Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Северное направление. Проблема широтных коммуникаций

Очень сложен вопрос о нечерноморских связях Европы и Востока. Помимо меридиональных речных путей, очевидно, существовали и трансконтинентальные широтные коммуникации. [75] Можно выделить несколько основных транзитных маршрутов. Первый: Рига - Смоленск - Дорогобуж - Можайск - Москва - Рязань - Муром - Булгар. Далее путь сливался с меридиональным волжским маршрутом. Второй путь, дунайский, начинался в районе Мааса, оттуда шёл к Майну и Неккару на Регенсбург, Вену и далее на Эстергом, Мукачев в Галич. Из Регенсбурга шла ещё одна ветвь к Праге, Бреславлю, Кракову через Владимир-Волынский и Луцк к Киеву. Третим путём была торговля Северной Европы с Новгородом.

Отдельным маршрутом был путь, связывающий Псков и Прибалтику. Он не был в полном смысле транзитным. С одной стороны, сюда попадали восточные товары, но основной статьёй экспорта на Запад были не они, а лён. Целью же восточных, главных образом, булгарских, купцов был янтарь. В Прибалтику с юга вело два маршрута: Киев - Днепр - Даугава, отмеченный находками шиферных пряслиц; и Булгар - Волга - Псков - Великая, связывающий Прибалтику с Индией и Персией, что наглядно демонстрируется ареалом находок раковин каури. Основным предметом прибалтийского экспорта был янтарь, несколько менее важным - латунь и цветной металл. Характерно, что сразу после покорения Восточной Пруссии Тевтонский Орден монополизировал всю добычу и торговлю янтарём, считая его важнейшим источником дохода. Тем не менее, связи Прибалтики в восточном направлении продолжались в течении всего XIII и части XIV вв., что доказывается находками большого количества тех же каури и стеклянных бус, более того, археологические работы в Пскове свидетельствуют о том. что именно к XIII веку относится максимальное количество импортируемых из Прибалтики товаров. В этой торговле активное участие принимали и русские купцы. [76]

Функционировали ли эти пути и после нашествия, насколько они были им затронуты?

Путь Рига - Рязань - Булгар наиболее интенсивно функционировал в XII веке, свидетельство чему - находки пломб дорогичинского типа, широко распространённых по маршруту. [77] В XIII в. их количество сходит на нет, но нет никаких оснований обвинять в этом монгольское нашествие. Действительно, изменяются хозяева обеих концов маршрута. Существование Дорогичина как крупного торгового перевалочного пункта прекратилось в связи с его захватом Конрадом Мазовецким, а в 1237 году Добьжинским Орденом. [78] Вокруг города велась ожесточённая борьба, безусловно не способствовавшая торговле. Купец, выбравший путь по Бугу, соединявший русские земли с Польшей и транзитной дорогой по Висле, встречал больше всего трудностей не на территории Руси, а в Мазовии. Именно на неугомонных потомков Конрада Мазовецкого жаловались торуньские и кульмские купцы куявскому князю Владиславу Локетку в 1286 году. [79] Очевидно, поэтому большей популярностью пользовалась дорога через Завихост на Висле, ведшая на Червонную Русь, а оттуда на юго-восток от Дуная до Крыма. Через Завихост и Сандомир шла на Русь и дорога из Венгрии.

Особенностью русско-немецко-литовской борьбы на пути Рига - Рязань было то, что орденские власти всячески стремились препятствовать транзитной торговли, пытаясь получить дополнительные привилегии. [80] Такая позиция приводила к противодействию не только со стороны русских и литовских правителей, но и большинства городов Северной Германии и Балтики. Дело доходило, как в 1299 году в Риге, до прямого военного столкновения. Тем не менее, путь функционировал и во второй половине XIII в, что подтверждается как данными письменных источников, (немецкие купцы в Посемье, данные Рижской долговой книги, ярлык Менгу-Тимура [81]), так и данными археологии. Например, в московскиx слояx этого времени были найдены несколько перстней и браслетов, произведенных в Германии. [82]

[82] Г.П. Латышева предполагала связь Москвы с Западной Европой через Новгород, но находки изделий из прибалтийского янтаря скорее указывают на рижский путь, тем более вероятный, что во второй половине XIII века немецкие купцы из Риги, нарушив новгородскую монополию, действуют в Северо-Восточной Руси. На ее территории встречаются два потока товаров, из Европы и Орды. [83] Учтём и установившиеся в это время тесные торговые связи Москвы и Смоленска, откуда также шли тёмные стеклянные браслеты. [84] Как уже указывалось выше, основные препятствия функционированию этого пути встречались на отрезкеРига-Смоленск. Рига не могла существовать без тесных связей со Смоленском, так же, как и с Новгородом и Витебском, свидетельство чему - торговые договора 1262 года - Миндовга с Александром Невским, Ригой и Орденом; 1263 года - герденя от имени Полоцка и Витебска, и 1264-65 года - подтверждение мирного договора с Ригой и Орденом некоего князя или князей - (по мнению В.Т. Пашуто Изяслава Полоцкого и Изяслава Витебского, подвластных великому князю Войшелку). [85] Орден же всячески препятствовал торговым связям с Русью и Литвой, закрывая двинский путь или ограничивая торговлю немецких купцов пределами Ливонии. В 1270 году западнодвинский путь был закрытым из-за якобы постоянно совершающихся ограблений немецких купцов русскими. [86] В 1277 году под тем же предлогом Орден попытался ограничить торговлю немцев пределами Ливонии, исключив из сферы их торговых сношений рынки Руси. Наступает некоторый перерыв в торговле, просуществовавший до 1284 года, когда был заключён новый договор, предоставлявший обеим сторонам право беспрепятственной торговли. Некоторые исследователи усматривают и отрицательное воздействие Орды на смоленско-рижские отношения, якобы отражённое в статьях договора. Напомним, что около 1275 года Смоленское княжество благодаря сложным династийным перипетиям оказалось в вассальной зависимости от Орды (хотя монгольские вооружённые отряды к Смоленску не подходили). До 1284 года никаких упоминаний о татарах в смоленских источниках нет. Статья договора звучит следующим образом: " Што немецьских дворов и дворищь Смоленьске коупленины и церкве их место, не надо бе никомоужо, комоу дадять ли, посадять ликого немци, то по своей воли; а на которомь подворьи стоять Немци, или гость Немецьский, не поставити на томь дворе князю ни Татарина, ни иного которого посла". [87] Ограничение касалось, как мы видим, прав князя на размещение прибывающих послов вообще, нелюбовь немцев к татарам, скорее всего, привела к уточнению этого положения и приравниванию статуса татарского посла к обычному. Немецкие купцы к концу XIII в. чувствовали себя в Смоленске, несмотря на татар, настолько уверенно, что в городе существовал не только коллективный "немецкий" двор с церковью, но и частные земельные участки купцов, надолго остававшихся в городе. [88] Нечто подобное происходило и в Риге, где русские купцы к концу XIII в. обзаводятся бюргерскими правами. В Рижской долговой книге (1268/88-1345/52), по подсчетам Фр. Бенингхофена, из 222 имён ненемцев - 100 русских. Из упомянутых 100 русских торговцев 60 были владельцами земельных участков в городе и могли использовать недвижимость в торговых сделках в качестве залогового имущества. Русская улица (plаtea Rutenorum) была не только местом обитания купцов, но и ремесленным центром с ювелирными и плавильными мастерскими. В XIII веке на русской улице была построена каменная церковь Николая Чудотворца, служившая, очевидно, надежным складом товаров. [89] Однако предоставляя русским купцам широкие права на своей территории, Рига старалась не пропускать их далее в Любек и Готланд, также пытаясь играть роль торговой таможни для русской торговли. [90]

