Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Этногенез Вьетнамского народа

Мичурин В.А. и Чистов В.Г.

Впервые опубликовано // журнал "Новая Россия" No 9 за 1999 г.


Этнос, по Л.Н. Гумилеву, - это коллектив людей, противопоставляющий себя остальным коллективам и удерживающийся на основе комплиментарности его членов между собой. Религия, язык или какая-либо идеология иногда могут служить для самоопределения этноса, а иногда нет. Определяющим фактором является четкое различие понятий "мы" и "другие".

Возникают этносы в результате микромутации, затрагивающей энергетику людей. Как следствие, появляются люди с повышенной энергетикой (жизненным тонусом) и притупленным инстинктом самосохранения - пассионарии - и люди с пониженной энергетикой - субпассионарии; середину между ними заполняют гармоничные личности. Возникшие признаки пассионарности и субпассионарности не являются вечными: они устраняются в процессе естественного отбора в течение 1200-1500 лет, если соседи или природные бедствия искусственно не оборвут процесс этногенеза. Предположительно, эти мутации происходят в результате краткосрочного воздействия космических лучей, периодически пробивающих защитные электромагнитные оболочки Земли.

Этногенез - это не состояние, а процесс. Возникшие в результате микромутации (пассионарного толчка) группы людей, принадлежащие ранее к разным этническим общностям, из-за появления личностей с повышенной энергетикой создают новые этнические образования, пределом которых является этнокультурная целостность - суперэтнос. После растраты пассионарной энергии - вырождения, наступает период, когда суперэтнос начинает распадаться. Весь процесс от создания до распада можно разбить на 7 фаз.

Первая фаза - становление или подъем. В этой фазе этногенеза происходит синтез новых идей, новых способов хозяйствования или их заимствование у соседей, а также общий подъем активности населения.

Вторая фаза - акматическая - буйство эмоций и страстей. Эта фаза максимального количества пассионариев в этносе.

Третья фаза - надлом, или фаза быстрого спада пассионарности. Надлом сопровождается гражданскими войнами и дезинтеграцией.

Четвертая фаза - инерционная, когда избыточная пассионарность удалена и суперэтнос живет спокойно по инерции. Эту фазу именуют обычно цивилизацией или обществом всеобщего процветания, поскольку идет вновь подчинение людей друг другу. Создаются великие империи (США и Западная Европа находятся в самом конце этой фазы).

Пятая фаза - фаза обскурации, при которой не остается вообще людей с повышенной энергетикой, а субпассионариев уносит естественный отбор. Единые государства и этнокультурные целостности разлагаются.

Шестая - мемориальная фаза - существование рассыпавшихся этносов с сохранением единого культурного пространства, но без образования каких-либо единых политических или экономических союзов.

Седьмая фаза - гомеостаз - существование в равновесии с природой как верхнее звено биоценоза. Такое сообщество живет долго, пока не будет поглощено соседями или не попадет под новый пассионарный толчок.

Теория этногенеза вовсе не отрицает социального и технического прогресса, развивающегося спонтанно по спирали. Не отрицает она и смену общественно-экономических формаций.

Взаимодействие этнических и социальных процессов можно объяснить на следующем примере. Допустим, идет строительство города. Город строится долго - несколько сотен лет. За это время одни строители рождаются, другие умирают, а третьи заступают на работу. Если рассматривать сам процесс строительства из космоса в телескоп, то можно заметить лишь, что границы города непрерывно расширяются, а смена поколений строителей выпадет из поля внимания наблюдателей. То же самое происходит и с этносами на фоне социальной истории: одни появляются, другие распадаются. Новые этносы заимствуют достижения старых и даже их названия, поэтому процесс социального развития непрерывен, как строительство города в приведенном выше примере. Этническая же история - процесс дискретный, поскольку суперэтнос как разновидность сложной системы с переменной энергетикой от минимума до максимума и вновь к минимуму, подобно человеку, имеет свою молодость, зрелость и старость.

Так что этнические процессы идут не отдельно от социальных, а тесно с ними переплетаются. Любое этническое формирование не существует отдельно от социальной оболочки. Социальная среда, аналогично окружающему ландшафту, воздействует на этносы принудительно, т.е. она либо мешает, либо содействует процессам этногенеза.

