Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Материалы любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

Сергей Борисович Лавров и Русское географическое общество

А.О. Бринкен, Ю.П. Селиверстов

Опубликовано // Вестник СПбГУ, ╧ 14-15 (3568-69) / 25 мая 2001 г. - http://journal.spbu.ru/2001/14/24.html.

Сергей Борисович Лавров выбрал географию делом своей жизни. Говорят, это естественно, когда в семье знаменитых артистов дети отдают предпочтение актерской специальности, а у родителей - выдающихся спортсменов сын или дочь становятся чемпионами. Родители С.Б. были крупными филологами, их сын филологом не стал. Почему? Сегодня уже трудно ответить на этот вопрос. Возможно, именно профессиональная величина матери и отца привела старшеклассника Сергея Лаврова, уже тогда, безусловно, самостоятельную личность, к выбору своего независимого пути в науке и в жизни. Как бы то ни было, в 1945 году он становится студентом географического факультета Ленинградского университета - лучшего в Ленинграде и, пожалуй, во всей стране вуза. Влияние родителей-универсантов все-таки сказалось.

Многие географы, и, конечно, не только географы, знавшие С.Б. по университету, уверены - здесь была его любимая работа, здесь была его любимая география, здесь ⌠главное место■ его жизни, с которым он был связан 55 лет. И это - правда. Но правда также и то, что, вступив в Географическое общество в 1950-м, он навсегда связал себя и с этой, не менее знаменитой, организацией. Что С.Б. любил больше - Государственный университет или Общество, сказать невозможно. На память сразу приходят часто цитированные С.Б. слова Л.Н.Гумилева о ⌠физиках, предпочитающих катионы анионам■. Думается, ему было хорошо и там, и там. Может быть, в последние два десятилетия жизни, когда он стал вице-президентом (1980) и затем президентом (с 1995 года, а исполняющим обязанности - с 1992) Общества, он больше времени уделял Дому географов в переулке Гривцова. По крайней мере, так казалось нам в Обществе.

Всем хорошо известна деятельность С.Б. в отделении экономической географии Географического общества СССР, которое он возглавлял долгие годы, его работа в Ученом совете и президиуме Общества. Он выступал инициатором и организатором конференций, совещаний, симпозиумов, съездов во многих городах, областях и республиках страны по самым актуальным проблемам экономической, социальной, политической географии, геоэкологии, повсюду способствуя развитию интереса к науке, привлекая десятки и сотни новых членов в ряды Общества. Немало сил отдал С.Б. пропаганде достижений географической науки, географических и экологических знаний. На продолжительное время он становится главным лектором Центрального лектория им. Ю.М. Шокальского, щедро отдавая людям свой исключительный талант оратора. В рамках небольшой статьи нет возможности рассказать обо всем, что сделал С.Б. в Обществе и для Общества. Уместнее на некоторых, как нам кажется, малоизвестных примерах попытаться правдиво показать отдельные черты личности С.Б. и заодно развеять мифы, сложившиеся вокруг его фигуры. Кстати, С.Б. очень не любил мифы, и не только о себе.

Весна 1990 года. Полным ходом в Обществе идет подготовка к IX съезду, запланированному в Казани. Президент Общества академик А.Ф. Трешников тяжело болен, и его участие в работе съезда под большим вопросом. В личном плане эта ситуация открывала для С.Б. перспективу прихода к власти в Обществе прямо на съезде, где его вполне вероятно могли избрать (или назначить) исполняющим обязанности президента. Однако он сам считал такой путь неприемлемым для себя, более того - неприличным по отношению к А.Ф.Трешникову, и он предпринял все усилия для того, чтобы А.Ф.Т. приехал на съезд. С.Б. лично связывался с консульством Норвегии в Ленинграде, с президентом Норвежского географического общества, обсуждая возможности привлечения норвежской полярной медицины для лечения А.Ф.Трешникова. Одному из авторов этой статьи С.Б. дал поручение разработать маршрут поездки президента Общества на съезд водным путем на пароходе, чтобы свести к минимуму неудобства дороги, крайне тяжелые для А.Ф.Т. С.Б. имел также в виду, что присутствие на съезде президента предотвратит или хотя бы приостановит уже намечавшийся тогда выход из ГО СССР республиканских обществ, расползание географов по национальным квартирам и ⌠уничтожение информационного пространства, которое формировалось десятки лет■. Не получилось, болезнь оказалась сильнее. Распад Географического общества, начавшийся в Казани, опередил даже распад страны, а по форме и превзошел, когда прямо на съезде началась работа по созданию нового географического общества с центром в Москве. Кто потерял от этого распада и что стало с новым географическим обществом - теперь известно, нам же стало ясно, что для С.Б. приоритетным, как теперь говорят, является не собственный успех, а благополучие Общества, и карьера его интересовала не больше, чем любого нормального умного мужчину. А в его исключительной порядочности мы имели возможность убедиться еще много раз. Особенно запомнились выборы президента Общества в 1995 году на Х съезде в Петербурге. Тогда на С.Б. с разных сторон сыпались предложения организовать, выражаясь современным языком, некоторые пиаровские акции, которые помогли бы ему легко победить. С.Б. неизменно отвергал все эти предложения и спокойно говорил: я одержу победу в честной и открытой борьбе. Что и получилось.