Типичным примером широтной коммуникации был путь из Регенсбурга в Киев и далее. Как известно, свидетельства письменных источников о торговле для периода до XV в. единичны, и тем ценнее свидетельство Эстергомского капитула, под 1288 годом зафиксировавшего пребывание здесь русских купцов, что говорит о их постоянном присутствии на данном участке торгового пути. [91] Видимо, действовало и второе ответвление дунайского маршрута через Бреславль, так как Карпини ехал в Киев в компании именно бреславльских купцов. [92] О степени втянутости русских юго-западных земель в торговые отношения, особенно с Восточной Европой, можно судить уже по тому, что здесь в качестве денежного средства обращались пражские гроши. [93]

[93] /p>

Одной из составных частей европейского экспорта на юг Руси во второй половине XIII века были лиможские эмали. Эмали, но не литургические предметы. В то же время с середины XIII века в Венгрию в большом количестве ввозится лиможская литургическая утварь. Здесь найдено около 50 пластинок и рельефных фигурок ( в то время как в Богемии - только три). Часть этих товаров транзитом доставлялось в Южную Русь, но не на северо-восток. Почему? Объяснение может основываться на разрыве связей между соответствующими регионами в результате нашествия, как считал В.П. Даркевич, но нам гораздо более вероятным в данном случае кажется зависимость покупки литургических товаров от отношения к католичеству вообще. [94] Действительно, если в Северо-Восточную Русь везлись эмали, то почему не могли импортироваться предметы культа?

Обратно в Европу везлись в основном меха. Так, в постановлении 1259 года кёльнского архиепископа Конрада говорится, что в Кёльн, кроме западных товаров, привозят различные меха, в том числе собольи. В документе упоминаются купцы из Германии, Венгрии, Чехии и "других расположенных на Востоке стран". [95]

Трансконтинентальная дорога Регенсбург-Киев связывала промышленные центры Запада с восточными странами вплоть до Китая. Действительно, путешествия Рубрука, Карпини и Марко Поло были далеко не единичными случаями, но, видимо, в данном случае действовали правила купеческих корпораций, запрещавшие широкую огласку маршрутов с целью сохранения торговой монополии. Так, Рубрук был знаком с рыцарем Балдуином из Эно (Фландрия), который ещё до него побывал в Каракоруме. [96] Марко Поло упоминает об особых постоялых дворах, которые существовали в Пекине для немцев, французов и ломбардцев. [97]

Как уже упоминалось выше, в большинстве случаев конечным пунктом для европейских купцов оказывался Новгород, стремившийся держать в своих руках и торговлю с другими областями Руси. По договору 1260 года "немцы" могли торговать, помимо Новгорода, на острове Котлин и в Кареле, но первый отвечал за безопасность гостя лишь в том случае, если торговец сопровождался новгородцем. [98] Лишь норвежцы продолжали непосредственные контакты с Биармией и Суздальским княжеством. [99]

Торговля Новгорода с Востоком шла по Волжско-Каспийскому маршруту, основными центрами которого были Булгар, Саксин и Амоль (на южном берегу Каспийского моря). Значение Амоля падает в XIII веке из-за трансгрессии Каспия, частично затопившего город. [100] Что касается значения Саксина как торгового центра, то здесь существуют значительные разногласия. Точное местоположение и характер этого города неизвестны. Скорее всего, как предположил Сафаргалиев, [101] Саксин, - это Итиль, а саксины - потомки хазар. Во всяком случае, это не было "ханской ставкой, окружённой кочевниками", как считал Фёдоров-Давыдов. [102] Присутствие кочевнического элемента не обязательно означает отсутствие осёдлой жизни, а объём перевозок требовал развитой инфраструктуры. Наконец, у нас есть прямое сообщение Карпини о городе с мощными укреплениями и метательными орудиями, заставившими отступить монгольские войска в 1237 году. О масштабах перевозок между Саксином и Амолем говорит тот факт, что в конце XII века до 400 кораблей курсировали между городами по Каспийскому морю. Впоследствии значение Амоля резко упало из-за трансгрессии Каспия, затопившего этот город. Впрочем, часть товаров, в особенности меха (горностая, белки, соболя), через Хазарию шли по суше в Хорезм, а оттуда по всему Востоку. [103]