 

В истории Вьетнама на протяжении нашего тысячелетия можно выделить два периода становления цивилизации или два витка этногенеза.

he111 Карта 1. Империя Хань (202 г. до х.э.≈220 г. х.э.) (126 KB)

Начало первого витка этногенеза приходится на Х век. До этого, начиная со II в. до н.э., территория Вьетнама находилась под властью китайской династии Хань, а впоследствии - Суй и Тан. За этот период у страны было множество шансов обрести свободу.

he209 Карта 2. Империя Тан около 750 г. (170 KB)

Однако, несмотря на бедственное положение Китая, вьетнамцы так и не сделали серьезных попыток сбросить иностранное владычество. Если такие попытки и были, то они носили локальный характер. Следовательно, древние вьетнамцы как этнос чувствовали себя частью Поднебесной.

Свидетельство, подтверждающее начало подъема во Вьетнаме, можно найти во вьетнамской истории. Начиная с Х века, происходит постепенное формирование вьетнамской нации на базе общей территории, общего языка и культуры.

he212 Карта 3. Китай в Х в. (162 KB)

Во вьетнамском обществе резко стали меняться менталитет и идеология. По свидетельству вьетнамского историка Хыу Нгока, в Х-ХI веках среди стихов буддийских монахов, прославлявших отрешение от жизни и земных забот, появляются произведения, в которых мы находим "мысли светского содержания, описание природы и наслаждение красотой". В XI в. рождается "вьетнамская патриотическая поэзия, отражающая стремление к национальной независимости и самобытности".

Подъем во Вьетнаме не был единичным случаем. Северная линия пассионарного толчка прошла тогда на уровне Байкала, вдоль современной российско-китайской границы. Следовательно, народы, образовавшиеся вдоль этой линии, должны проходить фазы этногенеза синхронно.

Примерно в 970 году появляется легендарный герой монгольского эпоса -Бодончар. Уже при его внуках возникает деление на новые родовые группы. Монгольских родов становится все больше, растет их численность. Появляются новые этнические формирования - иргэны. В 970 г. - возникновение степного союза Цзубу (кочевников). В 1011 - 1120 гг. степной союз Цзубу - заклятый враг полукитайской-полукочевничьей империи Ляо. 1071 - 1080 гг. - особо жестокая борьба Цзубу с Ляо. Вьетнам, 965 г. - восстановление независимости. В 981 - 1009 гг. - создание регулярной армии и провозглашение Дайвьет. В 1069 - 1077 гг. - присоединение к Вьетнаму провинций Каобанг, Тьямпы, Куангнинь и Куангчи. В XII-XIII вв. начинаются жестокие войны Вьетнама с Камбоджей. Если столкновение конфуцианства с буддизмом во Вьетнаме явно обозначилось в 1075 г., то в XIII веке конфуцианство одерживает полную победу.

he213 Карта 4. Китай и сопредельные государства в XI в. (57 KB)

В Великой Степи в 1125 году чжурчжени уничтожают империю Ляо. С середины XII по середину XIII века идет жесточайшая борьба между монголами и чжурчженями, в которую втягиваются другие племена Великой Степи. Завершается эта борьба образованием империи Чингисхана и введением во всей Великой Степи нового закона - Яса - в середине XIII в.

he212 Карта 5. К проблеме локализации "полинезийского" пассионарного толчка (18 KB)

По свидетельству Тура Хейердала, около 1100 года на Полинезийские острова вторгается новый народ, который истребляет аборигенов. Причем, аборигены плавали на плотах, а пришельцы на более усовершенствованных кораблях, связанных попарно. Полинезийцы уже знают, что земля круглая (в образованной Европе XIII века за подобное утверждение сжигали на костре), и вводят в свой язык такие понятия, как экватор, эклиптика, северный и южный тропики. Вожди из Таити ездят в гости на Гавайи через 2 тысячи морских миль. Л.Н. Гумилев и К.П. Иванов сообщают также о массовых походах полинезийцев, достигавших Американского континента. Имеются сведения о вторжении полинезийцев на Мадагаскар.

