Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

История хазар

8. Тюркюто-хазары в Закавказье

М. И. Артамонов

Под редакцией и с примечаниями Л. Н. Гумилёва

После неудачной попытки сокрушения Ирана совместными усилиями Византии и Тюркютского каганата в 589 г., в которой приняли участие и хазары, о последних больше ничего не слышно около 35 лет. Ни Византии, ни Ирану, ни тюркютам в это время было не до хазар. Тяжелая война с Китаем, восстание телесцев, распадение государства на независимые части, междуусобицы ≈ все это сильно ослабило тюркютов и отвлекло их внимание от запада [+1]. Восстание победителя Шабе при Герате Бахрама Чубина и бегство шаха Хосроя II Парвиза в Византию вызвало вмешательство последней в иранские дела. В награду за помощь в восстановлении на троне шахов Ирана Хосрой Парвиз передал Византии все области, из-за которых шла война между этими государствами. Во власти Византии оказалось все западное Закавказье от Ван-ского озера и Двина до Тбилиси. Но и Византия недолго торжествовала. Взбунтовавшееся войско, опираясь на народное движение, свергло Маврикия и возвело в императоры сотника Фоку (602 г.). Однако недовольство и беспорядки не прекратились; к внутренним затруднениям прибавились внешние. Хосрой Парвиз, обязанный Маврикию победой над Бахрамом Чубином, в свою очередь выступил против узурпатора Фоки и начал завоевание византийских провинций [+2].

{142}

Восстание кушан в тылу Ирана [+3] в 603 г. [*1] лишь ненадолго затормозило наступление Ирана. Так как вся иранская армия была сконцентрирована на византийской границе, Хосрой Парвиз поручил борьбу с кушанами армянским нахарарам с Смбатом Багратуни во главе. Неожиданным нападением Смбат разбил кушан, но на помощь к ним явились тюркюты под начальством ╚Джембуху╩ [+4]. Это армянское искажение тюркского титула ╚ябгу╩ (джабгу, по-китайски ≈ шеху). Тюркюты наголову разбили Смбата Багратуни и опустошили Иран до Рея и Испагании [+5]. Однако они скоро ушли, не развивая успеха, так как внутренние дела в Тюркютском каганате не позволяли надолго отвлекаться новыми завоеваниями. Смбат Багратуни снова бросился на кушан и, хотя покорить их ему не удалось, закрепил границу Ирана с восточной стороны [+6].

Наступление Ирана на Византию развивалось успешно и когда в 610 г. престол империи захватил ставленник византийской аристократии Ираклий положение не изменилось. В 611 г. пала Антиохия, в 614 г. Иерусалим, в 619 г. Александрия; персы достигли Босфора и взяли Халкедон; в 622 г. они заняли о. Родос и Анкиру в Малой Азии [+7]. Активизировались и западные враги Византийской империи: в 617 г. авары {143} во главе многочисленных отрядов кутригур и славян подступали к самому Константинополю. Последние средства имперской казны были израсходованы на то, чтобы от них откупиться [+8]. Империя оказалась на краю гибели, но она нашла еще в себе силы, чтобы не только выстоять, но и восторжествовать над своими врагами.

Находясь, казалось бы, в безвыходном положении, император Ираклий решился на отчаянную меру≈с целью дезорганизовать врага и отвлечь его внимание от центра империи, он предпринял диверсию в глубокий тыл Ирана. В этих операциях он проявил крупный талант полководца и мудрую предусмотрительность незаурядного политика [+9].

В 622 г. император Ираклий, оставив столицу на попечение своего сына и сената, направился в Каппадокию, где и нанес персам тяжелое поражение. Перезимовав в Понте, он в 623 г. вторгся в Армению и разгромил Двин. Такая же судьба постигла Нахчаван. Неожиданно для персов перейдя Араке, войско Ираклия проникло в Атропатену [+10] и пошло к столице этой области Гандзаку. Город был взят штурмом, находившийся там храм огня разрушен. Оправившись от паники, вызванной неожиданным нападением, шаханшах стянул силы и стал теснить войско Ираклия. Пришлось отступать. Двинувшись на север, Ираклий вторгся в Албанию и захватил столицу этой страны Партав, где и перезимовал. В 624 г. война продолжалась в Албании и Персидской Армении. Персы собрали крупные силы, но и Ираклий получил подкрепление от иверов, лазов и абхазов. Очутившись во вражеском кольце, Ираклий сумел, однако, прорваться и через Сюнию вышел в район озера Ван, а оттуда, преследуемый персами, вернулся в Малую Азию, где в Понте и провел зиму 625≈626 г.

Оттеснив Ираклия, персы вновь перешли в наступление. Летом 626 г. в союзе с аварами они осадили Константинополь. Византийцы сумели отстоять столицу: авары были разбиты, потерпели поражение и персы. Сам Ираклий в это время находился в Малой Азии и готовился к новому походу на Иран. Опыт первого похода показал ему, что рассчитывать на серьезную помощь в борьбе с персами со стороны закавказских христиан не приходится. Под персидским владычеством они чувствовали себя, если не лучше, чем под властью Византии, то, во всяком случае, не хуже. Армяне и албаны не только не восстали против персов, на что, очевидно, рассчитывал Ираклий, но даже оказали ему серьезное сопротивление.

