Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Пассионарность как психологический феномен

М.И. Коваленко

Опубликовано в сборнике научных трудов "Психологические проблемы самореализации личности". Изд. СПб Ун-та, 1999 г.

Статья любезно предоставлено Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

Статья посвящена психологическому осмыслению пассионарности - ключевого понятия пассионарной теории этногенеза Л.Н. Гумилева. Уточняется этимология термина, который имеет многозначное и разноплановое содержание. Показывается, что пассионарность является формально - динамическим свойством психики. Пассионарии характеризуются высокой общей психической активностью и эмоциональностью. Уровень пассионарности оказывает влияние на направленность личности. Пассионарность - это потребность в самоактуализации, способность изменять окружающую среду и самого себя, потребность в преодолении.

Более двадцати лет назад выдающимся русским мыслителем Львом Николаевичем Гумилевым были заложены фундаментальные основы пассионарной теории этногенеза. Значение этого научного открытия для мировой науки огромно. Используя системный метод эмпирического обобщения фактов этнической истории, Л.Н. Гумилев убедительно доказал, что этнос как коллективная форма вида Homo - объективное явление природы. Были открыты законы рождения, развития и гибели этнических систем [Гумилев Л.Н., 1989б, 1990].

Согласно учению Л.Н. Гумилева, системные связи в этносе, а вместе с ними и единство этноса поддерживаются геохимической энергией живого вещества биосферы. Каждый этнос устанавливает своеобразные отношения с окружающей средой. Адаптируемость к ландшафту - вот основная причина этнического многообразия. Она достигается не только за счет морфологических или физиологических изменений, но и благодаря выработке оригинальных стереотипов поведения, передающихся по наследству через механизм сигнальной наследственности [Лобашев М.Е., 1961]. Стереотип поведения этноса имеет сложную структуру, особенно выразительно стереотипы проявляются в экстремальных ситуациях.

Структура этноса сложна. Л.Н. Гумилевым выделено четыре уровня соподчиненности этнических систем : суперэтносы, этносы, субэтносы, консорции и конвиксии. Самым высшим и крупным звеном этнической иерархии являются суперэтносы - этнические системы, состоящие из нескольких этносов, возникших, как правило , одновременно. Суперэтносы не способны к дивергенции, то есть к делению на нескольких субэтносов, существующих в форме этнографических групп, сословий, конфессиональных общин и т.д. Субэтносы слагаются из элементов более низкого уровня - консорций и конвиксий. Консорции - это небольшие группы людей, объединенных одной целью, исторической судьбой. К консорциям относятся кружки, артели, секты и т.д. Если они не распадаются быстро, сохраняются на протяжении жизни нескольких поколений, то превращаются в конвиксии, то есть в группы людей с однохарактерным бытом и семейными связями.

Этносы не живут вечно, время их жизни ограничено сроком 1200 - 1500 лет, причем все народы проживают одинаковые фазы исторического развития: подъем, акматическую, фазу надлома, инерционную и фазу обскурации. Каждый этнос имеет свой возраст, отсчитываемый от момента начала его этнической истории.

Новые этносы рождаются на границах ландшафных регионов, в зоне интенсивных этнических контактов. Но универсальные признаки появления нового этноса иные. Л.Н. Гумилев и К.П. Иванов [1988] выявили восемь характерных признаков рождения нового этноса:

1. Появление сверхактивных людей ( пассионариев ) в статистически значимых количествах в ареале этногенеза;

2. Смена этнического стереотипа поведения в ареале ;

3. Территориальное расширение новорожденных этносов из первоначального ареала (миграционная активность );

4. Демографический взрыв в ареале этногенеза;

5. Жесткая регламентация поведения членов новорожденного этноса, контроль брачных отношений, охрана кормящего ландшафта;

6. Повышенная активность во всех сферах жизнедеятельности :политической, военной, административной, культурной, религиозной;

7. Рост числа подсистем этноса (субэтносов ), внутриэтническое деление стереотипа поведения с появлением его субэтнических вариантов;

8. Одновременность и пространственная непрерывность отмеченных признаков по всей полосе зоны этногенеза у этносов-ровесников.

Единственной гипотезой, непротиворечиво объясняющей феномен этногенеза, является смелое предположение о том, что резкие изменения стереотипа поведения вызываются массовыми мутациями - пассионарными толчками.