Состав экспорта был следующим. Русские купцы вывозили различные меха, рыбу и рыбий клей, моржовые клыки, мёд, кожу, заготовки дерева. Транзитом шли товары из новгорода, Прибалтики и Скандинавии: янтарь, цветные металлы, пушнина, оружие(особенно мечи и кольчуги). [104]

[104] Особую статью экспорта составлял лён. Лён-долгунец произрастал в основном в Суздальской, Новгородской и Смоленской землях(на юге со скифских времён преобладала конопля). Льняные одежды были хорошо известны на Востоке, высоко ценились и даже жаловались индийской знатью своим приближённым в качестве почётного дара. [105] Мы не знаем путей, по которым русские товары попадали в Индию. один из возможных вариантов - посредничество кабульских купцов. Кабул в XIII веке был крупным торговым центром, чеканенные в афганских городах монеты находят в суздальской земле, а с 1327 года известны некие "хопыльские гости", в которых вслед за М.Н. Тихомировым мы склонны видеть кабульских купцов. [106] Состав экспорта не изменился после нашествия. В начале XIV века Амир Хусрау упоминает о привозе из Руси мечей, льна и льняного полотна. Тот же перечень мы находим у арабского географа Шегаб-ад-Дина. Обратно везли в основном предметы роскоши: пряности, драгоценные камни, дорогую посуду из Ирана и Сирии, [107] шёлковые ткани, которые даже частично реэкспортировались в Европу. Так, "Песнь о Роланде" упоминает шелковые ткани из Руси. [108] Можно предполагать и частичное увеличение масштабов русско-индийской торговли при посредничестве ордынских либо хопыльских купцов. Так, в это время происходит увеличение поступления в Новгород хрустальных вставок с красной прокладкой из лака, добывавшегося в провинции Гуджерат в Индии. [109]

Торговые связи по Волге между Русью и Булгарией были довольно устойчивы. Так, когда в 1229 году в Биляре был убит русский купец Авраамий, а "люди плениша быша в обеих странах", интересы торговли возобладали, и "плененные люди распустиша, князь велики отпусти к ним Измаилтян их, а они отпустиша к великому князю христиан". [110] Здесь мы видим и ценное указание (если только оно не позднего происхождения) на то, что мусульманские купцы уже до нашествия держали в своих руках часть волжской торговли.

В 1236-1237, а затем в 1242 гг. все крупные города Волжской Булгарии были разрушены, и торговля на какое-то время замерла. Время, впрочем, не очень долгое. Торговую ситуацию этого времени можно рассмотреть на конкретном примере поставок в русские земли кашинных бус. Почти четыре сотни бус найдено в Новгородской земле в слоях, синхронных 14 ярусу Неревского раскопа в Новгороде (1238 - 1268 гг.). Очевидно, что они поступили на Русь в 1240 -1250-ых гг. Ю.М. Лесман предполагал их азербайджанское происхождение, хотя аргументация, основанная на том, что "основными претендентами на роль экспортеров должны были быть районы, где производство кашина было налажено еще в домонгольское время", так как монголы все ломали и крушили, не представляется убедительной. [111] Далее автор рассчитывает порядок импорта кашинных бус в новгородскую землю, приходя к цифре в 40-80 тыс. экз. "Тогда общая масса кашинных бус могла быть доставлена на Русь всего в нескольких подобных бочонках, что вполне возможно даже в условиях нестабильной ситуации первых лет монгольского завоевания". [112] Картина поступления бус описывается как единичный акт привоза 40 - 80 тыс. бус. "купцом, либо следовавшим практически вслед за монгольскими войсками, либо, что более вероятно, прибывшим в Новгород вместе (в составе) с послами в 1257 г. или численниками в 1259 г." Получается что купец намеревался продать свой товар в стране, которую только что завоевали или обложили данью. И в этой стране купец рассчитывает найти единовременный сбыт крупной оптовой партии своих дорогостоящих товаров? Также неубедительна локализация Азербайджана как страны-производителя только на основе находок здесь кашинных бус. Гораздо более вероятно поступление разновременных партий, и не из Азербайджана, относившегося к владениям Хулагуидов, воевавших в это время с Сараем, а из волжских городов. Уже в 1263 г. египетские послы, направлявшиеся в Каракорум, отмечали, что на Волге "постоянно видны плавающие русские суда". [113] Это не было каким-то кратковременным всплеском, торговля по Волге оставалась в руках русских купцов, что засвидетельствовано арабскими авторами. [114] Во многих ордынских городах появляются колонии русских купцов. Монгольские ханы покровительствовали торговле, получая огромные барыши. Сама Орда как государственное образование во многом существовала за счёт транзитной торговли. [115]

[115] Орда стремилась к стабилизации цен, проводила политику невмешательства экономическую жизнь. В результате цены были не просто стабильными, но и чрезвычайно низкими. [116] В Орде существовали системы безналичного учета денег и прообразы современных "свободных экономических зон" вроде Хаджитархана, освобождённого от податей и налогов. [117] Для купцов, видимо, существовали гарантии неприкосновенности их личности и товара. [118]

Насколько изменился масштаб новгородской торговли с Востоком после нашествия? В нашем распоряжении имеются сводные таблицы новгородского импорта, составленные Е.Л.Рыбиной, на основании которых автор, а вслед за ним и другие исследователи делали вывод о резком сокращении большей части статей новгородской торговли. [119] Так, в слоях начала XIII века найдено 11 осколков грецкого ореха, а в слоях второй его половины - 5 осколков. Из этого делается вывод о прекращении функционирования днепровского пути. Посмотрим на находки самшитовых изделий. Первая половина века - 38, вторая - 76. Не сходится. Ответ вроде бы заключается в том, что грецкие орехи привозились днепровским, а самшит волжским путем. Днепровскому маршруту Сарай всячески мешал, а волжскому помогал. Даже если это и так, то торговые пути всегда взаимозаменяемы, и трудно представить, что грецкие орехи не могли привозиться по Волге. Да и днепровский путь, как показано выше, все же функционировал и вряд ли Ногай был заинтересован в развитии торговли меньше Берке или Менгу-Темира. Вообще, если проанализировать общеизвестные полигоны основных предметов новгородского импорта (см. рис.4), стеклянные браслеты, шиферные пряслица, южные амфоры, то очевидна невозможность корреляции эволюции масштаба распространения товаров и монгольского нашествия. [120]