{144}

Неудачи первого похода на Иран заставили Ираклия обратиться в поисках союзников к старым друзьям Византии ≈ тюркютам [*2]. В связи с этим в византийских источниках появляется первое упоминание о хазарах. В ╚Хронографии╩ Феофана сообщается, что император Ираклий заключил союз с ╚восточными тюрками, которых называют хазарами╩. Того же рода сведения имеются и в ╚Истории албан╩ Моисея Каланка-туйского. В это сочинение включен рассказ о современнике греко-персидской войны албанском архиепископе Виро; в нем содержится ряд весьма интересных сведений о хазарах, которые составляли главную силу тюркютской армии, действовавшей в этой войне на стороне Византии. По данным этого источника, посланнику Ираклия Андрею удалось пробудить жадность ╚златолюбивого народа косоносцев╩ и склонить ╚наместника северного царя Джебукагана (ябгу-кагана), второго в царстве их╩ оказать помощь Византии. Для утверждения договора вместе с Андреем было отправлено ответное посольство, которое в сопровождении 1000 отборных всадников прорвалось через Дербент и, истребляя все на своем пути, достигло Куры, прошло через земли иверцев и егерцев (через Иверию и Колхиду) до Черного моря и уже по воде добралось до резиденции императора [+11]. Где в то время находился {145} Ираклий ≈ неизвестно, но, по-видимому, не в Константинополе, а, возможно, в Трапезунде.

Как бы то ни было, союз был заключен, и еще в конце того же 626 г. (в Истории албан ≈ в конце 37 г. правления Хосроя Парвиза, т. е. в 627 г., что маловероятно) ╚царь севера╩ отправил против Ирана войско под начальством своего племянника ≈ шада. Оно вторглось в Албанию и Атрпатакан, произвело большие опустошения и захватило много пленных. Шад остановился у р. Аракса и оттуда отправил к Хосрою Парвизу посла с извещением о союзе тюркютов с императором Ираклием и с требованием оставить захваченные персами византийские области и возвратить всех пленных. Персидский шах в своем ответе, прежде всего, напомнил о давних дружеских отношениях Ирана с тюркютами и о брачных связях между их царствующими домами. Известно, что Хосрой Ану-ширван был женат на дочери кагана Истеми. Далее он угрожал не только выгнать шада из пределов своего государства, но и напасть на земли самого кагана [+12].

Огромная добыча, в составе которой были пленные, скот, золотые сосуды, драгоценные одежды, доставленная шадом из похода в Закавказье, настолько возбудила жадность ябгу-кагана, что он сам решил двинуться против персов. ╚Поэтому он уведомил о том всех тех, которые находились под властью его ≈ племена и народы, жители полей и гор, живущие в городе или на открытом воздухе, бреющие головы и носящие косы, чтобы, по мановению его, все были готовы и вооружены╩ [+13].

Первый поход тюркютов в Закавказье, вероятно, имел целью отвлечь внимание Ирана от Византии и дать возможность Ираклию подготовиться к возобновлению войны совместно с новым союзником. Эта задача, как показывают дальнейшие события, была выполнена. Ираклий собрал армию и был готов еще раз ударить по Ирану.

В 627 г. Джебукаган вместе с шадом во главе бесчисленного войска выступил в поход. ╚Царем севера╩ и ╚великим каганом╩, т. е. каганом западных тюркютов в то время был Тун-шеху, тот самый, который разбил Смбата Багратуни; в 616 г. после смерти своего брата Шегуя он стал каганом [+14]. Вторым лицом после него или наместником ≈ джебу или ябгу-каганом был его брат, он же отец племянника великого кагана≈ шада. Ябгу и шад ≈ титулы высших сановников Тюркютского каганата. Собственные имена лиц с этими титулами, стоявшими во главе тюркютского войска, двинувшегося на помощь Ираклию, неизвестны, можно лишь предполагать, основываясь на косвенных данных, что ябгу-каганом был младший брат Тун-шеху ≈ Мохо-шад, который между 618≈626 гг. ездил в Китай в качестве тюркютского посла [+15]. Больше о нем никаких известий не сохранилось. Но возможно предположить, что как ближайший родственник кагана, он получил титул ябгу и управлял {146} западными областями Тюркютской державы, которые находились вне поля зрения китайской историографии. У него было три сына: Нишу, Тунво и Були [*3].

Судя по молодости шада, воевавшего в Закавказье, у которого по свидетельству Феофана ╚едва пробивался пушок на бороде╩, можно думать, что это был младший сын Мохо-шада Були-шад.

Вместе с тюркютами в Закавказье двинулись армянские дружины, которые во главе со своими нахарарами охраняли восточные границы Ирана, но возмутились и передались ╚великому кагану, царю северных стран╩ и по его повелению пошли на северо-запад, чтобы соединиться с войсками ╚тчепетуха╩, т. е. ябгу-кагана. Вместе с ним они прошли через проход Чора (Дербент) на помощь греческому царю Ираклию [+16].

Армия тюркютов прежде всего обрушилась на Дербент, который небольшие отряды могли обойти по горам, а крупному войску, сопровождаемому обозами, нельзя было миновать. ╚Как волны колеблющегося моря╩ ≈ по образному выражению ╚Истории албан╩ ≈ ударили тюркюты на город Чора (Дербент) и разрушили его до основания╩. ╚Видя страшную опасность со стороны безобразной, гнусной, широколицей, бесресничной толпы, которая в образе женщин с распущенными волосами устремилась на них, содрогание овладело жителями; особенно при виде метких и сильных стрелков, которые как бы сильным градом одождили их и как хищные волки, потерявшие стыд, бросились на них и беспощадно перерезали их на улицах и площадях города; глаз их не щадил ни прекрасных, ни милых, ни молодых из мужчин или женщин, не оставлял в покое даже негодных, безвредных, изувеченных и старых; они не жалобились и сердце их не сжималось при виде мальчиков, обнимавших зарезанных матерей; напротив они доили из грудей их кровь, как молоко. Как огонь проникает горящий тростник, так входили они в одни двери и выходили в другие, оставив там деяния хищных птиц и зверей╩ [+17].

{147}

Нельзя не отметить глубину чувства и высокую выразительность, с какой описывает ╚История албан╩ гибель ╚великого города Чора╩ и его населения. Ужас охватил жителей Албании, сбежавшихся в столицу Партав, когда они узнали о судьбе Чора. Не надеясь выдержать натиск страшного врага, они бросили свое имущество и устремились оттуда в поисках спасения в горы Арцаха (Карабах). Тюркюты настигли часть бегущих у подножия гор близ селения Каланкатуйк, из которого происходил, по его собственным словам, автор, столь живо описавший нашествие тюркютов на Албанию [+18].

