Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Ботанико-географический анализ Н. И. Вавилова в исследовании этнических контактов

Голубчиков Юрий Николаевич

[старший научный сотрудник лаборатории освоения Севера географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат экономических наук]

Впервые опубликовано // От истории природы к истории общества: прошлое в настоящем и будущем. История взаимодействия общества и природы. (Матер. Науч. конф.)≈ М.: ИИЕТ РАН, 1998.


Разделенные огромными расстояниями древние культуры приходили друг с другом в соприкосновения и имели представления друг о друге в масштабах, которые нам трудно сегодня представить [*1]. Внимание выдающегося географа и ботаника Н. И. Вавилова постоянно останавливало значительное сходство высокогорных растений Гиндукуша, Памира, Эфиопского надгорья, Атласа с возделываемыми культурами нашего русского Севера. Рожь и овес в субтропических горах известны как сорные растения пшеничных посевов. Они никогда не возделывались на низких высотах, а рожь даже переводится с местных языков как ╚растение, засоряющее пшеницу╩. Но с подъемом на высоту рожь и овес становятся возделываемыми злаками и нацело вытесняют пшеницу.

Подобное распределение мы видим и двигаясь к северу от гор южного пояса. Вначале там всюду были и есть пшеничные посевы. Рожь и овес тоже считались за злостные сорняки. Но далеко на севере, где≈то на рубеже двух эр, они вновь входят в чистую культуру у земледельцев финских племен.

В замкнутых котловинах Западного Памира на высоте около 2700 √ 3000 м. II. И. Вавиловым были найдены первичные сорта русских северных льнов≈долгунцов. Рожь здесь выделялась исключительно крупным колосом и зерном, в два раза превосходящим европейские сорта ржи. А сорта яровых пшениц, ячменя, горохов напоминали сибирские и североевропейские формы.

Зная хорошо прошлое, ученый в своей практической деятельности следовал историческому процессу. Огромное значение он придавал ╚осеверению╩ земледелия путем внедрения в северные посевы высокогорных сортов культурных растений. На руководимых им полярных станциях в Хибинах и на Печоре успешно вызревали высокогорные сорта средиземноморских овсов и эфиопских ячменей. Некоторые из высокогорных растений не только отлично приживались, но даже ускоряли там темпы своего развития, причем тем стремительнее, чем с большей высоты брался для посева исходный материал. Характерно, что в средних широтах такой успешной продуктивности высокогорные сорта уже не обнаруживали.

Наиболее ранние следы земледелия обнаружены в Палестине, Месопотамии и Египте. Казалось бы, отсюда надо выводить всю земледельческую культуру человечества, тем более, что здесь встречаются дикие виды пшениц и ячменя. Но в нижезалегающих мезолитических слоях нет никаких признаков земледелия или одомашнивания животных. Высокая культура первых земледельцев, судя по всему, является пришлой.

Эволюция историкам зачастую видится лишь на одном месте и роль пришлых культур в движении истории еще предстоит уяснить. Рабовладельческий строй Средиземноморья, например, не эволюционирует в феодальный. Феодальное становление происходит где≈то в глубинах Азии, откуда феодальные общины выходят уже в сформированном виде со своими конунгами и вассалами. Они и утверждают в Европе свои порядки. Нечто похожее происходит и с появлением земледельческих культур.

Как показали экспедиции выдающегося ботаника и географа Н. И. Вавилова, набор культурных злаков Ближнего Востока и Средиземноморья поразительно беден. Он существенно возрастает по направлению к Закавказью и Армянскому нагорью. Отсюда поступал в Месопотамию обсидиан, могли поступать и элементы земледелия. Но и Армянское нагорье не рекорд по количеству сортов возделываемых пшениц. Восточнее, в Афганистане, оно возрастает еще более. Наконец, на совсем небольшом пространстве между Гиндукушем и Западными Гималаями, на протяжении не более нескольких сот километров, население возделывает поразительное разнообразие главного хлеба Земли √ мягких пшениц. Некоторые из них больше нигде на Земле не встречаются. Здесь же сконцентрировано и все мировое разнообразие зерновых бобовых растений, льнов, моркови.

Другой очаг буйства возделываемых злаков обнаружен Н. И. Вавиловым на Эфиопском нагорье. Количество возделываемых на нем твердых пшениц и ячменей, превосходит все их разнообразие во всех остальных странах земного шара. Нашелся ряд культур, не встречающихся больше нигде. Среди них хлебный злак тэфф, фиолетовозерная пшеница, масличный нуг. Лен здесь возделывается не ради масла и волокна, а как хлебное растение, на муку. Отсюда выходит и весь пантеон животных Древнего Египта.

Такое разнообразие культурных злаков не может не свидетельствовать о распространении их отсюда по земному шару на уже обнаруженные очаги древнего земледелия. У жителей этих двух очагов нет и не было других надежных источников пропитания кроме упорного труда горного земледельца, вся жизнь которого √ борьба с камнем. Ни в Гималайско≈Гиндукушском районе, ни на Эфиопском нагорье нет никаких письменных или материальных свидетельств древней культуры. Но ботанико≈географический анализ Н. И.Вавилова говорит, что в этом направлении их надо искать. Привносит в запутанные представления историков и археологов элемент планирования.

Примечание

[*1] Вавилов Н. И., Центры происхождения культурных растений, Л., 1926; его же, Учение о происхождении культурных растений после Дарвина, Избр. труды, т. 5, М. ≈ Л., 1965 ≈ http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/120/673.htm.

 

Stolica.ru

Top