Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Материалы любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилёва".

Драматические сказки Л. Н. Гумилёва

Две фантастические пьесы-сказки в стихах ≈ ╚Волшебные папиросы╩ (Зимняя сказка) и ╚Посещение Асмодея╩ (Осенняя сказка) ≈ написаны Л. Н. Гумилевым в Норильском лагере, вероятно в 1942 году. Свои несчастья в ГУЛАГе Лев Николаевич не любил вспоминать и если говорил об этом, то очень кратко. Жизнь в лагере была такова, что он и не надеялся на новый день.

Этот узник был необычен даже среди того ╚изумительного╩ общества, которое было собрано советской властью в Норильлаге. Сын Ахматовой не одичал и не озверел, как она думала, не очерствел душой. Он находил возможность мыслить даже в тех невыносимых условиях. Эти пьесы ≈ свидетельство того, что в сознании Льва Гумилева события мировой истории и судьбы людей минувших веков неразрывно переплетались с поэтическими мыслеформами. Размышляя в лагере о событиях отечественной истории и своей собственной судьбе, Лев Гумилев использовал любую возможность быть услышанным, а для устного изложения избрал жанр русской народной сказки. Сюжет в его поэмах развивается так же, как в русских народных сказках о борьбе добра и зла. И так же, как литературные сказки Пушкина, стихотворные пьесы Льва Гумилева содержат ╚намек, добрым молодцам урок╩. В иносказательной форме эти поэмы ≈ поучительный рассказ об ушедшем, хотелось бы думать, навсегда трагическом времени. Лев Николаевич мечтал, чтобы его сказки были поставлены на театральной сцене.

Обе пьесы-сказки (╚Зимняя╩ и ╚Осенняя╩) объединены персонажами, которые отразили характерные черты ярких представителей ленинградской культурной среды 1930√1940-х гг. Но это не только круг близких знакомых Николая Гумилева, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама и их младшего современника Константина Вагинова (критик и литератор Лев Пумпянский и др.), активисты авангардного искусства (П. Филонов, К. Малевич и пр.), но и представители власти Петрограда-Ленинграда (Яков Агранов, Анатолий Луначарский и др.). С большинством из них автор был знаком или же хорошо знал о них по отзывам своих друзей, и почти все они оказали значительное влияние на судьбу Льва Гумилева.

Художественная среда начала века (т. н. ╚Серебряного века╩), сформированная на символизме и мистико-оккультных чаяниях спиритизма и умершая было в годы революции, ╚расцвела╩ на руинах имперской столицы в 20-е годы XX в. Но обличье ее было иным. Для многих ╚бывших╩, оставшихся в России, крушение русского право- славного царства оказалось равнозначно не только гибели России, но и гибели мира. Умами тех, чьи души были сформированы вне православной Церкви, овладели апокалиптические настроения. Эти люди вполне искренно искали истину на ложных путях, всё более удаляясь от Истины. К 1920-м годам на руинах былой оккультно-масонской сети, покрывавшей к 1917 г. всю Россию, создалось советское масонство. Кроме того, широкое распространение в интеллигентской среде получили в 1920-е годы разнообразные религиозно-философские кружки и группы, имевшие промасонскую направленность. Крупнейшей подпольной организацией интеллигенции Ленинграда являлось в те годы объединение ╚Воскресение╩, созданное на квартире философа Г. П. Федотова в декабре 1917 г. В идейном плане этот кружок продолжил традиции левого крыла Религиозно-философского общества начала века (З. Гиппиус, Д. Мережковский, А. Карташев, В. Свенцицкий, Е. Иванов, А. Мейер и др.), члены которого призывали к революции и яростно протестовали против ╚русского шовинизма╩ в годы Первой мировой войны.

