Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Типология личностей Л.Н.Гумилёва с позиций учения об акцентуациях

Я.В. Богданов

врач-невролог, психиатр, аспирант кафедры психиатрии Кемеровской медицинской академии
E-mail: 522750@kmr.kuzbass.net.

Впервые опубликовано на сервере Gumilevica 1 июня 2001 г. В редколлегию поступила 25 марта 2001  г., изменения 29 мая 2001 г.


Комментарий редколлегии сервера Gumilevica

Тема исследования пассионарности как психологический феномен издавна влечет к себе психологов, психиатров и невропатологов. Одной из первых работ на эту тему стала статья "Пассионарность как психологический феномен", принадлежащая перу санкт-петербургского психолога, ученика Льва Николаевича М.И. Коваленко, опубликованная в сборнике научных трудов "Психологические проблемы самореализации личности". Изд. СПб Ун-та, 1999 г. Предлагаемая Вашему вниманию статья кемеровского ученого-невропатолога, психиатра, аспиранта кафедры психиатрии Кемеровской медицинской академии Ярослава Вячеславовича Богданова содержит ряд положений не освещённых в публикации М.И. Коваленко.


Л.Н. Гумилёв благодаря открытию пассионарности привнёс зерно естественных наук туда, где до него господствовали беллетристика и нумерология. Открытие пассионарности, применимости к этногенезу второго начала термодинамики, применение им диахронического метода для изучения этногенезов ставит его с великими мыслителями прошлого и настоящего в один ряд. Гумилев, как и Ньютон в механику, ввел в этнографию принцип неинерционных систем отсчета √ в случае исторического процесса это называется принципом диахронизма. С тех пор этнография из описательной дисциплины превратилась во всеобъемлющую этнологию, которая как губка впитывает не только исторические, но и культурологические, антропологические, медицинские, геофизические и психологические знания современного мира.

Диахронический метод не нов, ещё в начале века Освальд Шпенглер применил его для изучения культур (6). Основная заслуга Л.Н.Гумилёва состоит в том, что он ввёл в науку понятие пассионарности, которое позволяет интегрировать знания из ряда гуманитарных и естественных наук. Конечно, ответил он далеко не на все вопросы, но правильно поставил вопрос о том, как нужно изучать этногенез. Для этого им был выбран верный методологический подход. Пассионарность, по мнению Л.Н.Гумилёва, генетически детерминирована, она возникает и накапливается как мутация при определённых временных и географических обстоятельствах у определённых групп людей в течение нескольких поколений. Пассионарность выполняет упорядочивающую, антиэнтропийную роль в человеческих сообществах. Она приводит к формированию новых этносов. Этносы, в свою очередь, под воздействием естественных законов рассеивания энергии развиваются и умирают (1).

Деятельность пассионариев как исторической силы хорошо прослеживается при взгляде в прошлое, мы знаем также психологические типы таких людей как Чингисхан, Мухаммед, Колумб, конквистадоры, которых можно считать "пассионариями". Но это вожди, герои, руководители, первопроходцы, их всё- таки слишком немного для того, чтобы рассматривать пассионарность как феномен этнической истории. "Пассионарий силен там, где его окружают или слабопассионарные люди, или пассионарии или гармоничные люди┘ но когда пассионарии со всех сторон окружены "жизнелюбами" √ положение становится крайне тяжелым... Пассионарность отдельного человека может сопрягаться с любыми способностями┘ она не зависит от внешних воздействий, являясь чертой психической конституции данного человека; она не имеет отношения к этике, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество и разрушения, благо и зло, исключая только равнодушие; она не делает человека "героем", ведущим "толпу", ибо большинство пассионариев находятся в составе "толпы", определяя её потентность в ту или иную эпоху развития этноса" √ писал Л.Н.Гумилёв. Он подчёркивал в своих работах, что пассионарии √ это простые люди, их масса даёт возможность героям стать героями. Без них герои утонут в трясине, захлебнутся (1).

