. См. Рябинин Е.А. Костромское Поволжье в эпоху средневековья. Л., 1986. С.125.

[+15] Кирьянова Н.А. Сельскохозяйственные культуры и системы земледелия в лесной зоне Руси XI-XV веков. М., 1994.С. 15.

[+16] Павлов П.Н. К вопросу о русской дани в Золотую Орду. // УЗ Красноярского ПИ. 1958.; Янин В.Л. К вопросу о золотоордынском выходе из Новгорода. // 600-летие Куликовской битвы: Тезисы докладов. М., 1980.

 

Появление новых княжеств и рост городов

Ускорение процесса формирования новых княжеств обычно считается прямым результатом политики монгольских ханов и последствием самого нашествия. Как известно, вместо 6 княжеств, существовавших на северо-востоке Руси перед нашествием, к 70-ым годам того же века, т.е. за 30-40 лет, их стало 14. Большинство новых княжеств было расположено в удалении от условного центра, тогда как "будь появление новых княжеств простым результатом естественного феодального дробления, оно равномерным потоком захватило бы все территории". [+17] Однако разделение меньше всего коснулось Ростовского княжества, из коего выделилось одно Белоозерское княжество. Это очень интересный аргумент, и его стоит рассмотреть повнимательнее, учитывая, что если Ростов действительно мало пострадал от нашествия и жизнь в нём текла своим чередом, то почему выделение Белоозера произошло в 1238 году, когда о коварной политике ханов говорить ещё рано. Да и процесс складывания социально-экономических условий, которому придаётся так много значения в советской исторической школе, не занимает дни и месяцы.

Между тем, автор не решился бы говорить о минимальном последующем влиянии Орды на Ростовское княжество. Как известно, образование княжеств на Руси носило характер передачи власти в рамках феодальной лестницы среди близких родственников. Сохранение целостности Ростова можно было бы объяснить с позиций советской школы в том случае, если бы князья этого княжества были меньше других связаны с Ордой или не подчинялись ей, т.е. у монгольских ханов не было бы возможности "разделять и властвовать". Что ж, отправим эту посылку на проверку фактами. Увы, но татар на ростовской земле было более чем достаточно, иначе кого было бы изгонять в 1262 и 1289 гг? [+18] Князья же ростовские были самыми желанными гостями в Орде. Четверо из них участвовали во взятии "славныи град Ясьский Дедяков" (Владикавказ?) в 1277 году, двое, возможно, подавляли движение Лахана (Ивайлы) в Болгарии в 1278 году, участвовали как минимум в двух "ратях" Андрея, и, возможно, в трёх походах на Литву. Неудивительно, что трое из них были женаты на татарских княжнах, ростовский епископ Игнатий дважды ездил в Орду "за причёт церковные" (по делам духовенства). Татарский царевич, крестившийся под именем Петра, основывает в Ростове монастырь, и т.д и т.п.

Нет, деление в Ростовской земле всё-таки началось, но в XIV веке, когда влияние Орды на внутренние процессы стремится к нулю. Протекало оно очень быстро и интенсивно, словно навёрстывая процессы, долженствующие начаться в XIII веке. Но процесс дробления не привёл к полному ослаблению княжества. Немотря на крайнюю степень раздробленности, (а на Руси бытовала поговорка "В Ростовской земле у семи князей один воин"), крайне неудобное (между Литвой, Москвой и Ордой) географическое положение, Ростовское княжество просущестоввало до XVI века.

Не подпадает под схему и Тверь, не менее центральных областей подвергавшаяся набегам, но тем не менее пережившая расцвет, и Рязань, вообще непонятно почему существовавшая, ни остальные области при чуть более пристальном рассмотрении. Так может быть рано объявлять "безнадёжным анахронизмом" суждения В.О. Ключевского, писавшего, что "явления, которые мы наблюдаем в Суздальской земле после этого разгрома (явления феодального дробления), последовательно, без перерыва развиваются из условий, начавших действовать ещё .. в XII веке." [+19]

Не выглядит парадоксальным на этом фоне и пример Переяславского княжества, где удельного дробления не было вообще, несмотря на частые появления татарских войск в этом районе. То же можно сказать о Рязанском, Владимирском и частично Ростовском княжествах. В удалённом же от Орды Белоозерском княжестве к началу XV века образовалось более 15 независимых княжеств.