А Китай превращается в арену завоеваний - сначала чжурчженями, затем монголами.

Тут возникает вопрос, на который традиционная социология ответить не может. Почему Китай, претендовавший в VII в. на мировое господство, посылавший армии в Среднюю Азию и на Волгу, оказался добычей своей варварской периферии?

По расчетам социологов, эпоха феодализма только начиналась. Феодализм начал сдавать позиции лишь в XIX веке. Что мешало китайцам, которые были образованнее монголов, чжурчженей и вьетнамцев, развить свою экономику, реформировать армию? И по численности населения китайцы превосходили монголов, вьетнамцев и чжурчженей вместе взятых, хотя, впрочем, у последних был отмечен демографический взрыв. Почему вдруг китайцы стали столь инфантильны к агрессии против своей страны? Если признать справедливыми выводы теории этногенеза, то ответ будет прост: Китай не пережил фазу надлома, потерял свою пассионарность и превратился в вассала своих более пассионарных соседей.

he215 Карта 6. Китай в ХII≈ХIII вв. (66 KB)

По Л.Н. Гумилеву, образование империй и введение новых законов и новой культуры означает вход суперэтноса в акматическую фазу. В этот период жизни суперэтноса резко повышается его сопротивляемость внешним агрессиям. Подтверждением этому служит дальнейшая история Вьетнама. С 1257 по 1288 г. Вьетнам трижды столкнулся с войсками Монгольской империи. Заметим, что до этого момента в мире не существовало армии, способной разгромить монголов в генеральном сражении. Монголы вторгались в большом количестве - армии превышали 100 тыс. человек. В их составе сражались самые отборные части монголов и лучшие войска Китая, Кореи, Средней Азии и даже Руси. Вьетнам же тем временем вел жестокие войны и с Камбоджей, а потом - с лаосским государством Лансанг. И все-таки вьетнамцы трижды одержали победу над монголами. Хотя, конечно, о разгроме империи монголов не могло быть и речи: оба суперэтноса были равнопассионарны. Кроме того, империя монголов была несопоставима с Вьетнамом и по размерам.

По мере роста пассионарности возмущения стали возникать уже внутри Вьетнама и Монголии. Высокий уровень пассионарности уже не способствовал сплочению. Когда задача по объединению народа и по отражению агрессии была решена, группировки пассионариев начали борьбу друг с другом. Каждый хотел быть самым великим. Восстания и смуты во Вьетнаме начались во второй половине XIII в. и достигли максимума в 1379-1397 гг. Если рассмотреть положение в Монголии, то можно опять отметить синхронное протекание процессов в обоих суперэтносах. В 1245-1262 гг. единое государство Чингизидов раскалывается, и между отдельными его частями начинаются войны. Пик дезинтеграции падает на 1368 год. В результате усобиц и в Монголии, и во Вьетнаме огромное число пассионариев гибнет.

К этому моменту сказал свое слово Китай, пополнивший уровень своей пассионарности за счет смешанных браков с монголами. В совместном браке, когда стереотипы этносов уже сформированы, ребенок воспринимает стереотип поведения того, кто его воспитывает в первые 3-5 лет. Как правило - это мать ребенка. Поскольку в Китай приходили служить пассионарные монголы-мужчины и брали в жены китаянок, то поколения детей воспринимали пассионарность отца, а стереотип поведения - матери. Таким образом, Китай усилился, а Монголия - за счет миграции и внутренних войн - ослабела. В 1368 году китайские войска сбросили монгольское иго и перенесли войну в степи.

В 1407 году подвергся нападению и разъедаемый усобицами Вьетнам. Китайская армия, гальванизированная монгольской пассионарностью, одержала победу и оккупировала страну. Однако, Вьетнам был еще слишком пассионарен. Спустя двадцать лет вьетнамский патриот Ле Лой, возглавивший армию повстанцев, изгнал армию Китая. В 1460 - 1497 гг. Дайвьет достиг своего наивысшего рассвета.