Образование новых этносов инициируется появлением в популяции энергичных, инициативных, страстных, волевых людей, придающих этносу новый импульс поведения. Этот импульс получил название "пассионарность", а его носители - "пассионарии". Пассионарность- это мерило возраста этноса, определяющее его историческое лицо, характер отношений к соплеменникам и соседям, а также к окружающему ландшафту.

Пассионарная теория этногенеза Л.Н. Гумилева - учение яркое и оригинальное, но, конечно, появилось оно не на пустом месте. Необычность идей Л.Н. Гумилева контрастирует со схоластикой и начетничеством научного официоза. На протяжении ХIX и XX веков доминировала всемирно- историческая научная школа, трактующая историю народов как единый процесс прогрессивного развития от дикой первобытности к цивилизованной современности. Можно припомнить здесь грандиозную систему Г. Гегеля, причудливые спекуляции О. Конта, марксизмы всяких модификаций. Эти научные идеи укоренились в общественном сознании, послужили мировоззренческим базисом для попыток как либерального, так и социалистического обустройства мира. Но сформировалась и другая, менее популярная научная традиция - культурно- историческая. Основное отличие ее составляет постулат: каждая культурная область, каждый этнос имеют свой уникальный путь развития. Крупнейшие представители культурно- исторической школы: Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, О. Шпенглер, А. Тойнби. Все они успешно разрабатывали идеи не эволюционного развития этносов, но не смогли объяснить самое главное - энергетическую природу исторического процесса. Это великое открытие было сделано Л.Н. Гумилевым - открытие пассионарности. Теперь имея на вооружении пассионарную теорию этногенеза, можно понимать настоящее и даже прогнозировать будущее любого народа. Актуальность такого знания очевидна. Но работ, где исследовалась бы природа пассионарности человека немного [Гумилев Л.Н., Коваленко М.И., 1992; Крылов А.А., Коваленко М.И., 1993; Новикова О.Г., 1998].

Нами предпринята попытка осмысления пассионарности как психологического феномена. Сам автор теории этногенеза не написал отдельную работу, посвященную исследованию пассионарности. Более того, как мы убедимся, трактовка Л.Н. Гумилевым этого термина разнопланова и неоднозначна. На страницах его фундаментальных трактатов множество упоминаний о пассионарности и пассионариях. Это главное, ключевое слово. Что же такое "пассионарность"? Начнем с этимологии.

Термин "пассионарность" происходит от латинского слова "passio". В латинском языке "passio" - это претерпевание, страдание, и даже страдательность, но также страсть, аффект. Однокоренные слова в европейских языках различаются смысловыми оттенками. "Pasion" у испанцев соответствует латинскому значению. Итальянцы применяют "passione" еще и для выражения страстной любви. Французы и румыны также используют термины "passion" и "passione" для характеристики, главным образом, чувственных пристрастий. "Passionant" по-румынски - это человек, способный увлечь, привести в восторг. Англичане привнесли в понимание пассионарности новый смысл: для них "passion" - это еще и вспышка гнева, взрыв чувств. У поляков это - ярость, бешенство. А для северян - голландцев, немцев, шведов, датчан, "passion" - просто увлечение.

Что касается русского, то латинскому "passio" лучше всего соответствует слово "страсть". Сейчас в обыденном словоупотреблении так стали называть любое сильное желание и даже слабое влечение. Поэтому и пришлось придумывать новый термин - "пассионарность"([Гумилев, 1989-б]. Но раньше, в старину страсть значила иное. Из словаря В.И. Даля узнаем, что "страсть" - это: 1) страданье, муки, маета, мученье, телесная боль, душевная скорбь, тоска, а также подвиг, сознательное принятие на себя тяготы, мученичества; 2) страх, испуг, ужас, боязнь; 3) бездна, пропасть, тьма, множество, сила...; 4) душевный порыв к чему, нравственная жажда, жаданье, алчба, безотчетное влечение, необузданное, неразумное хотение. Поэтому русский "пассионарий" XIX века мог быть или "страстником", то есть необузданным, порабощенным страстями грешником, распутным, развратным человеком, или, наоборот, "страстотерпцем", - святым мучеником, подвижником. Так чаяли наши предки.