С.Б. был мудрым руководителем. Он никогда не боялся прямого противостояния и даже столкновения с любым противником, но старался избегать таких ситуаций, чтобы не нанести вреда Обществу. Наверно, все помнят очень влиятельную кафедру философии Академии наук, одно упоминание о которой заставляло сжиматься сердца соискателей ученых званий - здесь очень многим приходилось сдавать (и не один раз) кандидатский минимум по философии. Со временем кафедра приобрела полуофициальный статус высшего научно-идеологического учреждения в Ленинграде, не согласиться в чем-либо с которым означало записаться в диссиденты. Долгое время кафедра располагалась в Институте русской литературы (Пушкинском доме), вызывая недобрые чувства у сотрудников и руководства Института. Началась перестройка, и незыблемость идеологического основания кафедры стала вызывать сомнения. Нашлись силы, поставившие вопрос: а уместно ли пребывание такой кафедры в таком институте? И вот в 1988 году в Обществе раздался телефонный звонок. Влиятельное лицо из обкома партии в директивном тоне предлагало нам, как академической организации, разместить кафедру у себя. Все в Обществе понимали, что делать этого нельзя, что сначала здание превратится в проходной двор, а потом мы можем и вовсе его утратить. Но как отказаться от предложения, ⌠от которого нельзя отказаться■. А.Ф.Трешников поручил С.Б., как человеку, знакомому и с руководством кафедры, и с обкомовским начальством, постараться придумать что-нибудь. Переговоры ни к чему не привели, а лишь ожесточили смольнинское начальство, за многие годы привыкшее к беспрекословному исполнению своих пожеланий. На А.Ф.Т. пошло давление по академической линии. Все шло к скорому вселению незваных гостей, но С.Б. придумал ⌠железобетонное■ решение: ученому секретарю было поручено проинформировать Смольный о решении президиума Общества отказаться от размещения в нашем здании кафедры философии. Решение было принято большинством голосов при двух против. За вселение кафедры голосовали президент и ученый секретарь Общества. После этого ученый секретарь услышал несколько вопросов, заданных в резкой форме: ⌠Вы знаете, кто у нас сегодня главный академик из Пушкинского дома? А в каком фонде он работает? А кто главное лицо в этом фонде? А кто супруг этого лица? Вы догадываетесь, кто дал поручение обкому партии?■ На все вопросы ученый секретарь тихим голосом отвечал - да. Все, больше никаких телефонных давлений не было.

Сегодня кому-то этот эпизод может показаться незначительным, но, пожалуй, только очень молодому человеку или иностранцу. Ход, придуманный тогда С.Б., никого не оскорбил и даже не обидел, был абсолютно законен, ⌠прикрыл■ официальное руководство Общества, но, конечно, потребовал от С.Б. большого мужества, ведь уже на следующий день в обкоме вычислили ⌠автора идеи■.

Вообще недоброжелатели С.Б., кстати сказать, не обладавшие и малой долей его мужества, очень любили поддерживать миф о его уважении партийных начальников и неуважении новых демократических. А было совсем не так. С.Б. уважал людей. Будучи вежливым человеком, он был одинаково вежлив со всеми - и с таксистами, и с секретарями обкомов, и с депутатами. С теми же, кого он, мягко говоря, не любил, он был вежлив подчеркнуто.