Вопрос о взаимоотношении типологии личностей Гумилёва и психологической типологии встаёт естественным образом, его решение имеет важные теоретическое и практическое значения. Проведение сопоставлений между типологией личностей у Л.Н.Гумилёва и психологической типологией (например по Леонгарду) позволит не только расшифровать психологическую сущность пассионарности-субпассионарности, но и уточнит этно-историческое значение тех или иных личностных типажей.

В том случае если пассионарность нельзя исчерпывающе описать языком современной психологии, то возможны два вывода. Первый: раз пассионарность √ генетически обусловленный феномен психики, то он обязательно, независимо от средовых воздействий проявится. Если его невозможно описать языком психологии, то, возможно, этого феномена не существует; второй: современная психологическая типология недостаточна. В неё, помимо критериев интра-экстраверсии, гипер-дистимии и др. следует внести критерий аттрактивности-эгоизма, пассионарности-инстинктивности и попробовать описать их психологическую сущность.

Таким образом нужно искать методы изучения пассионарности на индивидуальном уровне. Для этого необходимо описать тип (или типы) пассионарного (субпассионарного, гармоничного) человека вообще. В литературе известны систематики Шелдона, Кречмера, Фрейда, Адлера, Юнга, Хорни, Фромма, Берна, Личко и многих других. Пожалуй каждый серьёзный исследователь, исходя из своей клинической или психологической практики и собственных теоретических воззрений, строил свою систематику личности. Следует отметить, что несмотря на обилие классификаций, взаимоисключающих среди них немного. Большинство, имеющие в своей основе разные классификационные принципы, дополняют друг друга.

Психологические типы так или иначе определяют жизненный сценарий, судьбу, которая зависит от способа реагирования индивида на те или иные жизненные ситуации. Пристраиваясь к концепции Э.Берна и Хорни М.Е.Литвак (1995), например, описал семь малоадаптивных личностных комплексов и установил корреляции структуры личности с жизненной траекторией и структурой невроза. Есть разное понимание влияния генотипа на стереотип поведения. Одни считают, что генотип определяет психологический тип, другие, что психологический тип формируется в раннем периоде жизни под воздействием микросоциальных факторов. Диапазон мнений, клинических и субклинических градаций велик, но это означает, что практическая психология и психиатрия обладают достаточным понятийным аппаратом для изучения стереотипов поведения людей. Что очень важно, мало кто отрицает существенное значение наследственности в формировании того или иного психологического типа. В случае с акцентуациями, психопатиями и т.д. мы имеем дело не с обыкновенным менделевским расщеплением признаков, а значит уловить генетические закономерности в этом вопросе сложнее, чем разобраться с закономерностями окраски гороховых зёрен. Но разве не для этого существует генетика, наиболее "продвинутая" из современных биологических наук?!

Стереотипы поведения √ стабильное свойство человеческого поведения, они могут меняться только под воздействием тяжёлых экзогенных или эдогенных вредностей (травма ЦНС, нейроинфекция, интоксикация, перинатальная патология, эпилепсия, шизофрения и др.) (3,4). Это значит, например, что гипертимная личность не сможет стать дистимической, интровертная √экстравертной, эпилептоид не сможет стать ананкастом и т.д. Отдельные личностные радикалы могут сочетаться друг с другом, но эти сочетания достаточно стабильны (2). Определённые личностные радикалы можно сгладить на время искусственным путём, к примеру, под воздействием психотерапевтических приёмов или психофармакотерапии (3). Кстати говоря "пассионарная индукция" тоже своего рода психотерапия, только коллективная. Можно компенсировать "нежелательные" для данного социального слоя личностные особенности, однако автохтонный тип реагирования остаётся неизменным и рано или поздно приведёт к "декомпенсации" психопатии или невротизации, если личность акцентуирована.

Приведённые выше наиболее общие положения позволяют надеяться, что удастся описать психологический тип (типы) пассионарной, субпассионарной, гармоничной личностей. Такой психологический и, отчасти, психопатологический, подход представляется продуктивным. Для иллюстрации этого подхода нами была выбрана концепция акцентуаций личности известного немецкого психиатра Карла Леонгарда. Её выбор целесообразен по двум причинам. Во-первых, она в меньшей степени ориентирована на клиническую психиатрию и в большей √ на практическую, в том числе медицинскую, психологию, нежели другие классификации. Во-вторых, она достаточно хорошо структурирована для того, чтобы можно было выделить индивидуальные отличия в каждом случае.