Но вот грянул XVI век. В соответствии с закономерностями этногенеза в это время должен начаться пассионарный надлом во Вьетнаме. Так оно и было на самом деле. Несмотря на то, что культурная традиция Дайвьета охватила Тьямпу и Нам (юг современной СРВ), страна оказалась охваченной крестьянскими восстаниями. Междоусобицы во Вьетнаме продолжаются на протяжении XVII и XVIII веков. Такая устойчивость в настроении враждующих группировок и подключение к этой вражде чужеземцев говорят о вхождении в фазу глубокого надлома, сопровождающегося расколом суперэтноса. Действительно, эта война походит на войну католиков и протестантов в Европе или войну красных и белых в России XX века.

В Монголии за тот же самый период истории происходит полная дезинтеграция, а в Полинезии прекращаются морские походы и переселения на новые острова. Причем, различные территории, подчиненные монголам и полинезийцам, принимают разную культуру и практически полностью теряют связь между собой. Монголы в Китае практически уничтожены. В Иране и Средней Азии они ассимилированы мусульманами. Золотая Орда распадается на несколько осколков, большая часть которых входит в Русский суперэтнос.

Западная часть Полинезии (большая часть Индонезии и Малайзия) принимает ислам, а на Филиппинах торжествует католицизм. Гавайи добровольно входят в состав США, и местное население охотно смешивается с американскими протестантами. Сильное смешение полинезийцев с англичанами-протестантами продолжается на островах Океании и Новой Зеландии. Таким образом, полностью утрачивается и культурное, поведенческое единство между Западной и Восточной Полинезией, простиравшейся некогда от Африки до Америки и от Новой Зеландии до Гавайских островов.

Тем временем во Вьетнаме дезинтеграция набирала обороты. Удаленные районы выходили из подчинения обеих династий. И, что интересно, конфуцианство, сыгравшее прогрессивную роль в период подъема, превратилось в религию пораженчества и консерватизма в фазе надлома. Очевидно, что не идеология являлась виной упадка, а изменившееся население отдало предпочтение прозябанию и лени. Возможно, Вьетнаму и удалось бы вступить в инерционную фазу, если бы не новый пассионарный толчок, происшедший в XVIII веке, следствием которого стало восстание Тэйшонов.

Восстание во Вьетнаме длилось с 1771 по 1802 г. В этот же период в Китае произошли восстания против маньчжурского ига в Сычуани, Ганьсу и Хубэе. Отмечены первые выступления в Тибете. В 1820 г. в Афганистане продолжалась жестокая война. По свидетельству русского гвардейского офицера, мусульмане Средней Азии стали называть афганцев кафирами, т.е. неверными. Ранее такого отношения к афганцам не отмечалось.

А во Вьетнаме после победы тэйшонов над Сиамом, над династиями Нгуен и Чин, после изгнания маньчжуров из страны восстание затухло. Однако пассионарность вьетнамцев, несмотря на массовые кровопролития, продолжала неуклонно расти, что исключается в инерционной фазе. Подтверждение тому - непрерывная борьба вьетнамского народа против французов во второй половине XIX века. Вьетнамцы упорно сопротивлялись. Лишь к 1884 году французам удалось завоевать Северный и Центральный Вьетнам. Несмотря на потерю независимости, вьетнамцам все же крупно повезло. Западноевропейский суперэтнос, приступивший к внешним захватам, находился в инерционной фазе этногенеза - следовательно, пассионарности у западных народов было мало, и период колониального ига не должен был быть долгим.