Разгромив Албанию, тюркюты направились в Иверию и осадили город Тбилиси, куда явился и византийский император со своим войском. Перед этим он, ожидая союзников, находится в Лазике. Именно в это время под Тбилиси произошла встреча Ираклия с ябгу-каганом, о которой рассказывают византийские писатели. Тюркютский предводитель, которого греческие авторы называют Зиевил, т. е. тоже титулом ябгу, по словам Феофана, подъехал к императору Ираклию, поцеловал его в плечо и поклонился ему, войско же тюркютское пало ниц перед императором, почтя его ╚честью необыкновенною для других народов╩, но, как мы увидим ниже, обычною у хазар. Ябгу представил императору сына своего, уже известного нам шада. С еще большими подробностями рассказывает об этой встрече Никифор. Ираклий, по его словам, обнял предводителя тюркютов, назвал его своим сыном и возложил на него свою собственную корону. Затем был устроен роскошный пир, после которого тюркютскому предводителю была подарена вся драгоценная сервировка пиршественного стола, а также даны были царские одежды и серьги с драгоценными камнями. Серьгами же были одарены и другие тюркютские военачальники. Император показал ябгу-кагану портрет своей дочери Евдокии и обещал выдать ее замуж за него, если тюркюты помогут ему одолеть персов [+19].

Несмотря на многочисленность войск севера (тюркютов) и запада (Византии), несмотря на разнообразные машины, ╚которыми они метко поражали стены и отламывали огромные камни╩, несмотря на огромные бурдюки, наполненные камнем и песком, которыми осаждающие пытались запрудить реку Куру, чтобы отвести ее воды на город, несмотря на все это, осада Тбилиси была неудачной: город взять не удавалось, защитники его не сдавались. Персы успели ввести в город 1000 человек отборного войска и вместе с ними ╚искусного и храброго полководца╩ Шаргакага, который вместе с царем Иверии Стефаном (Степанос), при котором Грузия отпала от Византии и присоединилась к Персии, руководил обороной. После двухмесячной безуспешной осады тюркютские и византийские войска были утомлены и ослаблены потерями. К тому же наступала зима. По словам ╚Истории албан╩, Ираклий отпустил хазарское войско, условившись, что оно вернется на будущий год ╚по истечении жарких месяцев╩, т. е. осенью, для {148} продолжения совместных действий против Персии; сам он также решил прекратить осаду города [+20].

Защитники Тбилиси, издеваясь над неудачею врагов, принесли огромную тыкву, нарисовали на ней изображение царя гуннов (тюркютов), ╚аршин в ширину и аршин в длину, вместо ресниц ≈ несколько отрезанных ветвей [+21], место бороды оставили безобразно голым, на месте носа ≈ ноздри шириной в локоть, редкие волосы на усах... Они принесли это и поставили на стене против них (тюркютов) и кричали: вот царь, государь ваш, возвратитесь, поклонитесь ему, это джебукаган. И взяв в руки копья, кололи и пронзали тыкву, изображавшую лицо его. Также издевались и насмехались над другим царем (Ираклием), называя его скверным и мужеложником╩. В грузинских источниках говорится, что Ираклия осажденные обзывали козлом [+22].

Ябгу оставил императору сорокатысячное войско во главе со своим сыном, а сам с остальными войсками удалился в свою землю. Поручив блокаду Тбилиси эрисмтавару Кахетии Адерназе, которому Ираклий отдал Грузию, и, обеспечив таким образом свой тыл, император неожиданно для врага направился в глубь Персии. Стремительным движением он пересек Армению, перешел Аракс и вторгся в Ассирию. По пути его покинуло вспомогательное тюркютское войско, по словам Феофана, ╚не стерпев трудов, которые должно было разделять с царем╩ [+23]. Но и это не остановило Ираклия. Беспощадно истребляя все на пути, не отягощаясь ни добычей, ни пленными, имперское войско безостановочно шло в самое сердце Персии. 1 декабря 627 г. войско Ираклия перешло Большой Заб и расположилось около Ниневии. Тут его настигло персидское войско, до сих пор безуспешно преследовавшее византийскую армию. 12 декабря произошло решительное сражение, в котором персы были разбиты. После этого Ираклий направился к столице Персии Ктезифону. Захватив и разрушив по пути царскую резиденцию Дастагерд, Ираклий остановился лишь вблизи Ктезифона, где путь ему преградила персидская армия. Не решаясь еще раз испытывать военное счастье в сражении, Ираклий решил отступать и направился в атропатенский Гандзак. Казалось все потеряно, повторяется 624 год, когда Ираклий, забравшись в глубь персидских владений, едва вырвался из вражеского кольца. Но счастье улыбнулось смельчаку. По пути Ираклий получил сведения, что в Персии произошел дворцовый переворот. Хосрой Парвиз был убит, а его сын Кавад Широйе немедленно вступил в мирные переговоры с Ираклием. 3 апреля 628 г. мир был заключен [+24].