В современном русском языке слово "страсть" имеет уже иные значения. Так, в толковом словаре С.И. Ожегова оно трактуется следующим образом: 1) сильная любовь, сильное чувственное влечение; 2) сильно выраженное чувство, воодушевленность; 3) крайнее увлечение, пристрастие к чему-нибудь; кроме того, сохраняется значение "страх, ужас". То есть наблюдается редукция, упрощение содержания понятия "страсть". И это не случайно. Ведь за последние 150 лет религиозность русских людей умалилась, а пассионарность народа значительно снизилась. Что и нашло отражение в русском языке.

Итак, старинное русское "страсть" достаточно точно соответствует латинскому " passio". Верно раскрывает оно такие атрибуты пассионарности как подвижничество и необузданное хотение. Тогда термину "пассионарий" вполне могут соответствовать эпитеты: "энтузиаст", "фанатик", "страстотерпец".

В психологическом словаре "страсть" определяется как сильное, стойкое, всеохватывающее чувство, доминирующее над другими побуждениями человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти. Основным признаком страсти является ее действенность, слияние волевых и эмоциональных моментов. Крайняя степень развития страсти - фанатизм ([Краткий...,1985]. Действительно,"пассионарии" Л.Н. Гумилева -охваченные страстью фанатики.

Л.Н. Гумилев дал несколько истолкований понятия "пассионарность". В наиболее общем определении учитывается эмпирическое обобщение В.И. Вернадского о неравномерности распределения биохимической энергии живого вещества биосферы за длительное историческое время ([Вернадский В.И., 1965]: ▒▒Эффект, производимый вариациями этой энергии, как особое свойство характера людей, мы называем "пассионарность" [Гумилев, 1990, с.33].Это определение, несмотря на впечатляющую глобальность охвата изучаемого явления, с психологической точки зрения является редукционистским и поэтому может быть оставлено без комментария. Так же как заявление о том, что "под психологией на организменном уровне ныне понимают физиологию высшей нервной деятельности, с учетом гормональных воздействий, которая проявляется в поведении людей" [Гумилев Л.Н., 1989-б,с.251] Ныне так, конечно, не понимают.

Пассионарность дефинируется еще и как биологический признак, вызванный микромутацией. Пассионарность является наследственным признаком, т.е. она генетически детерминирована. [Гумилев Л.Н., Иванов К.П., 1978] Пассионарный генофонд рассеивается по популяции путем случайных половых связей [Гумилев Л.Н., 1989б, с.285). Число пассионариев ничтожно, но они за счет своей избыточной энергии создают этнические системы. "Пассионарность", - это еще и "характерологическая доминанта, непреоборимое внутреннее стремление (осознанное или, чаще, неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной)" (Гумилев Л.Н., 1990, с.33]. Столь решительно - однозначное определение впечатляет! Без каких - либо предварительных разъяснений автором пассионарной теории этногенеза предлагается не что иное, как новая психодинамическая теория личности, точнее - типология характера. Причем речь идет о важнейшей акцентуации характера, по мнению автора, определяющей ход мировой истории, чего все предыдущие исследователи не заметили! Два компонента пассионарности - высокая активность и эмоциональность являются одновременно и показателями, общеупотребительными в большинстве классификаций и теорий темперамента. Это формально-динамическое психическое свойство может быть соотнесено с современным знанием темперамента [Русалов В.М., 1985]. Действительно, пассионарность характеризует меру энергетического напряжения и отношения человека к миру, людям, себе, деятельности; не зависит от содержания деятельности и поведения; универсально проявляется во всех сферах деятельности; рано проявляется в детстве; устойчива в течение длительного периода жизни человека; и, что существенно, является наследуемым свойством психики. Пассионарность проявляется в "непреоборимом внутреннем стремлении к целенаправленной деятельности"

([Гумилев, 1989б,с.252]. Знаменательно, что в определении Л.Н Гумилева присутствует термин "характерология". Возможно, сказывается влияние того направления немецкой психологии, где человеческая индивидуальность трактовалась как душевно-телесная целостность, с изначально присущими ей свойствами, первичными по отношению к миру. Итак, Л.Н. Гумилев обратил внимание на "природную", энергетическую основу характера. И пришел к поразительным результатам.