Еще один, самый неприятный миф - о ⌠краснокоричневости■ С.Б. Он никогда не скрывал, не стеснялся своей принадлежности к КПСС, но нельзя сказать и так, что он гордился этим. Он был государственником, патриотом, и многие годы входил в государственную партию. Будучи географом и руководителем Географического общества, он, может быть, как никто другой знал, что такое страна и государство. Он видел, что при коммунистах страна, в основном, росла, увеличивала свою территорию, а при новом строе, разваливаясь, теряла. Никакие самые горячие и изысканные слова о свободе и демократии не могли обмануть мощный разум ученого - он понимал, что происходит со страной. С.Б. никогда не призывал бороться с демократией, не звал страну в коммунистическое прошлое. Он выступал только против людей, назвавших себя демократами, и разоблачал их научную, в первую очередь географическую и историческую, а также политическую и экономическую несостоятельность.

Следует еще раз подчеркнуть - он был патриотом России. Когда в начале 1992 года в Обществе после прекращения существования СССР возникла дискуссия - как в новых условиях Общество называть, он очень хотел дать нашей организации новое имя, которое позволило бы объединять всех географов на всем постсоветском пространстве. Ему очень нравилось название - Евразийское, но очень скоро С.Б. понял, что только возвращение Обществу его первоначального имени - Русское - будет правильным как раз для объединения всех географов, для сохранения связей с географами бывших союзных республик. И он согласился с нами.

Говоря о деятельности С.Б. в Русском географическом обществе, нельзя не сказать о его научных изысканиях. Именно в Обществе на различных заседаниях, совещаниях, беседах с коллегами вырабатывались и шлифовались многие мысли и идеи, ставшие впоследствии основой новых взглядов и разработок. Среди многих из них отметим проблемы, волновавшие С.Б. в последние годы, наиболее неблагополучные в нашем обществе, когда происходили различные перестройки и преобразования, к сожалению, не приведшие к улучшению жизни народа, к совершенствованию развития страны и его геополитического и геоэкономического положения... Работая совместно, мы ясно понимали, что главные вопросы и интересы в научной деятельности С.Б. были связаны с разработкой и решением проблем геополитического положения России в быстро изменяющемся мире, выяснением причин этих изменений, роли глобализации в трансформации положения России в окружающем мире, со значением концепций так называемого устойчивого развития и антропогенизации окружающей среды в совершенствовании хозяйствования в нашей стране. По всем отмеченным проблемам С.Б. имел четкую позицию и успел донести ее до общественности.

Проблемы геополитики волновали С.Б. практически всегда, даже во времена ее фактического запрета. С течением времени становилась понятной огромная роль правильной оценки геополитических аспектов проблем. Особенно резко это стало ясным при развале советского государства, при осуществлении непонятных перестроечных мер, прежде всего связанных с псевдоприватизацией и получением регионами суверенитетов. Какие-то ежеминутные выгоды отдельных лиц неуклонно вели к разрушению прекрасного общества - содружества народов, с его богатейшей экономикой, первоклассным образованием, огромным научным потенциалом, мощной стабилизирующей силой в многополярном мире. Все последнее десятилетие С.Б. потратил на разъяснение важности учета геополитических проблем России, главная из которых - это сохранение советского пространства, целостности территории как важнейшего фактора стабильности изменяющегося мира. С правильным решением геополитических вопросов связана государственная политика страны, ее эффективность и польза для народа и мира. Его исследования и анализ геополитических проблем мира с несомненностью показали, что уже в течение многих лет в России отмечается полный непрофессионализм в проведении национальной политики. Результат известен. К началу нового тысячелетия Россия пришла в своеобразном одиночестве, с заметно сократившейся территорией и фактически без друзей. С большой болью в последний год жизни С.Б. не только подвел некоторые итоги реального состояния России в окружении бывших союзников, положение которых еще хуже, но и высказал свое видение дальнейшего пути: ⌠Нужны какая-то определенность идей и конечной цели и принятие их обществом, нужны полная самостоятельность решений и обеспечивающая ее сильная государственность, жесткая корректировка реформ в сторону выравнивания тех диких социальных перекосов, которые грозят самому существованию России в ее одиночестве■.