В XX веке вновь возникло сопротивление колониальным властям, которое возглавил Хо Ши Мин. После серии войн против японцев и французов на Севере Вьетнама была восстановлена независимая республика. Тогда США решили силой оружия предотвратить становление нового центра мировой культуры в Индокитае. Американская армия вторглась во Вьетнам, Камбоджу и Лаос. Американцы не щадили ни повстанцев, ни мирное население. Они решили подавить повстанцев своим техническим превосходством, но неожиданно натолкнулись на очень сильный отпор. Несмотря на огромные жертвы, особенно среди мирного населения, вьетнамцы продолжали идти на смерть. Наиболее наглядным примером высокой жертвенности вьетнамцев стал фактический захват ими Сайгона в 1968 году, когда регулярная американская армия отступила перед легковооруженными партизанами. Впоследствии военная помощь СССР и Китая позволила вьетнамцам не только успешно отразить агрессию, но и полностью изгнать оккупантов со своей территории. Не оправдался расчет американцев и на традиционный раскол между Севером и Югом. Ранее французы успешно использовали этот фактор, но с середины XX века он перестал действовать. Связано это опять-таки с процессами этногенеза. Если при спаде пассионарности поляризация в уже сложившемся суперэтносе усиливается, то при его формировании, когда пассионарность растет, наблюдается, наоборот, сближение различных этнических группировок, что и произошло во Вьетнаме на беду агрессорам. Кроме того, при подходе к акматической фазе этнокультурная целостность начинает ощущать свою исключительность и противопоставляет себя всем другим: "мы - центр Вселенной", "наш путь развития - самый верный". Если ранее Юг Вьетнама заимствовал идеи из католической Европы, а Север из красной Евразии, то теперь и Юг и Север - это единое целое, новый великий Вьетнам.

Еще одним свидетельством высокого уровня пассионарности явился массовый героизм вьетнамцев в войне с КНР. Китай и Вьетнам - ровесники. Китайцы, в отличие от американцев, не боялись ближнего боя с противником. Они не засыпали бессмысленно бомбами пустые пространства, а сразу бросили в наступление огромные массы пехоты и танков на протяжении всей северной границы Вьетнама. Невзирая на огромные потери, китайцы продолжали наступление на Каобанг, Лангшон, Лайтяу и Лаокай. Через некоторое время фронт стабилизировался примерно в 50 км от китайско-вьетнамской границы, а Китай все гнал и гнал своих солдат в атаку. Несмотря на такой сильный натиск, Вьетнам устоял. Вьетнамцев не смутило то, что они бросили вызов огромной мировой державе.

Если бы на месте вьетнамцев и китайцев оказались европейские народы, то они бы не смогли выдержать таких больших потерь.

Стойкость вьетнамцев и упорство китайцев объясняется тем, что пассионарность изменяет отношение личности и общества к смерти. Пассионарность позволяет людям пренебрегать возможностью физической гибели ради высшей цели. Интересно, что иногда аналогичным образом ведут себя и другие организмы на Земле. Саранча летит в пустыню на явную смерть. Лемминги в Заполярье массами бросаются в воду. Серые крысы во время таких вспышек нападают и сжирают все живое, в том числе и крупных хищников. Когда организм готов умереть ради цели (у человека это, как правило, более или менее разумно обоснованная цель), это дает ему преимущество перед более сильным противником, который хочет не только победить, но и выжить. Не следует путать пассионарность с храбростью. Есть люди храбрые, но не пассионарные. Просто пассионарная особь, пусть даже и трусливая, получив отпор, будет повторять попытки достичь своей цели, а храбрый непассионарный человек, которого можно именовать "гармоничником", может смириться с положением, хотя и не выказать особого страха.

Кроме того, пассионарии не только приносят себя в жертву на войне, но и концентрируют свою деятельность на достижении определенных целей в области теологии, науки, техники, ведения интриг и т.д.

Учитывая вышеизложенное, можно объяснить и успешный ход реформ в современном Вьетнаме. Вьетнамцы смогли за счет способности к сверхнапряжениям очень быстро приспособиться к новым условиям и изменившемуся миру. Казалось бы, развал сначала СЭВ, а затем СССР и разрыв торговых связей должны были привести к краху вьетнамской экономики и смене власти на угодный американцам режим. Но ничего подобного не произошло. В течение нескольких лет вьетнамская экономика была быстро реформирована и переориентирована на сотрудничество со странами Азиатско-тихоокеанского региона. Ход проводимых Вьетнамом преобразований практически не отразился на таком показателе, как рост рождаемости, в то время как в Восточной Европе и СССР реформы сопровождались резким демографическим спадом. Евразийские и европейские женщины даже чисто физически оказались не в состоянии рожать и воспитывать большое количество детей, что указывает на процесс старения этих народов. Как и старение человека, оно ведет к свертыванию активности, переходу к меньшим нагрузкам, использованию опыта вместо силы.