Смеем однако утверждать, что именно процесс усиления "новых городов" в Северо-Восточной руси оказался в исторической перспективе спасительным для нее. Терпимый во время подъема и при благоприятных внешнеполитических условиях, но гибельный в период кризиса порядок горизонтального наследования, когда государством правит род, а не "единодержец", просто не мог, как показала двухсотпятидесятилетняя практика, быть сломлен изнутри силами одного из правителей. Положение усугублялось постоянным возрастанием числа потомков Ярослав Мудрого и "выключение" из спора за великокняжеский престол младших братьев и "младших" родов. Правя в небольшом городе, такой князь мог не страшиться груза традиций, здесь не было слоя боярства, а в борьбе за престол он опирался на свое дипломатическое искусство или военную силу. Когда к XIV веку авторитет Владимира окончательно упал, Москва и Тверь, не затронутые дроблением, стали фактически неотчуждаемым владением Даниила Александровича и Михаила Ярославича. Далее победителю оставалось лишь перенести новый обычай первородства на захваченное "великое княжение". Именно этому процессу должны были бы препятствовать "злобные и коварные" монголо-татары, которые "деформировали мораль", "... подавляли естественные чувства" и "порождали беззаконие, злобу и зависть". [+20]

Выше уже показывалось, сколь трудно уследить влияние того или иного события на ход исторического процесса. Количество и структура русских городов в XIII веке постоянно менялись. Можно ли выделить влияние нашествия среди множества других факторов константного воздействия, как считалось в советской исторической науке? [+21]

Применяя методы формальной логики, предположим, что если естественное развитие городов было прервано нашествием, повёрнуто в другую сторону, то в первую очередь пострадали бы недавно основанные города, т.е. такие пункты, где шла естественная колонизация и которые были относительно слабы. Если же нашествие было воздействием, после которого всё и вся возвращалось на круги своя, то пострадали бы уже клонившиеся к упадку старые феодальные центры, а развиваться должны были бы города с перспективой, уже ощущавшейся к началу века.

Как известно, наибольший рывок в XIII веке совершили Москва и Тверь. О Москве выше сказано достаточно, значение Твери также росло очень быстро. Когда в 1180 году киевский князь Святослав Всеволодович воевал с Всеволодом Большое Гнездо и "положиша всю Вългу пусту и городы все пожьгоша", [+22] то Тверь быстро возродилась, а два других города, также разорённых Святославом, Шоша и Дубна, исчезают из летописей. Тверь уже в 1208 году стала сборным пунктом Всеволодовичей при походе на Новгород. Старшие Всеволодовичи хорошо осознавали важность Твери и Москвы, и недаром и там и там перед нашествием сидели соответственно сыновья Ярослава и Юрия. Несмотря на разорение войсками Батыя и последующими ратями, Тверь и Москва остаются "точками роста" бывшей Владимиро-Суздальской земли.

Росло значение практически всех городов, упомянутых в начале века: Устюга (1212), Костромы (1213), Соль Великой (1216), Ржева (1216), Стародуба-Ряполовского (1218), Зубцова (1219), Унжи (1219), Нижнего (1221). [+23] Ни один из этих городов не прекратил своего существования после нашествия, во второй половине века они становятся вровень со старыми центрами, исключая, может быть, Переяславль-Залесский.

Не прерывается процесс появления городов и после нашествия. Основываются Можайск, Святославле Поле, Старица, Романов, видимо, некоторые города вокруг Москвы.

Похожие процессы происходили в земле вятичей, испытавшей самый тяжёлый удар во время нашествия. В упомянутых впервые в 1207-1237 гг. Мосальске, Серпейске, Мещевске, Брыне, Спас-городке продолжается жизнь, переживает расцвет Звенигород, становится столицей Переяславль-Рязанский. Прервалось существование древнерусского города на р. Навль у села Слободки, но Карачев, Дедославль, Тешилов, Серенск, Козельск, Воротынск, Новосиль, Ростиславль, Колтеск, Лобыньск, Мценск, Кромы, Домагощь, и многие другие живут, позже большей частью подпав под власть Литвы. [+24] Местонахождение Кордно, Лопасни и некоторых городов не определено, но неужели и в этом повинны только монголо-татары?