{149}

Однако война тюркютов с Персией на этом не кончилась. После того, как мир между Персией и Византией был заключен, а албанский католикос Виро, 25 лет содержавшийся при персидском дворе за участие в мятеже албанских вельмож, был освобожден Кавадом и вернулся на родину, ябгу-каган с шадом и большим войском, в соответствии с обещанием, данным Ираклию при отступлении от Тбилиси, вновь появился в Закавказье. Прежде всего тюркюты обратились против Тбилиси. Два месяца жители города держались против врагов. Наконец тюркюты предприняли генеральный штурм. ╚Подняв мечи свои, они все устремились на стены, и все это множество, нагромоздясь друг на друга, поднялось выше стен и мрачная тень пала на бедственных жителей города; отвалились суставы членов их, ослабли руки их; они были побеждены, отступили от стен и как пташки, захваченные тенетами охотников, в недоумении, многие из них не могли дойти до дому своего, чтобы принести страшную и печальную весть, приказать скрыться любимой супруге или похлопотать о рождении чрева своего; родителям некогда было думать о родительских обязанностях. Напротив того, столкнувшись, они старались скрыться, некоторые на кровлях домов, другие в трубах. Но многие устремились под святые своды церкви и ухватились за угол алтаря. Стоны и вопли матерей к детям раздавались подобно блеянию многочисленного стада овец к ягнятам своим. За ними бросились жнецы немилосердные; руки их проливали потоки крови, ноги их давили трупы, глаза их смотрели на падших, как груды града. Когда прервались голоса, вопли и стоны и когда ни один не остался в живых, тогда только узнали они, что насытились мечи их╩.

╚Тогда привели и двух правителей, из которых один был наместником со стороны Персии, а другой из настоящих жителей города, из племени князей иверских. Схватив их, привели связанных перед царя, который приказал выколоть им глаза, потому что они нарисовали портрет его слепым, желая его оскорбить, и потопил их в страшных мучениях Содрав с них кожу, выделав и наполнив их сеном, повесили их сверху стены╩ [+25].

Примерно тоже сообщают и грузинские летописи. Уходя от Тбилиси, Ираклий назначил эристава Кахетии Адерназе мтаваром Грузии и отдал ему Тбилиси. Когда же ябгу взял цитадель (кала) Тбилиси и полонил ее начальника, то с последнего содрали кожу и отправили Ираклию в Гардабан. Так погиб мтавар Стефан. Бог поступил так со Стефаном, добавляет летописец, потому что он был врагом христиан и другом неверных [+26].

Захватив в Тбилиси большую добычу, ябгу-каган вернулся в свою страну, а сыну шаду с войском поручил покорение Албании. Он дал ему приказ: в том случае, если правители и вельможи этой страны не подчинятся добровольно, не сдадут города, крепости и торговлю (доходы от торговли), сохранять в живых только женщин и детей моложе {150} 15-летнего возраста, обратив тех и других в рабство [+27]. Согласно тюркютско-византийскому договору Грузия должна была перейти в сферу влияния Византии, тогда как Восточное Закавказье переходило под власть хана. Ябгу-каган действовал в точном соответствии с этим договором: он очистил Грузию и поручил шаду подчинение Албании.

Вторгшись в Албанию, шад отправил послов к персидскому наместнику (марзбану) и к католикосу Виро с требованием покорности. Персидский наместник бежал, а католикос затягивал с ответом. Опасаясь обвинения в измене, он обратился с письмом к персидскому шаху, в котором просил разрешения на переговоры с неприятелем. Шад решил добиваться покорности оружием. Его войска по заранее разработанному плану приступили к систематическому разорению страны. Отряды их явились одновременно в разных местах и, по словам ╚Истории ал-бан╩, ╚в домах и на улицах уста всех взывали: вай, вай! Крики варваров не утихали и не было никого, кто бы не слышал убийственных возгласов злого неприятеля╩. Люди сначала разбегались, а затем, мучимые голодом, ╚невольно сами шли в плен╩ [+28].

Предупрежденный заранее подкупленными тюркютскими послами, католикос Виро, находившийся в селе Кагдарак, оставив всю находившуюся при нем церковную утварь, бежал в горы Арцаха (Карабах) и скрылся в крепости Чараберда. Здесь к нему опять явились послы от шада с намерением насильно увести его с собой. Тогда католикос, собрав всех должностных лиц, находившихся в той же крепости, поставил перед ними вопрос: продолжать ли сопротивление или принести покорность тюркютам. Решив, что медлить больше нельзя, Виро собрал подарки и отправился к ставке шада. Выйдя из горных долин в равнину Урди в области Ути, тянущейся вдоль правого берега р. Куры, путники, по словам ╚Истории албан╩, не узнавали знакомой местности вследствие несметного числа войск шада; бесчисленные лагери неприятелей стеной тянулись по обе стороны их пути [+29]. Ставка шада находилась вблизи города Партава, столицы Албании.

╚Там мы увидели ≈ говорит автор рассказа, включенного в ╚Историю албан╩, ≈ восседания их (тюркютов за трапезой), склонившихся на колени подобно каравану тяжелоношных верблюдов, каждого с миской, полной мяса от нечистых животных; при мисках и чаши с соленой водой, куда макали куски, когда они ели, там же серебряные кубки и сосуды для питья с резьбой, целиком (отделанные) золотом, которые принесены были ими из тбилисской добычи; вместе с тем и громадные сосуды для хлебания ≈ роговые и тыквообразные деревянные, которыми они лакали взвар. С той же неотмытой грязью жира-сала на губах они по два и по три (пили) из одного и того же кубка и без чувства меры наполняли сверх краев ненасытные свои чрева цельным вином или молоком верблюдиц и кобыл, как вздутые бурдюки. Ни виночерпиев не было перед ними по ритуалу, ни слуг за их спинами, даже у {151} царевича, а были только воины с чащею пик, чутко охранявшие дверь сомкнутыми в круг щитами╩ [+30].

Иллюстрация. Золотое ожерелье с византийской монетой из с. Джилинское (Михаэльсфельд) на Черноморском побережье Кавказа, VI в. Эрмитаж (194 Кб)

Здесь отмечено много любопытных подробностей, характеризующих военный быт кочевников, в частности, особенно подчеркнута их нечистоплотность, сидение на корточках, еда с обмакиванием кусков мяса в чашку с соленой водой, черпание отвара большими роговыми или деревянными ковшами-ложками и т. д. Особенно поразило Виро отсутствие обычного для иранской культуры застольного ритуала с виночерпиями и другими слугами; слуг не было даже у шада. По-видимому, тюркюты не применяли труд пленников-рабов в домашнем быту, а использовали их другим образом ≈ продавали соседям или же, как это было с пленными китайцами, сажали их на землю и превращали в крепостных.