Мифологемы устойчивого развития в последние годы С.Б. анализировал на фоне появившейся проблемы так называемой глобализации, основной тезис которой заключается во всеобщей монополизации хозяйства, информации, отношений между странами, вопросов экологического и социального состояния и т.п. Национальные границы при этом играют все меньшую роль, а ⌠география фирм■ принимает глобальные масштабы. Короче, можно сказать, что это закабаление народов и государств транснациональными корпорациями и мультинациональными банками. Некое единение сил для устойчивого развития мира. Но для кого и кто руководит этим? Анализ этой проблемы в России наиболее ясно и определенно сделал С.Б., который вполне справедливо поставил вопрос: ⌠Кому это выгодно?■. Работая в области проблем так называемого устойчивого развития, мы неоднократно пытались анализировать возникающие вопросы и искали ответы на причины их неоднозначных решений и особенно на различные последствия этих решений для разных стран и регионов. С.Б. прямо указал, что фактически все придуманные идеи глобализации и связанные с ней проблемы устойчивого развития: якобы антропогенная причина потепления климата, роль парниковых газов и озоновых дыр в изменении климата и т.д. - все это есть попытка подчинения народов и государств группе своеобразных ⌠властителей мира■, сосредоточенных в различных Всемирных организациях типа Всемирного банка развития, Всемирного совета предпринимателей по вопросам устойчивого развития, Международного валютного фонда и ряда других. Во главе всех них стоят лидеры капиталистического мира, зависимые от главных империалистических государств, всегда проводивших и проводящих политику дестабилизации экономики государств другого мира, притеснения и вытеснения из реальных зон развития всех инакомыслящих развивающихся стран. Главным недругом всего ХХ века для капиталистических монополий были Россия - Советский Союз - Россия и ее союзники, создавшие сильнейшую систему мира, которая хотя и разваливается, но все еще сохраняет могущество, чего и боятся за рубежом. Как заявил недавно А.Орехов в статье ⌠Глобальное закабаление■ (⌠СПб ведомости■, Санкт-Петербургские ведомости, ╧ 53 (2443) 24 марта 2001 г.), сущность утопической концепции ⌠устойчивого развития■ - это ⌠согласование национальных стратегий и национальных планов действий в интересах устойчивого развития - прерогатива США■. Отвлечение мировой общественности на проблемы устойчивого развития выгодно только США и их партнерам по ⌠большой семерке■. Что-то, наверное, имеют и российские деятели, протаскивающие эту нежизненную идею в российских структурах и в обществе.

Исследуя принципы устойчивого развития, предлагаемые пути его осуществления, неоднозначность аргументов в пользу такого развития для стран с разной ориентацией и экономическим положением, мы пришли к иному представлению о современном состоянии окружающей среды, причинах его изменения и роли человеческого фактора в этом. Один из нас впервые изложил основные моменты в статье в 1994 г., а уже в 1995 г. мы выступили совместно на международной конференции Географического союза ⌠Глобальные изменения и география■, проходившей в Москве. Хотя наш доклад и был в повестке дня, но он все время откладывался руководителями, которые, естественно, разделяли так называемую общепринятую точку зрения на современные события. С.Б. долго терпел и, по существу, не давал нам возможности вмешиваться, но, видя бесперспективность ожидания, предложил выступить в дискуссии, от которой нас отстранить было невозможно. Выступление было встречено присутствующими с большим вниманием и, надо заметить, пониманием излагаемой позиции, особенно когда на стол президиума в достаточном количестве были положены уже опубликованные ⌠новые идеи■ (1995 г.). Интересно заметить, что во время довольно активной пропаганды альтернативного взгляда на причины изменения окружающей среды и фактического отсутствия даже следов реального глобального экологического кризиса, сторонники углубляющегося мирового экологического кризиса и его сугубо антропогенной причины продолжают свои публикации, не реагируя на действительность. Приятно сознавать, что количество сторонников приближающейся гибели природы от рук человека в России, да и за рубежом, становится все меньше.