За время Гражданской войны (ко времени нэпа) мистицизм без любви выродился в магию, аскетизм апологетов большевизма ≈ в жестокосердие красных комиссаров и следователей, а на алтаре христианства водрузилась языческая религия древнего мистериального культа как орудие для волхований и кощунственных черных месс. Как сказочный миф описал Гумилев будни ленинградской околохудожественной среды середины 1920√1930-х гг., продолжив традицию изображения Петербургско-Петроградской ╚гофманианы╩ в виде гротескового балагана (╚Петербург╩ А. Белого, ╚Балаганчик╩ А. Блока, ╚Мефистофель и Город╩ А. Луначарского, ╚Бамбочада╩ и ╚Козлиная песнь╩ К. Вагинова, ╚По ту сторону Тулы╩ А. Егунова). В 1930-е годы столица империи, построенная как античный Петрополь, превращалась в некрополь. По мере становления нового пролетарского государства религиозные мистики встраивались в новую жизнь, и происходило это под влиянием встречного контакта (на почве масонских лож) со структурами властных и карательных органов. Многие видные чекисты ранней поры интересовались этой необычной темой (Г. Бокий, Я. Агранов и др.).

Литераторы-мистики отразили современную им жизнь Города и на переломе эпох показали изменения в нем, ≈ они ясно ощутили и выразили в своих произведениях борьбу двух непримиримых надмирных принципов, действующих через реальных людей. Для Блока и Луначарского революционный вихрь ≈ это эсхатологическое проявление небожеской силы. Константин Вагинов в форме острого сатиристического памфлета показал слом старого стереотипа поведения декаденствующе-философской интеллигенции и ее мистико-богостроительские (противобожеские) искания: ╚Меж томно-синими домами / Бежит философ, точно хлыст, / В пальто немодном, в летней шляпе / И, ножкой топнув, говорит: / Все ч-рти мы в открытом мире / Иль превращаемся в ч-ртей...■╩ (╚Ленинградская ночь╩). Акмеисты Ахматова и Мандельштам выразили в своих стихах ощущения от ╚умирания╩ Города, они большей частью погружались в воспоминания о былой славе Петербурга, носителя ╚имперского духа╩. Лишь немногие оптимисты, фиксируя катастрофические перемены в облике города, верили, что пройдут года, и на очистившихся местах создадутся новые строения, и забьет ключом молодая жизнь.

Волшебные папиросы (Зимняя сказка)

В этом произведении Лев Гумилев продолжает отстаивать позицию своего отца Н. С. Гумилева, выступавшего с критикой символизма (представителями которого были В. Брюсов, А. Белый, А. Блок и др.): ╚Русский символизм направил свои главные силы в область неведомого. Попеременно он братался то с мистикой, то с теософией, то с оккультизмом. Некоторые его искания в этом направлении почти приближались к созданию мифа╩. И далее: ╚... непознаваемое по самому смыслу этого слова нельзя познать. <...> все попытки в этом направлении ≈ не целомудренны. <...> Всегда помнить о непознаваемом, но не оскорблять своей мысли о нем более или менее вероятными догадками, ≈ вот принцип акмеизма╩ (╚Наследие символизма и акмеизм╩).

В ╚Зимней сказке╩ поэт Лев Гумилев продолжил традицию метафизики Серебряного века: герои поэмы ╚Форель разбивает лед╩ (М. Кузмин) и ╚Поэмы без героя╩ (А. Ахматова) ≈ тени их умерших возлюбленных, пришедшие к авторам под Рождество. Холодной лагерной ночью 1942 года, по-видимому, также под Рождество, под свист ╚норильской вьюги╩, ожили призраки в сказке Льва Гумилева. Но между автором и поэтами-предшественниками пролегла глубо- кая пропасть ≈ революция и разрыв российской истории. Отсюда и разница в описании ╚цвета времени╩, ≈ М. Кузмин и А. Ахматова обращаются своими мыслями и оживляют мистицизм и гедонизм 1910-х. Л. Н. Гумилев не ограничился кругом мистиков-литераторов, его интересовал духовный мир всего Города. Перед мысленным взором автора встает Ленинград середины 30-х гг. XX в. с его тайнами и интригами. Гумилев припомнил отнюдь не милых (как Ахматова и Кузмин), а недавних грозных властителей судеб ≈ вершителей русской трагедии. Через десять лет после реальных событий автор осмыслил их деяния как проявление метафизического зла.

