Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Материалы любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

Возвращение геополитики и ее некоторые новые аспекты

Ю. П. Михайлов

Опубликовано // Вестник СПбГУ, ╧ 14-15 (3568-69) / 25 мая 2001 г. - http://journal.spbu.ru/2001/14/25.html.

Хочется надеяться, что конференция ⌠Геополитическое положение России■ (23-24 мая) памяти Сергея Борисовича Лаврова станет знаменательным событием в отечественной географии: во-первых, потому, что она посвящается ученому, чей вклад в организацию новейшей российской географии должен быть, наконец, оценен по достоинству, чего, к сожалению, при его жизни сделано не было; во-вторых, в силу того, что геополитика как одна из важных составляющих социально-экономической географии именно трудами и деятельностью С.Б. Лаврова возвращена в лоно нашей современной официальной географической науки. Можно полагать, что признание значительности всего того, что сделано им для восстановления в ⌠правах научного гражданства■ геополитики, этой важной отрасли общественной географии еще ждет изучения, оценки и признания. Сейчас оценить в полной мере сделанное им в этой сфере вряд ли возможно. Для этого нужно время. Большое, как известно, видится издалека. Важно также отметить одно принципиальное отличие С.Б. Лаврова от других знаменитых президентов Русского географического общества, его предшественников, состоящее в том, что он был первым среди них представителем гуманитарной, а не природной географии. И это не случайно, т.к. география неотвратимо встала на путь гуманизации, о чем неоднократно писал и говорил Лавров, и поэтому нуждалась именно в таком лидере. Его избрание президентом было велением времени. И теперь, оглядываясь назад в недалекое еще прошлое, можно сказать, его избрание было предопределено становлением этой новой парадигмы.

Высокая внутренняя культура, знание иностранных языков, умение схватывать новое на лету в счастливом сочетании со способностями блестящего аналитика, прекрасного лектора, популяризатора науки и многими другими качествами и достоинствами (например, превосходного шахматиста, многие годы выступавшего за сборную команду университета), ну, а главное - глубокий интерес к экономической и политической географии зарубежных стран - навсегда определили сферу его научных интересов и блестящую научную и общественную карьеру.

Еще на первых курсах доклады С.Б. Лаврова на заседаниях Студенческого научного общества привлекали к себе внимание. Специализация на зарубежной экономической и политической географии никогда не заслоняла от него проблемы экономической географии СССР. И все же зарубежная география и геополитика уже тогда занимали в его научной деятельности первостепенное место. Правда, как отмечал сам Сергей Борисович, слово ⌠геополитика■ стало запретным и квалифицировалось не иначе как лженаука, как идеология захватнической политики империалистических государств, и в первую очередь - по отношению к нашей стране. Считалось, что геополитика служит исключительно целям пропаганды войны. Традиционно применяемые в ней штампы и идеологические догмы оставляли ее за бортом науки.

С развалом СССР и социалистического лагеря рухнул биполярный мир. На мировой политической арене создалось совершенно новое соотношение сил и образовалось множество актуальнейших геополитических проблем, требовавших разрешения (Северный Кавказ, Афганистан, Приднестровье, Балканы и др.). В связи с этим появилась настоятельная необходимость в геополитическом мониторинге, т.е. научном анализе и оценке меняющейся расстановки геополитической ситуации в мире и регионах, без которых нельзя выработать отвечающие интересам государства главные ориентиры его внешней политики, то есть создать геополитическую концепцию. Очевидно, что если бы в начале девяностых годов такая концепция существовала, то многих геополитических проблем и конфликтов можно было бы избежать или, по меньшей мере, снять их остроту и связанные с ними потери. Но сломать новые, уже сложившиеся идеологические стереотипы и догмы и даже психологические барьеры оказалось очень непросто. Есть в этом и вина науки: большинство ученых предпочитали по традиции отмалчиваться и не выступать в обсуждениях острых геополитических вопросов.

В этой обстановке Сергей Борисович взял на себя нелегкий труд разгрести идеологические и политические завалы, которыми обросла сфера геополитики за годы, последовавшие за развалом СССР. Он видел, что без возрождения геополитики как науки эти задачи неразрешимы, а выработать правильную стратегическую линию действий нашего государства в новой геополитической ситуации в мире и особенно в ближнем зарубежье для России крайне важно.