По Леонгарду акцентуации √ это индивидуальные человеческие черты обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. При большей выраженности этих черт они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности (2). Личности, обозначаемые Леонгардом как акцентуированные, не являются патологическими. При ином толковании можно было бы прийти к выводу, что нормальным следует считать только среднего человека, а всякое отклонение от середины должны были бы признать патологией. Это вынудило бы вывести за пределы нормы тех личностей, которые своим своеобразием отчётливо выделяются на фоне среднего уровня. Однако, в эту рубрику попала бы и та категория людей, о которых говорят "личность" в положительном смысле слова, подчёркивая, что они обладают ярко выраженным оригинальным психическим складом. Если у человека не наблюдается проявления тех свойств, которые в "больших дозах" дают паранойяльную, истерическую, ананкастическую, гипоманиакальную или субдепрессивную картины, то такой средний человек безоговорочно может считаться нормальным. Такого человека не ожидает неровный жизненный путь существа болезненного, со странностями, неудачника, однако маловероятно и то, что он отличится и в положительном отношении. В акцентуированных же личностях потенциально заложены как возможности социально положительных достижений, так и социально отрицательный заряд (2).

Все акцентуации личности (т.е. неклинические гипертрофии отдельных личностных радикалов) подразделяются по Леонгарду на: 1. Акцентуации в сфере характера (демонстративная, педантическая, застревающая, возбудимая); 2. Акцентуации в сфере темперамента (гипертимическая, дистимическая, аффективно-лабильная (циклотимическая), аффективно-экзальтированная, тревожная, эмотивная); 3. Акцентуации в сфере мышления (экстравертированная, интравертированная).

Как же можно определить пассионарность исходя из предложенной классификации? И пассионарность и субпассионарность отклоняются от гармонической нормы. Поскольку эти качества мы выявляем на поведенческом (психическом) уровне существования индивида, то значит, проявления этих качеств мы должны искать в сферах психопатологии или патологической психологии. Это, однако, вовсе не означает, что нужно привязать проявление пассионарности или скажем субпассионарности к какой-нибудь психической болезни. Любая психическая болезнь, даже все они в совокупности, охватывают лишь незначительный процент популяции, а пассионарность и субпассионарность √ явления массовые, они являются движущими силами этнической истории. Значит, в своём рассуждении мы должны ограничится рассмотрением заострения каких-либо черт личности от акцентуации до психопатии, то есть от неклинических до субклинических феноменов. Какие же акцентуации личности в первом приближении могут характеризовать пассионарную личность?

Наверняка это не тревожные и не дистимические акцетуации личности. У первых вся психическая энергия уходит на тревожное ожидание, у вторых её попросту нет √ энергетический потенциал постоянно стремится к нулю. Личности дистимического типа по натуре серьёзны и сосредоточены на мрачных, печальных сторонах жизни в гораздо большей степени, чем на радостных. Стимулирование жизнедеятельности при дистимическом темпераменте ослаблено, мысль работает замедленно (2). Тревожные слишком слабы и не экспансивны. Такие личности в детском возрасте боятся засыпать в темноте, заходить в неосвещённые комнаты и коридоры, они не решаются защищаться от нападений, что как бы провоцирует других, более сильных и смелых детей на агрессию, сверстники, как правило, сразу распознают их слабое место. Когда они становятся взрослыми, то страх уже не поглощает их так всецело. Впрочем, неспособность отстоять свою позицию в споре остаётся (2). Достаточно противнику выступить поэнергичнее, как тревожные личности стушёвываются (2).