Суть идеи устойчивого развития состоит в лозунге ⌠развитие благосостояния народов при сохранении окружающей среды для потомков■. Лозунг красивый, но совершенно невыполнимый. Ясно, что нельзя развиваться, не используя природные ресурсы. Значит, не обойтись без нарушений природы. Ведь только в писаниях существуют так называемые экологически чистые безотходные (!) технологии. В действительности этого нет. Важно и то, что вряд ли возможно устойчивое развитие в отдельно взятой стране или регионе, окруженных хаосом производств и отношений. В то же время провозглашаются очередные лозунги о будто бы совместных действиях всех жителей мира для сохранения среды обитания. А что на деле? Все требует денег, и вот они отвлекаются от экономики, от реальных дел и используются для разнообразных разработок вариантов устойчивого развития. Прежде всего, Россия в целом и ее отдельные регионы оказались вовлеченными в это дело, конечно, не без помощи международного капитала, посулившего возможные блага в будущем и поддержавшего финансово проведение подобных работ. Не жаль, все равно пользы от таких денег России не будет. Ведь действительно это так и есть. Жаль, что истрачены (и важно, что продолжают тратиться) огромные суммы из государственного бюджета, ибо страна провозгласила себя на пути этого развития. В западных странах развитого мира не так. Разработки ведут специальные структуры, выводы которых совершенно необязательны для корпораций и консорциумов. В системе ⌠совершенствования■ разработок устойчивого развития весьма наглядно поведение разных государств, принявших в Киото так называемую конвенцию по сокращению выбросов двуокиси углерода, которая предусматривала даже карающие меры к нарушителям. За истекшие годы выбросы не уменьшились, а США продолжают быть лидером роста выбросов парниковых газов в атмосферу. В то же время критикуют развивающиеся страны, технология промышленных производств которых во многом несовершенна. Молчат пока о России, выбросы которой сильно сократились, но не из-за выполнения обязательств, а из-за развала экономики. До этого разыгрывалась идея виновности фреонов в глобальном потеплении климата, принимались строгие меры. А в действительности произошла смена мировых лидеров по производству холодильного оборудования - в борьбу монополий включили общественность под лозунгом сохранения окружающей среды. Технологии производства изменили, а потепление идет нарастающими темпами. И здесь важно обратить внимание на то, что этот процесс является естественным, природа Земли в прошлом неоднократно изменяла свое экологическое состояние, и это явление известно для последнего миллиона лет как смена ледниковий и межледниковий. Сейчас Земля вступает в межледниковье, и масса активизирующихся природных процессов способствует потеплению климата и трансформации окружающего пространства. Человек, конечно, играет роль в этом, но не настолько мощную, чтобы влиять на естественный ход геологической истории.

И последнее. В РГО, вероятно, наиболее открыто проявились многие черты характера и души С.Б. Он был здесь дома, часто среди друзей и единомышленников, когда раскрывался его подлинный характер и исчезала настороженность. И поэтому, может быть, надо отметить еще несколько черт характера С.Б.

Колоссальная скорость мышления. Сегодня говорят: чем быстрее действует компьютер, тем он умнее. В этом смысле С.Б. был необычайно умным человеком, вернее, и в этом смысле.

Огромная работа с литературой. Даже его последняя книга ⌠Лев Гумилев. Судьба и идеи■ (2000 г.), почти беллетристика, по-хорошему давит не списком, а сутью первоисточников. Иногда даже кажется, что он избегал не только оценок, но и прилагательных - ⌠факты говорят сами за себя■.

Доброта. Он по-настоящему любил хороших людей, но не гнал и плохих. Очень чувствовал суть человека, но, бывало, и ошибался. Любил и уважал жизнелюбов.

Казалось, что в словах он выдает золотые килограммы, оставляя в запасе тонны.

Болезнь - проявление всех качеств человека. Болезни и смерти боятся все. Но редко увидишь, как человек стесняется своей болезни и изо всех сил борется с этим. Он очень стеснялся и страдал от потери силы. Силы голоса, тела. Но силы разума он не потерял до последних дней.

С.Б. был большим патриотом своей страны. В ней больше всего он любил Ленинград - Петербург. Но он отлично понимал, что ⌠наш город нужен России. Но если Россия все-таки выжила бы без него, то Санкт-Петербургу без России не жить!.. Нельзя ей жить без могил Петропавловского собора и Пискаревского кладбища, без Медного всадника и Русского музея, без Пушкинского лицея и парков Петродворца... Это была бы совсем другая Россия...■.

А.О.БРИНКЕН, ученый секретарь Русского географического общества,
Ю.П.СЕЛИВЕРСТОВ, президент Русского географического общества

Stolica.ru

Top