Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Беседа о Золотой Орде

Дауд Аминов

В 3-е тысячелетие - с Гумилевым!

Опубликовано в санкт-петербургской газете "Н У Р" ╧ 6, июнь 1995 г.

(Газета была основана татарским просветителем Атауллой Баязитовым.
Выходила с 1905 по 1914 гг. Издание возобновлено в 1990 г.)

15 июня 1995 года исполняется три года, как ушел из жизни выдающийся ученый, гуманист, большой друг татарского народа Лев Николаевич Гумилев. Он заслужил благодарную любовь и глубокое уважение у тюркских народов Евразии. Особой заслугой ученого является то, что он в своих многочисленных трудах доказал, что татаро-монгольского ига вообще не было. Лев Николаевич состоял почетным членом татарского культурного центра "Нур" (в Санкт-Петербурге - прим. Редколлегии сайта). Всегда с большим интересом и вниманием следил за началом возрождения татарской культуры в Петербурге.

Я хочу рассказать о последних встречах с нашим великим современником, с которым мне посчастливилось близко знаться в этой жизни. Осенью 1990 года (летом -прим. ред.) у Льва Николаевича случился инсульт. (После кратковременной парализации, общая подвижность была восстановлена в московской больнице - прим. Редколлегии сайта.). Частично отказала правая рука. Речь была замедлена. В феврале 1991 года он почувствовал себя лучше, и я решил навестить его на новой квартире ("старая квартира" - на Большой Московской ул. - прим. Редколлегии сайта) на Коломенской. Несмотря на бледный, болезненный вид, он радушно встретил меня, усадил в кресло напротив себя и сказал, что речь, слава Богу, восстанавливается, но с рукой еще не все в порядке. Протянул мне правую руку и пробовал сжать мою. Пальцы слабо повиновались. Затем встал, достал с полки книгу "География этноса в исторический период", с трудом подписал ее (почерк Л.Н. в это время стал сильно отличаться от "до инсультного" - прим. Редколлегии сайта) и вручил мне. По-видимому, процесс подписания принес ему определенное удовлетворение. В свою очередь, я вручил и ему очередной номер газеты "Нур", где было напечатано приветствие татарскому народу ученого с пожеланием творческих успехов редакции газеты. Я рассказал, что вышедшая только что его книга "Древняя Русь и Великая Степь" уже стала редкостью и продается на черном рынке по баснословной спекулятивной цене.

Тираж-то ее невелик. Всего 50 тысяч, - посетовал Лев Николаевич.

Затем наша беседа коснулась империи Золотой Орды. "До 1320 года на огромном евразийском пространстве сохранялся "Золотой век". В 13 веке река Итиль (Волга) еще не была русской рекой. Улус Джучи стоял щитом для России от западных претендентов. Царила полная веротерпимость: русские исповедовали православие, волжские булгары - ислам, язычники не принуждались к принятию ислама или христианства. Монголы придерживались ясы Чингисхана. В 1320 году ислам провозглашается золотоордынским ханом Узбеком государственной религией. Но это касалось только татар. Другие народы могли исповедовать свои религии беспрепятственно".

Беседа наша затянулась, не желая больше утомлять ученого, я поспешил проститься с ним. Беда, как говорится, не приходит одна.

ДРУЗЬЯ НЕ ЗАБЫВАЮТ ВАС

В апреле 1992 года Лев Николаевич снова слег. Обострение язвы желудка.

Накануне праздника Победы я навестил его в больнице. Он сидел у окна и читал книгу. Бледный, с впалыми щеками и необыкновенно добрыми глазами. Попросил меня прочитать принесенное мною письмо телезрителя, в котором шла речь об интервью Невзорова со Львом Николаевичем по поводу литовских событий. (В этом, вызвавшем ярость у демократически настроенной общественности, интервью, данному ведущему популярной тогда телепередачи "600 секунд" Гумилев резко высказался, что Прибалтику никак нельзя было отпускать из СССР, т.к. это исторически принадлежащая русскому государству земля. И коснулся вопроса, кто из народов является, нашим. Ответ ученого тогда вызвал неоднозначные отклики даже в ближайшем окружении - прим. Редколлегии сайта). В том месте, где автор письма назвал Николая Степановича Гумилева белогвардейским офицером, с удивлением возразил, что его отец никогда не служил в белой гвардии. Далее разговор наш коснулся кумыкского народа. Лев Николаевич заметил, что народ этот происходит от половцев, а не от хазар. Украинцы в своем происхождении, по утверждению ученого, тоже имеют половецкий элемент.

Лев Николаевич добавил, что он хорошо знает татарский народ. Ценит его преданность и честность: "Предки татарского народа достойны всяческого уважения. Это народ, наиболее близкий русскому. Русские и татары комплиментарны для совместного проживания на огромном евразийском континенте".

Нашу беседу прервала лечащий врач. Лев Николаевич представил меня со словами: "Вот, Дауд решил сделать мне "мархабат" (уважительный визит)". Она сказала: "Вот видите, Лев Николаевич, друзья Ваши не забывают Вас, и скучать не приходится". Я рассказал им старинную мусульманскую притчу о том, как зять пророка Мухамеда (Мир и Благословение ему) Али однажды сидел у порога своего дома и плакал. Когда его спросили о причине слез, он ответил: "Вот уже пошел второй день, а ко мне никто еще не заходил в гости".

Узнав, что я татарин, врач сделала несколько комплиментов в адрес моего народа:

- Это прекрасные, ответственные коллеги в работе, верные, надежные друзья в жизни. Но если Вы допустите какую-нибудь бестактность или нечестность по отношению к ним, то они всякие близкие отношения прервут с Вами и совершенно охладеют к Вам и превратятся, чуть ли не во врагов.

Лев Николаевич достал из тумбочки небольшую брошюру статей с его исследованиями по теме, вручил ее доктору и настоятельно рекомендовал прочесть ее. Смущенно улыбаясь, она с благодарностью приняла брошюру и удалилась. Я почувствовал, что ученый устал, и посоветовал ему лечь отдохнуть, с чем он согласился. Мы поняли, что наступила пора прощания.

Провожая меня до дверей, Лев Николаевич на какой-то миг остановился, неожиданно подтянулся и, глядя мне в упор в глаза, произнес слова, которые на всю оставшуюся жизнь отпечатались в моем сердце.

ГОРДИСЬ, ЧТО ТЫ ТАТАРИН

 "Гордись, что ты татарин! Передай большой привет замечательному татарскому народу. Я желаю ему всего наилучшего, сохранения самобытной культуры, языка, религии, традиционной дружбы с соседними народами".

Я почувствовал, что это были прощальные слова Великого Ученого, обращенные к народу, историю которого беспристрастно и честно он защищал всю свою творческую жизнь от европоцентристской "черной легенды" и неблагодарных историков соседнего народа. На пороге мы обнялись┘ Это была наша последняя встреча. 15 июня 1992 года он ушел от нас. Ушел от нас блестящий ученый-гуманист. Великий друг тюркских народов, но остались его замечательные труды: "Древняя Русь и Великая Степь", "От Руси к России", "Древние тюрки" и др.

 

Дауд Аминов

Апрель 1995 года

 

Stolica.ru

Top