Наверное, это и не истерики (демонстративные) √ они тоже психически слабы и не отличаются глубиной страстей, а пассионарность, как известно, предполагает глубину страстей. Сущность истерического типа заключается в аномальной способности к вытеснению. Происходит это потому, что истерия представляет собой продукт слабого общего типа в соединении с художественным (5). При слабости второй сигнальной системы и преобладании первой и подкорковой деятельности эти люди живут ярко окрашенной эмоциональной жизнью. Истерические симптомы выражают собой "типичный случай войны эмоций и жизненных впечатлений" (И.П.Павлов, 1932). Кречмер облигатным для истерии считал понятие "человека без внутреннего содержания, стремящегося забыть свою пустоту в постоянно новых ролях". Пассионарий же всегда наполнен внутренним содержанием и страстным стремлением к каким-нибудь "идеалам". Ряд исследователей (Кречмер, 1946; Ниссен, 1948) описывали "физическую стигматизацию" конституции и характера истерических личностей в виде "специально сексуального или общего инфантилизма", что подчёркивает генетическую обусловленность акцентуации (психопатии) по крайней мере у части истерических личностей (3). Истерики, несмотря на присущую им "решительность" и авантюрность всё же представляют в своём поведении эволюцию мимикрических приспособительных механизмов существования. Пассионарий же не приспосабливается, а "приспосабливает".

Теперь поговорим немного о педантах. Педанты (на уровне явной патологии - ананкасты) скорее приближаются к личностям гармоническим или, в худшем случае, являются слабосубпассионарными людьми. У лиц педантического типа, в противоположность демонстративному, в психической деятельности исключительно мало представлены механизмы вытеснения. Если поступки истериков характеризуются отсутствием разумного взвешивания, то ананкасты "тянут" с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Ананкаст (и даже педант) не способен вытеснять сомнения, а это тормозит его действия. Таким образом, ананкасты (педанты), в отличие от истериков нерешительны. Но решительность истериков необдуманна, она обусловлена сиюминутным движением чувств, "торжеством первой сигнальной системы". Следовательно и нерешительность педанта и "решительность" истерика так же далеки от идейно одухотворённой, а порой иллюзорной деятельности пассионария.

Маловероятно также что наличие эпилептоидного (возбудимого) радикала у личности может служить индикатором её пассионарности. В некоторых случаях эпилептоидность при сочетаниях с гипертимностью или циклотимностью может "окрашивать пассионарность". Это возможно потому, что в сфере влечений для эпилептоидов характерна безудержность или даже страстность, которая между тем носит не перманентный, а пароксизмальный характер. Порой именно эта эксплозивность или пароксизмальность в сфере мышления делает возможными озарения, которые так необходимы настоящему учёному и вообще человеку творческому, продуктивному. Конечно, не все учёные и творческие личности пассионарны, но настоящие учёные, художники, поэты и т.д. (даже если они пропагандируют субпассионарность) большей частью являются личностями пассионарными. И возбудимость аффектов у таких людей позволяет трансформировать психическую энергию в оригинальные идеи и творческие решения. Однако сама по себе эпилептоидность, как уже подчёркивалось выше, не может быть критерием пассионарности, напротив она, по нашему мнению, должна характеризовать личностей субпассионарных. Не будь эпилептоид гипертимным, он стал бы алкоголиком, убийцей, вором или, если это женщина √ то проституткой. Это согласуется с мнением Л.Н.Гумилёва, который такой социальный феномен как проституция относил к проявлению субпассионарности (1).

К пассионариям с наименьшей долей сомнения можно отнести личностей гипертимических, с чуть большей долей √ циклотимиков. Эти личности характеризуются наиболее высоким энергетическим потенциалом, который у циклоидов может существенно колебаться, а у гипертимных удерживается на стабильно высоком уровне независимо от жизненной ситуации. Эти личности лучше других способны преодолевать жизненные препятствия, так как характеризуются высокой стеничностью. Гипертимические личности смотрят на жизнь оптимистически, благодаря усиленной жажде деятельности, способности к сверхнапряжению, они достигают производственных и творческих успехов. Жажда деятельности стимулирует у них инициативу, постоянно толкает их на поиск нового (1). Если данный темперамент выражен слишком ярко, то у таких людей постоянно наблюдаются нарушения этических норм (как и у истериков, впрочем, но по другим причинам), поскольку они в определённые моменты как бы утрачивают и чувство долга и способность к раскаянию (2). Однако, как уже было сказано выше пассионарность не имеет ничего общего с этическими нормами, она одинаково легко порождает и подвиги и преступления (1).