Гораздо сложнее были отношения Новгорода с Ганзой и Орденом. Военные успехи первого в Прибалтике далеко не всегда приводили к улучшению торговых связей. [121] Договора 1263 и 1269 годов фиксируют ослабление новгородских позиций в торговле. [122] Новгородцы не допускаются дальше Готланда, путешествуют они на немецких судах, что крайне сужает свободу торговли. В 1270 году любечские и готландские купцы добиваются права на постоянного священника в Новгороде, [123] немцам позволяется рубить лес по берегам рек.

В самой Ганзе с 1268 года шла борьба за преобладание в северо-восточной торговле, эта борьба оканчивается победой Любека. Видимо, и другие крупные торговые корпорации (помимо Ганзы) пытались торговать с Новгородом. Для XIV века известно два случая проникновения в Новгород ломбардских купцов, которые торговали оружием, но были изгнаны ганзейцами. [124] Орден, папство и шведы стремились в свою очередь препятствовать вообще любой торговле, что приводило к конфликтам между ними и Ганзой. Так, опираясь на построенный в 1293 году шведами Выборг, была организована торговая блокада Новгорода. В 1295 году, тем не менее, по просьбе Любека и при посредничестве германского короля Адольфа I (1292-1298) заключается торговый договор, по которому блокада снималась, но сохранялась эмбарго на ввоз железа и оружия. [125]

Во второй половине XIII века, несмотря на крестоносную экспансию в Прибалтике и монополию Ганзы, продолжалось русское мореплавание на Балтийском море, русские рыбаки селились в прибрежной полосе Финского залива [126]

[126] Новгородцы требовали от владимиро-суздальских князей предоставления права свободного передвижения по их земле "по цесареве грамоте". [127] Торговля ганзейских купцов, в свою очередь, продолжалась и в случае войны Новгорода с соседними областями. [128]

Ввозились на Русь через Новгород в основном ткани, особенно дорогие "ипрские", медь и серебро, изделия "художественного ремесла", культовые предметы. Вывозились через Новгород меха(главным образом, белки), кожи, мёд и воск.

Особую статью торговли составляли рабы. Работорговля были юридически закреплена в торговых договорах Новгорода и Смоленска. Одним из основных источников рабства здесь оказывается закабаление несостоятельных должников. Должник "выдавался головою на продажу" иностранцу, причем в латинском варианте договора 1269 года указывалось, что заимодавец выводит на торг не уплатившего долг вместе с женой и детьми и волен увезти его из Новгорода, если на торгу его никто не выкупит. [129] В заявлении риги, посланном витебскому князю Михаилу Константиновичу, упоминается рижский купец, приехавший в Витебск "девкы купити". [130] Владимирский епископ Серапион в своих "Поучениях" называет работорговлю среди основных грехов общества того времени - "братью свою ограбляем, убиваем, в погань продаем". [131] Его слова находят неожиданное подтверждениеу марко Поло, который, рассказывая о русских "здравницах", писал: "Случается, что во время этих здравниц, или попоек, пьющие берут деньги взаймы у иноземных купцов из Хазарии или Солдайи или других соседних стран и отдают в заклад своих детей". [132] В этом контексте несколько по-другому воспринимается известная статья летописей под 1262 годом, где говорится о произволе откупщиков дани в русских городах: " Окупахуть бо ти оканьнии бесурмене дани и отъ того велику пагубу людемъ творяхутъ, роботяще резы и многы души раздно ведоша". [133]

Действительно, продавались рабы не столько на Запад, сколько на Восток. Восточные источники так писали о новгородцах: "нет рабов, приятнее их по телосложению или красивее по белотелию". [134] Русь функционировала и как перевалочный пункт международной торговли рабами. В первые годы после нашествия часть русского населения, угнанного в плен, оказывается на невольничьих рынках Никейской империи. [135] После захвата власти в Каире мамлюками число русских здесь особенно возрастает. Они играли важную роль в армии (Один из бывших рабов, принявший тюркское имя Байбуга, но сохранивший прозвище "урус", стал вице-королём и наместником в Северной Сирии, был обезглавлен 1353 году за сепаратизм.), и одевались, несмотря на жаркий климат, в меха в знак своего северного происхождения. [136] Часть партий рабов, безусловно, переправлялась в Европу, особенно в Италию и Францию, хотя это более характерно для конца XIV- начала XV веков, когда такая практика находит отражение в нотариальных актах и других архивных материалах европейских городов. [137]

[137]

Говоря об источниках рабства и учитывая приведенные выше факты, должно заметить явное преобладание случаев продажи в рабство за долги, процент же т.н. "военной добычи" скорее всего незначителен. Сообщение Карпини об обязанности покоренных народов отдавать в плен десятую часть населения в источниках подтверждения не находит. [138] Сопоставление известий Карпини с текстом некоторых русских летописей под 1237 годом о требовании "во всем десятины, в князихъ, и в людехъ, и в конихъ и в скотехъ" [139] также недоказательно, ибо явно подразумевает обычную дань - копчур - с имущества, в противном случае получается, что в рабство попадал и каждый десятый князь. Впоследствии, в XIV веке, тысячами продавали в рабство русских людей новгородские ушкуйники, наглядно демонстрируя слова Серапиона Владимирского. [140]