Проблема развития городов тесно связана с так называемым "сдвигом населения на север", уходом жителей в лесные массивы и т.п. так, многие историки, начиная с Любавского, объясняли рост Москвы и соседних княжеств притоком населения, покинувших свои родные места из-за татарских набегов. Действительно, вплоть до Заонежья на севере происходит сосредоточение населения, но наряду с этим растет население Рязанского и Нижегородского княжеств, находившихся в непосредственной близости от Орды. Да и т.н. "новые территории" отнюдь не были безопасным прибежищем, избавленным от ужасов войны. Например, Тверское княжество постоянно оказывается в это время ареной военных действий. Такой парадокс В.В. Кучкин объяснял тем, "что с 40-ых гг. XIII века усилился натиск Литвы на западные русские земли, и население стало сдвигаться к востоку...". Но тогда получается, что "население" предпочитало жизнь под игом экспансии Литвы, изначально гораздо менее антагонистичной русским землям. Климатические изменения, о которых подробно сказано выше, безусловно, способствовали демографическим изменениям гораздо больше, чем монгольский фактор. [+25]

Города Северо-Восточной Руси в XIII-XIV вв. сохранили то принципиальное направление исторического развития, которое сложилось к 1237 году. Позиция князей во многих городах оставалась слаба. Особенно хорошо это видно на примере ростовской земли. Как отмечал Ю.А.Кизилов, [+26] процесс ухода князей из главных городов на новые места (и, соответственно, управление оттуда своей отчиной) в XIII-XIV вв. принципиально не отличался от таких же процессов в XII веке. В крупных же городах сохранялись сильные вечевые традиции [+27] и позиции боярства. [+28]

Ссылки и примечания

[+17] Ведь не утверждаем же мы, что распад единого Владимиро-Суздальского княжества после смерти всеволода Большое Гнездо в 1212 году и последовавшая междоусобная война его сыновей была вызвана экономическими противоречиями между Владимиром и Ростовом, или набегами волжских булгар.

[+18] Под 1289 годом летопись сообщает: "умножи же ся тогда татар в Ростове, и гражане створиша вече и изгнаша их, а имение их разграбиша" ПСРЛ.Т.VII. С.179.

[+19] Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1987.

[+20] Лимонов Ю.А. Сочинения Серапиона Владимирского как источник по истории общественной мысли Руси второй половины XIII века.// Восточная Европа в древности и средневековье. Тезисы докладов.

[+21] "Сама политика монголо-татар... была враждебна городам" Базилевич К.В. Опыт периодизации истории СССР феодального периода. // ВИ. 1949. No 11.

[+22] НПЛ, С.36.

[+23] Они могли быть основаны и раньше, но их упоминание в летописях, даже случайное, уже свидетельствовало о возросшей значимости. Ю.К. Бегунов, вслед за А.Н. Насоновым, считает, что около 1207 года Устюг уже существовал и был дан в отчину Константину. Скорее, здесь имеется ввиду основанный в 1178 году городок Гляден.

[+24] Никольская Т.Н. Земля Вятичей: к истории населения бассейна верхней и средней Оки в IX-XIII вв. М., 1981.

[+25] Вообще, в XIII веке, наряду с общим уменьшением населения, происходил не сдвиг населения на север, а его уход из центральных районов Руси и колонизация северо-восточных и юго-западных земель. Сдвиг на север, в лесистые районы с плодородным "опольем", как показал еще Соловьев, начался в XII веке. Что же касается собственно Северо-Восточной Руси, то колонизация севера была обусловлена не паническим бегством населения, а целенаправленной политикой местных князей, приводивших и расселявших "полон многий" из еми, чуди, булгар, мордвы, "татарских мест" (!!!). Подобные процессы происходят и на юго-западе (вспомним переселенческую политику Даниила), русская колонизация достигает Венгрии и Болгарии. Здесь образуются княжества с русскими правителями, иногда вассальными по отношению к венгерским и болгарским королям, а иногда, как Яков-Святослав, фактически независимыми. Видимо, это была попытка как-то упорядочить тот натиск "бродников и русских", о котором сообщал Бела IV в письме папе римскому в 1254 году.

[+26] Кизилов Ю.А. Земли и княжества Северо-Восточной Руси в эпоху феодальной раздробленности. Ульяновск. 1982.

[+27] Подробнее см.: Тихомиров М.Н. Крестьянские и городские восстания на Руси XI-XIII вв. М., 1955.

[+28] Практически только московские и тверские князья смогли сломить сопротивление боярства. Но даже здесь нельзя говорить о "холопьей преданности" нового боярства и влиянии ига. (Кобрин В.Б., Юрганов А.А. Становление деспотизма в средневековой Руси. // История СССР. 1981. No 4.). В конце концов, Вельяминовы в XIV веке вели себя ничуть не лучше Кучковичей в XII веке.

 

Stolica.ru

Top