Застревающие (паранойяльные) личности также обладают высокой стеничностью, кроме того, они склонны к образованию сверхценных идей. Но поскольку этот тип акцентуации (акцентуация характера) более подвержен влиянию средовых факторов, нежели акцентуации темперамента, то его отнесение к проявлениям пассионарности должно быть осторожным. Тем не менее, мы склонны считать, что "застреваемость", почти также как и гипертимность, характеризуют человека пассионарного. Дело в том, что по мнению К.Леонгарда, основой застревающего (параноического) типа акцентуации является патологическая стойкость аффекта. Чувства, способные вызывать сильные реакции обычно идут на убыль после того как реакциям дать волю. У застревающей личности картина иная: действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождавшие стресс эмоции. Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активизируют (2). На наш взгляд именно величина аффекта и способность личности его поддерживать характеризуют пассионарность. Вместе с тем следует отметить, что когда говорят о "поддержании аффекта у застревающих личностей", то традиционно имеют в виду эгоистические аффекты, потому что именно они чаще характеризуются патологическим последействием. Такого рода аффектам присуща особая сила. Вот почему застревание аффекта проявляется тогда, когда затронуты личные интересы акцентуированной личности, объективно моральный ущерб при этом может быть ничтожным. Оскорбление личных интересов, как правило, никогда не забывается застревающими личностями, поэтому их часто характеризуют как злопамятных и мстительных людей. Застревание почти никогда не встречается у дистимических и тревожных личностей, которые лишены стеничности. Встречаясь у истериков придавать их поведению характер стойкой ипохондрии со склонностью к сутяжничеству. И всё же, застреванию не хватает "размаха" присущего гипертимности, а значит само по себе это качество если и характеризует пассионарность, то на вегетативно-бытовом уровне притязаний.

Теперь поразмышляем об экстраверсии и интроверсии. В понимании Леонгарда экстраверт ориентирован на мир впечатлений, а интроверт на мир представлений, идей. Это означает, что второй более склонен создавать для себя идеалы. Экстраверсия определяет поисковое поведение в мире внешнем, а интроверсия в мире внутреннем. Экстраверт никогда не будет субпассионарием, скорее это гармоничник или пассионарий. Интроверт возможно не так экспансивен, как экстраверт, зато в силу склонностей своего мышления способен видеть перспективы и формулировать парадигмы дальнейших действий.

Теперь поговорим немного о гармонических личностях. Гармоническая личность, на наш взгляд √ это неакцентуированная личность. Вариации поведения такой личности в сферах направленности интересов и склонностей, сфере чувств и воли, в ассоциативно-интеллектуальной сфере могут быть значительны, но находятся в пределах общечеловеческих норм (2).

На наш взгляд, у личности психически нормальной, уравновешенной существует больше "степеней свободы", чем у любой другой. Это хорошо подтверждается феноменом "пассионарной" индукции, описанным Л.Н. Гумилёвым. Гармоничные люди, если оказываются в среде слабопассионарных или пассионарных людей легко "индуцируются" избытком энергии (1). По нашему мнению гармоничники с равным успехом подвергаются также и "субпассионарной индукции", увлекаясь не только героическими деяниями предков, но и всякого рода "декадансом", "деградансом", "сексуальной революцией" и т.д. Они во всём находят вкус, они своего рода "ценители" (Пушкина, хорошего вина, Бетховена, скаковых лошадей, Гумилёва), ничто человеческое им не чуждо. У гармоничных личностей мы можем наблюдать все типы реакций, а также модели поведения, которые характерны для личностей акцентуированных. Основное отличие таких реакций от стиля поведения "акцентуантов" состоит в том, что они преходящи и обусловлены существом момента. Гармоничная личность поэтому свободнее в выборе стереотипов поведения. Но эта пластичность не имеет ничего общего с истерической способностью к приспособлению. Пластичность гармоничного человека осознанна, она обусловлена целесообразностью, в то время как пластичность истерика инстинктивна и не всегда следует какой-то сознательной цели. В этом смысле акцентуированная личность √ это личность жёстко "избравшая" тот или иной стереотип поведения. Из сказанного следует, что когда мы видим паранойяльную, истерическую или дистимическую реакцию, это вовсе не означает, что мы имеем дело с акцентуированной или психопатической личностью. Может быть, мы застали гармоничную личность в той ситуации, когда выбранный тип поведения наиболее целесообразен.