В целом Вьетнам находится на довольно высоком уровне пассионарности. Однако, высокая пассионарность еще не гарантирует дальнейшего процветания. Дело в том, что в конце фазы подъема начинается формирование суперэтноса и развиваются тесные контакты с другими суперэтническими целостностями. При условии, что стереотип поведения суперэтноса уже сформировался, возможен негативный контакт с представителями других суперэтносов. Следствием таких контактов может быть либо ужесточение борьбы между различными культурами, либо, что еще хуже, появление и распространение жизнеотрицающих идеологий. Суперэтнос, в соответствии с теорией Л.Н. Гумилева, имеет пределы своего расширения. Подчас удачное завоевание чужой территории оказывается даже опаснее поражения в войне.

Основные контакты вьетнамского суперэтноса происходили на западе и севере. На севере новорожденный суперэтнос столкнулся с проживающими в горах народами группы мяо, не принадлежащими к этносу хань и пришедшими из южного Китая. С этими народами у вьетнамцев сложился негативный контакт. Во время борьбы Вьетнама с американской агрессией эти народности поддержали США, и вьетнамское руководство вынуждено было депортировать их за пределы страны. Кроме того, на севере страны проживали еще и выходцы из Китая, так называемые хуацяо, о судьбе которых будет сказано ниже.

Очень сильный и сложный контакт сложился у вьетнамцев на западе, в Кампучии и Лаосе, где вошли в соприкосновение этносы нескольких суперэтносов. Контакт в Кампучии начался с момента разложения кхмерского государства в конце XVI века, когда по стране прокатились набеги соседних сиамцев и тьямов (территория современного СРВ).

В XIX веке на территории Кампучии войны между таиландцами и вьетнамцами стали практически беспрерывными. Постепенно западная часть страны стала ассимилироваться таиландцами, а восточная - вьетнамцами. Былое кхмерское единство оказалось утраченным. Хотя и в западной, и в восточной частях страны сохранился кхмерский язык (прибывшие вьетнамцы и таиландцы выучили местный язык), но стереотипы поведения восточных и западных кхмеров стали сильно отличаться друг от друга. В этот момент Франции удалось оккупировать всю современную территорию Кампучии, но европейцы вовсе не собирались заниматься этнополитикой. Они стремились лишь выкачать из завоеванной страны как можно больше богатств. В результате искусственное объединение захватчиками несовместимых народов предопределило последующие негативные события. В данной ситуации распад или раздел страны по границам суперэтносов оказался бы благом и для западных, и для восточных кхмеров, но вместо наметившегося природного процесса - размежевания несовместимых народов - образовалась Таиландо-вьетнамо-французская химера.

Ситуацию усложнила массовая миграция китайцев из южного Китая. Южные китайцы хорошо вступали в контакт с протестантскими народами Европы, индийцами и таиландцами.

В XX веке пассионарность, как таиландской, так и вьетнамской Кампучии стала расти, и как следствие этого усилилась борьба против европейских держав. Боевые действия заставили концентрироваться в одних районах этнические группировки разных суперэтносов. Так, Пол Пот и Иенг Сари, выходцы с запада Кампучии, оказались со своими сторонниками на восточных территориях. Из-за несовместимости стереотипов поведения между пришельцами и местным населением возникла антисистема, верхушку которой они возглавили.

В попытке подогнать стереотипы поведения различных этносов под единый стандарт, был развернут невиданный маховик репрессий. Причем, интересно то, что "красные кхмеры" начали массовые расправы в основном над жителями восточных регионов и мусульманами.

Таиландские племена на протяжении столетий плохо уживались с китайцами междуречья Хуанхе и Янцзы и имели хорошие отношения с тибетцами и монголами, которым они помогали в борьбе с Бирмой, Китаем и Вьетнамом. Впоследствии они легко установили контакт с протестантами Европы и США, с японцами и "белыми" русскими, а вот с французами-католиками контакта не получилось. Таиланд так и не был завоеван Францией. Во время Второй мировой войны Таиланд выступал на стороне Японии, а в Индокитайской войне 1966-74 гг. поддерживал США.