Обращение к первоисточникам подтверждает наши предварительные констатации. Пассионарии действительно, прежде всего, люди страстные, темпераментные. Возмутители спокойствия, которые могут совершать и подвиги, и преступления, но не оставляют места "бездействию и спокойному равнодушию" [Там же..]. Им свойственны такие черты как "жадность, страсть к наслаждениям, властолюбие, честолюбие, зависть, тщеславие". Налицо высокая психическая активность, энергичность и эмоциональность, то есть свойства, характерные для холерического и сангвинического темперамента! Так ли это? Обратимся к истории. Многие герои были именно такими. Но биографии некоторых выдающихся пассионарных деятелей мировой истории, казалось бы, противоречит этому утверждению. В литературе описаны выдающиеся люди - флегматики и даже меланхолики. Думается, что это противоречие объяснимо, если учесть три обстоятельства. Первое: заблуждение, что все известные, выдающиеся люди, правители или гении, обладали пассионарностью. Иногда "толпа" более пассионарна чем "герой". Второе: темперамент изменяется в онтогенезе, а биографы знаменитых людей, забывая об этом, сравнивают характеры и темпераменты, например, дряхлого старика и пылкого юноши. Разве корректно, допустим, сопоставление старика-инвалида М.И. Кутузова (типичного флегматика) с неукротимым холериком Александром Македонским? В юности, до тяжелого ранения в голову, Кутузов был очень холеричным и даже пострадал по службе за шутовство. И третье важное обстоятельство: и шокирующую окружающих эмоциональность, и чрезмерную активность одаренная пассионарная личность, возмужав, научается скрывать, маскируясь, когда это необходимо, под тихого обывателя. Известно, что актер высокого класса - это актер широкого диапазона, амплуа. Успех артиста определяется не только выучкой, мастерством, но во многом зависит и от свойств его темперамента. Выразительность и искренность, а значит, и успех на сцене, конечно, связаны с активностью и эмоциональностью [Ершов П.М.,1959]. И мы наблюдаем, что артист холерического темперамента может блестяще сыграть на сцене и флегматика, и меланхолика. Обратное невозможно. Меланхолику - зануде не сыграть эпического героя, героя-любовника. Энергетически это противоестественно, а значит, фальшиво.

Пассионарии могут осваивать более широкий спектр социальных ролей, не только благодаря высокой активности взаимодействия с миром. По мнению Л.Н. Гумилева, пассионарии - это люди "длинной воли", то есть волевые, обладающие высокой саморегуляцией деятельности. Поэтому они могут хорошо владеть собой, не проявляя до поры вышеперечисленные качества и не выказывая неудовлетворенность своих потребностей. А пассионарность - это еще и "неудовлетворенность разных степеней" [Гумилев Л.Н., 1993а, с.46].

Доминирующими для пассионариев являются их потребность в активности, "повышенная тяга к действию"[Гумилев Л.Н., 1992, с.19], необоримое внутреннее стремление "к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного..." [Гумилев Л.Н., 1989б,с.252].

Пассионарность не делает человека "героем", ведущим "толпу", ибо большинство пассионариев находится в составе "толпы", определяя ее потентность в ту или иную эпоху развития этноса [Гумилев Л.Н., 1990, с.33]. Известные пассионарии, государи и полководцы, характеризуются исключительной агрессивностью и смелостью. "Это они борются за покорение народов, окружающих их собственный этнос или, наоборот, сражаются против захватчиков" [Гумилев Л.Н., 1992, с.19]. "Усмирить и запугать их очень трудно, подчас легче убить" [Гумилев Л.Н., 1990, с.94]. Именно воинственность пассионарных вождей и пассионарность народа многое предопределяет в мировой истории. Пассионарные властители, политики и военные составляют агрессивное меньшинство, но понуждают остальных на кровопролитие, насилие, войну во имя целей, которые "простому", непассионарному человеку не могут быть понятны. Поэтому в динамичных, исторически активных, пассионарных этносах женщины и пацифисты, всегда составляющие большинство населения, от реальной власти отчуждаются.