В образах вампиров, в восставших из мертвых антигероях ≈ ╚не´жити╩, ≈ автор ярко показал протообраз некоей оккультной структуры, реально существовавшей в Городе (а всего их было в то время одиннадцать), ≈ объединившей в зловещий круг высших чиновников государства с деятелями искусства. По суевериям, оборотень ≈ колдун, будто бы обладающий способностью превращаться в зверя (реже в куст, камень и т. п.). В жанре литературной сказки автор показал атмосферу недоверия среди оборотней, правивших страшный бал в тогдашней политической жизни. В 30-е гг. XX в. в стране шли ╚разоблачительные процессы╩ сталинского ╚термидора╩. Бывшие крупные деятели революции неожиданно для всех оказались агентами империализма и замаскированными врагами советской власти. Гумилев описал архетипические образы духовного некрополя Города, ≈ персонажей зла (оборотней и нежити), не раскрыв их. Но черты реальных прототипов сказочных ╚перевертышей╩ рассеяны по всему произведению и позволяют идентифицировать их с большой долей вероятности.

Центральный отрицательный герой пьесы ≈ Художник ≈ является воплощением сил зла, он показан как символический вождь творцов революционного авангардного искусства. Отправной точкой сказочной мистерии является его картина, которая ставит юных героев на край бездны. Из мелких и точнейших строк Льва Гумилева слагаются реальные черты художника Павла Филонова. Из контекста произведения очевидно, что прототипом этого персонажа был именно он. С этим неординарным творцом и философом были знакомы Мандельштам, Ахматова и Пунин, Вагинов и Пумпянский. (О Павле Филонове и его творчестве см. статью ⌠Art et Travail■ (Искусство и Труд на краю бездны).

Битвы Гражданской войны в 1930-е годы продолжались в страстных спорах. Поразительно, но в те годы актуальным был вопрос: ╚что же такое революция ≈ высшая или низшая фаза развития общества?╩. Дискуссии об этом в художественной среде как бы продолжали споры 10-х гг. о философии футуристов и их языке ≈ ╚зауми╩, который традиционалисты относили к жанру заговоров и заклинаний. Ведь футуристы провозглашали, что их задача ≈ воскрешение вещей, возвращение человеку переживания мира. Тогда же ассириолог В. Шилейко сравнил футуризм с чернокнижными действами. Через двадцать лет противоположности ≈ революционер в искусстве Филонов и акмеист Мандельштам ≈ сошлись на интересе к биологии развития обществ. Разница была в том, что Филонов воевал за Время, а Мандельштам (вслед за Н. С. Гумилевым) за Пространство, за территорию Духа.

Проследим же за реальными событиями и поворотами судеб прототипов ╚Зимней сказки╩. Сюжет развивается в Русском музее, в котором две зимы 1929√1930 гг. проходили закрытые показы картин Филонова. Эта временная экспозиция стала переломной в творчестве художника, и вокруг нее разыгрывалась острейшая политическая интрига. Льву Гумилеву в это время было 17√18 лет (студентом он стал только через четыре года ≈ в 1934-м). В эти годы Лев Гумилев часто бывал в гостях у соседей по Фонтанному дому ≈ семьи Станюковичей. Понятно, что искусствоведам Русского музея Н. Пунину и В. Станюковичу было несложно провести на закрытый показ картин Филонова своих родственников. Кроме того, Пунин имел непосредственное отношение к этой выставке, ≈ он был хранителем всего авангардного искусства музея. Внезапная опала творчества признанного революцией художника была событием в тогдашней художественной среде Ленинграда. Поневоле находясь в кругу Пунина, Лев Гумилев должен был быть в курсе обсуждения и мог знать подоплеку интриги. Последний показ выставки Филонова прошел 26 декабря 1930 г., но картины хранились в фондах музея до 1932 г. То есть действие пьесы начинается в вечер 25 декабря 1930 г. Далее автор пишет, что его герой ≈ ╚Принц опутан сетями╩ интриг уже двадцать лет. Вообще, для сюжетной композиции ╚Зимней сказки╩ характерны лирические отступления и временны´е сдвиги. По-видимому, развитие сюжета пьесы вместило в себя несколько зим. Если принять счет от года рождения автора (1912), то дальнейшее действие развивается зимой 1932/33 г., поскольку следующую зиму (1933/34 г.) Лев Гумилев провел в Москве у Мандельштама. Там он много общался с Н. И. Харджиевым, хорошим знакомым Павла Филонова. Таким образом, в канву сюжета ╚Зимней сказки╩ вплетены реальные события начала 30-х гг. из жизни самого Л. Гумилева, его знакомых и тех людей, которые оказали влияние на их судьбы. Кроме того, ╚сказочно-дедуктивный╩ метод помог автору выделить (и далее вскрыть) метафизические корни зла.

