Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Создателем какие еще научных дисциплин, кроме пассионарной теории этногенеза, можно считать Л.Н. Гумилёва?

Может ли незнание химической структуры гена, кодирующего фенотипический признак, служить опровержением наследственной природы сего признака, если таковая предположена после анализа нехимических данных?

Удалось ли Л.Н. Гумилёву получить второй диплом доктора наук, на этот раз по географии?

Какое различие имеется между категориями "цивилизация" по А.Тойнби, ряду других западных ученых и "суперэтнос" по Л.Н.Гумилёву?

Какие открытия совершил Бромлей Юлиан Владимирович (1921-1990), историк и этнограф, академик АН СССР (1976)?

Вопрос: Создателем какие еще научных дисциплин, кроме пассионарной теории этногенеза, можно считать Л.Н. Гумилёва?

Ответ: Он детально разрабатывал положения теории антисистем и предложил принципы ландшафтной (недеструктивной) археологии. И если теория антисистем всё же известна нашему читателю, то что такое ландшафтная археология нужно пояснить.

Лев Николаевич, развивая теорию этногенеза, закономерно пришел к выводу, что "вмещающий ландшафт сохраняет память о своих этносах" и следовательно может служить памятником той или иной эпохи, разумеется, при достаточной сохранности. Эти идеи нашли блестящее подтверждение при раскопках бэровских бугров во время Хазарской экспедиции Государственного Эрмитажа 1959-1963 годов.

Эти исследования, посвященные установлению связи явлений физической географии и палеонтологии на материале истории Центральной Азии и археологии низовий Волги, позволили сделать три вывода:

1. Историческая судьба этноса, являющаяся результатом его хозяйственной деятельности, непосредственно связана с динамическим состоянием вмещающего ландшафта.

2. Археологическая культура данного этноса, представляющая собой кристаллизованный след его исторической судьбы, отражает палеогеографическое состояние ландшафта в эпоху, поддающуюся абсолютной датировке.

3. Сочетание исторических и археологических материалов позволяет судить о характере данного вмещающего ландшафта в ту или иную эпоху и, следовательно, о характере его изменений. И наоборот, наличие установленных данных о колебаниях климата, а тем самым и о соотношениях ландшафтов между собой помогает искать памятники давно исчезнувших народов.

Способ применения изложенных здесь тезисов подробно были описаны им в книге "Открытие Хазарии".

По мнению ряда археологов (П. М. Корявцев-Игнатьев "Ландшафтная археология Шуваловской округи"), ландшафтная (недеструктивная) археология как историческая дисциплина решает задачу комплексного исследования исторического ландшафта на основе интеграции методов археологии, ландшафтоведения, исторической географии и микротопонимики. Ландшафтная археология обещает стать одной из самых перспективных исторических дисциплин, поскольку, в отличие от традиционной археологии, не уничтожает памятник при исследовании. Особенно ярко это проявляется на комплексах археологических, исторических и природных памятников, подобных описанному в данной работе. Как правило, масштабы и специфика (отсутствие ярко выраженного культурного слоя) подобных памятников делают почти невозможным исследование их методами традиционной полевой археологии.

Следует признать, что классическая археология всегда проявляла мало интереса к таким "эфемерным" объектам, как элементы ландшафта, описание окружающей местности в любом экспедиционном отчете занимает весьма скромное место, а между тем именно характер ландшафта позволяет зачастую не только решить проблемы локализации каких-либо исторических пунктов, но и проанализировать, например, сложившуюся топонимическую систему в комплексе с вещевыми и литературными источниками.

Связать и увязать между собой данные различных дисциплин можно только привязав их к некоему конкретному и достаточно медленно изменяющемуся базису, каковым и может стать ландшафт; ведь до появления современных методов строительства истории были известны единичные случаи значительного изменения ландшафта человеком, например , при штурме войском Александра Македонского города Тира, требовавшие колоссальных усилий и значительного запаса времени. В наше же время проблема охраны и комплексного изучения исторических ландшафтов встала из-за того, что при нынешнем уровне развития техники два человека и один экскаватор вполне могут за полчаса уничтожить на местности всякую память о существовавшем некогда укреплении или капище.