В XIII веке состав новгородского экспорта несколько меняется. Происходит резкое (более чем вдвое) увеличение доли цветных металлов, ввозимых в основном из Швеции; падает доля ввозимых тканей, хотя и не после нашествия, а в первой четверти века; происходит замена английских шерстяных тканей на фламандские; уменьшается доля предметов роскоши, за исключением дорогой стеклянной посуды, [141] и ввоз латуней из Прибалтики; [142] увеличивается, несмотря на эмбарго, доля ввозимого оружия. [143] В целом, видимо, происходит увеличение товарооборота. С середины века Старая Ладога становится крупным портом для больших морских судов, [144] для передвижения же по Волхову используются большие специальные паромообразные плоскодонные суда. [145]

Торговые отношения Новгорода с Ганзой многократно описаны, [146] хотя многие моменты остаются неясными. Это касается, например, "ответной" русской экспансии в города Прибалтики во второй половине века. Скорее всего, вооружённая борьба в регионе не означала отрицательного отношения к русским вообще. Помимо уже отмеченного сохранения русской колонии в Риге, отметим, что русские центры в Прибалтике существовали не только в старых, существовавших до XIII века городах, но и во вновь основанных опорных пунктах немецкой колонизации, например, Тарту. [147]

Существовали и другие пути торговли с Востоком. Под 1096 г. в ПВЛ записана легенда о путешествии новгородцев к горам и побережью на север от Югры и обнаружении там знаменитого прохода, заделанного в своё время Александром Македонским. [148]

[148] По сообщению Ипатьевской летописи под 1114 годом, ладожский посадник Павел рассказал, что "ещё мужи старии ходили за Югру и за Самоядь" - в полунощные страны. [149] Древний путь в Приобье шёл Устюга по Вычегде в бассейн Печоры, а из Печоры, по притоку Усе, через Уральский хребет в Собь - приток Оби. Другой путь из Печоры на Обь шёл южнее, к Березову. [150] К началу XIV века новгородцы уже утвердились в этих землях, о чем свидетельствует известная новгородская грамота первой половины XIV века о поручении Печорской стороны Михаилу. Другим таким свидетельством может послужить уникальная находка в Подчерье (Северное Приуралье, завершение печорского пути) древнерусской кольчуги, которая датируется XIII - XIV веком. [151]

К функционированию северного пути имеют отношение находки за Уралом серебряных с чернью чашей из Аквитании и фигурных водолеев Гильдесгейма (первой половины XIII века). Неясно, кто мог принести в этот район вышеназванные изделия. Даркевич считал, что "последние экспедиции норвежцев в Биармию относятся к 1217 и 1222 годам", [152] однако экспедиции норвежцев продолжались и после нашествия, [153] и норвежские купцы вполне могли занести эти товары за Урал. Серебро было главной целью как норвежских, так и русских купцов в этом районе, несмотря на то, что собственных серебряных рудников здесь не было. [154]

В конце XIII века об этом пути пишут примерно в одно и то же время арабские и европейские источники. Согласно сведениям арабских авторов, из Новгорода этим путём можно было добраться до Монголии и Китая. По "Путешествию сэра Мандевилля"(начало XIV в.)этот путь вёл в Индию, доходившую, по мнению автора, до крайнего севера Азии. [155] Действительно, русские купцы добирались до Ханбалыка (Пекин), где существовала русская колония, привозя сюда, помимо прочего, русский сафьян. [156] Потомков русских колонистов встречал в Китае в XVI веке португальский путешественник Мендиш Пинту. [157]

Пожалуй, мы не затронули только Балканы, с которых, в частности, на Русь попадало серебро и изделия из него. [158] Однако в археологии сейчас нет четких критериев, позволяющих определить именно балканское происхождения того или иного предмета. Письменные источники также практически не дают прямых данных о торговых контактах между Балканами и Русью. В этой ситуации нам остается только использовать спряжку "торговля - международные отношения", и посмотреть, были ли здесь предпосылки для развития торговых отношений с русскими княжествами, и не только юго-западными. Оказывается, да. Росписи церкви Николы на Липне находят свои ближайшие аналогии в церкви 1259 г. в городе Боян (Болгария). [159] На Балканы в это время идет поток русской колонизации. Русские новообразования на балканских землях не теряли связи с "метрополией". Так, митрополит Кирилл, живший в Северо-Восточной Руси, заказал Кормчую книгу у Якова Святослава, русского князя и правителя обширной области на Дунае. [160] Русские князья правили в это время в Видино и Мячине. Ногайская орда в это время вряд ли препятствовала торговым связям, особенно в периоды, когда ее отношения с рядом балканских стран строились на отношениях вассалитета. Конечно, можно найти не меньше фактов и враждебных отношений между основными субъектами международных отношений в этом регионе, но сама возможность нами показана.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на переориентацию торговых путей в результате монгольских походов и провала крестоносной экспансии европейских государств, сама торговля быстро вернула утраченные позиции. Вновь созданная система торговых путей просуществовала до XV века, когда турецкая экспансия вновь изменила направления торговых маршрутов. Роль Руси как посредника между Востоком и Западом, несмотря на потерю некоторыми русскими княжествами монопольного положения в транзитной торговле, также возросла. В целом международная торговля явилась для русского общества одним из факторов, позволившим обеспечить, при консервативном влиянии конфессиональной отгороженности, хотя бы минимальную открытость системы в надсистеме международных отношений, и, следовательно, обеспечившим дальнейшее ее развитие.