Виро с его спутниками провели от первой стражи до второй и здесь у входа в палатку шада заставили поклониться три раза до земли, а затем одного католикоса, оставив его спутников у двери, ввели во внутреннюю палатку, где сидел царевич. ╚Представ перед ним, католикос поклонился ниц до земли и поднес подарки ему и всем сановникам╩. Шад милостиво принял изъявление покорности и обещание служить так же, как служили Сасанидам, упрекнул Виро в промедлении ≈ ╚тогда {152} бедствие не было бы нанесено стране твоей войсками моими╩ ≈ и потребовал, чтобы албаны вернулись в свои дома ╚к трудам своим╩. Си обещал прекратить опустошение страны, перенести набеги на соседние страны и из добычи в них возместить потери Албании людьми и скотом, ╚ибо, ≈ закончил свою речь шад, ≈ получил отец мой три эти страны ≈ Албанию, Чора и Лбинию в вечное владение╩ [+31]. (Чора ≈ Дербент, Лбиния ≈ юго-восточная часть горного Кавказа).

Из дальнейшего повествования ╚Истории албан╩ следует отметить еще несколько любопытных деталей. Угощая католикоса и его спутников, тюркюты усадили их на корточки и поставили перед ними сосуды с мясом, от которого те отказались под предлогом поста; тогда им были предложены тонкие хлебы, жаренные на сковороде.

Поселившись в городе Партаве в своем доме и часто навещая тюркютов ╚во время кочевания и во время стоянки╩, католикос упросил шада отпустить захваченных в плен албан. Тот приказал своим войскам освободить пленников и под страхом строжайшего наказания запретил удерживать и скрывать кого-либо из них. ╚Вместе с тем он отправил знатных мужей, называемых тидиюнами (тиунами) со служителями католикоса, которые, войдя в лагерь их, искали в палатках и шатрах и вытаскивали молодых людей, скрытых под утварью или между скотом, и никто не смел противиться им╩ [+32].

Вслед за разорением страны тюркютами Албанию постиг страшный голод и связанная с ним эпидемия. ╚История албан╩ приписывает голод не неприятельскому разорению, а нашествию крыс. ╚Крысы, съев всю траву, истребили весь плод полей наших╩. По-видимому, это были не крысы, а саранча. Голодающие ели кору ╚несчастные даже мололи и сушили сучки винограда и ели члены мертвецов, даже долговременную шкуру скота, мешки копченые (бурдюки), голенища старых сапог ≈ все это варили и ели╩. А когда кончился голод, со всей силой сказалось подчинение тюркютам. ╚Князь севера все более и более усиливался и навел страх и ужас по всей земле. Он отправил смотрителей за всякого рода ремесленниками, имеющими познания в золотопромывании, добывании серебра, железа и выделке меди. Он требовал также пошлины с товаров и ловцов на рыбных промыслах великих рек Куры и Аракса, вместе с тем и дидрахму по обыкновенной переписи царства персидского╩ [+33].

Из дальнейшего рассказа ╚Истории албан╩ следует, что на второй год правления Арташира, т. е. в конце 629 или начале 630 г. тюркюты предприняли попытку покорения Армении. ╚Князь севера╩, по словам ╚Истории албан╩, отправил передовой отряд под начальством Чорпан-дархана (тархана) в Армению и через некоторое время со всем войском двинулся за ним сам. Знаменитый полководец Шахрвараз, в то время бывший фактическим правителем Персии, выслал против тюр-кютов начальника тюркской конницы Гонагна с десятитысячным {153} войском, но тюркютский авангард, хотя он состоял всего из трех тысяч человек, применив обычную тактику кочевников, уничтожил это войско. Половина тюркютского отряда вышла навстречу неприятелю, а другая скрылась в засаде. Едва вступив в бой, тюркюты обратились в бегство. Находившиеся в засаде неожиданно напали на преследователей и окружили их. Персы были перебиты, после чего победители ограбили трупы: ╚собрали украшения коней, копья и золотом обложенные мечи, щиты, превосходные одежды, сделанные искусством греков╩, и все собранное разделили между собой [+34].

На этом оканчивается подробный рассказ ╚Истории албан╩ о тюр-кютах в Закавказье, далее все соткано из намеков и иносказаний. ╚Тогда князь севера, ≈ говорится в этом источнике, ≈ обратил лицо свое против сыновей своих. Он стал неистовствовать, и страшный гнев его падал на птенцов его. За одно (преступление) он брал пеню ≈ тысячи, за два ≈ десятки тысяч. Он все говорил о страшном возмездии, которое воздано неприятелем нашим... Господь совершил великое, восстав за нас. Они устремились на проходы во все три страны: Армению, Иве-рию и Агванию. Там по поражении их страшная весть от Джебу-кагана, рыкающего льва севера, дошла до хищного львенка Шата: ╚Постигли меня хищники, и ты не увидишь более лица моего, потому что я не остался в безопасном месте и устремился в чужое царство, что не следовало мне. Я возгордился и упал с этой высоты. Так не медли истребить народ, находящийся при тебе, и постарайся спастись от них ранее, чем те услышат о происшедшем и поспешат приготовить тебе гибель, но я погиб и лишился детей╩ [+35].

Разъяснить этот текст помогают только данные китайского источника [+36]. В свете их туманный текст ╚Истории албан╩ получает совершенно определенный смысл. В нем имеется в виду междоусобица, разразившаяся в Западнотюркютском каганате в 630 г.