Top

Вопрос: Может ли незнание химической структуры гена, кодирующего фенотипический признак, служить опровержением наследственной природы сего признака, если таковая предположена после анализа нехимических данных?

Ответ: Нет, не может. Наследственная природа признака устанавливается не открытием кодирующего гена, а статистическим анализом его проявлений. Если признак подчиняется законам наследственности, которые имеют статистическую природу, то он считается наследственным. Открытие гена или генов, управляющих сложными процессами (поведение или заболевание), является чаще всего не первым, а завершающим звеном всей проблемы.

Примеры: гены горошка и мух-дрозофил становятся известными только во второй половине XX в., хотя Мендель (исследовал горох) открыл законы наследственности в 1860-х годах, а Морган (исследовал дрозофил) сделал свои открытия в начале этого века. Именно их работы дали возможность появиться генетике как науке, и то что они не знали химической структуры гена (Мендель также не знал слова ген) не помешало их революционным открытиям в области наследственности.

Известна наследственная природа шизофрении и некоторых форм ожирения, но гены неизвестны, До сих пор остается загадкой что такое сознание и интеллект и биологически и химически.

Для того, чтобы утверждать, что пассионарность имеет не биологическую природу и не связана с изменениями в генах, надо сначала опровергнуть доводы Гумилёва, приведенные во многих его работах. Л.Н. не проводил статистических исследований, он пришел к предположению о природе пассионарности методом исключения. И построил непротиворечивую гипотезу, а затем и теорию, которая объясняла и объясняет на данный момент большинство упомянутых в ней феноменов.

Поэтому, для отрицания биологической и наследственной природы пассионарности надо предложить или свою теорию, которая, по крайней мере, была бы настолько же непротиворечива, или же статистически доказать, что пассионарность к наследственности никакого отношения не имеет.

Top

Вопрос: Удалось ли Л.Н. Гумилёву получить второй диплом доктора наук, на этот раз по географии?

Ответ: любезно предоставлен О.Г. Новиковой, заместителем Председателя Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилёва".

Лев Николаевич защитил ученую степень доктора наук по географии в Ленинградском Государственном университете, в 1974 году, при этом два голоса в Университете были против, 20 ученых были "за". Однако, Высшая Аттестационная Комиссия в Москве не утвердила защиту, мотивируя свой ответ тем, что работа Л.Н. Гумилёва является значительным достижением науки - "выше, чем докторская работа, а потому и не докторская". При этом ВАК принял парадоксальное решение - счел необходимым ввести Л.Н.Гумилёва в докторский совет ЛГУ по защите диссертаций по географии. Таким образом, фактически диплома доктора географических наук Л.Н.Гумилёв не получил, но рассматривал решения о присуждении другим этой ученой степени в ученом совете ЛГУ.

И хотя на данный момент Ученого Совета по этнологии в Санкт-Петербургском Государственном Университете нет, тем не менее, как рекомендовал С.Б.Лавров (1928-2000), бывший в конце 90- г. Заместителем Председателя общественной организации "Фонд Л.Н. Гумилёва", целесообразно защищаться по этнологической тематике на историческом или географическом советах Университета.

Top

Вопрос: Какое различие имеется между категориями "цивилизация" по А.Тойнби, ряду других западных ученых и "суперэтнос" по Л.Н.Гумилёву?

Ответ: Действительно, хотя это различные названия одного явления, понимают их в различных научных школах по разному.

Единицей истории А. Тойнби считает "общество". "Общества" делятся на два разряда: "примитивные", не развивающиеся, и "цивилизации", которых двадцать одна в 16 регионах. Кроме того, в особые разделы выделены "абортивные" цивилизации - ирландцы, скандинавы, центральноазиатские несториане, и "задержанные" - эскимосы, османы, кочевники Евразии, спартанцы и полинезийцы. Не менее произвольной выглядит и географическая классификация цивилизации по регионам. Как справедливо отмечал Л.Н. Гумилёв, "у Тойнби в одну цивилизацию зачислены Византийская и Турецкая империи только потому, что они располагались на одной территории, причем не греки и албанцы, а османы почему-то объявлены 'задержанными'".