Выдающиеся пассионарии характеризуются прекрасными организаторскими способностями и так называемой пассионарной индукцией (заразительностью, способностью увлечь за собой массы людей непассионарных). Ведь искренность вызывает симпатию, а активность, тем более жертвенная, заразительна.

Пассионарность как акцентуация темперамента не характеризует содержательную сторону личности, то есть ценностные ориентации, мировоззрение. Пассионарии могут быть как патриотичными, так и увлекающимися иноземными системами мировоззрения, святыми и преступными. Пассионарность - понятие формально - динамическое, внеэтичное.

С одной стороны, у Л.Н. Гумилева "пассионарность отдельного человека может сопрягаться с любыми способностями : высокими, средними, малыми..." [Гумилев Л.Н., 1990, с.33]. С другой стороны- пассионарии, это люди психически здоровые и даже неглупые, ибо "для самого элементарного прогноза нужна высокая степень пассионарного напряжения" [Гумилев Л.Н., 1993а, с.44]. Правда иногда импульс пассионарности бывает столь силен, что "..пассионарии не могут заставить себя рассчитать последствия своих поступков" [Гумилев Л.Н., 1989б, с.257-258]. Приходиться согласиться, что "пассионарии всегда деятельны, но не всегда умны" [Гумилев Л.Н., 1989а, с. 574]. Итак, интеллектуальные способности не могут служить для диагностики пассионарности.

Л.Н. Гумилев утверждает, что пассионарность имеет шесть градаций.

Высшую степень пассионарности Л.Н. Гумилев обнаруживает у самых самоотверженных людей, у тех, кто может "жертвовать собой и своим потомством, которое либо не рождается, либо находится в полном небрежении ради иллюзорных вожделений: честолюбия, тщеславия, гордости, алчности, ревности, и прочих страстей" [Гумилев Л.Н.,1990,с.38]. Для иллюстрации исследуется мотивация известных исторических деятелей. К пассионариям высшей степени он относит тех выдающихся политических деятелей, которые ради своих страстей готовы пожертвовать всем, даже собой. Это Наполеона Бонапарт, основной мотив поведения которого - жажда деятельности; Александр Македонский, очевидная иррациональность действий которого объясняется крайней степенью выраженности у него честолюбия и гордости; неукротимый Чингисхан; Люций Корнелий Сулла, человек невероятно тщеславный и завистливый; страстно убежденные Ян Гус, Лютер, Кальвин, Саванарола, Иоанн Лейденский и Жанна Д? Арк; неистовый протопоп Аввакум; идущий на крайний риск Ганнибал; фанатичный Игнатий Лойола; "любовник бранной славы" Карл ХII.

Менее пассионарны те, которые во что бы то ни стало (но все же не ценой своей жизни) стремятся к идеалу победы.

Ниже по шкале располагаются пассионарии "меньшего накала". И все они тоже идеалисты. Одни устремлены к успеху, а другие - к идеалу знаний и творчества. Ведь истинный ученый имеет один смыслообразующий мотив деятельности, а искусство, как известно, "требует жертв". Но жертвы эти бескровные: " при невысокой пассионарности и достаточных способностях люди самопроявляются в областях, не связанных с риском: в искусстве, науке, преподавании и технических изобретениях" [Гумилев Л.Н., 1990, с.41].

Еще ниже пассионарность у ищущих удачу с риском для жизни прагматиков- авантюристов.

Минимальной пассионарностью обладают энергичные люди, которые стремятся обустроить свою жизнь, ничем не рискуя.

Итак, по Л.Н. Гумилеву, мотивация личности и пассионарность связаны. Создается впечатление, что уровень пассиионарности влияет на иерархию мотивов. (Гумилев Л.Н.,1989б, с.328). Получается, что формально- динамическое свойство психики определяет направленность личности. Например, уровень пассионарности подлинного ученого должен быть выше, чем уровень пассионарности коммерсанта, пусть даже самого активного. А настоящий политик, политик по призванию - жаждущий власти, а не страждущий от приписываемого ему комплекса неполноценности, еще пассионарнее┘ Так ли это? Хочется верить, что эта гипотеза верна. Точный ответ должны дать психологические исследования, но некоторые замечания уместно сделать теперь. На разных этапах жизненного пути личности ее направленность, интересы, склонности, убеждения, как правило, неодинаковы. Можно привести много примеров резкой смены иерархии ценностей. Меняется ли пассионарность в процессе онтогенеза? Если да, то каким образом? Далее. Когда Л.Н. Гумилев демонстрирует нам жертвенных фанатиков, это впечатляет. Но не тогда, когда речь идет о характеристике более низких уровней пассионарности. Для самореализации личности важны не только пассионарность, но и ум, и талант, и социальная востребованность, и даже везение. Да, мы не умеем замерять пассионарность личности и давать объективную оценку человеческому труду. Это делает народ. О героях поют эпосы, правители и полководцы обеспечиваются комфортом, авторы гениальных произведений искусства и великие ученые почитаются в веках.