Другое дело, что русские княжества в ХШ веке остались центрами пересечения торговых интересов многих стран, но они не стали самостоятельным фактором международных торговых отношений. "Новые люди", прослойка, появившаяся к ХШ веку на юге и на севере Европы, с их энергией, беззастенчивостью и отказом от патриархальных норм не стала характерной для Руси. Какое-то исключение, составлял, впрочем, Новгород с его ушкуйниками и Ставром Годиновичем. В других областях сохранялось типичное для феодального общества презрение к купцам, а сама их деятельность считалась грехом, который позволителен чужеземцу (а ему все равно гореть в геенне огненной), но не православному человеку. Только Москва в XIV веке сумела оценить по достоинству выгоду связи с итальянскими колониями Крыма. Русь осталась "неторговой", по выражению Марко Поло, страной, и, констатируя неразвитость соответствующих отношений Руси как с Западом, так и Востоком, мы должны исходить не из фактора "монгольского завоевания", а из данной ментальности общества. Русский боярин был гораздо ближе к немецкому рыцарю, сказавшему члену городского совета, что "Хотя хозяин и свиньи и находятся под одной крышей, между ними нет ничего общего", чем к генуэзскому нобилю, который сам пускался в рискованные плавания. [161]

Ссылки и примечания

[75] Как считал М.П. Лесников, не следует преувеличивать значение речных путей сообщения. По его мнению, для балтийско-черноморской торговли XIV - XV вв. Характерно положение, когда торговый поток по путям вдоль судоходных рек движется не по воде, а по суше. Лесников М.П. Проблемы... С.86. Если подобное имело мест и даже преобладало в XIV и последующих веках, то возможна и экстраполяция на XIII век. См. также: Блашке, Пути трансконтинентальной торговли ...

[76] Королева Э.В. Ювелирное ремесло средневекового Пскова. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С.177.; Мугуревич Э.С. Восточная Латвия и соседние земли в X-XIII веках. Рига., 1965. С.

[77] Рыбаков Б.А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве древней Руси.// СА. N6. С.245.

[78] ПСРЛ. Т.II. Cтб.872-874, 911 и др.

[79] Лесников М.П. Проблемы... С.86.

[80] Лимонов Ю.А. Из истории восточной торговли Владимиро-суздальского княжества.// Международные связи России до XVII века. М., 19... С.62.

[81] Xрестоматия по истории СССР. М., 1960. No 67. С.445-446.

++82 Латышева Г.П. Торговые связи Москвы в XII-XV веках.// Древности Московского Кремля. МИА. No 167. Т.IV. М., 1971. С.221. Западноевропейское происхождение этой группы перстней (гладкие круглые и полукруглые в сечении щитковые перстни, изготовленные навивкой из непрозрачного, чаще всего голубого, стекла.) устанавливается по новгородским аналогам.// Щапова Ю.Л. Стеклянные бусы древнего Новгорода. // МИА No 117.М., 1963. С.115.

[83] См., например Дашкова И.А. Украшения из стекла древней Твери. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С.72.

[84] Шеляпина Н.С. археологические наблюдения в Московском Кремле в 1963-1965 гг.// Древности Московского Кремля... С.123.

[85] Существует и более обоснованная датировка договора Герденя 1264 годом. Два Изяслава также лишь предположение В.Т. Пашуто. Грамота Герденя объявляет о подтверждении или возобновлении договора полоцкого князя Константина Безрукого (по мнению В.Т. Пашуто, имеется ввиду Константин - зять Александра Невского), в 1262 году участвовавшего в походе на Юрьев вместе с полочанами и литовцами товтивила, тогда полоцкого князя. Константин, по предположению Пашуто, возглавлял витебские войска, а в 1263 году, спасаясь от Тройната, бежал в Новгород. Но по НПЛ он уже в 1262 году был одним из военачальников новгородского войска. Ситуацию окончательно запутывает тот факт, что Константин принимал в Полоцке тверского епископа симеона ( 1274 - 1289). См.: Памятники старинной русской литературы. Вып. 4. СПб., 1862. С.185. Сутью грамоты является отказ Полоцка от Лотыгольской земли при подтверждении торгового равноправия сторон. "Немечькому гостю в полочьскую волно ехати торговати, купити и продати. Такоже Полочаном и Видиблянину волно гостит в ригу и на Готьскы берег". Полоцкие грамоты. М., 1977. С.85. Датировку грамоты 1264 годом подтверждает булла римского папы Урбана IV, фиксирующая передачу Константином ордену замка Розитен (Резекне). Полоцкие грамоты. М., 1980. С.113.

[86] Усачёв Н.Н. К оценке западных внешнеторговых связей Смоленска в XII-XV вв.// Международные связи России до XVII в. М., 1961. С.219. Следует заметить, что разбойничеством грешили не только русские. Так, во время голода на Руси, в Польше и Литве к князю Владимиру пришли ятвяжские послы с просьбой продать им хлеб. Владимир отправил жито с добрыми людьми "кому веря" из Берестья в судах по Бугу; под Пултуском торговый караван был разграблен людьми князя Конрада. Не менее частыми были и случаи нападения на торговые караваны литовских дружин. Пашуто В.Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С.279.

[87] РЛА, No 28-30, 33.

[88] Авдусин Д.А, Мельникова Е.А. Смоленские грамоты на бересте.// Древнейшие государства на территории СССР. М., 1984. С.211.

[89] Цауне А. Русский двор в Риге XIII - XVI веков.// Новгородские археологические чтения. Н., 1994. С.205.

[90] Кулишер И. История русского народного хозяйства. С.203.

[91] Потин В.М. Древняя Русь и европейские государства в X-XIII вв. Л., 1968.- С.221. Возможно, этот регион функционировал и как перевалочный пункт торговли рабами. В этом свете может быть интересен эпизод из легенды, сложившейся в XIII в. Героя легенды, известного на Руси как Бова-Королевич (Bueve de Hantone) увозят из города Антоны (Соутгемптона) на Русь, где его покупают армянские купцы. По другой версии, Бова вначале попадает в Венгрию, где его опять же покупают русские купцы, в свою очередь перепродающие его. Дробинский А.И. Русь и Восточная Европа в французском средневековом эпосе.//Исторические записки.-Т.26.- 1948.- С.123.