Рассмотрим в качестве примера фазы их эволюции в категориях культурно-исторической школы. По Квигли, цивилизации проходят через семь стадий: смешение, созревание, экспансия, пора конфликта, универсальная империя, упадок и вторжение (C.Quigley. The Evolution of Civilizations: An Introduction to Historical Analysis [N.Y.: Macmilan, 1961], pp.146 ff.). М. Мелко ввел в употребление следующую модель перемен: сформировавшаяся феодальная система - переходная феодальная система - сформировавшаяся государственная система - переходная государственная система - сформировавшаяся имперская система (M.Melko. Nature of Civilizations, pp.101 ff). Тойнби считал, что цивилизации возвышаются в ответ на некие вызовы, затем проходят период роста, который включает в себя усиливающийся контроль над средой, созданной творческим меньшинством; за ростом следуют пора трудностей, возникновение универсального государства и затем дезинтеграция. При значительных отличиях все эти теории сходятся в том, что цивилизации проходят через пору трудностей или конфликтов, движутся к универсальному государству, а затем - к упадку и дезинтеграции (D.C.Somervell. "Argument" in his abridgment of A.J.Toynbee. A Study of History, vols. I-VI (Oxford: Oxford University Press, 1946), pp.569).

Суперэтносом Л.Н. Гумилёв называл группу этносов, одновременно возникших в определенном регионе, взаимосвязанных экономическим, идеологическим и политическим общением, что отнюдь не исключает военных столкновений между ними. Подобно этносу, суперэтнос в лице своих представителей противопоставляет себя всем прочим суперэтносам, но, в отличие от этноса, суперэтнос не способен к дивергенции. В своем развитии он может пройти фазы подъема (скрытый и явный период), акматическую (перегрева), в ходе которого и создается собственно суперэтнос, надлома, инерции, обскурации и наконец, мемориальную.

Суперэтнос определяется отнюдь не размером, не мощью, или "ответом на вызов в ситуации особой трудности", а исключительно степенью межэтнической близости, поэтому сводить его лишь к культурному сходству или наоборот различию, будет существенным упрощением. А вот А.Дж.Тойнби всегда выносил монофизитов и несторианцев Передней Азии и Египта из византийского суперэтноса, на том лишь основании, что в самом Константинополе в VII веке победило православие, а Сэмюел П. Хантингтон (1927≈2008) полагал что, Испания могла бы стать сердцевинным государством испаноязычной и даже иберийской цивилизации в Америке (S.P. Huntington. The Clash of Civilizations and Remaking the World Order).

И если подобные примеры близорукости могут быть списаны на обычную среди ученых этого направления европоцентичность, то их склонность к изучению явлений лежащих на поверхности, является проявлением другой особенности. Как известно в западной цивилизации обсуждение этнических вопросов не является "политкорректным", поэтому в угоду ей цивилизации (общества) определяются как самые широкие культурные группировки людей и самый широкий круг их культурной идентификации - за исключением того, что вообще отличает людей от других живых существ (A.J.Toynbee. Study of History, I, 455,). Таким образом, цивилизации в понимании западноевропейских ученых определяются в первую очередь культурогенезом. Также значительное внимание в культурно-исторической школы исследованиях уделяется политическим структурам, другому яркому проявлению суперэтносов. Из этого видно, что понимание большинства этих западных ученых суперэтносов в виде цивилизаций весьма узкое и поверхностное, что влечет за собой ошибки и даже трагедии.

Весьма подробно подверг критики концепцию Тойнби ассиролог советской школы В. А. Белявский (1924≈1977), друга Л. Н. Гумилёва в статье в журнале "Народы Азии и Африки" под названием "Challenge and Response (вызовы и ответы) или способ производства?" (1971).

Top

Вопрос: Какие открытия совершил Бромлей Юлиан Владимирович (1921-1990), историк и этнограф, академик АН СССР (1976)?

Ответ: Многие из наших читателей сейчас и не знают кем был при жизни Юлиан Владимирович Бромлей (20.II.1921-4.VI.1990), давний оппонент и заимствователь у Льва Николаевича Гумилёва.

Бромлей (6,8 кБ)

Юлиан Владимирович Бромлей, член-корреспондент АН СССР по Отделению истории с 1966 г., а с 1976 г. полный академик.