Интересно, что отношение к пассионарию, оценка его деятельности, может служить мерой пассионарности самого оценивающего. Для непассионария жизнь любого человека, фанатично одержимого идеей, - бессмысленная, противоестественная трата сил, глупость, болезнь, паранойя. Пассионариев, "персон творческих и патриотичных" все остальные, непассионарные люди называют "фанатиками" [Гумилев Л.Н., 1989б, с.284], ибо "посредственность одна нам по плечу и не странна". Сами же пассионарии характеризуются "суровостью и к себе, и к соседям" [Гумилев Л.Н., 1990, с. 204]. Их уважительное отношение к другим пассионариям (даже к врагам) может сочетаться с пренебрежением к непассионариям, которые воспринимаются как "младшие братья", толпа, чернь, неполноценные.

Пассионарность является величиной векторной. Этот вектор имеет противоположное направление по отношению к вектору инстинкта самосохранения, индивидуального и видового [Гумилев Л.Н., 1989б, с.316].

Поэтому пассионарность, по Л.Н. Гумилеву, это антиинстинкт, заставляющий жертвовать собой ради иллюзорных вожделений. С этим тезисом тоже хочется поспорить. Во-первых, что понимать под иллюзией? Разве Богоискательство, любовь к Родине, творческий порыв, стремление контролировать события и лидировать- это несбыточный мираж, созданный воображением? Даже если и так, мечтательность и активность могут сочетаться как угодно. Во-вторых, жажда деятельности, и мы наблюдаем это в современном обществе, прекрасно может сочетается с очень сильным инстинктом самосохранения (и индивидуального, и видового). Если все такие люди (так называемые "новые русские") не обладают пассионарностью, то почему они столь энергичны? Думается, что пассионарность и инстинкт самосохранения логичнее, пожалуй, представить как ортогональные векторы.

Непассионариев, то есть всю остальную и численно подавляющую часть человечества, Л.Н. Гумилев разделил на две многочисленные группы: людей гармоничных и субпассионариев. Про них написано гораздо меньше, чем про пассионариев. Субпассионарии автору явно не симпатичны. Сказано, что в составе этноса почти всегда присутствует категория лиц с "отрицательной пассионарностью" - субпассионарии. Их "пассионарность меньше, чем импульс инстинкта" [Гумилев Л.Н., 1990, с. 41]. Но мы только что показали, что сила инстинкта самосохранения не может служить мерилом пассионарности. Конечно, не вносит ясности и определение В.А. Мичурина: "Субпассионарии (особи энергодефицитного типа) - люди, которые в силу неспособности абсорбировать из окружающей среды достаточное количество энергии не могут полноценно адаптироваться в среде" [см.: Гумилев Л.Н., 1993б, с.520]. Согласиться можно только с утверждением, что субпассионарии, в отличии от пассионариев, - это дезадаптанты. Тогда причем здесь формально - динамические особенности пассионариев? Неясно, какой тип темперамента характерен для этих антиподов пассионариев. Субпассионарность проявляется в неспособности сдерживать инстинктивные вожделения (речь идет о витальных потребностях), паразитизме, недостаточной заботе о потомстве. Этот последний грех делает их очень похожими на пассионариев, но безволие и махровый эгоизм - изобличают. Субпассионарии имеют лозунг: "Жизнь для себя" [Гумилев Л.Н., 1989б, с.276]. Это особи с потребительской психологией, антисоциальные и аморальные [Гумилев Л.Н., 1993а, с.46]. Субпассионарии - это люди нетворческие, нетрудоспособные, эмоционально и умственно неполноценные. "Мироощущение субпассионариев не развивается, ибо оно есть равнодушие" [Там же, с.44]. Л.Н. Гумилев выделяет две группы субпассионариев: более адаптивную (неспособных регулировать вожделения) и пассивную, близкую к явной патологии (неспособных удовлетворять вожделения) [Гумилев Л.Н., 1989б, с.328]. Группа субпассионариев в истории наиболее красочно представлена бродягами и профессиональными солдатами-наемниками [Там же с.275-276]. Примеры литературных образов субпассионариев - это беззащитные чеховские интеллигенты и обыватели, босяки из ранних рассказов А.М. Горького.