В круг антигероев в образе нежити-Снегурки автор вводит балерину Л. А. Иванову, утонувшую в водах Невы в 1924 г. Почему? ≈ Нежить не живет и не умирает, и у нее своего обличья нет, она является чаще всего в виде человека. У Гумилева она оживает в любимом образе этой актрисы ≈ ледяной Жизели (ср. ╚Форель разбивает лед╩ М. Кузмина. Судьба и облик юной балерины должны были быть хорошо знакомы сыну Ахматовой, которая восторгалась ее искусством и хранила долгие годы в своей комнате (возможно, рядом с фото Лёвы) фотографию Лидочки Ивановой. В сказке автор взял за основу версию о причастности ОГПУ к гибели балерины, воспроизведенную в дневниках М. Кузмина.

После 1933 г. судьбы властных (явных и не явных) фаворитов тогдашнего Ленинграда неожиданно вошли в пике: 4 марта 1935 г. ≈ арест писателя и искусствоведа, зав. секции живописи Русского музея В. К. Станюковича (1874√1939); 10 ноября 1934 г. ≈ доклад в горкоме официального рупора от культуры, художника И. Бродского, с критикой творчества Павла Филонова; в 1934 г. ≈ увольнение из Русского музея Пунина; в 1935 г. ≈ начало арестов родственников и учеников Филонова. В мир иной отправились: 1933 г. ≈ А. Луначарский, 1938 г. ≈ Я. Агранов (расстрелян), 1941 г. ≈ Филонов.

Молодые герои ╚Зимней сказки╩ ≈ дети последнего поколения дворянства и интеллигенции Серебряного века. Их роковая встреча в музее с персонажами совершенно другого мира происходит в Рождественский Сочельник ≈ в канун церковного праздника Рождества. Не добрая фея, а ╚новогодняя черт-вня╩, сыграла для Принца и его Золушки роковую роль. Сюжет сказки, как на волшебной карусели, раскручивается вокруг необычного зловеще-красочного живописного полотна. На счастье, юноша и девушка ≈ редчайшие осколки дворянства ≈ воспитаны на христианском вероучении. Но в их мировоззрении все-таки есть не очень заметные изъяны, так свойственные молодости... Принц ≈ очарован любовью, но не потерял способности различить антихристианство под влиятельными масками. Он видит ложь вселенского сна, обуявшего жителей страны, но еще не знает его причин. Под чарами псевдолюбви он легко соблазняется на подмену. И вот уже призрачно-прозрачная Снегурка кажется ему... прекрасной и доброй Снегурочкой. Возможно, поэтому добросердечная Золушка не совсем доверяет Принцу и проверяет его постоянство ≈ девичество для нее важнее Любви. Золушка боится жестокой реальности и даже с ним говорит иносказательно (вспомним ее иносказательный ╚сон╩ об арестах). Находясь во сне, не различая зла и добра, Золушка тоже быстро попадается на крючок злодеев, поверив иллюзии лживых слов. Ну, что ж, ≈ мораль жестока ≈ для Золушки 30-х годов более привлекателен социальный статус оборотней, чем счастье с пусть и увлекающимся, но искренним и любящим ее нищим студентом-Принцем.

Помещая своих героев в фантасмагорию колдовских превращений, коварных сетей и чар, протаскивая читателя за руку через снежно-кровавую мельницу бала теней, предсказанного в 1917-м Мандельштамом (╚Когда-нибудь в столице шалой, / На скифском празднике, на берегу Невы, / При звуках омерзительного бала / Сорвут платок с прекрасной головы...╩), и ужасы кровавой мессы, автор подводит читателя к сути сказки. Столкнувшиеся с миром неведомого, герои выстрадали свою судьбу как истинные представители дворянского Санкт-Петербурга (и вместе с ним) ≈ за отход страны от православия.

 

(Подготовлено О. Г. Новиковой)

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top