У вьетнамцев симпатии совершенно иные, чем у таиландцев. С французами вьетнамцы воевали, но такой ненависти, как к англичанам и американцам, у них к французам не было. В настоящее время Вьетнам установил очень тесные связи с Францией и рядом католических стран Европы и Латинской Америки.

У таиландцев, как и у тибетцев, как у народов протестантской Европы, белой России, южного Китая, идеи коммунизма практически никогда не находили большого числа сторонников. Проникновение представителей вышеуказанных этносов в коммунистическое движение, как правило, вызывало либо его развал, либо массовые репрессии. Примеры: Сталин и Горбачев - в России, Пол Пот и Иенг Сари - в Кампучии, Мао Цзэ-дун и Хуа Гофэн - в Китае, европейцы-протестанты и часть евреев, чей стереотип поведения ближе к протестантскому, - во II Интернационале.

Во Вьетнаме же коммунистическая идеология стала суперэтнической доминантой, аналогично православию в Византии и исламу в афро-азиатских странах. Коммунизм во Вьетнаме не принес массовых репрессий или обнищания населения.

Другим регионом, где имеет место контакт вьетнамского и таиландского суперэтносов, является Лаос. Растаскивание Лаоса между Вьетнамом и Таиландом началось еще в XVIII веке. С 1832 г. территория княжества Сианг-хуанг входит в состав Вьетнама, а княжество Вьентьян подчиняется Таиланду. Рабочее движение в Лаосе начинается в 30-х годах XX века в районе рудников Нан-Патена, куда французские колониальные власти завезли рабочих из Вьетнама. Раскол коснулся и королевской семьи. Один из принцев - Суфанувонг, будучи вьетнамцем по материнской линии, организовал и возглавил марксистскую партию; после изгнания американцев он стал президентом Лаоса. Однако, несмотря на войны, этническая дезинтеграция в Лаосе не сопровождалась такими трагическими последствиями, как в Кампучии, поскольку пассионарные миграции в Лаосе были незначительными.

Не исключен вариант, что США могут воспользоваться такой сложной обстановкой для отстаивания своих интересов в регионе. Американцы понимают, что единственным государством Юго-Восточной Азии, способным оказать успешное вооруженное сопротивление китайской армии, является Вьетнам. Поэтому американцы будут всячески стремиться столкнуть интересы вьетнамцев и южных китайцев, поддерживающих западных кхмеров и таиландцев, с тем чтобы втянуть Китай в конфликт с Вьетнамом.

Негативное воздействие на ход вьетнамского этногенеза могут оказать массовые миграции вьетнамцев в другие страны в рамках разработанной на Западе программы "Мир без границ". При этом само проживание вьетнамцев в чуждой им среде чревато зарождением агрессивной идеологии. Вдобавок мигранты могут столкнуться с уже сформировавшейся антисистемной идеологией и занести ее к себе на родину.

Пример такого развития событий возник буквально на глазах современников. Печально известная "Аум Син-рике", возникнув в результате негативного контакта китайского и тибетского суперэтносов, нашла пламенных сторонников в Японии и далее пошла гулять по миру.

Хотя высокий уровень пассионарности препятствует существованию антисистем в течение продолжительных периодов, они способны и за короткое время нанести огромный ущерб приютившему их суперэтносу. Яркие примеры разрушительной силы антисистем в молодых суперэтносах можно обнаружить в истории многих цивилизаций Земли: в России - это опричнина, в Западной Европе - движение альбигойцев и катаров, в Латинской Америке - ацтекский культ цветов с человеческими жертвами, в мусульманском мире - движение карматов и исмаилитов.

Как пойдет дальше процесс этногенеза во Вьетнаме, предсказать сложно. Будущее зависит от слишком многих причин. Немаловажную роль при этом будут играть не только стремления самих вьетнамцев и их соседей, но и позиция мирового сообщества, которое, к сожалению, до сих пор так и не выработало действенных схем по урегулированию конфликтов, связанных с контактами на уровне суперэтносов.

 

Stolica.ru

Top