Вообще, по-видимому, именно по темпераменту можно судить о пассионарности того или иного субъекта. Темперамент является наиболее "базисным", "биологическим" компонентом личности, а значит он менее пластичен и наиболее детерминирован генетически. Гипертимность является главным симптомом пассионарности √ она добавляет её даже туда, где пассионарностью "и не пахло" как, например, в случае истериков и ананкастов. Гипертимность √ это своего рода "душевная энергия", а ведь Гумилёв рассматривал пассионарность именно как форму энергии. В противоположность гипертимности, дистимия (при этом не имеется в виду дистимия как нозологическая форма) и тревожность по нашему мнению являются симптомами субпассионарности. Таким образом существуют благоприятные для выражения этой энергии виды акцентуаций, к которым я отношу застревающую, экстравертированную и, в меньшей степени, интровертированную разновидности акцентуаций личности. Существуют также и неблагоприятные для выражения пассионарности формы акцентуаций личности, к ним я отношу истерическую (демонстративную), ананкастическую, дистимическую и тревожную. Двойственный характер преломления могут дать циклотимическая, педантическая, возбудимая и интравертированная акцентуации личности. Наиболее "пассионарное" сочетание √ гипертимный интроверт, своего рода "генератор идей", организатор, мозговой центр, вождь, в зависимости от роли в обществе. Гипертимность (гипоманиакальность) отнюдь не препятствует интровертированному образу мыслей, более того она способствует "экспансии" богатого внутреннего мира интроверта. Наиболее "субпассионарные" сочетания √ дистимический интроверт, возбудимый истерик.

Л.Н. Гумилев и его ученик К.П. Иванов также пытались психологически объективизировать понятия "пассионарность" и "субпассионарность". В качестве иллюстративного материала при чтении курса лекций по народоведению в Ленинградском Государственном университете и на публичных чтениях в Дворце Молодежи г.Ленинграда в конце 80-х - начале 90-х годов они использовали таблицу, в которой провели градацию пассионариев и субпассионариев, а также сопоставили подтипы с персонажами известных литературных произведений. В печатные труды Л.Н. Гумилёва эта таблица не вошла, но слушатели его лекций ее хорошо помнят (7). Вот она:

П а с с и о н а р и и

С у б п а с с и о н а р и и

"Пророки" Пророк Мухаммед, христианские святые

"Искусители" Ф.Опискин из "Село Степанчико и его обитатели"

"Творческие люди" художник Винсент Ван Гог, Гоголь, Достоевский

"Созерцатели" Попрыгунья, героиня Чехова

"Ученые" Ньютон, Галилей, Дж.Бруно

"Нестяжатели" интеллигенты Чехова, герои "Вишневого сада"

"Деловые люди" клерк Винсент Ван Гог, Штольц из романа "Обломов"

"Обыватели" Обломов, Манилов и др. из "Мертвых душ"

"Авантюристы" Колумб, Васко да Гама, Кортес

"Бродяги-солдаты" босяки А.М.Горького, О.Бендер

"Честолюбцы" Гобсек, Скупой рыцарь А.С.Пушкина

"Преступники" Раскольников, Смердяков - Достоевского

 Мы, в свою очередь, сделали попытку провести параллели между типами личностей из этой таблицы и акцентуациями личности в соответствии с классификацией К.Леонгарда. Наша таблица приведена ниже, в ней знаком вопроса отмечены наиболее сомнительные соответствия:

П а с с и о н а р и и

С у б п а с с и о н а р и и

Категории Л.Н. Гумилёва и К.П. Иванова

Акцентуации

Категории Л.Н. Гумилёва и К.П. Иванова

Акцентуации

"Пророки"

Интроверты (?), гипертимные интроверты

"Искусители"

Возбудимые, возбудимо-истероидные личности

"Творческие люди"

Гипертимные интроверты, гипертимно-возбудимые личности (?), циклотимики

"Созерцатели"

Демонстративные личности (?), ананкасты-психастеники (?)