Существует еще группа людей - с нулевой пассионарностью, или гармоничных. Они "не холодны и не горячи". Характеризуются способностью к полноценной адаптации к среде, но не проявляют повышенной целенаправленной активности, свойственной пассионариям. Импульс пассионарности у гармоничных уравновешен инстинктом самосохранения. Люди этого склада - крайне важный элемент, ядро этноса. Они воспроизводят его, умеряют вспышки пассионарности, умножают материальные ценности по уже созданным образцам. Они вполне могут обходиться без пассионариев до тех пор, пока не появится внешний враг. В сущности - это обыкновенные простые люди, интеллектуально полноценные, уживчивые [Там же, с.273]. Идеал такого "гармоничника" - господство посредственности. Для гармоничных людей характерно человеколюбие, снисходительное отношение к человеческим слабостям. Патриотизм - жертвенная любовь к традициям далекого прошлого, присущая пассионариям, у гармоничных заменяется "натализмом" - любовью к родной природе [Гумилев Л.Н., 1993а, с.203]. Усредненная "физиономия" гармоничного человека - это тихий обыватель, адаптированный к биоценозу ареала.

Учитывая вышеизложенное, пассионарность-гармоничность-субпассионарность можно соотнести по шкале адаптивности. Рядоположенной окажется последовательность: сверхадаптация- адаптация- дезадаптация.

Резюмируя, можно констатировать, что исследование психологии пассионарности обнаруживает многозначное и разноплановое смысловое содержание этого ключевого термина пассионарной теории этногенеза. Итак, пассионарность вызывается мутациями и генетически наследуется. Это формально- динамическая особенность психики человека. Пассионарии характеризуются высокой общей психической активностью и эмоциональностью. Пассионарность - это и социально очень значимая акцентуация характера. Пассионарий - энтузиаст, подвижник, фанатик, страдалец. Уровень пассионарности оказывает решающее влияние на направленность личности. Пассионарность - это способность изменять окружающую среду и самого себя, потребность в преодолении. Пассионарии характеризуются доминированием потребностей самоактуализации, а субпассионарии - преобладанием витальных потребностей. Субпассионарность - это психическая дезадаптация, обусловленная генетически.

УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М., 1965.

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989а.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989б

Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. Л., 1990.

Гумилев Л.Н. От Руси до России. СПб., 1992.

Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993а.

Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. М., 1993б

Гумилев Л.Н., Иванов К.П. Этносфера и космос //Космическая антропоэкология: техника и методы исследований (Материалы Второго Всесоюзного совещания по космической антропоэкологии. Ленинград, 1984). Л., 1988.

Гумилев Л.Н., Коваленко М.И. Этногенез и проблемы этнической психологии.// Актуальные проблемы этнической психологии./Под ред. А.Ф. Шикуна, Ю.П. Платонова, Тверь, 1992.

Ершов П. М. Технология актерского искусства. М., 1959.

Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1985

Крылов А.А., Коваленко М.И. Проблемы этнической психологии в свете теории этногенеза Л. Н. Гумилева// Вестн. С.-Петербургскогю ун - та, Сер. 6, 1993, вып.4.

Лобашев М.Е. Сигнальная наследственность//Исследования по генетике/Под. ред. М. Е. Лобашева. Л., 1961.

Новикова О.Г. Некоторые характерные черты облика пассионариев Льва Гумилева. //Учение Л.Н. Гумилева: опыт осмысления/Под. ред. И.С. Шишкина. М., 1998.

Русалов В.М. О природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека // Вопросы. Психологии. 1985. No 1.

 

Stolica.ru

Top