Этот год был роковым для тюркютов. Восточнотюркютский каганат был разгромлен Танской империей, а ╚князь севера╩ ≈ запад-нотюркютский каган Тун-шаху, вызвавший сильное недовольство у своих подданных жестокостью и притеснениями, был убит своим дядей Моходу, который и занял престол кагана [+37], но вскоре в 631 г. погиб в борьбе с новым претендентом на власть [*4].

{154}

При сложившихся обстоятельствах тюркютам невозможно было удержаться в Албании. Ко времени последнего сасанида Иездигерда III (632≈652 гг.) Албания была вновь в подчинении у Ирана, причем нет никаких сведений о борьбе за нее с тюркютами. По-видимому, тюркюты, узнав о междоусобной войне в своей стране, сами спешно покинули Закавказье. Ябгу-каган Мохо-шад, устремившись иа помощь своему брату, погиб, как о том свидетельствуют данные ╚Истории албан╩ и сообщение Никифора о том, что направленная к нему в жены дочь Ираклия Евдокия в 631 г. была возвращена с дороги, так как стало известно, что ее жених умер [+38]. Сыновья Мохо-шада активно участвовали в междоусобной борьбе и два старших даже короткое время были каганами один за другим [+39].

Не может быть сомнения в том, что Ираклий в своей войне с Ираном заключил союз с Западнотюркютским каганатом, а не с никому до сих пор неизвестными хазарами. Тем не менее, его союзников и византийские и армянские источники именуют хазарами. Спрашивается, чем же объясняется такая замена, почему в наших источниках тюркюты в некоторых случаях называются хазарами?

Состав тюркютского войска, воевавшего в Закавказье, несомненно, как и сама держава западных тюркютов, был весьма разнородный. Сами тюркюты выделялись в нем ярко выраженными монголоидными признаками, которые можно узнать в карикатурном портрете кагана, выставленном защитниками Тбилиси на стене своего города, и в описании ╚безобразной, широколицей, безресничной толпы с распущенными волосами╩, штурмовавшей Дербент. Собственно тюркютов, по-зидимому, было немного, главные силы состояли из представителей других подвластных ябгу-кагану племен, среди которых различаются ╚бреющие головы и носящие косы╩. Тюркюты носили длинные волосы, распущенные по плечам [+40]. Бритыми головами отличались болгары, что засвидетельствовано в ╚Именнике болгарских ханов╩, где праболгарские владыки названы ╚князьями с остриженными головами╩. Болгары {155} оставляли на голове пучок длинных волос, который иногда заплетали в косу [+41]. Такой пучок на бритой голове, как известно, носил русский князь Святослав, а позже им щеголяли украинские казаки (╚оселедец╩). Иначе носили волосы угорские племена: они подстригали их спереди, а сзади заплетали в несколько кос. Такая прическа, перенятая константинопольскими щеголями у авар, называлась в Византии ╚гуннской╩ [+42]. Таким образом, ╚звероподобным народом косоносцев╩ в первую очередь следует считать угорские племена. Хазары этнически ближе всего стояли к болгарам, поэтому их нужно отнести к племенам, бреющим головы.

Основные силы ябгу-кагана в войне с Ираном на стороне Византии, несомненно, состояли из хазар. Об этом можно с уверенностью заключить из того, что союзников Византии современники нередко называли хазарами или же альтернативно то хазарами, то тюрками [+43]. Тот факт, что хазары приобрели широкую известность, как основная сила тюркютов в Европе, как подданные тюркютского каганата, по всей вероятности, и явился причиною их нередкого наименования в византийской историографии восточными тюрками [+44] в отличие от западных тюрок, как назывались мадьяры.

Тюркюты способствовали консолидации хазар, соединению их с другими родственными племенами в определенную военно-административную единицу в составе Тюркютского каганата. Кроме самих хазар, в нее, по-видимому, вошли остатки савир-сувар, барсил-берсула, они же, возможно, беленджер, а также более мелких групп болгар, вроде се-мендерцев. Все они стали называться хазарами, потому что последние были наиболее многочисленными из них и занимали главенствующее положение в объединении.

В скором времени с распадением Западнотюркютского каганата хазарское объединение обрело полную самостоятельность. Однако для того, чтобы разобраться в том как это случилось и что из тюркютского наследия сохранилось у хазар, надо обратиться к истории их соседей болгар.

{156}

Примечания

[+1] Грумм-Гржимайло, II, стр. 234.

[+2] Ю. Кулаковский. История Византии, II, стр. 437≈443, 488≈496; III, стр. 4≈12.

[+3] Себеос, стр. 72≈73.

[+4] Т а м же, стр. 73≈74.

[+5] Т а м же, стр. 74.

[+6] Marquart. EranSahr, стр. 67.

[+7] Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 33, сл. Активное участие в войне Ирана против Византии принимали евреи. Они повсюду поднимались, избивали византийские гарнизоны и открывали приближающимся персам ворота городов. В Антиохии в 609 г. были избиты все жители христиане, тоже в Иерусалиме и других городах. Победив персов, Ираклий обрушился на евреев. Повсюду евреи изгонялись, их имущество разграблялось, дома разрушались. Беглецы устремились во всех направлениях (Кutsсhеra. Die Chazaren. Hibtorische Studie, 2 Anfl. Wien, 1910, стр. 150≈151).

[+8] Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 53≈55.

[+9] О походах Ираклия см.: Я. А. Манандян. Маршруты персидских походов имп. Ираклия ВВ, III, 1950, стр. 133≈153; Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 60≈107; В. В. Болотов. К истории императора Ираклия. ВВ, XIV, стр. 68≈124; Gеr1and. Die persische Feldziige des kaisers Heracleios. Byzant. Zeitschrift, 3, стр. 350≈373.

[+10] Атропатена или Атрпатакан ≈ Азербайджан. В древности северо-западная часть Мидии. Самостоятельное значение эта область приобрела после Александра Македонского, когда здесь утвердился перс Атропат, посланный Александром Македонским в качестве сатрапа в 328 г. Он основал здесь небольшое самостоятельное государство. При Шапуре II (309≈379 гг.) оно вошло в состав Персидского царства.