В своих многочисленных журнальных и, что особенно примечательно, газетных публикациях, более доступных широкому кругу читателей, он раскрывал самые существенные черты новой геополитической обстановки в мире, критиковал ошибочные решения властей и рекомендовал более приемлемые подходы и правильные оценки событий. Эти положения он развил в своей известной статье ⌠Геополитика: возрождение запретного направления■, написанной как раз в канун событий 1993 г., статье, в высшей степени своевременной и актуальной. Она совершила настоящий прорыв в сфере научной геополитики. Можно только удивляться тому, как ему удалось собрать, проанализировать, обработать и обобщить громадный материал и изучить множество литературных источников, касающихся вопросов геополитики. Поразительно, но это факт - большинство его прогнозов оправдывались! Здесь уместно вспомнить совсем недавний пример его оценки событий в Югославии. Действия НАТО и США не только не погасили конфликта, но еще более обострили и способствовали распространению его на Македонию, создав на Балканах тупиковую ситуацию. Нельзя теперь не видеть, что, попустительствуя албанским сепаратистам, западные страны подрывают позиции России на Балканах, там, где Россия издавна и традиционно имела свои важные геополитические интересы. Россия вследствие упущений в своей геополитике на Балканах оказалась в хвосте ОБСЕ и НАТО. С.Б. Лавров многократно предупреждал об опасности именно такого сценария событий на Балканском полуострове. Современные события в Македонии делают его предсказания поистине пророческими. Среди многих публикаций нельзя пройти мимо еще одной очень важной работы Лаврова - ⌠Геополитическое пространство России: мифы и реальность■. В ней он показывает, что поиск причин геополитических катаклизмов в нашей географической научной литературе идет как от желания найти истинную их подоплеку, так и с предвзятых, наперед заданных позиций русофобии и антинаучных построений. Суть суждений приверженцев последнего сводится к тому, что Россия, большая часть территории которой лежит в пределах Евроазиатского Севера, с мало или вовсе непригодными для жизни человека условиями, не может быть единым и благополучным государством из-за трудности управления, высоких затрат на создание и эксплуатацию всех видов коммуникаций, дороговизны жизнеобеспечения населения и т.п. Очевидно, что все эти и другие подобные им доводы несостоятельны. Как показывает Лавров, пространство, хотя оно и создает определенные и порой немалые трудности в территориальной организации управления жизнью общества и производства, в то же время представляет неоценимое благо, громадное достояние. Это незаменимый резерв развития общества, резерв абсолютно уникального территориального ресурса. Человечество уже подошло к осознанию того, что наличие неосвоенных девственных территорий представляет собой практически ничем не заменимую для человечества ценность - его жизненный резерв на будущее. История свидетельствует, что приобретение новых, казалось бы, даже вовсе пустых территорий всегда оставалось вожделенным желанием всех государств. Поэтому рассматривать пространство как некую обузу для общества и государства по меньшей мере недальновидно. Пренебрежение этими доставшимися нам в ходе эволюционного объединения русских и других народностей территориальными богатствами недопустимо. Лавров был категорическим противником такого отношения и считал его антироссийским, поскольку сложившийся на евроазиатских пространствах евразийский суперэтнос, как доказывал Л.Н. Гумилев, есть не сумма, а целое - явление совершенно уникальное. Лавров был страстным противником разрушения этого уникального целого. Он полагал, что одна из геополитических задач Российского государства состоит в сохранении и укреплении евразийского этноса, воплотившегося в таком государственном образовании, как Россия. Я знаю, что он глубоко сожалел о случившемся развале СССР и не считал его исторически оправданным. Он самым пристальным образом изучил и взвесил концепцию евразийства, возникшую почти век тому назад, но оказавшуюся весьма прогрессивной и научно состоятельной для нашего времени. Этому во многом способствовала его тесная творческая дружба с Л.Н. Гумилевым. Еще раз хочется в этой связи сказать, что это был пример редкого творческого союза больших ученых. Как и всегда бывает при содружестве творческих и незаурядных личностей, были между ними и несогласия в подходах к объяснению тех или иных событий и явлений, но единство мировоззрения, духа, целей и задач соединяло их неизмеримо больше.

Как известно, жизненный путь Л.Н. Гумилева был преисполнен невзгод, а его личная судьба - истинного трагизма. Проницательность и душевная доброжелательность Лаврова помогла ему увидеть в Гумилеве незаурядного человека и талантливого, одержимого наукой ученого. В признании официальной наукой Гумилева выдающимся ученым Лаврову принадлежит первостепенная роль. Географический факультет Санкт-Петербургского университета и кафедра социально-экономической географии, которой руководил проф. С.Б. Лавров, стали, наконец, той гаванью, в которой Лев Николаевич обрел условия и покой, необходимые для плодотворного научного творчества. Именно здесь он создал наибольшее число самых крупных своих работ, в том числе и таких теперь столь широко известных, как ⌠От Руси к России■, ⌠География этноса в исторический период■ и др. В этой связи нельзя не сказать об истинном научном и гражданском подвиге С.Б. Лаврова, который, будучи глубоко больным и по существу уже обреченным, не покладая рук и не жалея своих тающих сил работал над созданием замечательной книги о жизни и творчестве Льва Николаевича Гумилева - ⌠Лев Гумилев. Судьба и идеи■, произведения во всех отношениях удивительного, жанр которого трудно определить, настолько он многолик и своеобразен. Это и глубокое научное исследование, и мемуаристское по богатству материалов и фактов описание его жизни; это и блестящее литературное произведение, написанное с безупречным художественным вкусом. Лавров пишет о Гумилеве и от себя, и одновременно как бы от него самого. Их общение было столь тесным, что, кажется, нет ничего такого, что Сергей Борисович не знал бы о Льве Николаевиче. Книга о Гумилеве вместила в себя и очень многое такое, что помогает раскрыть личность самого ее автора, и прежде всего, его стремление к правде, объективности и беспристрастности. Она характеризует его как твердого, принципиального, но отзывчивого и доброжелательного человека.

Все эти качества делали работу и общение с Сергеем Борисовичем чрезвычайно интересными и желанными. Мне не так часто приходилось с ним встречаться. В течение более полувека нас разделяло расстояние в 6 тыс. км, но каждая новая встреча с ним была для меня настоящим событием. Полночные сидения во время таких встреч всегда оставляли чувство прикосновения к глубокому, интересному, широко известному, но простому и совершенно лишенному позы человеку. Покидая радушную семью Лавровых, я всегда уносил с собой частицу тепла и надежды на будущие встречи.

Ю.П. Михайлов, доктор наук, профессор Института географии Сибирского отделения РАН (Иркутск)

 

Stolica.ru

Top