"Учёные"

Интровертированно-застревающие личности, гипертимные интроверты

"Нестяжатели"

Астеники, ананкасты, дистимические личности, интроверты (?)

"Деловые люди"

Застревающие, застревающе-гипертимные личности

"Обыватели"

Дистимические, демонстративно-дистимические, интровертированно-дистимические личности

"Авантюристы"

Гипертимные истерики, гипертимные личности

"Бродяги-солдаты"

Эпилептоиды, демонстративно-эпилептоидные личности

"Честолюбцы" Застревающие личности "Преступники" Эпилептоиды

Зачем нужно строить эти замысловатые, а где-то даже и громоздкие схемы? Затем, чтобы теория стала практикой. Любая гипотеза, идея, любое знание ценно двумя качествами √ способностью рождать новые идеи и знания, а также иметь практическое применение. То есть любая теория должна быть продуктивной, в противном случае она становится музейным экспонатом. Гумилёвский принцип антиэнтропийного импульса с последующим рассеиванием энергии вполне может быть применен и к научным теориям, в возникновении, становлении, развитии и смерти которых также можно выделять этапы инкубации, подъема, акматики, инерции, обскурации смерти или реликтового существования. Теория Л.Н.Гумилёва прошла фазу инкубации и находится сейчас на самых ранних ступенях подъёма, она стоит того, чтобы не умереть в зародыше, а продолжить своё развитие.

Наша Родина пережила тяжёлый для себя век. Русская пассионарность горела жарким пламенем во время коллективизации, в огне Первой Мировой, Гражданской, и, особенно, Великой Отечественной войн. Потери русского этноса во Второй Мировой войне были чудовищны, только инерция движения огромных масс долго не давала увидеть почти невосполнимую утрату. Эти потери через два поколения поставили русскую нацию на грань вырождения и вымирания. Вторая Мировая война по масштабам уничтожения пассионарности не знает себе равных в истории, её потери пришлись на эпоху следующую за "надломом" нашей этнической системы. За надломом всегда следует спад пассионарности, который был усугублен понесёнными потерями, поэтому уровень пассионарного напряжения в постсоветском обществе приближается к нулю, и наоборот √ расцвела субпассионарность. Личности истероидного и возбудимого склада наводнили страну. Складывается впечатление, что по фазе этногенеза мы "догнали" Запад, но в силу отсталой инфраструктуры и социальной организации мы даже "обгоняем" его. Сегодня нужно говорить не о закате Европы, а о закате России, которая гораздо ближе подошла к черте обскурации и распада.

Что ждёт нашу страну, как строить прогнозы, какие методы выбрать для этого? С учётом вышесказанного представляется, что методом социологических опросов по специальным методикам (например по Личко, Леонгарду, MMPI и др.) можно установить уровни пассионарного напряжения в разных регионах страны, в разных возрастных и этнических группах.

Перспективной методикой исследования индивидуумов по пассионарно-аттрактивному принципу может служить тест на основе MMPI. Тест MMPI (МИНЕСОТСКИЙ МНОГОФАКТОРНЫЙ ЛИЧНОСТНЫЙ ОПРОСНИК) изначально был создан на принципе того, что личностные особенности нормы есть "разбавленный" вариант патологии; патологические состояния суть заострённая модель нормы. Всё то, что у психически здорового человека уравновешено и сглажено, у больного проявляется в виде гротеска -резко и обнажено. Тест был разработан в США в 1942-49 годах для профессионального отбора лётчиков, он до сих пор применяется там для дифференциальной диагностики психических расстройств. Даже названия шкал этого теста говорят сами за себя: "шкала конверсионной истерии", "шкала асоциальной психопатии", " шкала шизоидности", "шкала депрессии" и др.