[92] "Сверx того свидетелями служат Бреславльские купцы, еxавшие с нами вплоть до Киева... и многие другие купцы, как из Польши, так и из Австрии." Плано Карпини Дж. дель. История монгалов. М., 1997. С.84.Сравним с тезисом В.В.Каргалова о том, что "Торговля русских городов с Польшей и Центральной Германией прекратилась". Каргалов В.В. Внешнеполитические...С.206.

++93 Пашуто В.Т, Флоря Б.Н, Xорошкевич А.Л. Древнерусское наследие и исторические судьбы восточного славянства. М., 1982. С.88.

[94] Даркевич В.П. Произведения западного художественного ремесла в Восточной Европе. С. Отношение же к католичеству в Северо-Восточной и Юго-Западной Руси было принципиально различным. Если Даниил мог принять корону из рук папского посланника, то во Владимиро-Суздальской Руси возобладала линия на полный разрыв с католичеством. Еще Юрий II выслал из Руси папскиx проповедников, а впоследствии ситуация сложилась так, что католичество ассоциировалось с постоянной военной угрозой со стороны Запада. В сводной же таблице В.П. Даркевича подавляющее большинство - культовые предметы.

[95] Потин В.М. Французские и итальянские монеты из кладов X-XI веков на территории СССР. СА, 1963.N1.C.66.

[96] Г. де Рубрук. Путешествие в восточные страны. М., 1997. С.91.

[97] Xенниг Р. Неведомые земли. Т.II. М., 1962. С.48.

[98] РЛА, No 16.

[99] Древнерусские города в древнескандинавской письменности. Тексты.-М.,-1987.-С.92-101.; Тарков П.Н. Биармия. В. 1983.- С.

[100] Лимонов Ю.А. Из истории восточной торговли Владимиро-Суздальского княжества.// Международные ...С.58.

[101] Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск. 1960.С.

[102] Федоров-Давыдов Г.А. Города и кочевые степи в Золотой Орде в XIII веке.//Вестник МГУ.-1965.-N6.-С.

[103] Характерно. что Плано Карпини упоминает о том, что при взятии Орнаса (Ургенча) монголами в нем находилось множество русских и алан. Именно в Ургенч, столицу Хорезма, шли дороги караванных путей из южнорусских степей. Плано. Карпини Дж. дель. История монгалов. М., 1997. С.51.

++104 Noonan T.s. Suzdalia+,s Eastern Trade in the XIII -th century before the Mongol Conquest. // Cahiers du Monde russe et sovietiqe// Oct.-dic., 1978. XIX (4)., p.371-384.

[105] Лимонов Ю.А. Из истории ...С.59.

[106] Тихомиров М.Н. Средневековая Россия на международных путях XIV-XV веков. М., 1992. С.252.

[107] См. например: Томсинский С.В. Угличский кремль - археологический памятник X-XVII вв. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С.392.; Судаков В.В., ЧеляповВ.П., Буланкин В.М. Переяславль Рязанский. // Там же. С.379.

[108] Дробинский А.И. Русь и Восточная Европа... С.124. Товары из Руси и Татарии упоминаются в каталоге конца XIII века в Брюгге (Фландрия). Дживелегов П. Торговля на Западе в средние века. С.177.

[109] Полубояринова М.Д. Полудрагоценные камни и янтарь в древнем Новгороде. // Новгородские археологические чтения. Новгород. 1994. С.81.

[110] ПСРЛ. Т.X. С.

[111] Лесман Ю.М. Кашинные бусы в Новгородской земле: материалы к изучению русско-ордынских связей. // Новгородские археологические чтения. Н. 1994. С.192.

[112] Там же. С.192-193.

[113] Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.II. М., 1941. С.62.

[114] Там же. С.62-63, 241, 306.

++115 Егоров В.Л. Золотая Орда: мифы и реальность.М.,-1990.-С.53.

[116] История Татарии в документах и материалах.-М.,-1970. -С.53.

[117] Фёдоров-Давыдов Г.А. Нумизматика Хорезма золотоордынского периода.// Нумизматика и эпиграфика.- 1965.-Т.V. -С.219.

[118] Об этом говорит уже упоминавшийся выше эпизод с немецкими и цареградскими купцами в Посемье, задержанными ордынцами в ходе боевых действий: "Уведеша же о нихъ, яко гости суть, и повелеша ихъ розковати, и весь ихъ товаръ изыскавше, отдати им целъ и не вредити ихъ ничемъ никому". ПСРЛ.-Т.10.- С.163.

[119] Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли. С. Новым видом привозимых товаров стала ордынская поливная посуда, превосходившая по качеству русскую и потому очень высоко ценившуюся. Изделия ордынских мастерских в считанные годы распространились по всему Северо-Востоку, от Рязани и Пронска до Белоозера и Ладоги. Медведев А.Ф. Ближневосточная и золотоордынская поливная керамика из раскопок в Новгороде.// МИА. No 117. 1963.

[120] См. Хорошев А.С. Топография, стратиграфия, хронология и усадебная планировка Троицкого раскопа. // Новгородские археологические чтения. Новгород. 1994. С.58.

[121] Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949. С.57.

[122] Русско-ливонские акты. No 16.

[123] Стародубец П.А. Купечество Северной Германии и немецкая агрессия в Восточной Прибалтике в XIII веке. \ УЗ ТулПИ. Тула., 1948. Т.1. С.34.

[124] Кулишер История русского народного хозяйства. С. 187.

[125] Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли X-XIV вв. М., 1978.

++126 Мавродин В.В. Русское мореходство на Балтийском море в XIII-XVI векаx.// УЗ ЛГУ. Серия историческая.Вып.24. 1956. С.169.

[127] Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949. С.13.

[128] Там же. С.18.

[129] РЛА, No 37.

[130] РЛА, No 59.

[131] Петухов Е.В. серапион Владимирский, русский проповедник XIII века. СПб., 1911. Прил.2.

[132] "Путешествие" Марко Поло. М., 1940. С.261. сходное свидетельство есть у Эломари: "во время голода и засухи они продают своих сыновей". Однако у Эломари, возможно, имеются ввиду жители Дашт-и-Кипчака. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.I. М., 1884.С.241.