[+11] История агван, стр. 109≈110; М. И. Артамонов. Очерки, стр. 51≈54; Ю. Кулаковский (История Византии, II, стр. 345≈346) считает рассказ об ответном посольстве хазар вымыслом Моисея Каланкатуйского на том основании, что хазарам незачем было выбирать опасный путь в Византию через Закавказье, когда в их распоряжении была хорошо им известная дорога через гавани Крыма. Действительно, выбор пути через Закавказье может быть оправдан только невозможностью добраться до Крыма, т. е. враждебными отношениями между хазарами и болгарами, занимавшими подступы к крымским гаваням. Это вполне возможно, если учесть последующую историю болгар и их отношений с хазарами. См. ниже стр. 162.

[+12] История агван, стр. ПО≈112; М. И. Артамонов. Очерки, стр. 55.

[+13] История агван, стр. 104. Последовательность событий в этом труде перепутана, вследствие путаницы страниц в рукописи.

[+14] Н. Я. Бичурин. Собрание сведений, 1, стр. 283.

[+15] Т а м  ж е, 1, стр. 285; Chavannes. Documents, стр. 55; Л. Н. Гумилев. Удельно-лествичная система. СЭ, 1959, ╧ 3, стр. 14.

[+16] Себеос, стр. 76.

[+17] История агван, стр. 105.

[+18] История агван, стр. 105≈106.

[+19] Летопись Феофана, стр. 235; Никифор, стр. 355≈356.

[+20] История агван, стр. 107≈108; Е. Такайшвили. Источники грузинских летописей. II. Жизнь и известия о Багратидах. СМОМПК, XXVIII, стр. 124, примеч. 3.

[+21] По другому переводу: ╚по месту ресниц провели тонкую черту, чтобы никто не мог заметить╩ (А. М. Меликсет-бек. Ук. соч., стр. 115).

[+22] История агван, стр. 108≈109; К. Патканов. Ванские надписи. ЖМНП, часть ССХХХ, отд. 2, стр. 44, 126; Н. Марр. Избр. работы , V, Л., 1935, стр. 74≈75.

[+23] Летопись Феофана, стр. 236.

[+24] Ю. Кулаковский. История Византии, III, стр. 99≈104; Манандян. Маршруты персидских походов имп. Ираклия. ВВ, III, 1950, стр. 146≈153.

[+25] История агван, стр. 117≈120.

[+26] Е. Такайшвили. Источники, СМОМПК, XXVII, стр. 44; Вrоsset. Histoire de la Georgie, 1, стр. 225≈229.

[+27] История агван, стр. 120≈121.

[+28] Там же, стр. 122≈123.

[+29] Там же, стр. 123≈125.

[+30] История агван, стр. 125≈126; НI. Я. Марр. По поводу слова ╚сало╩. Избр. работы, т. V, стр. 73.

[+31] История агван, стр. 126≈127.

[+32] Т а м же, стр. 128.

[+33] Та м же, стр. 129≈130.

[+34] История агван, стр. 131≈133.

[+35] Т а м же, стр. 134.

[+36] Н. Я. Бичурин. Собрание сведений, 1, стр. 284.

[+37] Т а м же, стр. 284.

[+38] Никифор, стр. 358.

[+39] Н. Я. Бичурин. Собрание сведений, 1, стр. 286≈291.

[+40] Т а м же, стр. 229; Агафий, стр. 14.

[+41] Маrguart. Streifzuge, стр. 43≈44. прим. 4; II. W. Haussig. Theophilakts Excurs uber die Skythischen Volker. Byz, XXIII, 1954, стр. 362; Д. Иловайский. Разыскания о начале Руси, М., 1882, стр. 197≈198.

[+42] Летопись Феофана, стр. 178; Н. В. Пигулевская. Сирийские источники, стр. 114.

[+43] Marquart. Streifzuge, стр. 43.

[+44] Moravscik. Zum Geschichte, стр. 87.

Комментарии

[*1] Хотя это событие было трижды описано в европейской литературе, оно трижды было неверно датировано. Маркварт полагал, что оно произошло в 616≈617 г. (Erangahr, стр. 66). Однако он сам отмечает хронологическое несоответствие и ниже дает другую (верную) дату марзбанства Смбата ≈ 595≈602 г. (Там же, стр. 73). Шаванн датировал поход Смбата 598 г. (Chavannes. Doc, стр. 251) и ссылается на Патканьяна, но у послед-пего событие описано без датировки (Рatkаnian. Histoire de la dynactie des Sassanides. Journal Asiatique, 6-e ser. 1866,7, стр. 195≈196). Груссе буквально повторяет дату Ша-ванна (R. Grousset. Ук. соч., стр. 231).

К. Патканьян в переводе ╚Истории императора Иракла╩ Себеоса дает для датировки следующие данные: Перед походом Смбат Багратуни отдыхал в своей родной Армении на восьмом году своего марзбанства и на восемнадцатом году царствования Хосроя II (Себеос, стр. 70) Марзбаном Смбат стал после гибели претендента Бистама в 595 г., следовательно, в Армению он вернулся в конце 602 г. Но тут получается несовпадение, ибо восемнадцатый год Хосроя ≈ 608 г. Это опечатка в русском переводе, в подлиннике стоит: ╚на тринадцатом году Хосроя╩, т. е. в 602 г. (Себеос. Армянский текст. Константинополь, 1851, стр. 102).

╚По прошествии зимнего и наступления весеннего времени╩ (Себеос, стр. 71) Смбат был спешно вызван ко двору и назначен командующим восточной армией; затем он возвращается в Армению, собирает войска и лишь оттуда идет в Хорасан. Если учесть необходимое на это время, получится, что в Тохаристан он попал к осени, а закончил кампанию не раньше зимы.