В отличие от собственно MMPI методика СМИЛ (СТАНДАРТИЗИРОВАННЫЙ МНОГОФАКТОРНЫЙ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ - подробнее о методе см. Собчик Л.Н. "Введение в психологию индивидуальности"; М., 2000 г.) нацелена в основном на изучение личности. Она рассчитана на контингент от 16 до 80 лет с законченным начальным образованием и сохранным интеллектом, есть также подростковый вариант СМИЛ. Методика СМИЛ является универсальной и поэтому может использоваться для психологической верификации пассионарности.

Шестая шкала этой методики (шкала ригидности) выявляет устойчивость интересов, стеничность установок, упорство в отстаивании собственного мнения. Среди личностей с пиком по этой шкале часто встречаются "борцы за правду". В истории эти личности могут оставить след как ревнители религиозных догм, выдающиеся военачальники, политики-реформаторы. В методике MMPI эта шкала носит название "шкала паранойяльности". Становится понятным, что речь идёт о личностях с выраженным застревающим радикалом, а застревание, согласно нашей гипотезе - один из критериев пассионарности.

На наш взгляд, помимо шестой шкалы СМИЛ, высокую положительную корреляцию с пассионарностью имеют шкалы 8 и 9. Повышение девятой шкалы определяет акцентуацию по гипертимному или экзальтированному типу, а гипертимность, по нашему предположению является "стержнем" пассионарности. Правда подъём показателей по данной шкале наблюдается также под влиянием алкогольной эйфории, на 10-14 день лечебного голодания, а также у лиц, находящихся в состоянии влюблённости, что может иногда снижать диагностическую ценность полученных результатов.

Шкала 8 ("индивидуальность") наиболее полно соответствует понятию интроверсии в понимании К.Леонгарда. Выше я высказывал мысль о том, что одним из самых "пассионарных" является сочетание "гипертимный интроверт".

Теперь поговорим о шкалах, которые могут характеризовать субпассионарность. Таковыми на наш взгляд являются шкалы No4, No2, No3, No7. Наибольший интерес в качестве способа объективизации субпассионарности представляют шкалы No4 и No3. Четвёртая шкала ("шкала асоциальной психопатии" в MMPI и шкала "импульсивность" в СМИЛ), характеризует личностей эпилептоидно-возбудимого круга, а в соответствии с предложенной гипотезой эпилептоидность в чистом виде характерна для субпассионариев. Третья шкала ("шкала конверсионной истерии" в MMPI и "шкала эмоциональной лабильности " в СМИЛ) направлена на выявление лиц склонных к конверсионным реакциям истерического типа. По нашему предположению склонность к подобного рода реакциям характеризует субпассионарных личностей.

Работа по валидизации этих шкал (а может и каких-то других) в отношении пассионарности будет многотрудной хотя бы потому, что психология пассионарности находится в зачаточном состоянии. Возможно на основе СМИЛ впоследствии будет создан опросник нацеленный исключительно на выявление пассионарности, но отправная точка, на мой взгляд, выбрана верно. Главное не застревать на мелочах.

Попытки массового исследования индивидуумов по пассионарно-аттрактивному принципу с применением таких методик как MMPI, СМИЛ позволят строить долговременные прогнозы развития государства.

 Список литературы:

  1. Гумилёв Л.Н. Конец и вновь начало. - М., 1994.
  2. Леонгард К. Акцентуированные личности. - Ростов-на-Дону, 1998.
  3. Семке В.Я. Истерические состояния. - М., 1988.
  4. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л., Медицина, 1983.
  5. Павлов И.П. Проба физиологического понимания симптоматологии истерии. - Л., 1932.
  6. Шпенглер О. "Закат Европы". √ Новосибирск, 1993.
  7. Гумилев Л.Н., Иванов К.П. Классификация людей по пассионарно-аттрактивному принципу. Адрес в Интернете.

 

Stolica.ru

Top