[133] ПСРЛ. Т.I.С.204.

[134] Поляк А.Н. Новые арабские материалы позднего средневековья о Восточной и Центральной Европе.// Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. С.

[135] Жаворонков П.И. Никейская империя и княжества Древней Руси.// ВВ. Вып.43. 1982. Впоследствии часть потока оседала в причерноморских портах. Зевакин Е., Пенчко Н. Очерки истории генуэзских колоний...С.124.

[136] Поляк А.Н. Новые арабские материалы позднего средневековья о Восточной и Центральной Европе.// Восточные источники ... С.

++137 Лучицкий И. Рабство и русские рабы во Флоренции в XIV-XV веках. Киев., 1886.

[138] Карпини Плано. История монгалов. М., 1997. С.55.

[139] ПСРЛ. Т.XV, Вып.I. С.29; ПСРЛ. Т.X. С.105; ПСРЛ.Т.VII. С.139.

[140] ПСРЛ. Т. XI. С.24; ПСРЛ. Т. XV. Вып.I. С.114.

[141] Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли X-XIV вв. М., 1978. С.

[142] Королева Э.В. Ювелирное ремесло средневекового Пскова. // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т.2.Славянский средневековый город. М., 1997. С.177.

[143] Прямых подтверждений увеличению ввоза оружия нет, но необходимо учитывать то особое место, которое оружие занимало в жизни средневекового человека. Косвенным подтверждением может быть распространение в Новгороде западноевропейского типа ножен, бытовавших во второй трети XIII-XIV веков. Варфоломеева Т.С. Кожаные ножны XI-XV веков из раскопок в Новгороде.// Новгород и Новгородская земля. Н., 1993.С.164.

[144] Сорокин П.Е. К вопросу о сообщении Новгорода с Балтийским регионом в средневековье.// Новгород и новгородская земля. Н., 1993. С.114.

[145] Сорокин П.Е. Судостроительная традиция Северо-Западной Руси в средневековье.// Новгород и новгородская земля. Н., 1993. С.123.

[146] Казакова Н.А. История отношений Новгорода с Прибалтикой и Ганзой.//Известия Академии Наук.-1949.; Рыбина Е.А. Западноевропейские связи Новгорода в X-XV вв.-М.,-1992. ; Хорошкевич А.Л. Из истории русско-немецких (торговых) отношений в XIII веке.// ИЗ.-1965.-Т.78.; Хорошкевич А.Л. Торговля Великого Новгорода с Прибалтикой и Западной Европой в XIV-XV вв. М., 1963.

[147] Труммал В.К. Связи средневекового Тарту с ремесленно-торговыми центрами Запада и Востока по данным археологии.// VI Международный конгресс славянской археологии. Киев. 1991. С.220. - Русский конец под названием Вендерфер, согласно булле римского папы, существовал в 1234 году в Ревеле. Трусман Ю. Русские элементы в Эстляндии в XIII-XV векаx. C. .

++148 "Есть же путь до горъ техъ непроходимъ пропастьми, снегомъ и лесомъ; тем же не доходимъ ихъ всегда; есть же и подаль на полунощiи". ПСРЛ. Т.I. С.107.

[149] ПСРЛ. Т.II. Стб.277. Практически невозможно судить о масштабе торговли в этом районе и на русском Севере вообще. Опираться можно только на косвенные данные, например, по строительству гидротехнических сооружений. Так, по приказанию Глеба Васильковича на реках Сухона и Вологда были прорыты каналы, имевшие целью улучшить судоходность обеих рек. Сооружения не сохранились, но даже если они были рассчитаны на пропуск малых речных судов, то сам факт. Строительства, требовавший затраты больших людских и материальных ресурсов, говорит о важном значении речных торговых путей в этом районе.

[150] Берг Л.С. Очерки по истории русских географических открытий. М.-Л., 1946.С.68-69.

[151] Чеснокова Н.Н. Древнерусский (новгородский?) цилемско-печорский путь в Зауралье по историческим и археологическим источникам. // Новгородские археологические чтения. Н. 1994. С.172.

[152] Даркевич В.П. Произведения западного художественного ремесла в Восточной Европе IX-XIV вв. САИ. Вып.Е1-57. М., 1966.С.68.

[153] Тарков П.Н. Биармия. В., 1983.С.

[154] Лучшая в мире коллекция иранского серебра династии Сасанидов расположена в Эрмитаже, в то время как в самом Иране не найдено и десятой доли того, чем обладает Эрмитаж (даже если часть коллекции является только имитацией "под Сасанидов"). В XIII-XIV веках именно Югра снабжала им Новгород и Северо-Восточную Русь. Дело в том, что в Великой Биармии изделия из серебра использовали в культовых целях, а также в качестве денежного средства, начиная как минимум с VII века нашей эры, и оно скопилось в огромных количествах. Привозили же его чаще всего среднеазиатские купцы. Именно серебром Югра откупалась от новгородцев, а уж тем приходилось отправлять его в сундуки московских князей. Так, в 1332 году Иван Калита специально требовал от новгородцев дани именно "закамским серебром", как вплоть до XVI века называлось сасанидское серебро на Руси. НПЛ. С.99, 344.

[155] Mandevilles travels, texts and translations by Malcolm Letts. Vol.1-2. London. 1953.

[156] Шервуд М. Былые пути в Китай. М., 1931.С.78.

[157] Паркер Э. Китай, его история, политика и торговля. Спб., 1902. С.78.

[158] Ипат. Стб.843.

[159] Царевская Т.Ю. Некоторые особенности иконографического состава росписей церкви николы на липне. // Искусство Византии, Балкан и Руси XIII века. М., 1994. С.

[160] Книга вполне могла быть доставлена Кириллу с торговым караваном. Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI-XII вв. М., 1978. С.

[161] Гуревич А.Я. Средневековый купец. // Одиссей. С. 111.

 

Stolica.ru

Top