Уточнение даты кушанского восстания позволяет связать события, происходившие на западе и востоке, в единую причинную цепь. ≈ Л. Г.

[*2] Западнотюркютский каганат занимал в это время огромное пространство от берегов Азовского моря и Дона до самых восточных отрогов Тянь-Шаня и даже до северозападной Индии. Но силы его были невелики. Необходимо учесть, что кочевья собственно тюркютов целиком располагались в Восточном каганате, а именно эти племена были более или менее надежной опорой ханской власти. Западные ханы, со своими немногочисленными дружинами, оказались изолированными от основной массы своего народа и были принуждены заискивать у бегов подчиненных племен. Основой их силы стал кочевой район Джунгарии, населенный племенами союза дулу, и западный Тяньшань, населенный племенами союза нушиби. Обе эти конфедерации постоянно сталкивались друг с другом. Сильные ханы из рода Ашина с трудом лавировали в этой ситуации, а слабые становились игрушками в руках племенных вождей. Так, например, ханы Шегуй и Тун-шеху пришли к власти как ставленники нушиби в результате государственного переворота 616 г. и держались на престоле до следующего переворота 630 г. Известная устойчивость ханской власти была основана на союзе ханов ≈ ставленников нушиби с торговыми согдийскими городами, богатевшими за счет территориальной близости к великому караванному пути. Согдиана крепко держалась за тюркютов. Интересы согдийских городов чрезвычайно часто совпадали с политикой западнотюркютских ханов. Эта тесная связь с караванной торговлей была особенностью Западнотюркютской державы.

Но кроме этих племен, заинтересованных в сохранении державы Ашина, были телесские племена восточной Джунгарии, подчиненные силой оружия и всегда готовые к восстанию. Обладание этими районами скорее ослабляло, чем усиливало Западнотгаркютский каганат, но было необходимо, так как только таким путем можно было удержать в своих руках восточную часть караванного пути и такие важные торгово-культурные центры, как Гаочан (Турфан) и Иву (Хами). ≈Л. Г.

[*3] Нишу, сын Мохо-шад (Chavannes, стр. 3), согласно Тан-шу, имел княжеский титул Кьяна-шад (Гяня у Бичурина). Цзю Тан-шу различает их, называя Кьяну-шада младшим братом Телиши-хана (Chavannes, стр. 3). Шаванн присоединяется к древнему тексту, но не приводит к этому оснований. По нашему мнению, надо предпочесть новый текст, так как следует считать, что Кьяна-шад есть княжеский титул Нишу до вступления на престол, что видно из того, что Нишу, отправляя посольство в Китай за признанием, назван Кьяна, а после признания Дулу-хан. Кьяна-шад нигде не фигурирует отдельно, кроме этого случая. Разумеется, новая версия могла быть исправлением старой. Дегинь также считает, что Кьяна-шад и Нишу ≈ одно и то же лицо (Degnignes, стр. 474). При Тун-шеху Нишу был шадом. Об отожествлении его с упомянутым Нершахи бухарским князем Кана см.: Л. Н. Гумилев. Великая распря в первом тюркском каганате.

Второй сын ≈ Тунво был другом карашарского владетеля (Chavannes, стр. 111). Поэтому можно думать, что его удел находился на склонах восточного Тяньшаня. Третий сын ≈ Були (Бури ≈ волк)-шад, судя по титулу, который носил сын Жутаня, сидевший на западе (Chavannes, стр. 227), был западным удельным князем. Китайские источники не дают о нем биографических сведений, очевидно, потому, что его удел был вне поля их зрения. ≈ Л. Г.

[*4] В китайской хронике эти события описаны следующим образом: ╚Тун-шеху, полагаясь на свое могущество, не очень был милостив к подчиненным. Народ роптал, и многие отложились, а родственник Моходу убил его. Император (Тай-цзун) хотел послать дорогие каменья и шелковые ткани и принести в жертву ему, но в тюркютских владениях на западе произошли возмущения и воспрепятствовали тому. Моходу вступил на престол под наименованием Кюйли-Сыби-хана╩ (Н. Я. Бичурин. Собрание сведений, 1, стр. 284).

Этот текст комментирован Шаванном. ╚Возмущений╩ в Западнотюркютском каганате в 630 г. произошло два: Ашина Шони, племянник Хели-хана, овладел городом Каганступа (Бишбалык близ Гучена) и восстали карлуки, обитавшие на берегах Черного Ир тыша (Тр. Орх. эксп. VI, стр. 267). Моходу (Мохэду) был дядя Тун-шеху хана (там же, стр. 3). Он возглавил восстание племен союза дулу против Тун-шеху (там же, стр. 266), ставленника племен союза нушиби. Объяснения Шаванна не вызывают никаких возражений.

При сопоставлении этих сведений с версией Моисея Каланкатуйского становится несомненно, что оба источника описывают один и тот же факт. В обоих источниках отмечается жестокость Тун-шеху к своим подданным. ╚Возмездие╩, о котором говорит каган ≈ очевидно потеря Бишбалыка. Джебукаган, т. е. Мохо, был брат и сторонник Тун-шеху, и при возникновении беспорядков устремился ему на помощь, но, как следует из армянского источника, был разбит племенами дулу. Действительно, в дальнейшей истории он не фигурирует; надо полагать, что он погиб. Совет его сыну: истребить народ, находящийся при нем, пока не распространилась весть о перевороте, никак нельзя относить к албанам, так как они были столь терроризированы, что не их восстания надо было бояться. По-видимому, тут подразумеваются тюрки дулу, находившиеся в войсках Були-шада. Неизвестно, исполнил ли Були-шад этот совет, но он уцелел, и в тридцатых годах VII в. принимал деятельное участие в распрях на стороне нушиби. ≈ Л. Г.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top