По воспоминаниям этнографа В. Кабо, однокурсника Ю. В. по историческому факультету МГУ. В студенческие годы будущий академик казался скромным молодым человеком молчалинского типа. Встречая его на лекциях и на студенческих вечеринках и, конечно, нельзя было предположить, что он станет когда-нибудь директором института. Сын историка античности Сергеева и внук Станиславского, Бромлей сделал успешную академическую карьеру в передних у академиков: исследователя России Б. Д. Грекова (1882≈1953) и япониста Е. М. Жукова (1907≈1980), руководивших в середине XX в. советской исторической наукой.

После вынужденного ухода С.П. Толстова (1907≈1976) из Института этнографии, где тот был директором, Бромлей, пользуясь своими академическими связями, сумел стать директором института. Это открыло ему самому путь в академики ≈ подобно многим другим академикам, которые сделались ими потому, что были директорами институтов.

Будучи по натуре флюгером, Бромлей чутко улавливал малейшие перемены, происходившие на верхах власти, и мгновенно реагировал на них. Возглавив Институт этнографии, он поставил своей целью сделаться и его ведущим теоретиком, создать теорию этноса, причем именно на социологической теоретической основе (!). Под его пером этнос приобрел черты абстрактной теоретической конструкции, имеющей весьма отдаленное отношение к живой действительности.

Не случайно, что именно при Бромлее в институте расцвели смежные с этнографией науки ≈ социология, демография, фольклористика, все, что угодно. Поскольку Ю. В. поставил себе задачей "сделать институт, где будет изучаться социология национальных отношений как новая самостоятельная область". Однако на всей его продукции лежала печать провинциализма, любования модными изысками некоторых зарубежных исследователей, при этом теоретических обобщений по прикладным исследованиям они боялись и избегали. Твердя о достижениях советской власти в решении национальных проблем они предавались схоластическим упражнениям в сфере этнической теории. А реальные проблемы и конфликты затушевывали и всячески скрывали благодаря  хорошо развитому специфическому умению интерпретировать данные.

Однако нельзя забывать, что наряду с гумилевской и бромлеевской в Советском Союзе существовала еще одна "научная" школа этнологии ≈ Э. В. Тадевасян, М. И. Куличенко, работавшие в Институте истории АН СССР задавали тон в научно-коммунистической теории наций. Именно она была самой главной в то время. Их многочисленные труды сейчас уже позабыты, но именно они выдвинули идею "о советском народе как новой исторической общности". При этом Гумилева и его последователей они пытались вовсе не замечать. Ныне представители старой " научно-коммунистической" школы откочевали в область политологии.

Между бромлевцами и "научными коммунистами" шла вялотекущая борьба по теоретическим вопросам. Первые никогда не говорили о расцвете и сближении всех наций и народностей ≈ это было прерогативой научного коммунизма. "Расцвет" считали ботаническим понятием, посему в работах Института этнологии не было словосочетания "развитой социализм".

"Письмо  редакцию журнала 'Вопросы философии'", дает представлении о чем полемизировал Л.Н. Гумилёв с Ю. В. Бромлеем (или "Бармолеем" в сатирической интерпретации Льва Николаевича).

Бромлей (61,7 кБ)

Могила Юлиана Владимировича Бромлея на Новодевичьем кладбище в г. Москва.

Юлий Владимирович дважды удостаивался Государственных премий СССР (1981, 1987). Считается, что он их получил, в частности за открытие так называемого "мезоэтноса". Один из примеров метаэтнической общности - политическое объединение народов СССР - советский народ, который обладает "не только единой территорией и экономикой, но также общей культурой и общим самосознанием". А фактически Ю. В. Бромлей, по мнению К.П. Иванова, в меру сил прихватывал категории у Л. Н. Гумилёва, а затем "творчески перерабатывал" их. Так, что оставалось только лингвистическое подобие формулировок двух школ.

Вместе с тем Юлиан Владимирович вместе с Левом Николаевичем, тяжело переживали развал Советского Союза, выход из него Прибалтики. Ю. В. Бромлей, будучи бойцом Красной Армии как и миллионы его сверстников, освобождал эти земли в годы Великой Отечественной войны.

 /Подготовил АР/

 


21/11/17 - 15:41

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top